Константин Крылов:Либеральная секта

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

История текста[править]

Опубликовано в газете «Спецназ России» № 9 (48) сентябрь 2000 года.

Приводится по газетной публикации: http://www.specnaz.ru/archive/09.2000/4.htm

ЛИБЕРАЛЬНАЯ СЕКТА[править]

На сей раз на август пришлось целых три катастрофы. Первые две известны — гибель «Курска» и пожар в Останкино. Третьей можно считать передачи НТВ о гибели «Курска», превратившие национальную трагедию в национальный позор.

Впрочем, НТВ, хотя и дирижировало взрывом эмоций, но отнюдь не было единственной его причиной. Целый хор менад и эринний, в который немедленно записалась почти вся сколько-нибудь заметная пресса, радио, телевидение, и т.д., вдруг выстроился, и, потрясая бубнами и тимпанами, зарыдал, завыл, запричитал на весь мир, наглядно продемонстрировав всему прогрессивному человечеству, кто у нас тут «чудище обло».

Сиюминутная политическая сторона действа хорошо известна и большого интереса не представляет. В любой демократической стране (а Россия, на своё несчастье, записалась в «демократии») любое чрезвычайное происшествие немедленно используется как повод для нападок на правительство. Это не ново, и, в общем, даже терпимо. В конце концов, власть только тогда чего-то стоит, когда она способна делать две вещи: узнавать то, что от неё скрывают, и не обращать внимания на то, что ей навязывают. Путин лучше всякого знал, как именно надо повести себя, чтобы сохранить набранные очки: когда надо было лететь на место катастрофы, как метаться по палубе спасательного судна, с каким выражением лица срывать погоны с адмиралов, которые не уберегли и не уследили... Он всё это знал, но стал делать то, что в тот момент считал нужным для дела.

Это даёт нам право надеяться на то, что он будет так же вести себя и впредь. Тем, кому подобный стиль не по нраву, рекомендую вспомнить лауреата Нобелевской Премии Мира, популярнейшего на Западе политика мирового масштаба, первого и последнего Президента СССР Михаила Сергеевича Горбачёва, который был готов на всё ради поддержания собственной популярности в глазах общественности, особенно международной. Вспомнить не в рекламе пиццы, а на нобелевской трибуне, в блеске славы «реформатор», всемирно любимого «горби», за популярность которого платили всем — начиная от золота и нефти и кончая территориями, с которых уходили наши войска... А потом вспомнить и то, чем это кончилось. Кто положил душу свою за рейтинг, тот потеряет и душу, и рейтинг. Понятно и справедливо.

Единомыслие приводит к образованию разного рода сообществ, объединённых каким-либо общим интересом — начиная от филателистических обществ и фэн-клубов и кончая тоталитарными культами. Проявления единомыслия везде одинаковы: одержимость редкими марками, футболом, или, скажем, пророчествами Нострадамуса. Тем не менее, мы почему-то склонны относиться к ним по-разному: к собирателям марок как к безобидным и симпатичным чудакам, к футбольным болельщикам — в общем терпимо, а вот тоталитарные культы в большинстве государств мира преследуются в законодательном порядке.

Разница здесь не только в количестве наносимого обществу вреда, хотя она тоже существенна. Понятно, что коллекционер марок может пойти в худшем случае на кражу, футбольные фанаты — устроить потасовку на стадионе и проломить кому-нибудь голову, а сектанты вполне способны на ритуальное убийство. Но преследуют и запрещают секты отнюдь не только за это.

