Константин Крылов:Наш страх

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Наш страх



Автор:
Константин Крылов



Опубликовано:
Дата публикации:
апрель 2003






Предмет:
Вторжение в Ирак в 2003 году


Война в Ираке заканчивается. Жители Багдада — из тех, кто побойчее и побесстыднее — растаскивают по домам казённое добро. Кто-то, напротив, геройствует: было несколько самоубийственных терактов. Мусульмане-шииты радуются свержению Хусейна: он ущемлял их права — или, точнее, они думали, что их права ущемлены. Остальные тихо сидят по домам, как и положено обывателям. Война заканчивается, надо как-то устраиваться и жить дальше.

Теперь полезно немного освежить в памяти то, ради чего она всё-таки случилась. Официальной причиной нападения Америки на Ирак стало «запрещённое оружие» — химическое, бактериологические и чуть ли не ядерное — которым Хусейн якобы обладал. Всем нормальным людям с самого начала было понятно, что это в лучшем случае повод, а не причина. К тому же у Хусейна — как теперь выяснилось — и вправду ничего не было. Впрочем, у американцев теперь есть сколько угодно времени, чтобы найти в каком-нибудь подвале два ведра с хлоркой и предъявить их мировому сообществу в качестве улик. Начало уже положено: вроде бы где-то нашли несколько старых костюмов химической защиты и противогазы. Оказывается, в новом прекрасном мире обладание противогазом является страшным преступлением, за которое убивают — или, во всяком случае, умно бомбят…

Не обошлось, разумеется, и без «русского следа»: английская газета Sunday Telegragh уже сообщила читателям, что в развалинах здания иракской разведки найдены некие «секретные документы». В которых чёрным по белому прописано, что российские спецслужбы передавали Багдаду информацию «особой важности», в том числе содержание закрытых переговоров Тони Блэра с другими западными лидерами. Эти же самые документы «из развалин» якобы свидетельствуют о том, что Хусейн собирался создать ядерное оружие, а русские изверги ему в том будто бы помогали…

Ничё-ничё, это только начало. Будем плохо себя вести — журналисты найдут в развалинах какой-нибудь мечети собственноручные автографы Путина, где тот признаётся, что собственноручно убил президента Кеннеди, президента Рузвельта, и Александра Македонского впридачу. И пойдёт наш президент под какой-нибудь трибунал — благо, в последнее время этих самых трибуналов развелось как шелудивых собак. Россию уже пристроили в подходящее судилище: братья-европейцы готовят некий «трибунал по Чечне». Вот там-то нам и покажут, что такое общеевропейский дом. Вот будет веселуха.

Впрочем, мы несколько отклонились от темы. Итак, зачем же — помимо невинных удовольствий типа вышеперечисленных — затевалась война? Стандартный ответ, ведомый каждому российскому школьнику, гласит: из-за нефти. Это отчасти правильно: захватив самый большой нефтяной кран планеты, Штаты теперь могут блаженствовать бесконечно, устанавливая ту цену на основной энергоноситель, которую пожелают. Однако же, это только часть ответа. Потому что, если дело было бы только в этом, Америке совершенно не понадобилось бы воевать. Ирак не мог продавать свою нефть только потому, что на него были наложены экономические санкции. Режим санкций ввела и поддерживала всё та же Америка. Если бы пиндосы поманили Саддама пальчиком и разрешили бы ему продавать содержимое недр доставшейся ему страны по пять долларов за баррель, он бы расцеловал Буша и Кондолизу в любые предложенные места и немедленно залил бы мировой рынок дешёвой чёрной жидкостью, да так, что ОПЕК просто лопнула бы.

Саддам, кстати, неоднократно давал понять (и явно, и паче того — на всяких деликатных переговорах), что он согласен решительно на всё. Тем не менее, вместо простой отмашки — слушайся, дескать, и повинуйся, а мы тебе дадим немножечко пожить — была устроена грандиозная акция «на весь мир». Не просто грандиозная, но ещё и дорогостоящая. Война в Ираке обошлась Америке чуть ли не в 100 миллиардов долларов. Во всяком случае, такую сумму Буш потребовал у Конгресса для финансирования военных действий. Сейчас называют разные цифры поменьше: вроде бы истрачено не то 40, не то 50 миллиардов зелёных. Но в любом случае это очень много даже для богатой Америки. И даже те выгоды и преференции, которые Штаты получат в нефтеносных песках, покроют расходы не так быстро, как хотелось бы.

В чём же дело? Скорее всего, не только и не столько в нефти как таковой. Война была нужна для достижения определённых геополитических целей.

Главная из них уже достигнута: война нанесла чудовищный политический ущерб всем международным организациям современного мира. Прежде всего, это касается ООН и ЕС, и отчасти НАТО. Как известно, авторитет международных организаций — как и любых других организаций — держится на их дееспособности. То есть на их возможностях по принуждению своих членов к определённым действиям — или, по крайней мере, по удержанию их от определённых действий. Так вот: им не удалось удержать Соединённце Штаты от начала войны. Из этого ещё не следует, что авторитет ООН автоматически упал ниже плинтуса, или что ЕС потерпело крушение. Но это означает крайне серьёзную потерю лица.

