Константин Крылов:Размышления об оппозиции

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Размышления об оппозиции



Автор:
Константин Крылов



Дата публикации:
янваль 2002






Предмет:
ТВ-6

Судя по всему, дела у телекомпании ТВ-6 из рук вон плохи. Президиум Высшего арбитражного суда РФ подтвердил решение о фактической ликвидации ЗАО «МНВК». Это решение окончательное, обжалованью не подлежит. Можно, правда, написать телегу в Конституционный суд на тему превышения полномочий арбитражниками, но это, скорее всего, пустые хлопоты. Ещё есть Европейский суд, эта такая международная организация, где Россию не очень любят, а борцам за свободу слова могут и поспоспешествовать. Реальной помощи от неё, правда, всё равно как от международной лиги сексуальных реформ: обязательными её решения не являются. Да и моральное удовлетворение сомнительное: известно ведь, как у нас в стране относятся к суждениям законолюбчивых европейцев. К тому же до слушания дела надо дожить, благо дел у всеевропейской сутяжной конторы хватает. Тем не менее, ТВ-6, во главе со своим владельцем, благообразным Борисом Абрамовичем Березовским, сдаваться не намерено: будут ещё стоны и вопли.

Во всём этом деле интересны три момента. Во-первых, тот факт, что доламывание антигосударственной кричалки и сопелки ведётся, если уж честно, довольно-таки топорными методами. В былинные времена всероссийского махалова с НТВ запущенная в дело схема была куда более корректной и с точки зрения искусства крючкотворства, и с точки зрения работы с общественным мнением. Были включены в дело настоящие мастера — тот же Кох с Йорданом, например. Сейчас же всё происходит как-то скучно и некрасиво. Власть даже не пытается выступать в белых одеждах. Оказывается, можно и в ватнике, оно и сподручней.

Все прекрасно понимают, что ТВ-6 закрывают вовсе не потому, что у каких-то там собственников какие-то там претензии. На вопросы «Лукойлу» на тему того, какие у них есть претензии, те отвечают что-то вроде «мы акционеры, и закон дает нам право ликвидировать предприятие». Право-то есть. Но, говорят, что тридцать пятая статья по иску акционера до сих пор ни разу не применялась в живом судебном деле, прецедентов нет. С другой стороны, есть какая-то непонятная суета вокруг иска — туда-сюда его пинают, нехорошо как-то. Можно, наверное, найти и другие белые нитки в этом деле. Но, опять же, белыми нитками можно шить, когда эстетика перестаёт быть важной. «И так сойдёт».

Объясняется это вот чем. Если события на НТВ ещё как-то трогали чувства широкой общественности, то унасекомливание ТВ-6 почему-то не вызывает у неё никаких чувств. Вроде всё те же — и Киселёв, и Шендерович, и прочие любимцы публики. И звуки они издают примерно те же. Ан нет, не то. Теперь их почему-то не жалко. Поэтому, собственно, можно и не стараться.

Теперь о втором моменте, то есть о чувствах телезрителей. Вообще-то, ТВ-6 — канал смотребельный, а после пресловутого «За стеклом» так и вообще рейтинговый по самые небалуйся. И немудрено. ТВ-6, по сути дела, предлагала своему зрителю этакий негласный договорчик: мы будем тебе показывать всякие штуки, которые в другом месте ты хрен увидишь (например, как девушка моется в душе, а на неё камера смотрит, и она это знает, и от этого происходят разные интересные волнения крови), ну а мы будем время от времени парить тебе мозги про политику. Парить, кстати, не много и не часто. Ну так — у нас свой интерес, у тебя, мил человек, свой интерес. Мы тебе бабу голую в душе показали? Показали. Смотрел? Смотрел. Всё видно было? Да, было видно. Так послушай же теперь про какого-нибудь невинноумученного шпиона Пасько. Это как реклама: не будет рекламы — не будет кина интересного. Без обид. Просто у кого-то генеральный спонсор показа — Нескафе, а у нас — Борис Абрамович. Всё по-честному.

