Константин Крылов:Лицензия на дичь

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Лицензия на дичь



Автор:
Константин Крылов

— Лично я ни в чём не виноват. Меня так учили.

— Всех учили. Но почему именно ты оказался лучшим учеником, скотина ты этакая?



Опубликовано:
Дата публикации:
июнь 2000






Предмет:
НТВ
О тексте:
Опубликовано под псевдонимом. Название дано редакцией.


Отвратительное действо, учинённое на НТВ в день взятия Гуся, было любопытным в одном отношении. Впервые за многие годы совместной работы на ниве российских свобод, НТВ осталось без главного режиссёра — тот коротал время в обществе интеллигентных людей, одного фальшивомонетчика и одного подозреваемого в экономических преступлениях. Надо сказать, что разница чувствовалась: армия без генерала выглядела напуганной и растерянной. Впрочем, на следующий день ребята собрались с духом, шестерёнки заскрипели, глотки разверзлись, и на весь мир разнёсся чудовищный рёв.

Прежде всего, соберёмся с духом и подсчитаем потери. Первая зарубежная поездка Президента России безнадёжно сорвана: вместо разговоров о мире, дружбе и инвестициях Путину придётся всё время отвечать на вопросы о Бутырке и её знатном постояльце. Цивилизованный Мир в очередной раз получил очередные неопровержимые доказательства нецивилизованности России, а потому России чего-нибудь не дадут, и опять не позовут на какой-нибудь важный международный бал, а оставят, как Золушку, перебирать чечевицу. Антирусская оппозиция внутри страны, и без того не слабая, теперь необычайно сплотилась: мелкие разногласия улетучились, как дым, перед перспективой попасть на нары, в общество интеллигентных людей. Более того, к ней примкнули — кто по доброй воле, кто по глупости или со страху, кто под давлением среды — и те, кто в иных обстоятельствах повёл бы себя иначе.

Бизнесмены пишут Путину письма в стилистике письма запорожцев турецкому султану — где нагло, в открытую, заявляют, что арестовывать можно кого угодно, но не Гусинского, потому что он в законе и наш. Даже в братском Израиле начинается компания за спасение своего лучшего гражданина: депутат кнессета Авраам Бург уже заявил об этом, а комментаторы уже грозят России гневом еврейских общин по всему миру. Скоро уже, наверное, за Гусинского возвысят свои голоса кинозвёзды, поп-певицы, королева Английская и лично Билл Гейтс.

Для начала — о совпадении дат. Тринадцатого июня этого года был арестован г-н Гусинский. Пять лет назад в этот же самый день боевики Басаева подъезжали к Будённовску; что было потом, все знают. Но и до, и после Будённовска г-н Гусинский и принадлежащие ему СМИ добросовестно работали на Басаева и компанию, изо дня в день ведя информационную войну с Россией, восхваляя чеченцев, понося российскую армию, и заваливая весь мир доносами на собственную страну. Разумеется, он делал всё это не из бескорыстной любви к чеченскому народу.

Сейчас участники тех давних боёв с простотой в лице рассказывают, что в тот момент медиа-магнаты простраивали свою систему управления страной, для чего было полезно всяко ослабить и запугать всех конкурентов, начиная от официальных властей и кончая силовыми структурами. Чеченская операция и сопутствующее ей беснование антирусской сволочи, готовой целовать ноги чичам за то, что они режут головы русским людям, было просто одним из ресурсов, которым умные и небрезгливые люди попользовались, чтобы подмять под себя других людей, тоже неглупых и небрезгливых.

Национальный позор, распад России, гибель русских людей — всё это их, разумеется, не волновало. Как не волновало и возможное возмездие. Гусинский был уверен в своей безнаказанности. Потому что задеть Гусинского значило бы тем самым покуситься на святая святых: на политическую систему ельцинизма.

