Константин Крылов:Отыгрыш

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Отыгрыш



Автор:
Константин Крылов











Путинский ультиматум Грузии, озвученный в Сочи — предельно мягкий и вежливый (мы, увы, рылом не вышли до лексики победоносного Буша), но вполне недвусмысленный, — застал тбилисское руководство врасплох. Причиной переполоха стало отнюдь не то, что угроза скорой войны (а это, если отбросить экивоки, называется именно так) прозвучала совершенно неожиданно. Эскалация напряжённости между Москвой и Тбилиси нарастает вот уже который год, в последние же месяцы процесс, что называется, «вошёл в финальную стадию». Однако, до сих пор Москва никогда не переходила магической черты, очерченной ещё в девяносто первом году. Одна фраза — «вы что же это, посягаете на суверенитет независимого государства?!» — обычно снимала все вопросы; русские, ворча и глотая обиду, отползали обратно в свою берлогу. И откровенное «да, мы именно это и сделаем, если вы будете гадить нам и дальше» вызвало у Шеварднадзе (который в своё время лично немало постарался, чтобы эта фраза навсегда осталась для России магической) настоящий шок.

Надо признать, что момент для переступания черты выбран идеально, лучше не бывает. Во-первых, важен сам характер конфликта. Как это ни удивительно, но даже если вторжение в Грузию состоится, при данном раскладе этот факт не даёт серьёзных поводов говорить о покушении на чужой суверенитет (хотя, безусловно, является его нарушением). Путин всё время подчёркивает, что с Грузией (как государством) воевать никто не собирается. Речь идёт о действиях на территории Грузии — но на территории, которая, судя по всему, законным правительством не контролируется. А если контролируется, то это правительство поддерживает головорезов. Чего российская сторона, разумеется, нисколечки не предполагает, и даже думать о таком боится — невозможно ведь помыслить, что приличное суверенное государство покрывает и поощряет явных преступников и отморозков! Ведь не бывает же такого? А раз не бывает — значит, грузины не могут справиться с проблемой сами, и только по известному упрямству не дают её решить другим. Что, к величайшему нашему сожалению, перестаёт быть терпимым… Если же это не так, то можно говорить об укрывательстве на грузинской территории вооружённых врагов России, и даже о союзничестве Тбилиси с международным терроризмом. Что, по сегодняшим меркам, является серьёзнейшим преступлением — пожалуй, вторым по значимости после прямого вооружённого нападения. За такое можно и бомбами, по справедливости говоря.

Далее, выбран подходящий момент. Америка, традиционная покровительница славного тбилисского режима, сейчас связана по рукам и ногам: ей нужна международная поддержка в планируемой антииракской операции, то есть в куда более сомнительном мероприятии, чем путинское (потому что размытые спутниковые фотографии иракских сараев ну никак не тянут на грозную «фабрику по производству оружия массового поражения», за которую предполагается наказать Багдад). Через неделю-другую ситуация, конечно, изменится, но за это время можно будет много чего сделать… Русофобски озабоченные страны типа Польши или Литвы, обожавшие тявкать на тему «геноцида чеченского народа», сейчас тоже скованы в инициативе: американский батька им уже напоминал, что бывает, когда слишком ретивые лезут поперёк него в пекло. Все остальные государства, не имеющие интересов в регионе, просто не интересуются гнусноватым тбилисским режимом и его проблемами.

Наконец, оформление. Путин демонстративно делает упор на авторитет ООН и международного права (пусть даже и истолкованного «под Америку» и её антитеррористическую кампанию).

Соответственно, Шеварднадзе остался с очень плохими картами на руках. При условии, что козырной туз из рукава (то есть напоминания о «покушении на суверенитет») вдруг перестаёт быть козырным, остаётся только одно: блефовать и тянуть время.

Но Шевардназде, надо отдать ему должное, неплохо играет даже такими картами. По-быстрому была разыграна стандартная схема «держите меня семеро». А именно: на фоне сверхосторожных, расчётливо-растерянных высказываний грузинского набоба («определённый кризис в двусторонних отношениях, который мы преодолеем…», «непонятно, почему на фоне активного диалога президентов двух стран Путин вдруг…» и так далее) взбутетенился грузинский парламент, грузинские политики, грузинская пресса и прочая шобла — которые, разумеется, стали громко орать о «священном суверенитете Грузии», «силовых угрозах», «российской агрессии» и «имперском реваншизме».