Оставляя в стороне всяких хитрых «сайентологов», обратимся к рассмотрению обычного, среднестатистического мракобесия и изуверства. Если откинуть антураж (то есть конкретный объект веры, будь он Люцифер, Космический Разум, Зелёные Человечки, или ещё какая-нибудь дрянь), то все убеждения всех сектантских группировок на удивление однообразны. Во-первых, члены такого сообщества убеждены, что им известна некая Истина С Большой Буквы. Причём эта Истина С Большой Буквы почему-то всегда сводится к какой-нибудь гадости про ближних. Далее, сектанты обычно верят, что люди за свои грехи будут как-нибудь наказаны — обычно в массовом порядке: пожарами, наводнениями, мором, гладом, СПИДом, падением Луны на Землю, взрывом Солнца, пришествием Антихриста, или ещё как-нибудь. В-третьих, члены секты полагают, что наказание произойдёт достаточно скоро. Не через сто-двести лет (это неинтересно), а завтра-послезавтра, в лучшем случае — через год-другой.

Поэтому любые плохие новости вызывают у сектантов живой интерес, как предвестники всеобщей катастрофы. Самое главное: кошмарная перспектива Гибели Всего вызывает у сектантов не страх или гнев, но злобную радость: наконец-то все эти мерзкие людишки передохнут! Собственная судьба сектантов волнует мало: некоторые верят, что они спасутся, но, в принципе, это необязательно: можно и отбросить копыта, лишь бы насладиться видом гибели всех остальных.

Понятно, почему тоталитарные секты обычно запрещают и преследуют, даже если они ещё не успели натворить ничего плохого. Человеконенавистничество, возведённое в культ — слишком страшная вещь. И даже десяток-другой людей с горящими глазами, искренне и от души желающих всем ближним провалиться в тартарары — это вполне реальная угроза.

Все перечисленные признаки сектантского мировоззрения в высшей степени присущи некоему социальному образованию, которое почему-то сектой не считается. Я имею в виду так называемую «либеральную интеллигенцию».

У этой секты есть одна особенность. Состоит она в том, что они верят в наступление Конца Света в одной, отдельно взятой стране.

Имеется в виду, разумеется, Россия.

Как известно, основой мироощущения нашей «либеральной общественности» является острое чувство ненависти, испытываемое по отношению к Родине, и особенно к населяющим её людям. Тут есть разные варианты: кто предпочитает ненавидеть русских за «лень и пьянство», кто за «въевшееся в душу рабство», кто за «татарские гены». Главный вывод — «до чего же говно эта страна»

Далее по той же схеме предполагается, что «эта страна» и «этот народ» заслуживают наказания, желательно — очень жестокого. В воображении сектантов рисуется распад страны, оккупация, неважно — войсками НАТО или Китая, голод, вымирание и так далее.

Разумеется, всё это должно произойти в самом скором времени — ждать уже невтерпёж. Годы, проходящие впустую, только подстёгивают жадное ожидание — когда же, ну когда же... Соответственно, любые происходящие в стране неприятности автоматически вызывают у этих людей взрыв энтузиазма: наконец-то началось, наконец-то всё стало рушиться, теперь уже скоро...

Поэтому чудовищная вакханалия над трупами подводников, устроенная «демократическими» СМИ, отнюдь не является результатом «чистого пиара», «накруткой» общественных настроений. Господин Гусинский и компания просто оседлали этот девятый вал радостной злобы, которая давно копилась и искала повода излиться.

И немудрено. Так уж получилось, что последнее время дела в России шли слишком уж хорошо. Даже вечно лежащая на боку российская экономика начала потихоньку подниматься, не говоря уже о том, что над нашими войсками в Чечне перестал витать призрак Хасавюрта. Сектанты скрежетали зубами от злобы, но поделать ничего не могли. И вдруг судьба преподносит им та-а-кой подарок, как гибель лучшей российской подлодки. Немудрено потерять голову и впасть в умоисступление.

Самое скверное — это то, что подобные настроения заразительны, Известно: каждый раз, когда с людьми случается какое-нибудь масштабное несчастье, из каких-то потайных щелей выползают шарлатаны, колдуны, лжепророки, да и просто сумасшедшие, и начинают голосить о том, что всё кончено, и пришёл Последний День. Как обращаются с такими людишками власти — тоже известно: если ситуация ещё не критическая — ловят и сажают в кутузку, если действительно кирдык — казнят на месте, наравне с ворами, дезертирами и мародёрами.

