Константин Крылов:Его последняя роль

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Его последняя роль



Автор:
Константин Крылов



Опубликовано:
Дата публикации:
1 июня 2004






Предмет:
Рональд Рейган


Двенадцатого числа сего месяца Россия — то есть «страна эрефия», почему-то иногда именующая себя Россией — отмечала «день независимости». Мы в очередной раз имели удовольствие вспомнить, что в 1991 году нашу страну прикончили, оставив на месте великой сверхдержавы несколько кровоточащих обрубков.

Зато где-то за неделю до этого светлого праздничка случилось событие несколько менее ординарное, хотя и связанное с ним напрямую. Ушёл из жизни человек, которому приписывают сокрушение советской цивилизации и победу в Холодной Войне. В солнечной Калифорнии в возрасте девяноста трёх лет скончался от воспаления лёгких Рональд Рейган, сороковой президент Соединённых Штатов Америки.

Надо сказать, что биологическая смерть Рейгана стала в каком-то смысле формальностью: старик уже много лет страдал болезнью Альцгеймера. То бишь пребывал в тяжёлом маразме. Тем не менее, уход Великого Президента стал ещё одним поводом для очередного акта общенационального сплочения. Американцы любят сплочение — и правильно, в общем-то, любят.

Разумеется, этому предшествовало долгое предварительное внедрение культа Рейгана. Опять же, всего лишь один штрих: в июле 2003 года был спущен на воду авианосец «Рональд Рейган». Это был первый случай в истории ВМС США, когда один из флагманов флота был назван именем президента при жизни. Так что почва была взрыхлена и удобрена. Похороны продолжались неделю, и всю эту неделю Америка дружно скорбела.

Прежде чем читать дальнейшее, стоит вспомнить, как зубоскалила наша свободомыслящая общественность по поводу каких-нибудь там похорон Брежнева. Так вот — забудьте. Наших стариков закапывали, можно сказать, поспешно и без церемоний. Зато теперь Америка продемонстрировала, как должно провожать в последний путь своих лидеров.

Похороны были оформлены как грандиозное шоу. Кстати, сценарий прощальных мероприятий был составлен самим же Рейганом. Сочинял он это дело много лет, начиная с 1989 года: в результате получился 300-страничный том (наверное, протокол похорон фараонов был той же толщины). Плюс приложили руку любящие родственники, наделённые богатой фантазией. Получилось нечто неописуемое.

Раскрыть все подробности траурного действа не хватило бы газеты. Ну вот всего лишь несколько эпизодов. Скажем, перевозка гроба к Капиталийскому холму: на повозке, запряжённой шестёркой лошадей, перед которыми шествовал одинокий барабанщик, а за ним шла лошадь без седока с парой черных сапог, вставленных в стремена и развернутых наоборот. Оные сапоги, по мысли Нэнси Рейган, «символизируют ушедшего лидера, оглядывающегося на своих солдат»… А чего стоит катафалк из покрытых черной тканью сосновых досок — не каких-нибудь, а антикварных, изготовленных для гроба Авраама Линкольна! А захоронение на закате под звуки волынки! А истребители ВВС США, делающие прощальные круги над могилой! И таких моментов было множество. И не думайте, что кто-нибудь хотя бы хихикнул. Даже и в мыслях такого нет. Американцы не любят смеяться над собой — и, опять же, правильно делают.

И, наконец, апофеоз. Американские законодатели планируют увековечить лик 40-го президента США Рональда Рейгана на долларовых банкнотах, выкинув оттуда либо Гамильтона, либо Джексона. Изображение на самой главной национальной святыне, долларе — это уже вхождение в сонм небожителей.

За что же такие сверхчеловеческие почести?

Освежим в памяти биографию покойника. Рейган родился 6 февраля 1911 года в городе Тампико, штат Иллинойс. В 1932 году закончил Юрикский колледж, получив степень бакалавра искусств. Некоторое время работал спортивным комментатором на радио, а в 1937 перебрался в Голливуд. Там он снимался в основном во вторых ролях — играя, как правило, ковбоев. Во время войны Рейгана признали негодным к строевой по зрению. Поэтому он оттрубил четыре года в спецподразделении ВВС, где снимались учебные фильмы. После войны он вернулся к прежним занятиям: всего он отыграл более чем в полусотне лент.

