Константин Крылов:Контроль

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Контроль



Автор:
Константин Крылов



Дата публикации:
июнь 2003






Предмет:
Управление

Всякая победа имеет свою цену. Торжественное побиение Ирака началось, если кто помнит, с обвинений в адрес саддамовского режима: тот-де имеет «запрещённое химическое и биологическое оружие» и готов его применить. Верили в это слабо, но полугодовая промывка мозгов сделала своё дело — как американские граждане (вообще склонные верить своему правительству), так и сотни миллионов американолюбов по всему миру начали скандировать — «добрый дядя Сэм, прогони, убей этого мерзкого Хусейна, у него бомба химическая».

Добрый дядя Сэм помог, мерзкого Хусейна прогнал. Осталось предъявить ядрёну бомбу, начинённую отравой. Бомбы, однако, не обнаружилось, что и понятно. Попытки выдать за таковую какие-то ржавые баки с неизвестно чем успехом не увенчались — да и попыток-то особенных не было. Вместо этого последовали заявления о новых планах — например, войны с Ираном. Который делает ядрёну бомбу, а если не делает — так собирается, а если не собирается, так потом соберётся. Принцип «превентивных действий» — то есть право американцев нападать на кого угодно без всякого реального повода — отныне является общепризнанной международной нормой. А куда деваться? Америка сильна, и готова схарчить любого недовольного. Мир же — слаб, растерян и напуган, как никогда.

То, что Америка является единственной гипердержавой, способной «решать судьбы мира», стало ясно ещё в начале девяностых годов прошлого века, когда был «сдан» Советский Союз. Однако, абсолютное силовое преимущество и гегемония — разные вещи, и превратить первое во второе не так уж просто. В течении последних пятнадцати лет Америка это делала, причём успешно. Стратегическая цель англосаксонской цивилизации — вечное закабаление Земли, полное и абсолютное торжество «избранного американского народа» над человечеством — близка к осуществлению как никогда.

Не мешало бы рассмотреть, однако, как именно это делается и какие цели при этом ставятся. Как ни странно, но в наше время, помешанное на идее власти, мало кто думает о том, что она из себя представляет на самом деле и какими средствами завоёвывается. Постараемся же — по мере сил — расширить свои познания в этом вопросе.

В чём же она состоит? Некоторые моменты очевидны. Например, лидер должен быть способен предложить подчинённым привлекательную цель. Например, лидер уличной банды должен уметь находить своим молодчикам приятные и полезные занятия — скажем, отыскивать жертву, составить план нападения (встать в нужном месте в нужном переулке), особенно изобретательно поиздеваться над ограбленным и избитым человечком, и так далее. Лидер государства должен уметь мобилизовать граждан для выполнения какой-нибудь великой цели — войны с соседом, построения коммунизма, мести бандитам-сепаратистам, или чего-нибудь ещё. Лидер мира, по идее, должен уметь занять мир чем-нибудь подобным. Американцам, кстати, последнее не очень удавалось — пока не случилось 11 сентября, и не соткался из воздуха зловещий «террористический интернационал», за побиением которого может незаметно пройти и полстолетия…

Этого, однако, мало. Лидер — не просто массовик-затейник. Он должен уметь делать главное — контролировать своих людей. Иначе они рано или поздно придумают свои затеи, которые лидеру придутся не по вкусу.

Поговорим немного о сущности контроля. Обычно его представляют себе неправильно, а зря. Нам почему-то кажется, что хорошо контролируемое общество — то, в котором власть постоянно держит за разные места и всячески контролирует любого человека. Ужасные образы «тоталитарного ада», с просматриваемыми навылет сортирами, обязательным промыванием мозгов, и прочими ужасами — отсюда.

Между тем, это полная чушь. Подобного уровня контроль никому не нужен и никому не интересен — поскольку абсолютно неэффективен.

Представьте себе лошадь, к заднице которой привешан здоровенный аккумулятор. Оттуда тянутся проводки, воткнутые в каждую мышцу. Всадник сидит в седле с коробкой в руках, тыкая пальцем в нужные кнопки. У лошади сокращаются мускулы, и она, таким образом, передвигает ногами.

Картина, разумеется, уродская: понятно, что всадник заманается нажимать на кнопочки после первого же шага лошади — а уж о «галопе каком-нибудь» и мечтать не приходится. Во всяком случае, любой всадник с уздечкой и хлыстиком, уж точно обгонит дурака с разрядником. Лошадью не надо «управлять» — её достаточно направлять. Провода у лошади внутри, они называются нервами. Управляющий центр тоже, «на то у неё и голова большая». Достаточно её объездить, чтобы ею управлять.

