Константин Крылов:Обостренье классовой борьбы

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Обостренье классовой борьбы



Автор:
Константин Крылов



Опубликовано:
Дата публикации:
январь  2001






Предмет:
Либеральная оппозиция


Самое милое дело в нашей стране — это слушать прогнозы аналитиков. Самое же полезное — читать старые прогнозы тех же самых аналитиков. Можно узнать много нового и интересного.

Например. В начале прошлого года те гении ума, кто дерзал провидеть на год вперёд, дружно предсказывали «неминуемое падение рейтинга Президента». Логика была простая: за год много чего случится, и наверняка — много плохого. А даже если и не случится, Президент успеет всем поднадоесть, публика пресытится, ну и, сами понимаете, рейтинг увянет. На худой конец (то есть если даже в стране всё будет, не дай Бог, нормально, а глупый народ так и не устанет от фамилии «Путин»), его можно будет просто обгавкать, благо на то есть НТВ, «Эхо Москвы», и прочие ломы, против которых нет приёма. Так что прогноз почти стопроцентный, можно принимать ставки.

Сейчас, конечно, все уже знают — если кто и принимал ставки, то сильно прогорел. Несмотря на то, что в прошлом году случилось очень много всякого разного, и в основном плохого (одна эпопея с «Курском» и Останкинской телебашней чего стоила, да и Чечня давала жить, и многое другое что), а жизнь наша как не была мёдом, так им и не стала, народ продолжает верить Президенту. Бесстрастный ВЦИОМ фиксирует: если завтра будут выборы, Путин их выиграет, причём одной левой. И НТВшное гавканье ни капельки не помогло.

Всё это объяснимо двумя причинами. Во-первых, несмотря ни на что, Путин и его люди довольно-таки успешно решают проблемы. Разумеется, полного успеха (или хотя бы впечатляющей виктории) здесь быть не может — слишком уж всё запущено. Однако, на фоне полного и абсолютного паралича власти (воспоминания о котором, кажется, ещё долго не выветрятся из памятливых голов «дорогих россиян») даже скромные результаты воспринимаются на ура. Но есть и вторая причина — отсутствие сопротивления президентским начинаниям, по крайней мере открытого и явного. То есть отсутствие внятной оппозиции президентскому курсу.

К этому деликатному вопросу мы и обратимся.

Сначала, как у нас водится, немного общих рассуждений (ну что поделать, без них никак). Так уж получилось, в России слово «оппозиция» употребляется не вполне правильно. Дело в том, что у нас так называют вообще все «антиправительственные силы». Между тем, таковые (а они есть в любой стране мира) чётко делятся на два класса — собственно «оппозицию» и тех, кого можно назвать «радикалами». Ещё популярно слово «экстремисты», однако оно как-то не очень применимо к благообразным с виду дядечкам в дорогих костюмах. Так что будем говорить о «радикалах», это в данном случае удобнее.

Разница тут примерно такая. Представим себе два корабля, плывущих, скажем, из Европы в Америку. Далее, предположим, что на одном из кораблей есть кучка людей, которым не хочется плыть в Америку, а хочется, скажем, в Китай. У них есть ряд способов добиться своей цели. Скажем, попробовать подкупить команду и капитана. Или устроить бунт на борту и попробовать поплавать самим. Или, скажем, просто дождаться, пока корабль приплывёт в Америку, и спокойно купить там билеты в любимый Китай.

А на другом корабле плывут люди, поставившие себе целью, чтобы их корабль в Америку никогда не приплыл. У них тоже есть ряд способов этого добиться. Некоторые из них совпадают с теми, которые есть в распоряжении заговорщиков с другого корабля — скажем, подкуп команды или захват судна. Но есть и отличия. Например, ехать в Америку им никак нельзя. Зато есть прекрасный способ решить проблему — устроить течь в трюме, предварительно продырявив днища шлюпок, а самим уплыть на последней целой посудинке куда-нибудь в сторону заката, наблюдая издаля, как красиво тонет покинутое ими судно.

Так вот. Первую группу заговорщиков можно назвать «оппозиционной курсу корабля». Эти люди хотят попасть в какое-то нужное им место, а корабль туда не плывёт. У них есть разные способы исправить положение вещей — от законных до преступных. Но, например, топить корабль они не будут — просто потому, что для их целей это не имеет смысла. Им нужно попасть в Китай, а на шлюпке до неё не доплыть. На худой конец можно всё-таки сделать крюк в Америку, хотя это и совсем в другую сторону — «ничего, потом выберемся».

