Константин Крылов:Правее всех живых

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Правее всех живых



Автор:
Константин Крылов



Опубликовано:
Дата публикации:
январь  2004






Предмет:
Выборы президента России в 2004 году


Главной проблемой предстоящих выборов заранее была объявлена скука. Дескать, основной претендент на свято место известен, народу он нравится, остальные товарищи на его фоне смотрятся бледновато. Поэтому на настойчивые обращения Кремля к российским политическим партиям выдвинуть хоть кого-нибудь — так, для приличия, чтобы демократию соблюсти — воспоследовало вялое «ладно, ежели вам так надо, наскребём по сусекам каких-нибудь человечков». И наскребли — каких-то непонятных «бывших аграриев». Даже Жириновский, шибздик и бузотёр, и тот не полез в электоральный котёл, предпочтя уступить это место человеку с характерной фамилией Малышкин.

Причины такого недостойного поведения по-человечески понятны. Коль скоро победить нет шансов, и даже набрать внятный процент голосов тоже крайне проблематично — да и в Кремле могут обидеться — охотно расслабились: да, да, в самом деле, положение безнадёжное, не будем же расходовать силы и деньги на бессмысленное предвыборное трепыхалово. Вот и прикрылись малышами, надеясь, что их неизбежный провал не повлияет на партии в целом.

На таком позорном фоне известного уважения заслуживают те, кто всё-таки собрался выдвигаться самолично, в качестве независимых кандидатов. Таковых нашлось пятеро — по крайней мере, на сегодняшний день их документы лежат в ЦИКе. Конечно, среди них есть и такие персонажи, вроде комического Брынцалова или Рыбкина. Тем не менее, в списках самовыдвиженцев есть по крайней мере две фамилии настоящих политиков. Это Сергей Глазьев, известный экономист патриотического направления, и Ирина Хакамада, не менее известная заступница за малый бизнес.

С их появлением в списке выборы приобретают столь необходимую интригу. Теперь понятно, что главным сюжетом предстоящего действа будет «борьба за серебро», то есть за второе место. Более того, в каком-то смысле это второе место может оказаться важнее предопределённого первого. Возможно, дальнейшая политическая история России будет зависеть именно от того, кто именно возьмёт серебро.

На первый взгляд это кажется странным: в президентской гонке победитель получает всё, вторых мест не бывает. Однако, на практике дело обстоит сложнее. Удачливый второй, набрав хотя бы десять-пятнадцать процентов голосов, тем самым переходит в ранг политиков первого уровня. И неудивительно: за него проголосовали миллионы людей, с таким человеком следует считаться. Более того — в условиях предопределённости выбора первого лица (а других вариантов в России пока не бывало) именно эти десять-пятнадцать процентов электората можно считать наиболее активной и сознательной частью населения, с которой надо считаться в первую очередь. Этот электорат можно считать, в зависимости от ситуации, кошмаром власти или её стратегическим запасом — но иметь его в виду приходится в любом случае. На позапрошлых президентских выборах такую роль сыграл «электорат генерала Лебедя»: тема, снятая только со смертью самого генерала.

Так что соревнование Хакамады и Глазьева имеет следующий смысл: кто из них сможет мобилизовать активную часть населения страны. Потому что те, кто «за стабильность» (или кому всё равно) проголосуют за Путина, или вовсе не придут на избирательные участки.

Более того: оба кандидата уже провели свои первые пресс-конференции. О них-то и поговорим.

Сергей Глазьев идёт на выборы не от победившей «Родины» (та выдвинула Геращенко), а как независимый кандидат — прежде всего, из-за юридических проблем, которые могли возникнуть при выдвижении без сбора подписей. Подписи, скорее всего, соберут. Поэтому уже пора думать о выборах. И уже понятно, что на ведение дорогостоящей компании (а дешёвых предвыборных компаний не бывает) у блока просто-напросто нет денег. Потому как никакой серьёзной финансовой поддержки «Родина» не имеет, да и не может иметь. Ибо российская политическая жизнь оплачивается либо из карманов олигархов, либо из кассы в вашингтонском обкоме. Поскольку у олигархов и американцев нет причин любить Глазьева и его команду, никаких средств у него и не будет. Что автоматически означает провал.