В принципе, зрители ТВ-6 эту механику прекрасно понимают, и подобного рода договорчик у них особенного протеста не вызывает. Потому что относятся к «пасько» и прочим берёзовым полешкам сугубо прагматически — как к той же рекламе. Неважно, что там показывают — лишь бы кино крутили. Хотя, если смешное — можно и приколоться.

Именно этот результат следовало бы признать серьёзной «победой властей». За время, прошедшее с момента битвы за НТВ, «свобода слова» и прочие святыньки начала девяностых окончательно вышли в тираж. Что тут сказать? Туда им и дорога.

Теперь ещё одно обстоятельство. Если НТВ грызло и валяло власть и страну с садистическим сладострастием, по праву сильного (достаточно вспомнить, какой шабаш был учинён вокруг «Курска»), то ТВ-6, в общем, кусается не больно, в рамках приличия. В новостях в меру сдержаны, в меру оппозиционны. Все кидания какашками производятся аккуратно, и к тому же прибирают за собой («дело Пасько» — скорее исключение: тут уж пошёл «последний решительный бой», и из запасников вытащили старые доспехи времён покорения Гудермеса). В Новый Год, как хорошие, показали Президента. Может, стоило оставить их в живых?

И, наконец, третье. Российская власть, как известно, вспыльчива, да отходчива. Злить её опасно, но если не зашибёт сразу — считай, пронесло. И вроде бы она была такой с незапамятных времён, так что к этому уже все привыкли и выработали соответствующий навык с ней обращения. Главное в этом деле — провинившись, не столько покаяться, сколько потянуть время, отсрочить гнев. Чем дольше тянешь резину, тем больше вероятия, что гнев утихнет, а то и обратиться на милость.

Поэтому злопамятство Путина и компании (а то, что происходящее происходит волею Президента, мало кто сомневается) вызывает у привычной публики нечто вроде недоумения. Как же так? Ну да, Берёза и Гусь виноватые. Но ведь они сбежали из страны, сидят тихо, особливо не рыпаются. Берёза вон сколько времени подавал сигналы, что пора бы его и простить: все сроки вышли. Да и сейчас, собственно, всё подмигивает да подмигивает: я, конечно, оппозиционер, но ведь не такой страшный. Я, конечно, замахиваюсь, но ведь не бью по-настоящему. А ведь мог бы. А ведь не бью. Времени-то сколько прошло, опять же. Почему бы не решить этот вопрос в духе мира и любви? Тем паче, Президент силён, рейтинг его крепок, у оппозиции ничего не получилось. Полагается на радости такой отпустить всех домой. Всегда же отпускали на радостях.

Поразительным является то, что Путин этого делать не хочет. А явно намеревается додавить гадину, чего бы это ни стоило. Причём, что характерно, не потому, что у него кипит какой-то разум возмущённый. А потому, что всякое начатое дело надо непременно доводить до конца. Иначе лучше и не начинать.

Разумеется, уничтожение ТВ-6 — дело благое. Я, например, не считаю, что Березовский безопасен, пока у него на стенке висит такое ружьё. Неважно, что они показывают сейчас — да хоть «Тома и Джерри» круглосуточно. В нужный момент они погонят то, что им скажет шеф, а шеф зря не скажет. И тогда отключать их будет уже поздно. Гадину надо давить не тогда, когда она уже вонзила жало, а до этого. В профилактическом порядке.

Но, допустим, Путин получил бы откуда-нибудь стопроцентную гарантию, что ТВ-6 никогда не выйдет за пределы неких приличий. Тем не менее, и в этом случае их надо было «доделать».

Попробую объяснить, почему.

Как известно из практики правоохранительных органов, преступников страшит не жестокость наказания, а его неотвратимость. То есть: если за разбой могут отрубить голову на площади, но только в десяти процентах случаев это удаётся сделать, то вся страна будет переполнена разбойниками. А вот если гуманный закон предусматривает за это дело всего-навсего десять лет одиночной камеры, но зато мазуриков вылавливают в девяноста пяти процентах случаев из ста, число желающих пошалить на большой дороге сокращается практически до нуля. Потому что в первом случае «авось повезёт», а во втором — точно известно, что фарта не будет. Примерно то же самое верно и для любых других видов преступлений. Безнаказанность преступников есть лучшая реклама преступности, и наоборот. И что толку рычать, кусаться, и рвать на клочки отдельно взятого негодяя, если известно, что десять его подельников гуляют на воле, и им весело живётся?