Группа депутатов парламента внесла предложение провести в стране частичную мобилизацию и вооружить население приграничных районов, чтобы «дать населению возможность защититься от возможного нападения со стороны России». Правда, данное предложение даже не было поставлено на голосование — возможно, потому, что «частично мобилизованное население» может повести себя, мягко говоря, нестандартным образом… Одновременно было озвучено стандартное требование об интернационализации конфликта: прибегнуть к помощи «третьей силы» (читай — США). То есть — ввести в Грузию побольше американских (или проамериканских) войск, чтобы они прикрывали чеченских бандитов. Разумеется, это угроза, и обращена она к России: смотрите, кого мы можем позвать. Можно ожидать грузинского демарша с трибуны ООН — с требованием ввода в Грузию какого-нибудь «международного миротворческого контингента», с одновременным развязыванием всесветной пиар-кампании «обуздаем русский имперский реваншизм».

Кроме того, «тетра мела» («белый лис», как ласково зовут Шевардназде на его исторической родине), не будь дурак, наверняка попытается воспользоваться сложившейся ситуацией во внутриполитических целях — а именно, для консолидации нации (которая давно уже терпит его со скрежетом зубовным) вокруг своей персоны — «коней на переправе не меняют», а в кризисной ситуации, «угрожающей самому существованию грузинской государственности», заниматься фрондёрством (чем сейчас занимаются большинство политических сил в Грузии) по меньшей мере неприлично. Уже сейчас раздаются требования «сплотиться вокруг Президента», какого ни есть — ибо кто ещё даст отпор агрессорам? С другой стороны, никто, помимо тбилисской политической тусовки, на это не поведётся — потому что чеченцы, хозяйничающие в Грузии, как дома, не вызывают у местного населения никаких симпатий. И к тому же, на всё это нужно время, которого у грузинской стороны нет. Соответственно, придётся ультиматум так или иначе выполнть. То есть — либо реально выдать России какое-то количество террористов, либо смириться с присутствием российских войск в Панкиси.

С этим-то всё понятно. Но вызывает недоумение та реакция, которая последовала на путинские инициативы в самой России от критиков «путинского режима».

Собственно говоря, вариантов реагирования нам показали всего три. Во-первых, поросячий визг недовольных либералов, которые усматривают в любых разумных внешнеполитических действиях России либо «неизжитый имперский шовинизм», либо «нашу обычную российскую глупость». Обсуждать это бессмысленно и неинтересно: враги на то и враги, чтобы говорить подобные вещи.

Есть, однако, и другая критическая позиция, которая опасна тем, что выдаёт себя за «патриотическую». Сводится она к унылой резиньяции: Путин, говорят критики, сдал американцам всё что только можно — записался в «антитеррористическую коалицию», отдал Среднюю Азию на растерзание американским морским пехотинцам, вообще всё предал и продал. Так чего уж теперь приставать к несчастной Грузии? Теперь это уже бессмысленная возня: всё пропало, погибло и растлилось нахрен. Надо смириться с тем, что мы проиграли везде и во всём. Снявши голову, по волосам не плачут.

К сожалению, мы не можем недооценивать популярности подобных настроений. В частности, именно такую риторику недавно выдало в своей аналитической передаче наше «обновлённое», «прогосударственное» НТВ. Можно ожидать и дальнейшего раскручивания этой темы.

Наша позиция по этому вопросу прямо противоположна. Именно потому, что нашей стране пришлось столько всего отдать — надо зубами тянуть на себя то немногое, что мы можем приобрести.

Здесь мы вынуждены будем коснуться того, что из себя представляет путинская политика последнего года.