Ровно та же самая логика применима и к нашей либеральной публике и её истерикам. Потому что ситуация в стране действительно критическая. «Славное десятилетие» ельцинского режима оставило нам страну с разрушенной промышленностью и развалившейся инфраструктурой, где проржавел каждый трос, разошёлся каждый стык, каждая труба где-нибудь подтекает, и всё это в любую минуту может «сдать». Это уже не «политика», к которой любят сводить всё и вся наши изряднопорядочные господа. Это очень конкретный, весомый грубый, и зримый кирдык, который наступит сегодня-завтра, если ничего не делать.

В связи с этим само существование тоталитарной секты «российских либералов» перестало быть хоть сколько-нибудь терпимым явлением. Уже ясно, что разговаривать по-человечески с этими бесполезно. Как и любые сектанты, они слушают только своих пророков и проповедников, а всем остальным предлагают альтернативу: принять их веру или провалиться сквозь землю.

Ну тут, разумеется, как чёртик из табакерки, выскакивает тема «свободы слова». Однако, никто не вспоминает о свободе слова, когда события происходят не в тиши аудиторий, а на тонущем корабле. И если кому-нибудь захочется подискутировать на тему размеров пробоины и перспектив спасения, он должен быть готов к тому, что получит в зубы и полетит за борт.

В этом смысле, как я уже говорил, пожар в «Останкино», грубо сбивший нарастающую истерику, действительно оказался как-то очень уместен. Я далёк от мысли, что злые власти «сами там всё подожгли». Далёк, поскольку ради прекращения на три-четыре дня трансляции НТВ и присных не надо было разрушать прекрасную башню: если уж на то пошло, достаточно было бы небольших неприятностей с передатчиками.

Проблема, однако, не только в антиправительственных медиа. В конце концов, проблемы с гусями и берёзами, как показывает практика, решаемы. Настоящая проблема — в их аудитории, в тех сотнях тысяч людей, которые всё это жадно слушают, читают, а при недостатке любимой продукции — требуют ещё. Спрос же, как известно, рождает предложение: если вдруг загнётся НТВ, через какое-то время ту же пургу будут гнать другие: аудитория кричит, топает ногами, и требует страшных сказок о скорой погибели «этой страны».

Здесь стоит вспомнить обычные методы разрушения тоталитарных сект. Прежде всего, разумеется, следует поймать и изолировать главарей и зачинщиков, то есть руководителей и духовных лидеров сектантов. Однако, это только начало долгого процесса реабилитации. Если ограничиться этим, осиротевшая паства извергнет из своей среды новых пророков и проповедников: свято место пусто не бывает. Следующим шагом является запрещение самих вредоносных учений, равно как и их проповеди. Но и этого недостаточно: в секте главное — настроение, а конкретные детали «учения» — дело второстепенное. Немало людей из той же «Аум Синрикё» по запрещению последней подались на «духовный поиск» в другие, не менее экзотические сообщества. Амбулаторное лечение в данном случае технически неосуществимо.

Остаётся одно: долгая, трудная, медленная терапия. Но она возможна только при правильном отношении к её объекту. Мы уже не можем и не должны считать «либеральных интеллигентов» полноценными людьми, выслушивать их речи, пытаться спорить и переубеждать. Это совершенно бесполезно и даже вредно. Надо один раз и навсегда понять, что эти люди больны, и относиться к ним именно как к больным, с «дурной головкой». На них нельзя обижаться, на них не стоит раздражаться. Тихих — оставлять в покое, бьющихся в конвульсиях — успокаивать, буйных — скручивать немедля, а если дело зашло совсем далеко — бить по затылку: что ж поделать, время такое, кому сейчас легко: И, разумеется, не подкладывать дровишек в костёр их безумия, а с теми, кто это делает (пусть даже из соображений «политической игры») — разбираться по-свойски, желательно «неправовыми способами».

Потому что это ведь очень нехорошо — использовать больных людей для политических игр. За такое бесчинство надо возить мордой о передатчик.