Так вот, в России восьмидесятых-девяностых годов все твёрдо знали, что за любые антигосударственные действия человеку «ничего не будет». Продавать и предавать Родину неожиданно стало «как стакан воды выпить». Правда, отдельные бедолаги попадались, но обычно и они отделывались лёгким испугом. Особенно рентабельным в какой-то момент стало такое невинное занятие, как рекетирование властей. Дайте нам ещё денег, а то мы включим телекамеру, и скажем в неё, что вы плохие, что вы украли миллиарды долларов, что вы переодетые коммуняки, что вы убиваете чеченских младенцев, что вы — ужас мира, стыд природы, и прочее. Тогдашние власти весь этот позор терпели — отчасти потому, что сами были плоть от плоти этой своры предателей, и сами получили свои места тем же примерно путём. Новая власть, однако, быстро поняла, что продолжение банкета чревато полным крахом, и взялась за исправление ситуации.

Сначала с держателями микрофонов пытались договориться добром. Те, однако, не вняли, и начались информационные войны на уничтожение, последней из которых был история с «Курском». Не надо забывать: эти люди были беспредельно наглы, полностью уверены в своей силе и непобедимости, они всерьёз намеревались замочить «кремлёвских», которые забыли своё место, забыли о том, что власть в России у тех, у кого микрофоны и телекамеры. «Что ж», сказала власть, «мы поняли. Теперь микрофоны и телекамеры будут у нас, а не у вас». Что и было сделано.

Однако, это только полдела. Наказание должно быть доведено до логического конца. Люди, ушедшие на ТВ-6, легко отделались: у них остались зарплаты, машины, а главное — микрофоны и телекамеры. Они немного снизили свои претензии, но по сути наказаны так и не были.

Возникает, правда, вопрос: а за что наказывать исполнителей? В конце концов, музыку заказывал Гусь, а потом Берёза. Ответ: не будет музыкантов, не будет и музыки. Не нужно думать, что только спрос рождает предложение. Нет, предложение тоже определяет спрос. И если какое-то дело совсем невозможно, и никто за него не берётся, не будет и желающих за это платить. Вряд ли кто-нибудь будет пытаться сунуть деньжат главному редактору «Нью-Йорк Таймс», чтобы он, скажем, объявил Усаму бен Ладена национальным героем. То есть многие с удовольствием это сделали бы, если бы считали хоть сколько-нибудь возможным, что он эти деньги возьмёт. Но «такого никогда не бывает». Поэтому никто и не пытается пробовать.

Так же и здесь. Если бы не плеяда талантливых подонков, всегда готовых работать против своей страны, своего народа, и своего правительства, не было бы и спроса на их услуги.

В этом смысле какой-нибудь симпатичный Норкин, или, скажем, госпожа Максимовская, равно как и прочие их подельники, виновны, и должны быть наказаны. Неважно как — по суду или без суда. Просто все должны видеть: есть вещи, которые делать нельзя, наказание неотвратимо. Что совершивших сие будут преследовать, не давать работать, выставлять за дверь, всячески осложнять жизнь по поводу и без повода. Те, кто будет их прикрывать, защищать, кормить, брать на работу, тоже должны быть наказаны — за то, что приютили этих людей, и тем самым взяли на себя грех соучастия в их делах. Не следует, кстати, забывать о тех, кто отметился в этих историях на вторых ролях. Немалое количество приличных с виду людей поддержало НТВ и сейчас работает на ТВ-6, потому что думает, что это менее опасно, чем выступать в поддержку действий власти. Следует объяснить этим хорошим людям, что быть против власти по меньшей мере так же опасно, как и быть за неё.

Непосредственно виновных же надо гнать, гнать, гнать, пока для них совсем не останется места в той стране, где они гадили. Желательно, чтобы они её в конце концов покинули, и очень желательно, чтобы они её покинули жалкими, презираемыми, и непременно бедными. Пусть их кормят те, кто им платил тогда. Щедрой ли будет кормёжка?

