Константин Крылов:Народный губернатор

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Народный губернатор



Автор:
Константин Крылов



Дата публикации:
октябрь 2003






Предмет:
Арнольд Шварценеггер

Маленькая европейская страна Австрия радуется: её сын — правда, не очень верный, но всё-таки родной — стал большим человеком в большой заокеанской стране Америке. Канцлер Австрии Вольфганг Шюссель поздравил с победой на губернаторских выборах в Калифорнии Арнольда Шварценеггера. С аналогичными приветствиями выступили также представители всех политических партий. Даже лидер австрийских ультраправых Йорг Хайдер, о котором Шварценеггер высказывался не очень лестно, тоже послал поздравление. «Его успех — сначала в спорте, затем в киноиндустрии и теперь в политике — демонстрирует Америке и всему миру, как хороши австрийцы», — откомментировала происходящее министр иностранных дел Австрии Бенита Ферреро-Вальднер.

На выборах губернатора штата за Арнольда Шварценеггера проголосовали 48 процентов избирателей. Его ближайший соперник демократ Крус Бустаманте получил 32,3 процента голосов. Третье место занял сенатор-республиканец Том Макклинток, которого поддержали 13,3 процента калифорнийцев. Терминатор одержал куда более убедительную победу над соперниками, чем, скажем, нынешний американский президент.

Надо сказать, что калифорнийские выборы с самого начала были необычными, точнее говоря — скандальными. Проведены они благодаря усилиям активистов республиканской партии и общественных организаций, которым надоело то, что делал в штате прежний губернатор Грей Дэвис, который теперь войдёт в историю как первый за 80 лет глава штата, полномочия которого были прекращены досрочно. Именно всеобщее желание поскорее убрать с важного поста этого одиозного деятеля и привело Терминатора к власти: во время сбора подписей за досрочную отставку Дэвиса их было собрано 1,3 миллиона (причём достаточно было собрать всего 897 тысяч).

Чем же так насолил калифорнийцам их прежний начальник?

Калифорния всегда считалась «золотым штатом», жемчужиной Америки. Неудивительно, что сочетание высокого уровня жизни, новейших технологий и вольнолюбивых традиций переселенцев на Запад делало его одним из оплотов американского либерализма. Тем не менее, как показала историческая практика, всему есть предел. Демократ Грей Дэвис продемонстрировал это на практике.

Считается, что неприятности в Калифорнии начались со времён пресловутого энергетического кризиса. При этом у добрых калифорнийцев не было своего Чубайса, веерно отключающего роддома и военные части от света и тепла. Там нахулиганила невидимая рука рынка: образцово диверсифицированное электрохозяйство, управляемое исключительно «рыночными сигналами», вдруг потеряло способность (а точнее, желание) доносить товар до покупателя.

Надо сказать, что энергетика США всегда регулировалась государством. Еще в 1935 году Франклин Д. Рузвельт Федеральным энергетическим законом наделил Федеральную энергетическую комиссию правом обеспечивать «справедливые и разумные» тарифы на электроэнергию. В дальнейшем Комиссия была распущена, но право государства поддерживать разумные и выгодные потребителю тарифы осталось. Оспариваться оно начало в восьмидесятых, под давлением ультралибералов, которые обещали, что после отпуска цен и «дерегулирования» страна будет затоплена морем дешёвого электричества и засияет как рождественская ёлка. Однако американское правительство не торопилось «объявить свободу и рынок». Отчасти потому, что аналогичный опыт уже ставился в восьмидесятые годы: произошедшее тогда дерегулирование нефтеперерабатывающей отрасли привело к 13-летнему снижению возможностей страны по нефтепереработке (скверную тенденцию выправили только в девяносто пятом году). Поэтому решено было поставить эксперимент, растянув переход на новую систему на десятилетие. Калифорния, увы, побежала впереди паровоза: губернатору штата ужасно хотелось быть прогрессивным и соответствовать новейшим веяниям.