И поэтому Сергей Глазьев сделал то, чего до сих пор не делал ни один российский политик: попросил денег у народа. То есть — сказал простую вещь: выборы в России стоят дорого, а богатые денег не дадут. И потому единственный выход — «в момент выборов противопоставить миллионам рублей олигархов рубли миллионов граждан».

Конечно, начинать свою предвыборную компанию с просьб, да ещё на денежную тему, кажется невыигрышным шагом. В предвыборную пору обычно принято не просить, а обещать, обещать много, бесстыдно и нагло — зная, что потом можно будет даже не просить, а брать, брать и брать, столь же бесстыдно, нагло и много. Так что есть шанс, что скромный и застенчивый Сергей Юрьевич, начавший не с обещаний, а с просьб, оказавшись у власти, поведёт себя столь же оригинально. То есть будет не столько брать, сколько давать. По крайней мере, его сторонники на это надеются.

Совершенно иначе повела себя Ирина Муцуовна Хакамада.

Конечно, поражение правых сильно выбило из колеи не только рядовых адептов либеральной идеи, но и лидеров. Привычные к маленьким славным викториям (свои проценты им рисовали всегда, да и с баблосом у них всегда всё было зашибись), правые успели выработать в себе тонкую душевную организацию. Поэтому провал показался им до такой степени нестерпимо обидным, что они все попросту поразбежались, напоследок пошипев в телевизор что-то злюче-кусачее (хорошо хоть, обошлось без обычного в таких случаях «Россия, ты одурела!»). Дальше их стало не видно. Куда-то исчез Борис Ефимович Немцов (а как дышал!), куда-то задевался Егор Тимурович Гайдар: На поле боя остался единственный мужчина — Хакамада. Которая и решилась дать последний и решительный бой на правом фланге. То есть выдвинуться кандидатом в президенты — и будь что будет.

И тоже начала с обращения к гражданам России.

Казалось бы, странный ход. Хакамада не бедна: в отличие от Глазьева, который потратил все свои личные сбережения на подписные листы, у сколько-нибудь миллионов в сумочке у неё найдётся, тем более ей готовы помочь большие люди (к чему мы ещё вернёмся). Так или иначе, просить народ ей вроде не о чем, кроме как о доверии к своей персоне, ну и чтобы в урочное время проголосовали за её милость.

Хакамада же решила начать свою компанию оригинально — а именно, с покаяния перед электоральной массой.

Как выяснилось, на душе Ирины Муцуовны весь последний год лежал тяжёлый камень, и только сейчас она нашла в себе мужество его скинуть.