Вторая же группа заговорщиков состоит именно что из «радикалов». Эти люди не хотят ни в какой Китай, хотя и не откажутся от такого варианта. Но их волнует не это, а чтобы корабль, на котором они плывут, не доплыл бы до Америки. И, подумав, они рано или поздно придут к выводу, что самое надёжное — это всё-таки «затопить посудину». Иначе, рано или поздно, кто-нибудь может таки довести её до тех берегов…

На «государственном корабле» тоже всегда есть свои оппозиционеры и свои радикалы. Как правило, и те, и другие толкутся возле капитанской рубки, со своими предложениями, требованиями и угрозами. Однако, отношение к ним обычно бывает разное. А именно — если с нормальной оппозицией капитан государственного корабля может «нормально разговаривать», и даже обсуждать курс судна, то с радикалами все разговоры кончаются одинаково: их выгоняют с корабля в первом же порту, а упорствующих в желании остаться отправляют на корм рыбам.

И это правильно, господа. Дело в том, что оппозиция — это вменяемые люди, которые просто преследуют свои цели. То, что их цели в какой-то момент могут расходиться с намерениями капитана, не так уж и страшно. Ну, допустим, хотят они в свой Китай. Но, во-первых, они терпеливы: на самый крайний случай они готовы сплавать и в Америку (а там, глядишь, им так понравится, что они забудут про свои дурацкие планы). Во-вторых, они, конечно, могут пойти на какие-нибудь гадости, но уж не такие большие. То есть поднять бунт они могут, связать и запихать в трюм команду — тоже. Но смертоубийством заниматься, скорее всего, не станут. Зачем убивать квалифицированных профессионалов, которые умеют обращаться с картами и буссолью — а вдруг корабль собьётся с курса, и придётся идти к ним на поклон… Ну и главная причина их терпеть: а вдруг эти ребята всё-таки правы насчёт своего дурацкого Китая?

Что касается радикалов, от них надо избавляться, потому как люди это опасные, а главное — совершенно неконструктивные. Вбив себе в голову цель (скажем, не плыть в Америку), они будут прикладывать любые усилия для её достижения, не щадя живота, особенно чужого. И пока они на судне, судно в опасности.

Теперь опустимся до рассмотрения нашей текущей политической реальности. Если смотреть на дело с этой точки зрения, то мы обнаружим, что, например, те же самые зюгановские коммунисты — это классическая, вполне себе респектабельная, оппозиция. А вот их противники — опасные радикалы. И это всё очень нехорошо.

Откуда такое мнение? Очень просто. Коммунистам, как им и положено по чину, хочется строить коммунизм, но они понимают, что в этом желании одиноки. Корабль идёт не в красный Китай, а в капиталистическую Америку. И они, скрепя сердце, согласны плыть в Америку (то есть играть во все эти буржуазно-демократические игры), потому что ничего другого не остаётся. Ну, конечно, они очень надеются на то, что в Америке окажется плохо, или до неё просто не доплывут (то есть никакого приемлемого «капитализма» здесь не построят), и тогда можно будет с чистой совестью развернуться и плыть обратно. И в текущем плавании они могут кое-где напакостить — то не давая прибавлять скорости, то стараясь как-нибудь сбить с курса. Но, в общем, они не опасны. Хорошая такая оппозиция.

А вот про наших «демократов-антикоммунистов» этого сказать нельзя. Это ребята именно что радикального склада ума. «Или будет по-нашему, или никак» — этот жизнеутверждающий лозунг начертан у них на всех знамёнах. При этом, увы, им совершенно по барабану, доплывём мы до «капитализма» или нет. Им важно, чтобы мы гребли «прочь от социализма», который они ненавидят всеми фибрами души. В основном за партсобрания и отсутствие джинсов — но много ли нужно для пламенной ненависти? Факт тот, что они его ненавидят. И им всё равно, куда плыть — лишь бы подальше от партсобраний.

До недавнего времени именно эти ребята были в России у руля. И это было очень плохо, потому что радикалам нельзя доверять ни в чём. В своё время их к этому рулю подпустили, чтобы они отвезли нас в Америку. По ходу движения выяснилось, что они, во-первых, не очень хорошо знают, где Америка (ибо с буссолью и картами они не очень-то дружат), а, во-вторых, что это их не интересует. Не приплывём в Америку? Значит, приплывём в Индию. Или в Чили. Или в Верхнюю Вольту. Куда-нибудь приплывём, ага? Главное, чтобы не обратно, не на страшное партсобрание. Ну, а если кто захочет обратно — так мы откроем кингстоны и кораблик затопим. А сами со шлюпа будем морзянить американским авианосцам, чтобы они нас подобрали… Ну, конечно, в шлюпе поместимся только мы, ненавистники партсобраний, для остальных там места не найдётся. И поделом — нечего было коситься да оглядываться куда не велено… «С-суки красно-коричневые».

Сейчас, кажется, штурвал всё же находится в других руках. Правда, оказался он в этих других руках не без приключений. И, что самое плохое, наш корабль за время своего несчастливого плавания оказался где-то у берегов Чёрной Африки, а горючее на исходе, с пресной водой непорядки, и вообще всё обстоит достаточно скверно. И как мы будем выбираться на правильный курс, пока тоже непонятно.