В 1996 году в Калифорнии было принято решение о радикальном дерегулировании. Энергетическим системам штата было предписано продать принадлежавшие им электростанции другим компаниям, оставив себе только сети электроснабжения. За сим должно было наступить счастье.

Вместо счастья начались веерные отключения электричества, экономический хаос и непомерное повышение энерготарифов. Впоследствии стали известны цифры, характеризующие масштаб кризиса. Весной 2000 года мегаватт-час электроэнергии в Калифорнии стоил примерно 30 долларов. В мае 2001 года, в разгар энергетического кризиса, цена за мегаватт достигла рекордной цифры в 1900 долларов. Штат оказался в долгах как в шелках — при этом количество электроэнергии не возрастало, несмотря на галопирующие цены. В общей сложности кризис обошёлся в 45 миллиардов долларов — такую сумму ущерба насчитали специалисты из Общественного политического института Калифорнии.

Как выяснилось впоследствии, энергетические компании (прежде всего знаменитая Enron) банально сговорились между собой и начали накручивать тарифы. Для того, чтобы взвинтить цены и получить прибыль, они стали недопоставлять электричество, делая его дефицитным товаром. «Невидимая Рука Рынка» оказалась прекрасным инструментом для залезания в карман потребителя.

Кончилось всё это правительственными ограничениями на рост цен и скандалом, закончившимся банкротством Enron. Заодно выяснилось, что энергетические компании активно прокручивают то, что в России называется «схемами» — например, продавали друг другу электроэнергию «по бумажке» (электроны никуда не гонялись, сделки имели место только «по отчётности»), а потом требовали от властей штата компенсаций «за перегрузку сетей»… В общем, всё знакомо. Американцы, однако, были шокированы. Оказалось, что рынок может не всё, а среди бизнесменов попадаются (кто бы мог подумать!) нечестные люди, озабоченные в основном прибылью.

Разумеется, губернатору случившееся отнюдь не прибавило популярности. Правда, после кризиса он сделал немало гневных заявлений, и даже предложил создать в Калифорнии нечто вроде единой энергетической системы, управляемой руководством штата (то есть чего-то вроде российской ЕЭС, которую у нас как раз собираются разрезать на кусочки, то бишь «дерегулировать»). Увы, дальше разговоров дело не пошло. Зато долги, повисшие на бюджете штата, никуда не делись. Проблему Дэвис попытался решить за счёт такого непопулярного средства, как увеличение налогообложения. Население Калифорнии, налоги очень не любящее (что, впрочем, свойственно человеческой природе), заскрипело зубами.

Впрочем, удары по своему карману калифорнийцы ещё могли бы простить. Американцы на самом деле не такие жлобы, какими иногда кажутся. Однако, Дэвис умудрился не только ограбить жителей штата, но и оскорбить их чувства — и всё по той же причине, из желания быть современным и соответствовать новейшим веяниям.

Отнюдь не будучи лицом нетрадиционной ориентации, губернатор решил снискать себе репутацию несгибаемого покровителя разнообразных меньшинств, в том числе и сексуальных. По идее, это должно было бы вызвать благосклонность высокопоставленных мужеложцев и социально активных лесбиянок, от которых в современной Америке зависит столь многое. Однако, здесь он несколько перестарался, подзабыв про интересы лиц традиционной ориентации, которым голубое и розовое зарево над страной несколько обрыдло.

Впрочем, законы о регистрации однополых браков и прочее в том же духе калифорнийцы ещё стерпели. Переломным моментом стало принятие билля AB 196 о защите гомосексуалистов. Согласно этому закону, любой работодатель (начиная от обычного бизнесмена, и кончая администрацией школы или церковной организации) больше не сможет отказать в найме на работу «лицу нетрадиционной сексуальной ориентации», даже если оное лицо будет ходить на работу с накрашенными губами и глубоким декольте. То же касается и владельцев жилой площади, сдаваемой в наем, и так далее. Эти меры вызвали крайнее негодование калифорнийских бизнесменов, а также представителей общественных организаций, особенно занимающихся работой с детьми. Особенно противным было то, что закон протащили под шумок — в воскресение утром, в одно время с принятием бюджета штата… С этого момента у Дэвиса появились серьёзные враги. Именно они и начали компанию по отстранению губернатора от власти.