Дело касается истории с «Норд-Остом». Как известно, Хакамада ходила к террористам и пыталась вести с ними переговоры. Так вот, оказывается, она каким-то образом пришла к выводу, что чеченцы вовсе не собирались взрывать здание, и вообще ничего плохого не хотели. Они, типа, просто хотели таким оригинальным способом выразить свой протест против оккупации Ичхерии: Ход своих умозаключений Хакамада предпочла пока нам не открывать. Возможно, она прочла по глазам террористов, что они на самом деле хорошие ребята, и просто хотят таким оригинальным способом пробудить в москвичах сочувствие к ичхерийскому делу. Но, понятное дело, ошибиться она не могла. Однако, жестокий и трусливый Путин, отсиживавшийся к Кремле, когда маленькая отважная Хакамада читала в сердцах Бараева и его девочек, её не послушал. Более того: боясь за свою власть, он решил раздуть античеченскую истерию, а также уморить побольше людей ядовитым газом. Ирина Муцуовна хотела было возвысить свой голос против такого злодейства, но — цитируем слова героини — «глава Администрации Президента А.Волошин угрожающим тоном приказал мне не вмешиваться в эту историю.» Судя по всему, тон главы Администрации был до того угрожающим, что Ирина Муцуовна, только что отважно беседовавшая с террористами, напугалась так, что молчала в течении всего этого времени. Впрочем, у неё был ещё один повод для молчания — она верила, что в закоренелом злодее Путине проснётся совесть. Цитируем: «Я не говорила об этом раньше, потому что заблуждалась, думая, что президент Путин в конце концов поможет установить правду и раскаяться за свой приказ использовать смертоносный газ. Но Путин молчит и ничего не отвечает людям, потерявших родных. Президент Путин сделал свой выбор скрыть правду. Я тоже сделала выбор рассказать правду.» И добавила: «Я убеждена, что действия президента Путина по сокрытию правды в данной ситуации — по сути государственное преступление и поэтому я приняла решение выставить свою кандидатуру на президентские выборы. Обещаю, что когда я стану президентом, граждане России узнают правду о взрывах домов, о трагедии в театральном центре и о многих других преступлениях власти.» Вот так вот.

На первый взгляд всё это кажется каким-то болезненным бредом. За последние годы мы как-то несколько отвыкли от густой демшизовой риторики: такого гона даже Гайдар с Чубайсом себе не позволяли. Однако, теперь стало ясно, что то была всего лишь маскировка: когда в ней отпала нужда, наши свободолюбцы заговорили своим голосом. Ну вот мы и услышали лебединую песню российского либерализма.

Самым интересным, однако, является даже не то, что именно сказала Хакамада, а то, к кому она, собственно, обращалась, и что при этом имела в виду. Если предположить, что адресатом её пламенных разоблачений и в самом деле был «народ Российской Федерации», то мы должны были бы предположить, что Хакамада тронулась умом: очень уж непопулярна такая риторика. Однако, есть основания полагать, что обращалась она совсем к другим людям. Которые её услышали и поняли правильно.

А именно. Сразу после выступления Хакамады один из главных акционеров НК «ЮКОС» Леонид Невзлин заявил, что на будущих президентских выборах будет поддерживать кандидатуру Ирины Муцуовны — и, само собой, примет горячее участие в финансировании ее избирательной кампании. Возглавляемая Михаилом Ходорковским региональная общественная организация Открытая Россия тоже готова помочь. Об этом на пресс-конференции в Москве рассказала сама наша героиня. Рассказала с удовольствием — её труды оценили, её настоящий электорат понял её правильно.

Правда, тут есть некоторые детали. Где находится в настоящее время господин Ходорковский, известно. Господин Невзлин устроился лучше: он уехал на свою историческую родину, в Израиль, и уже получил гражданство этой маленькой славной страны. Таким образом, за Ирину Муцуовну будут голосовать рублём тюряга и Тель-Авив. Ну что ж поделать, электорат — он разный бывает.

Таким образом, мы приходим к любопытному выводу. Два основных претендента на серебро в президентской гонке начали свою компанию с одного и того же: обратились к своим избирателям с просьбой помочь материально. Разница крохотная: Глазьев обратился к русскому народу и попросил скинуться по рублю. А Хакамада обратилась к народам почище. И попросила побольше.

Ну что ж, посмотрим, кто кого поборет. Пока что социологи фиксируют существенный рейтинговый разрыв между Сергеем Юрьевичем и Ириной Муцуовной, и не в пользу последней. Хотя, если ей, сладкой, позолотят ручку, у неё могут появиться кое-какие шансы:

А может, лучше всё-таки скинемся по рублю?

Средства на поддержку президентской компании Глазьева вы можете перечислить на специальный избирательный счет кандидата ? 40810810000020005505 в Операционном управлении Сбербанка России к/с 30101810400000000225 в ОПЕРУ Московского ГТУ Банка России, БИК 044525225.