Параллельно он занимался политикой, и довольно успешно. Начал он с того, что был избран президентом Гильдии киноактёров. Тогда же он дружится с Гувером и меняет политическую ориентацию: из демократа становится республиканцем.

Осенью 1966 года Рейган одержал победу на выборах губернатора Калифорнии от Республиканской партии.

В 1968 и 1976 годах Рейган выдвигал свою кандидатуру на пост президента США от Республиканской партии, но партия его не поддержала. В 1980 году Рейган, наконец, победил на президентских выборах, а в 1984 году — переизбран на второй срок. Правление его было славным по всем показателям. Америка, измученная экономическим кризисом, вдруг сделала экономический рывок, что обычно объясняют эффективностью рейгановской экономической политики, более известной как «рейганомика». Что касается политики внешней, то Рейган и здесь был орёл. При нём были уничтожены левые режимы в Гренаде и Никарагуа. Причём в Гренаду американцы вторглись лично — что вызвало в Америке взрыв энтузиазма и способствовало преодолению «вьетнамского синдрома».

Но главной заслугой старины Рона было уничтожение Советского Союза. Уничтожил он его просто: для начала назвал «империей зла», потом подписал программу «звёздных войн», старики в Политбюро напугались, посадили у власти Горбачёва, который впоследствии и подписал все капитуляции перед победительным Западом. Во всяком случае, так утверждает официальная американская историография.

Рейган, правда, не принимал парад: к моменту официальной победы над коммунизмом он уже покинул Белый Дом. Но порадоваться успел. После чего отбыл на своё калифорнийское ранчо, где и прожил остаток дней в окружении любящих родственников.

Теперь рассмотрим дело поподробнее. Волшебной «рейганомикой» не восхищался только ленивый. При этом, если поднажать и начать докапываться, в чём же оная сладостная рейганомика состояла, начинаются какие-то невнятные отговорки типа — «ну, он приструнил профсоюзы… он снизил налоги… ну, вообще, грамотный был мужик, дал бизнесу дышать».

Что ж, тема интересная. Имеет смысл вспомнить, как и чем продышался американский бизнес.

Если коротко, «рейганомика» состояла в повышении привлекательности Америки как места вложения капитала. Для этой цели были повышены процентные ставки Федеральной резервной системы (до 20 % годовых — это очень много). Заодно у американцев отбили охоту брать дешёвые потребительские кредиты, чтобы покупать себе четвёртый автомобиль или второй дом: отдавать стало тяжеленько. Курс доллара повысили. Кроме того, Рейган урезал «социалку», в том числе пособия по безработице. Ударили и по профсоюзам: знаменитая забастовка авиадиспетчеров закончилась локаутом, пришлось утереться. При этом с крупного бизнеса сняли часть налогов.

В общем, все эти меры были вполне разумны. Если жрать и валяться меньше, а работать больше, то можно и кое-что скопить, а скопленное — инвестировать. Кроме того, американцам ещё и повезло, причём дважды. Во-первых, годы энергетического кризиса — и разработок систем энергосбережения — дали свои плоды: снизилось потребление нефти и её цена упала вниз. Во-вторых, ровно в год избрания Рейгана президентом появились первые персональные компьютеры — то есть возникла новая отрасль, у которой было огромное будущее. Плюс военные заказы, традиционно оживляющие экономику — к чему мы, впрочем, ещё вернёмся.

Но главным было всё же не это. Дело в том, что именно при Рейгане была окончательно отлажена и пущена в ход «долларовая трёхходовка». А именно: сочетание репутации доллара как «самых лучших денег» и Америки как «самой лучшей страны для вложения денег» породило интересный цикл. Все страны мира начали покупать у Америки доллары (расплачиваясь за это чем-нибудь ценным), потом часть этих долларов оставляли у себя в банках (тем самым давая Америке простор печатать новые доллары), а часть инвестировали — как правило, всё в ту же Америку, с её замечательно развивающейся экономикой и проч. Доход от инвестиций они получали всё в тех же долларах. Американцам оставалось только допечатывать новые доллары. Схема эта, надо признать, прекрасно работает до сих пор.

Важно понять, как именно получилось, что репутация Америки так выросла. Причина проста: именно с Рейгана начались систематические инвестиции в имидж государства, страны и нации. Актёр на президентском кресле понимал, что важнее казаться, чем быть. Если Америка будет выглядеть цветущей, то все в это поверят — и захотят купить кусочек Америки, то есть вложиться деньгами. Если Америка будет выглядеть ОК, то у неё всё и будет ОК.