Так вот. Представляя себе американский контроль над миром, нужно выбросить из головы ту мысль, что он будет осуществляться на уровне «разрядника». Ничего подобного. Американские лидеры знают, что настоящий контроль лёгок и незаметен. Мир, правда, должен быть к нему готов. Мир надо объездить, мир надо приучить к постоянному американскому контролю — вот задача, которую поставила себе Америка на ближайшие пару десятилетий.

Теперь посмотрим на технику дела. Как объезжают лошадь, дрессируют собаку, и так далее? Для начала — совершают целый ряд вполне бессмысленных (если рассматривать их с точки зрения практический пользы) действий, которые, однако, нужды для приведения животного к покорности. Например, заставляют прыгать через палку. Само по себе это действие не имеет смысла. И это хорошо, что оно не имеет смысла. Важно, чтобы животное усвоило: если оно прыгнет через палку, ему дадут «вкусного», а если нет — накажут. Важно приучить дрессируемую (то есть подчиняемую) тварь совершать бессмысленные действия. Нормальное, «свободное» существо не делает того, чего не понимает. Не «не хочет», а именно «не понимает». Как только мытьём или катаньем удаётся заставить совершить нечто бессмысленное — «прыгнуть через палку» — то можно считать, что первый шаг к подчинению сделан. Потому что он сделан «только потому, что господину так захотелось». Награды и наказания создают только видимость смысла: понятно же, что кусочек сахару собака получила не потому, что прыгнула через палку — а потому, что его ей дал хозяин. Который, кстати, в другой раз может и не дать сахару за то же самое.

Тут вырисовывается второй важный принцип: хороший хозяин дрессирует животное так, чтобы оно предугадывало его желания. Не крик, а тихий шёпот, жест, взгляд — вот что свидетельствует о полноте контроля. Цель состоит в том, чтобы животное напряжённо ждало команды, думало о команде, искало признаков команды на лице и в походке господина. Надо «есть глазами» хозяина. Это напряжённое внимание, эта полная концентрация на чужой воле — вот что называется настоящим подчинением. Его, разумеется, тоже достигают путём дрессировки. Мало научить слушаться — надо научить угадывать желаемое.

Ещё один важный принцип — это сужение поля зрения, сужение возможностей восприятия информации извне. На глаза лошади надевают наглазники, «чтобы лошадь не шарахалась». Вообще, для нормального животного (как и для нормального человека) движение в темноте само по себе является одним из самых больших страхов. Однако, контролируемое ослепление — раз уж оно произошло — не оставляет иной альтернативы, кроме как довериться зрячему. То есть всаднику. Подёргивание поводьев, обжигающий удар стека, язвящие шпоры в боках — всё это заменяет закрытые, ослеплённые глаза.

Это сопряжено с другим «педагогическим эффектом» — потере критичности. Хорошо выдрессированное животное полностью доверяет хозяину, и даже не может себе представить, что хозяин где-то ошибается. Фигура Хозяина вырастает в нечто исполинское, закрывающее собой небо. Даже явные промахи и глупости хозяина воспринимаются подчинённым существом как проявления невыразимой мудрости, которую это существо просто не может постичь.

Наконец, последнее: уничтожение навыков свободной жизни. Это самое сложное и самое важное. Животное, умеющее выживать в лесу или хотя бы на помойке, всегда может вернуться к прежнему образу жизни. Сколько волка не корми, он всё в лес смотрит. Поэтому крайне желательно, чтобы тварь родилась домашней, жила в доме, и попросту не умела бы делать некоторых вещей — прежде всего, самостоятельно добывать себе пищу. Хороший пёс даже на охоте не посягнёт на добычу хозяина — поскольку еда всегда достаётся только из хозяйских рук, и никак иначе.