Сначала напомним о некоторых фактах. Как это ни грустно, но Россия сейчас не является субъектом «большой игры», сколько-нибудь сравнимым не то что с Америкой (которая находится на вершине своего могущества), но и, скажем, с Китаем или Индией. При этом речь не идёт о так называемой «экономической мощи». То есть по этому параметру мы уступаем даже мелким европейским странам, и тут наше место «среди последних». Но ведь мы все хорошо знаем, как рисуются цифры, и сколько всяких интересных цифр может нарисовать себе тот, кто силён… Не идёт речь и о «технологическом отставании» и прочих химерах: надо будет, догоним, не впервой… Речь идёт именно о системном потенциале страны — и сейчас он у нас «не очень-то».

Если можно с чем-то сравнивать нынешнее плачевное состояние России, так это со временами ордынского ига. Русь накануне завоевания была достаточно развитой, достаточно богатой, и даже довольно сильной в военном отношении: сопротивление ордынцам бывало успешным, и далеко не все русские земли были оккупированы. Тем не менее, иго было вполне реальным. Дело в том, что Русь столкнулась с противником, который был просто-напросто лучше организован, хотя бы потому, что имел более совершенную систему управления и коммуникации. Система же исконно русской власти была, увы, архаичной и несовершенной. В результате монголы виртуозно пользовались противоречиями в этой системе (например, возможностью княжеских «усобиц») — что и позволяло им успешно контролировать русскую территорию. Соответственно, последующая победа над Ордой оказалась возможной только после того, как московские князья стали активно осваивать ордынские техники управления, адаптируя и развивая их уже в своих целях. Что потребовало, в свою очередь, довольно долгого (и крайне неприятного для русских людей) периода «обучения у врага».

В лице нынешних глобальных международных систем распределения власти (прежде всего, американских) современная Россия столкнулась именно с таким системным вызовом. Американцы, увы, не просто сильнее нас — это было бы полбеды. Но они умеют делать то, чего не умеем делать мы: управлять глобализованным миром. Советский Союз в своё время не выработал соответствующих техник — и проиграл третью мировую войну без единого выстрела.

Нынешнее участие России в американских затеях можно сравнить с участием русских князей в ордынских разборках. Политика же Путина может быть сравнима с соответствующей политикой князя Александра Невского — который не только лихо бил «псов-рыцарей», но и, увы, ездил в Орду за «ярлыком на княжение», братался с ханским сыном, много что и много кого «сдавал», и так далее. При этом он выторговал себе максимум внутреннего суверенитета, и, таким образом, впервые после завоевания дал стране возможность отлежаться. Тихо, ни в коем случае не подымая шума и демонстрируя полную лояльность Орде, тем временем зализывая раны и отстраивая внутреннюю структуру управления — одновременно присматриваясь к ордынским порядкам, заимствуя управленческие техники, и прикидывая, какие именно «права и свободы» следует впоследствии внедрить и развить.

Примерно то же самое делает и Путин. Пресловутые путинские «сдачи регионов» (и соответствующие американские приобретения) ни в коем случае не являются «окончательными и бесповоротными». В истории (особенно в новейшей, которая движется так резво) вообще нет ничего окончательного и бесповоротного. Западная орда, при всей своей невероятной мощи, рано или поздно где-нибудь да навернётся. Сейчас же придётся, стиснув зубы, торговаться с американским ханом, выпрашивать милости, потихоньку чинить государственную машину — и ждать удобного момента.

Однако, не только ждать. В подобной ситуации надо всё время отыгрывать назад (или хотя бы пытаться отыграть!) любую сдачу и уступку, которую требует от нас ордынский хан. При этом все сдачи и уступки приходится делать публично, широко улыбаясь и называя их доброхотными дарами доброму хану (или, как сейчас, «обязательствами перед антитеррористической коалицией»). Отыгрываться же надо стараться как можно более аккуратно, но везде, где только можно: надо вцепляться зубами во всё, что орда в данный конкретный момент не может или не хочет удержать. Сейчас это — Грузия. Маленькая сорная страна, причинившая нам столько неприятностей, на минутку осталась без американского прикрытия и показала уязвимый бочок. В него надо вцепиться. Надо создать прецедент прямого военного вмешательства России за положенными ей пределами.

В дальнейшем этот прецедент может очень и очень понадобится. Потому что отыгрываться ведь ещё придётся не раз и не два.