Не менее важно и другое. Экономическая привлекательность — это ещё не всё, точнее говоря — вообще ничто. Великая страна должна демонстрировать форму во всём. И прежде всего — в умении и готовности применять силу.

Прежде всего Рейган позаботился об избавлении американцев от «вьетнамского синдрома»: после поражения во Вьетнаме американцы плохо относились к самой идее вооружённой экспансии. Нации надо было вернуть веру в себя.

В этом вопросе Рейган опять же проявил тонкое понимание. Лучшим средством для реанимации воинственного духа оказалось демонстративное, наглое, победительное американское вторжение, завершающееся победой — причём неважно над каким противником. Рейган прекрасно знал, что победа всегда сладка, даже если противник слаб и ничтожен.

После некоторых раздумий на роль мальчика для битья была выбрана Гренада — тропический островок, где у власти находилось левое правительство Мориса Бишопа, которое с некоторой натяжкой можно было назвать социалистическим. Зато островок находился поблизости от Кубы, в Карибском бассейне, то есть в чувствительном для американцев регионе. Короче говоря, крохотусенькое государство, еле заметное на карте мира, оказалось идеальной грушей для битья. Американское военное вторжение на Гренаду в октябре 1983 года — если вдуматься, смехотворное: с тем же гарантированным успехом США могли бы напасть на детский сад — имело колоссальное пропагандистское значение. Рейган, раздуваясь от гордости, вещал о победе над кровавым коммунистическим режимом и о крестовом походе против коммунизма. Америка показала свою силу — вьетнамский синдром был преодолён… После этого американское вмешательство во всём мире стало нормой международной жизни.

Теперь, наконец, можно обратиться к главной теме — к титанической борьбе с Советским Союзом.

Рейган и здесь исходил из простого — и в чём-то очень правильного — понимания вопроса. Тот, кто хочет выглядеть блестяще (а Рейган видел Америку именно блестящей — «сверкающим городом на холме»), должен прилагать усилия по очернению соперников. Никаких компромиссов тут не должно быть: враг должен предстать воплощением всего самого мерзкого. Знаменитое рейгановское определение Советского Союза — «империя зла» — было гениально именно тем, что Рейган в дальнейшем не отступал от него ни на шаг. Он отказывался даже допускать мысль в Советском Союзе — и в особенности в русских людях — есть хоть что-то хорошее. Уже на своей первой пресс-конференции в качестве президента он рассказал о том, что лидеры Советского Союза «считают себя вправе совершать любые преступления и любой обман». Впоследствии он пошёл дальше — например, в одном интервью от 1985 года он поведал миру, что в русском языке отсутствует слово «свобода».

Как выяснилось впоследствии, слова о «преступлениях и обмане» были кратким изложением его собственной политики по отношению к СССР. Отношения с русскими Рейган строил на последовательно проводимой стратегии обмана и блефа. Самым удачным блефом была программа «Звёздных войн» — проект ПРО, неосуществимый в принципе, зато заставивший советское Политбюро не на шутку перепугаться.

Впрочем, не следует преувеличивать масштабы этого испуга. Когда нам сейчас рассказывают, что кремлевские старцы писались в коридорах, воображая себе американские суперлазеры, нацеленные на них с небес, это такой же блеф, как и сами эти суперлазеры. Как бы то ни было, это ещё были люди старой закалки.

Понадобился Михаил Сергеевич Горбачёв, который готов был подыграть этому блефу, поверить в него, подписаться на него, чтобы американское втиралово таки сработало.

Собственно, Горбачёв был чем-то вроде тени Рейгана. Оба они поставили на ложь и блеф. Однако, Рейган всё это делал для своей страны — и верил в то, что его ложь и блеф послужат правде и добру, как он его понимал. Горбачёв был просто врун и болтун, бездарный и бессмысленный, но при этом доверчивый, как всякий неудачливый лжец.