Особенно серьёзно сейчас положение Европейского Союза. Объединённая Европа напоминает краба в стадии линьки: её старый панцирь (то есть «чисто экономический союз» европейских государств, ведущий своё происхождение от Европейского союза угля и стали, подкреплённый штыками НАТО) уже сброшен, а новый (то есть европейская конфедерация) ещё не затвердел. В начале лета этого года Конвент — это специальный орган, который призван разработать программу реформирования ЕС — должен предоставить европейцам пакет предложений по главному вопросу — а именно, по распределению полномочий между европейскими институтами. То есть решить «вопрос о власти» — каковой является, как верно учил Ленин, важнейшим вопросом любого государственного строительства. Этому предшествовали долгие сложные переговоры между европейскими странами. В конце концов, удалось добиться кое-какого консенсуса — но тут Штаты со своей войной умудрились расколоть Европу в отношении «иракского вопроса».

Раскол выглядит следующим образом. С одной стороны, имеется ряд «старых» европейских стран (прежде всего это Германия и Франция), попытавшихся (неудачно) проводить независимую международную политику, то есть воспротивиться планам США по унасекомливанию Саддама. Для этого они воспользовались традиционным инструментарием — то есть давлением через международные организации. Эта политика потерпела крах: Америка, что называется, даже не дослушала своих «европейских партнёров» и сделала «по-своему». Тем самым показав «старым чванливым европейцам» их настоящее место.

С другой стороны, США всячески поощряли холуяж «новых европейцев», то есть стран Восточной Европы. Бывшие советские сателлиты, ныне охваченные безудержным проамериканизмом (как показывают социологические исследования, самой «проамериканской» страной в мире является Польша, жители которой готовы буквально молиться на Соединённые Штаты), бурно одобряли любые действия Америки. При этом американцы недвусмысленно дали понять, что, в случае дальнейшего фрондирования, они могут рассердиться на европейцев, и… назначить «быть Европой» кого-нибудь другого. Скажем, тех же поляков. Или чехов. Или румын. Если «старая Европа» не подчиняется приказам «старшого», её место займёт «новая Европа» — которой уже присвоены титулы «молодой», «динамичной» и «авангардной».

На привычном россиянам языке это называется «разводка». Это она и есть. Все это понимают — но сделать ничего не могут, по крайней мере пока.

Между тем, американцы развивают успех. Беспрецедентно наглым — но вполне логичным в рамках избранной линии поведения — является их отношение к неизбежным «послевоенным расходам». Согласно международному праву, агрессоры (назовём вещи своими именами: речь идёт именно об агрессии), то есть США и Великобритания, несут полную ответственность за финансирование восстановления Ирака. Американцы демонстративно отказались от такой обузы: они не для того воевали с Саддамом, чтобы нести расходы. Америка намерена получать только прибыли: первые заказы в объеме не менее 1,9 миллиарда долларов уже распределены — и, как нетрудно догадаться, исключительно среди американских фирм. При этом речь идет о предприятиях нефтяного и других прибыльных секторов экономики. Восстанавливать разрушенные дома и коммуникации никто не собирается.

Впрочем, почему никто? Штаты уже предложили другим странам — тем, которые уклонились от участия в войне — помочь Ираку «хоть чем-то». А именно — простить огромные иракские долги. Разумеется, подобное требование — это типичное наказание за непослушание. Тем не менее, похоже, что горькую пилюлю придётся-таки скушать. Первой, увы, сдалась Россия: на последнем заседании «клуба обиженных» (то есть встречи представителей Франции, Германии и России — трёх стран, громче всех осудивших американскую агрессию) Путин неприятно удивил своих коллег заявлением о «принципиальной возможности» списания долгов. Увы, сейчас Россия — слабое звено, на которое американцы будут давить «елико возможно больше». Не случайно активизировалась челночная дипломатия с обезьянкой Кондолизой и прочими американскими людьми, зачастившими в Москву с «краткими рабочими визитами». Похоже, Путину изо всех сил выкручивают руки, ненавязчиво напоминая, что, подписавшись в своё время на «антитеррористическую коалицию» и тем самым сказавши «а», он теперь должен говорить «бе», «ве», и так по всем пунктам. А у наших (возлагать всю ответственность на Президента было бы бессмысленно, речь идёт о совокупном качестве руководства страны) элементарно не хватает политической воли прекратить бекать и мекать по указке из Вашингтона.

Вообще говоря, возможности противостояния «всепобеждающей Америке» не так малы, как кажутся. Американцам куда больше везёт за столом переговоров, нежели на поле брани. Первые дни войны наглядно показали, что воевать со Штатами технически возможно, даже несмотря на очевидное техническое превосходство последних. Дальнейшие события показали только одно: если не сопротивляться (а иракские войска попросту прекратили сопротивление, чего уж там), то проигрыш неизбежен. Но мы все это и без того знали. Худо другое: очевидные успехи американцев буквально гипнотизируют мир. Так что вскорости может сложиться ситуация, когда не то чтобы ворчание, а даже и слабого попискивания не будет слышно.

У Фазиля Искандера была такая любопытная повесть про кроликов и удавов. Там удаву было достаточно посмотреть на кролика, как тот замирал и покорно давал себя съесть. Считалось, что у удавов есть некая гипнотическая способность парализовывать волю — пока какой-то особенно ушлый кролик не обнаружил, что такой же эффект оказывает и незрячий глаз удава. Удавий гипноз объяснялся банальным страхом кроликов, от которых у них «сводило мышцы»…

Так вот. Не надо забывать: их гипноз — это наш страх. Только и всего.