Ещё раз: не нужно думать, что Дэвис был каким-то исчадием либерального ада. Совсем нет: он просто пытался быть «человеком XXI века», каким его рисует американская пропаганда — верующим в Рынок, Толерантность и Волю Меньшинств. По тем же самым причинам он, не будучи сайентологом, направил в 2000 году льстивое поздравление Церкви Сайентологии (в котором хвалил её «выдающееся нравственное руководство» и прочие достоинства). Но дурные связи, ложные убеждения и заискивания перед сомнительными силами не доводят до добра. В конце концов приходится вспоминать, что на самом-пресамом «свободном рынке» могут и надуть, что толерантность иногда хуже нетерпимости, и что демократия существует не только для обслуживания Их Величеств Меньшинств, но должна учитывать волю большинства. Каковое свою волю и показало, предпочтя Грею Дэвису консервативно выглядящего Арнольда Шварценеггера.

Надо сказать, что сам Шварценеггер далеко не сразу согласился баллотироваться. Жена Арнольда, Мария Шрайвер, активная сторонница демократической партии в Калифорнии, уговаривала его этого не делать. Тем не менее, на митинге в Лос-Анжелесе, когда Терминатор взял в руки метлу и заявил, что «пора почистить наш общих дом», собравшаяся толпа взревела так, что стало ясно: у Шварценеггера есть шанс. Даже последовавшие за этим абсурдные обвинения актёра в «фашизме», или вытащенные из нафталина уродливые тётки, утверждающие, что знаменитейший из американских актёров покушался на их подвядшие прелести, не смогли перебить этот настрой. Население штата хотело закона, порядка и возвращения привычной жизни — а новый кандидат обещал «вернуть Калифорнии былую славу и могущество». Этот лозунг, в сочетании с обещанием «почистить», оказался выигрышным: Шварценеггер одержал чистую победу, обойдя по собранным голосам обоих ближайших соперников вместе взятых.

Не следует, впрочем, преувеличивать радикальность программы Терминатора, и думать, что на Калифорнийщине наступают опричиные времена. Некоторые «правые» союзники нового губернатора даже заявили, что не удовлетворены его позицией, как слишком либеральной — особенно это касается вопроса об абортах (Арнольд их не одобряет, но считает право на аборт неотъемлемым правом женщины) и некоторых других вопросов. Что делать: Шварценеггер вынужден учитывать интересы всё тех же сил, перед которыми заискивал Дэвис. Включая и высокопоставленных мужеложцев: Арнольд уже сделал все подобающие заявления на тему того, что не испытывает ненависти к гомосексуалистам и будет защищать их права… Иное в современной Америке невозможно. Другое дело, что Шварценеггер именно что «вынужден считаться» с этими силами, но не лебезить перед ними добровольно. На первой же пресс-конференции он пообещал «стать народным губернатором, а не губернатором группировок с их специфическими интересами».

Сейчас перед новым начальником непочатый край проблем. Для начала Шварценеггер намерен отменить непомерные автомобильные налоги, которыми обложил калифорнийцев Дэвис, а заодно — утвержденный бывшим губернатором закон о выдаче водительских прав нелегальным иммигрантам. Но это всё мелочи. Главное — это колоссальные финансовые проблемы, стоящие перед штатом. Для начала новый губернатор намерен провести детальный аудит. «Мы не знаем точно, каков дефицит бюджета, однако уже сейчас ясно, что никак не меньше 20 миллиардов долларов, — сказал Шварценеггер. — В ближайшее время я скажу вам, что мы намерены предпринять».