Интересно, впрочем, и главное различие между ними. Горбачёв всплыл, используя свою репутацию «интеллигента и интеллектуала». Интеллектуалом он был никаким, но вот интеллигентом — в самом прямом и самом поганом смысле — он и в самом деле был. Рейган, при всём своём артистизме, никогда не пытался играть ни в интеллектуала, ни в интеллигента, ни вообще в «умника». Он прекрасно понимал, что умствования на троне — не царское дело. Он играл, да — но играл льва, а не глупую болтливую черепаху Тортиллу.

Иногда в патриотической прессе проскальзывают рассуждения о том, кто и где завербовал Горбачёва. Чаще всего говорят, что это произошло в Рейкьявике, во время переговоров по разоружению. Что ж, вполне возможно. В таком случае, это была работа для Рейгана. Скорее всего, Горбачёву посулили «всё вообще» — Нобелевскую премию, масонское посвящение в тридцать три градуса, миллиард долларов, кресло Генсека ООН и немеркнущую славу в веках. Представляю себе, как Рейган всё это произносил: на полном серьёзе, с честными глазами. И, по системе Станиславского, сам верил в то, что говорил — по крайней мере, минут десять верил. Наверное, это был звёздный час его карьеры: суперблеф, сверхнаколка.

В дальнейшем всегда бросалось в глаза то бесконечное подобострастие, с которым Горбачёв относился к Рейгану. Кадры исторической хроники: два Президента (Горбачёв тогда перекрасился в «президента СССР», желая заиметь заморский титул) дружно смеются над какой-то шуточкой. Рейган ржёт как конь — прямо в объектив, широко улыбаясь, сверкая зубной эмалью. Горбачёв мелко подхихикивает, угодливо изгибаясь, заглядывая в глаза Президенту Великой Дружественной Державы.

Потом выяснилось, что Запад свои обещания не держит. Горбачёва — и вместе с ним всех нас — элементарно провели на мякине, использовали и выкинули. Михаилу Сергеевичу пришлось рекламировать пиццу и выступать с лекциями. Что ж, всё по понятиям. «Слово, данное лоху, словом не считается».

Однако, пиетет перед Рейганом Горби сохранил и посейчас. Дело дошло до какого-то срама. Приглашённый на похороны своего победителя, Михаил Сергеевич подобрался к гробу и… «Я его погладил» — сказал Горбачев об этом моменте. А в конференц-зале посольства России Горбачев произнес речь, посвященную, по его словам, «своему первому и самому важному американскому другу». Или, лучше даже сказать, бойфренду — пусть и в чисто политическом смысле. Во всяком случае, политические отношения между ними были именно «такими» — причём, увы, понятно, кто именно был пассивом.

Что ж, всё это в прошлом. Теперь актёру Рональду Рейгану предстоит исполнять свою последнюю роль: роль великого человека, отца нации, немеркнущего светоча в веках. Скорее всего, он с ней справится успешно — судя по тому, как лихо отыгран первый акт. Весь мир — кто в партере, кто на галёрке — бешено аплодирует лошади с сапогами навыворот и истребителям над могилой. В дальнейшем можно ожидать роста акций покойника. Например, торжественного всенародного празднования дня рождения Великого Президента, превращения калифорнийского ранчо в некий аналог Шушенского, ну и прочих напрашивающихся мероприятий.

Какую мораль из всего этого можем извлечь мы, русские? Да простую. Никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя верить Западу вообще и западным лидерам в частности. Жители «сияющего города на холме» считают себя вправе совершать любые преступления и любой обман. Они любят победу, даже над самым слабым противником. Они всегда находят повод восхвалить себя и унизить других. Их цели настолько величественны и прекрасны, что оправдывают любые средства. Они потрясают молниями. Они кажутся богами.

Так вот. Не нужно забывать, кто они такие на самом деле. Это всего лишь актёры, самые обычные лицедеи, мордокорявы. Они лгут всегда, ведь актёр всегда лжёт. Что бы они ни обещали, как бы широко ни улыбались, какую честность и благородство ни источали бы всеми порами и как бы ни хмурили брови — они играют. Даже смерть для них — очередная «сцена».

Нам, как людям вежливым, стоит воздать должное покойному президенту США. Если увидите по телевизору сцену похорон Рейгана — вежливо похлопайте в ладоши. Он хорошо играл, в том числе и на «международной арене», и по праву заслужил аплодисменты. Преставится Михаил Сергеевич — и ему похлопаем: он хорошо исполнил роль второго плана.

А наших людей мы помянем как полагается — молчанием.