Люди, возглавившие Россию в девяноста первом году, обещали urbi et orbi три вещи: построить в России свободный рынок, гражданское общество, и правовое государство. Сейчас уже ясно, что они не могли, не хотели, и не собирались этого делать. Российский рынок — это в основном система сговоров и соглашений между ворами разного ранга. Российское гражданское общество — это кучка лгунов и мерзавцев, вещающих от имени «российских граждан» то, чего сами российские граждане ни за что на свете не сказали бы. И, наконец, российская правовая система — это законы, которые невозможно выполнять, и группы лиц, процветающих потому, что имеют возможность не обращать на эти самые законы никакого внимания.

Основной политической системы России была неприкосновенность определённых групп лиц. Эти люди могли делать абсолютно всё, в том числе — вытирать ноги о российскую власть, которая должна была, склонившись в полупоклоне, обслуживать их интересы и терпеливо сносить барские зуботычины. Эти люди делали эту систему, и делали её для себя и под себя, а потому могли наслаждаться плодами своих трудов. Гусинский входит в первую десятку лиц этой когорты. Он из тех, кто имеет эту страну, эту власть, эти порядки, и всё такое прочее.

Главным условием существования обоймы, в которой находится Гусинский, была её неподсудность, неприменимость к ней юридически обоснованных претензий. Их можно было поругивать в прессе и на телестудии, это входило в правила игры. Их можно было подсиживать, кидать, ставить на деньги — особенно если это делали свои. Но нары и параши были абсолютно неприемлемым вариантом.

Теперь можно поговорить о сплотившейся вокруг Гуся оппозиции. Надо признать, что фигурант был выбран с дальним прицелом. Теперь Гусинский стал де-факто лидером и знаменем всей антироссийской оппозиции. Хотела ли она такого лидера, и готова ли была поднять над собой подобное знамя? Очевидно, нет. Трудно представить себе менее привлекательный символ для демократических ценностей.

Ни для кого не секрет, что в течении последних месяцев шло интенсивное формирование широкой антипутинской коалиции, которая должна была быть более или менее готова к жаркой осени 2000 года, когда общее направление путинских реформ окончательно определится, все места во власти будут заняты, а количество недовольных, обиженных, и просто разочарованных в новой власти, умножится до заметной величины. Оппозицию предполагалось делать многокрылой, как серафим, с «правыми» и «левыми» стрекоталками разных цветов и оттенков, но всеми этими крылышками махало бы мохнатое тельце в середине — всё та же самая когорта неприкасаемых.

В связи с этим арест Гуся и помещение его на нары — в высшей степени знаковое событие. С человеком, входившим в когорту неприкасаемых, так обращаться нельзя. По сути дела, арест такого человека — не более и не менее чем заявка на революцию в системе.

Здесь, разумеется, возникает вопрос о том, кто именно нарушил табу (звучит это так: «знал ли Путин?») Как ни странно, это не столь уж важно.

Дело в том, что Путин не является творцом этой надвигающейся революции. Напротив, он пришёл к власти на волне ожиданий, ею порождённых. В этом смысле он сам — продукт этой революции.

В нашей стране сейчас существует своего рода двоевластие. Есть старая власть, лишившаяся некоторых своих символов, некоторых рычагов управления, но сохраняющая деньги, влияние, огромный опыт теневого руководства. И есть новая власть, имеющая за собой пока что несколько символических фигур (например, молодого Президента страны), огромные долги перед обществом, и весьма туманные представления о том, что делать и как дальше жить. Однако, за новой властью есть и кое-какие активы — например, поддержка населения. Это даёт шанс на ту консервативную революцию, которая необходима стране, чтобы выжить и встать на ноги.

Когда наши юридически подкованные граждане вопят, что выборочное применение закона есть беззаконие, они правы. Но выборочное применение закона было установлено Когортой Неприкасаемых в качестве основы их собственной власти, и не их корове теперь мычать. Они разрушили устои правопорядка, и теперь недоумевают, почему это им приходится биться мордой об их обломки. Почему мы? — кричат гусята. Почему тронули именно нас? Да потому, что вы больше всех сделали для того, чтобы это стало возможным. С теми, кто отрицает закон, равные права для всех, справедливость, и всё остальное, не следует обращаться слишком уж формально и юридически правильно.

Впрочем, теперь уже неважно, что именно сделают с господином Гусинским дальше. Даже если его всего лишь постращают и отпустят на испытательный срок. Прецедент создан.