Надо сказать, что в прошлом году часть «радикальной тусовки» (все эти расклады прекрасно понимающая) попробовала было изобразить из себя «правую конструктивную оппозицию». Люди, которые пару-тройку лет назад призывали всё разрушать до основанья, вдруг посерьёзнели, выучили словосочетание «государственные интересы», и начали его к месту и не к месту употреблять. Говорят, за произнесением этих крамольных слов был замечен даже сам Егор Тимурович Гайдар — а уж менее заметные СПС-ники договаривались и до более крамольных вещей. Например, до того, что для торжества рыночных отношений совсем не обязательно ломать государство, и что оно тоже для чего-то нужно. В воздухе запахло общенациональным консенсусом. Радикальные демократы стали казаться каким-то позавчерашним днём. Кое-кто даже преисполнился сочувствия к этим безобидным балаболам. Безобидным, ибо штурвал-то не у них. А самых ярких и фактурных радикалов (типа Гусинского) вроде бы даже сбросили с корабля. Правда, не без спасательного круга — вон они, право по борту, размахивают кулаками и что-то кричат. Наверное, матюги… Утешительное зрелище.


А вот и не утешительное. Потому что, помимо кричащих, орущих и плюющихся радикалов, которым уже нечего терять, кроме своих подтяжек, есть и те, кто пока молчит, но от которых в любой момент следует ждать какой-нибудь подлянки.

Правда, пока вроде бы всё тихо. Но первые тревожные звоночки уже пошли.

Почему-то мало кто обратил внимание на некий интересный процесс. С какого-то момента у определённой части нашей публики вдруг вошло в моду «разочаровываться в Президенте». Не разбирая подробно все имевшие место быть «разочарования», остановимся на одном, даже не самом заметном. Я имею в виду выступление шахматного чемпиона Гарри Каспарова, написавшего не куда-нибудь, а в «Wall Street Journal», статью, где он подробно изъяснил, что совершенно разочарован в нынешнем Президенте России, потому что он, Президент, оказывается, вовсе никакой не спаситель Отечества, а жалкая, ничтожная личность. Правда, эта жалкая, ничтожная личность может всё же принести вред — например, погубить российскую свободу. Для того же, чтобы отстоять сей ценный дар, он предлагает ни много ни мало «создать новое оппозиционное движение», возродить традиции российского диссидентства. А на место Первого Диссидента Страны (этакого нового Сахарова) Каспаров предложил выдвинуть ни кого иного, как Гусинского! Чтобы, значит, было вокруг кого сплотиться. Ну и, конечно, вечное «Запад Нам Поможет»: оказывается, правительства Свободного Мира должны и обязаны играть на стороне этого «нового диссидентства». «Я вижу на горизонте бурю, направление которой западные правительства имеют возможность изменить», пишет Каспаров, если они (разъясняет дальше Каспаров) окажут «соответствующее давление» на вредную Россию. И те де и те пе.

Всё это, казалось бы, какой-то набор нелепостей. В наши-то времена, да такие вещи, да вслух? Но не надо забывать, что Каспаров — человек, что называется, «статусный», и просто так чушь городить не будет: репутация дороже.

Значит, существуют какие-то очень серьёзные основания для того, чтобы заговорить в таком тоне.

И основание здесь может быть только одно. Радикалы, оттеснённые от власти, под шумок простили друг другу все старое (пока они были у руля, они позволяли себе грызню и мелкие обиды), и потихонечку объединяются. Более того, они поняли, что никаких общих ценностей, кроме стандартного радикального набора образца 1989 года (антикоммунизм, русофобия, истеричная любовь к Западу, и ещё более истеричная ненависть к «этой стране») у них нет. Все попытки изображать из себя «конструктивную оппозицию» (то есть людей, знающих, куда плыть, или хотя бы желающих куда-то доплыть), увенчались полным провалом. Просто это ещё не все поняли. Мы всё ещё думаем, что они как-то там изменились внутри себя, как-то перековались, что-то для себя решили, и теперь готовы играть почтенную и полезную роль «внутрисистемной правой оппозиции». Ан нет. Оказывается, у них на уме совсем-совсем другое. И товарищ Каспаров всего лишь дал знак своим: ребята, всё, хватит играться в «конструктив». Доигрались.

Мы все как-то расслабились. Мы почему-то решили, что после образцово-показательного побиения Гуся и Берёзы проблемы с радикальными отморозками уже решены. Увы. Всё ещё только начинается. Ещё плодоносит чрево, выносившее Ельцина, Гайдара и Чубайса. Гадина ещё не раздавлена, и вполне способна кусаться.

Так что, вполне возможно, в этом году нас ждёт резкое обострение классовой борьбы.