Примерно такие методы применяют и будут применять Штаты к миру. В частности, многие «странности» иракской войны объясняются её педагогическим значением. Конечно, американцам нужна нефть — но, честно говоря, они вполне могли бы получить её «и так». Но нет: надо было начать процесс мировой дрессуры, и он был начат. Так, тщательно вымогаемая «международная поддержка» действий Америки, требование само по себе совершенно бессмысленное, ненужное и унизительное (зачем агрессору, прекрасно справляющемуся с противником, ещё и какая-то «поддержка»?), имело ровно один смысл: показать, что за исполнение даже самой бессмысленной прихоти хозяина мира будет заплачено — а за сопротивление оной будет следовать наказание. Идеально, что в роли наказанных оказались «сильные» страны — Германия и Франция, а в роли награждённых — мелкая, мерзкая, пресмыкающаяся Польша, от которой «старые европейцы» воротили нос. Так примите урок: теперь эта вонючка будет оскорблять вас, и даже помыкать вами. Вы же поползёте на брюхе вымаливать прощения у мистера Буша — если он вас, конечно, до себя допустит.

Можно прогнозировать и дальнейшее развитие «самодурства». Например, совершенно нелепых и бессмысленных требований, предъявляемых в случайном порядке разным странам и народам, причём чем дальше, тем меньше американцы будут утруждать себя изобретением каких-то объяснений. Кто сейчас помнит, что на Ирак напали из-за какого-то там «запрещённого химического оружия»? Кому это сейчас интересно? Американцы даже перестали скрывать, что «химическое оружие» было лишь предлогом для нападения. А раз так, то в следующий раз обвинения будут ещё более нелепыми и издевательскими. Например, американцы возьмут да и разбомбят Белоруссию — скажем, за недостаточное преподавание в белорусских школах английского языка. Или ещё за что-нибудь. А потом назначат на место Лукашенко негра — чтобы поучить белорусов толерантности. Параллельно будет расти и «американская помощь миру». Эта помощь может быть очень щедрой: каким-то государствам (не обязательно самым лояльным, кстати) будут обламываться миллиарды долларов, а кто-то будет ходить по миру с протянутой рукой. Правда, обладатели неожиданно свалившихся миллиардов тоже не будут счастливы. Потому что подачки будут сопровождаться уродованием национальных государственных институтов.

В известной шварцевской пьесе Дракон снисходительно объясняет рыцарю, пришедшему его убить, что души горожан не стоят того, чтобы с ними возиться. «Я» — говорит ящер, — «их, любезный мой, лично покалечил. Как требуется, так и покалечил. Человеческие души, любезный, очень живучи. Разрубишь тело пополам — человек околеет. А душу разорвешь — станет послушней, и только: Безрукие души, безногие души, глухонемые души, цепные души, легавые души, окаянные души: Дырявые души, продажные души, прожженные души, мертвые души. Нет, нет, жалко, что они невидимы.» Примерно это же произойдёт со всеми государствами мира — они будут покалечены по американским лекалам, изуродованы внутри и снаружи. Им отрежут лишнее — разумеется, под успокаивающие разговорчики. Зачем вам, таким богатеньким, министерство экономики, казначейство, и прочая ерунда? На это место сядет пять молодых волков из Чикаго и всё сделают наилучшим образом. Минюст мы тоже у вас уберём: достаточно упрощённых американских законов: Сельское хозяйство оставим, а вот автозаводы закроем. Не потому, что они конкуренты «Форду», а просто так, «для порядка». Или, скажем, запретим вам плавать по морям, иметь корабли… или ещё что-нибудь, неважно что. Тут оставим, тут подрежем. Цель одна: государственные машины всех (кроме Америки, разумеется) стран, превратятся в уродливые, нежизнеспособные — без постоянной американской помощи — механизмы.

То же самое касается и сужения поля зрения. Сейчас уже весь мир смотрит на себя сквозь американские очки, именуемые CNN. Уже созданы новые, изощрённейшие методы работы с информацией. Не будучи связаны с цензурой (хотя на деле мировые СМИ не брезгуют ничем, включая прямую ложь), эти методы позволяют манипулировать вниманием мировой аудитории так, как это угодно контролёру. В настоящее время факты уже ровно ничего не значат — поскольку их вес и значение контролируется извне. Современному потребителю информации всегда можно указать, что важно и значительно, а что неважно и малозначимо. Способность к самостоятельной оценке уже атрофирована, и вскорости полностью рассосётся за ненадобностью. Обыватель будущего — это человек, всё знающий, но ни о чём не имеющий своего мнения. Будущий мир — это мир добровольной и сознательной некомпетентности масс. Попытки же предложить альтернативную американской систему оценок будут жестоко караться. Не стоит забывать, как радовались американцы, во время балканской войны уничтожив «умной бомбой» здание югославского телевидения. Ещё бы — это ведь была последняя в мире независимая от Америки система телевещания!