И последнее. Казус с НТВ-ТВ-6 возвращает наше общество к давней, но так и не решённой до сих пор проблеме: а нужна ли нам вообще оппозиционная пресса и печать, и если да, то какая?

Прежде всего. Всякий, кто помнит годы правления Ельцина, должен согласиться с тем, что оппозиционная пресса — вещь всё-таки нужная. В конце концов, всегда остаётся опасность, что у кормила сядет новый Горбачёв или новый Борис Николаевич. И нужно иметь возможность хотя бы обсудить сей прискорбный факт письменно и печатно. Да и конкретные действия самого что ни на есть родного и горячо любимого правительства тоже не всегда радуют — и это тоже должно обговариваться без непоняток, намёков и экивоков.

Но тут есть свои сложности. Сейчас в России сложилась идиотская конфигурация сил: с одной стороны — власть, с другой — «все остальные», причём возглавляют «остальных», естественно, самые недовольные. Однако, такая конструкция неустойчива и нелепа. Власть не должна быть противоположностью «оппозиции». Противоположностью должна быть другая общественная сила, находящаяся в одинаковом положении и на одной плоскости с оппозицией. А не сверху, снизу, или где-то ещё. Партия против партии, сторона против стороны — это и называется «правильный политический процесс».

При этом нужно иметь в виду: речь не идёт о «партии власти». Сама идея «партии власти» всегда нарывается на простейший софизм: если её идеи совпадают с курсом правительства, они излишни, а если отклоняются от неё, они вредны. В результате выясняется, что единственной её задачей остаётся вовремя аплодировать абсолютно любым действиям первых лиц. В принципе, это не так уж и плохо, поскольку её аплодисменты заглушают свистки «непримиримой оппозиции». В российских условиях это немало. Но этим вся польза от партии власти и исчерпывается.

К тому же, при такой раскладке власть лишается очень важного ресурса, а именно свободы манёвра. Если в обществе есть две силы, внятно требующие прямо противоположных вещей, то между ними можно лавировать: всегда есть возможность сказать, что «мы только выполняем то, чего от нас хочет общество». Но если требования раздаются только с одной стороны, а с другой звучат хлопки, то приходится брать всю полноту ответственности на себя, что неправильно даже тактически.

В этом смысле России (а также и российским властям) нужна крепкая патриотическая партия, а лучше — несколько таких партий, ведущих внятную и последовательную критикую действий правительства «справа», с государственнических и националистических позиций.

Разумеется, это должна быть «оппозиция Её величества», как выражаются англичане. То есть, это должна быть оппозиция не столько власти, сколько противоположной стороне политического спектра (каковой в России состоит в основном из диссидентов и предателей).

Это последнее условие очень важно. Увы, история показывает, что чрезмерное увлечение благонамеренных людей обличениями «верхов» (пусть даже эти обличения искренни) часто играют на руку тем, кто желает беспорядков и потрясений. Так, в недолгий период предреволюционных российских «свобод» крайне правые несколько раз невольно сыграли на руку революционерам и разрушителям, причём всякий раз — в масть. Не нужно думать, что этот опыт сейчас забыт. Например, есть основания полагать, что ряд российских «правых националистических» организаций из числа самых одиозных финансируются теми же силами (если не теми же людьми), которые дают деньги на деятельность того же ТВ-6. И неудивительно: борцам с порядком всё равно, с какой стороны подкладывать динамит. Надо будет — они и какой-нибудь «русский фашизм» проплатят.

Но и государство должно, наконец, научиться одной старой китайской мудрости: «во всех обстоятельствах поощряй друзей и наказывай врагов». Причём врагов надо преследовать неотступно, даже когда они кажутся нестрашными и безопасными, не впадая в искушение «отпустить домой», и тем более одним чохом зачислить в друзья. И, наоборот, друзей надо поддерживать всегда, даже когда они кажутся бесполезными.

Потому что безопасных врагов, как и бесполезных друзей, не бывает.