Многие будут радоваться «росту антиамериканских настроений», неизбежных вследствие проведения подобной политики. Однако, злоба животного, грызущего прутья клетки — это всего лишь естественный, нормальный момент дрессировки, «без этого не бывает». И американцы к этому совершенно готовы. Они-то переживут пару-тройку разнесённых толпой «макдональдсов», плевки в спину американским туристам, и даже теракты против американских солдат. Человечество, как известно, состоит из человечков мягоньких, с ручками, с ножками. Человечки побузят- побузят, убедятся в своём бессилии, и привыкнут слушаться Мирового Хозяина. И тут даже храбрость не при чём: геройствовать можно, когда есть надежда нанести вред ненавистному супостату, но что поделаешь с бетонной стеной? Америка сейчас всё больше приобретает черты безликой, всесокрушающей силы, с которой «ничего не сделаешь». Возможно, 11 сентября американцы последний раз в истории показали, что им сделали больно — именно затем, чтобы не показывать это больше никому и никогда.

Что делать тем, кто хочет сохранить: если уж не свободу, то хотя бы способность к свободе? Потому что свобода наступит только после конца американского могущества — а точнее, после конца Америки как таковой. Поскольку на скорый конец этого монстра рассчитывать не приходится — новое иго обещает быть серьезным — следует уже сейчас думать о том, как выжить и не превратиться в американских зомби, судьба которых — сдохнуть вместе с хозяином.

У России, как ни странно, есть шанс. Хотя бы потому, что подобный опыт мы уже имели: татарское иго тоже было страшным, но ведь его удалось сбросить с себя. Возможно, что и американское иго удастся сбросить. Не сейчас, так через сто лет. Впрочем, история сейчас движется быстро, так что есть шансы управиться и в более короткие сроки — смотря по обстоятельствам.

Что же делать? Обратимся к сказанному выше. Дрессируемое животное, если оно надеется когда-нибудь вырваться из клетки, не должно терять навыков дикой жизни, «умения добывать себе пропитание». Поэтому необходимо любой ценой поддерживать сектора экономики, не зависящие от внешнего контроля. С другой стороны, их надо тщательно прятать от американского глаза — для чего можно, нужно и полезно сохранять определённый уровень хаоса и неразберихи в делах. Страна не должна становиться полностью прозрачной: мутная вода позволит некоторому количеству рыбёшек ускользнуть от удочки.

С другой стороны, необходимо избегать открытой конфронтации: враг слишком силён, а главное — он имеет возможность натравить на нас любое количество своих шавок. Весь мир готов грызть Россию, если Америка скажет «фас». Важно, чтобы этого не произошло слишком скоро. Поэтому внешние проявления зависимости и подчинения, увы, придётся изображать — хотим мы того или нет. Здесь нужно следовать тактике Ивана Калиты по отношению к ордынцам: полная покорность Орде, добросовестное собирание дани для ненавистных захватчиков — и постепенное укрепление собственной финансовой и производственной базы. Тихое, тайное отстраивание «своего» среди «чужого».

Далее. Необходимо любой ценой избежать сужения поля зрения. При этом главную роль будут играть не «альтернативные независимые СМИ, передающие замалчиваемые факты», а именно альтернативные системы оценки этих самых фактов. Надо противостоять не столько американской системе подачи информации, сколько американской (и проамериканской) системе объяснения этой информации, это гораздо важнее.

Но самое главное — это не потерять способность критически относиться к Хозяину Мира. Сейчас уже все заворожены американской мощью — настолько, что абсолютно любой американской дури подыскиваются рациональные объяснения, иногда невероятно хитроумные. Интересно, что этим зачастую грешат вполне патриотичные люди. То, что подобный взгляд парализует всякую волю к сопротивлению, им невдомёк. Другое дело, что недооценивать противника тоже не стоит. Америка — это невероятно сильная, хитрая, жестокая и абсолютно бесчеловечная сила, противостояние которой является исторической задачей, а не прогулкой с пикником на природе. И тем не менее: мы должны пристально вглядываться во все действия этого монстра, ожидая момента, когда он допустит ошибку. Когда-нибудь они ошибутся, опоздают, или хотя бы просто постареют — этот монстр слишком быстро рос, чтобы не одряхлеть преждевременно…

И вот тогда-то надо будет не упустить момента. Впиться зубами в пах дядюшке Сэму и ни за что не разжимать челюсти.