Константин Крылов:Семейное дело

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

История текста[править]

Опубликовано в газете «Спецназ России» № 05 (56) (апрель 2001 года) под псевдонимом «Семён Поздний».

Приводится по газетной публикации: http://www.specnaz.ru/archive/05_2001/4.htm

СЕМЕЙНОЕ ДЕЛО[править]

Четыре месяца назад на Украине началось то, что деликатные журналисты поименовали «противостояние власти и оппозиции». Слово «противостояние» как-то сразу настраивает на торжественный лад: два титана схватились в борьбе и красиво напрягают мускулы. Разбушевавшееся поэтическое воображение рисует ещё и такую примерно картинку: вот, с одной стороны, стареющий, но всё ещё могучий президент Кучма, этакий замшелый утёс, что диким мохом порос — и, с другой, бурное народное море, подмывающее этот самый утёс у самого его подножия.

Однако, в рисуемой картинке есть некая неясность. А именно — не совсем понятно, что представляет из себя эта самая «оппозиция», противоборствующая c украинской властью. Прежде всего, следует различать официальных лидеров оппозиции, и реальные действующие силы. В данном случае мы имеем дело с ситуацией, когда лидеры не столько возглавляют движение, сколько влекутся им, подобно носимыми волнами щепкам. Разумеется, нынешние лидеры оппозиции — Ющенко и Тимошенко — отнюдь не щепки, но всё же их влияние на события не стоит преувеличивать. Практически, всё дело делается без них.

Далее, если обратиться к непосредственным участникам действа, то на поверку выясняется, что антикучмовская коалиция, изображающая из себя лихую птицу-тройку, несущую рiдну неньку Украину в светлое завтра, представляет из себя крайне странное, чтобы не сказать противоестественное, объединение несовместимых друг с другом сил, по какому-то странному капризу природы вдруг соединившихся в одно. Нечто вроде басенных лебедя, рака и щуки, вдруг почему-то дружно рванувших пресловутый воз в одну сторону.

Начнём наше обозрение действующих лиц с самого вкусного — то есть с раков. Рак, будучи сваренным, красен, а в живом виде имеет привычку пятиться назад. Так что не будет ошибкой символизировать этими милыми существами украинскую левую оппозицию во главе с Александром Морозом, лидером Соцпартии Украины и главным героем пресловутого «кассетного скандала». Надо сказать, что в чувствах левой оппозиции по отношению к президенту не так уж много личного: им не нравится не только господин-товарищ Кучма лично, но, в первую очередь, сама политическая система Украины как таковая. Соцпартия, например, перешла в фактическую оппозицию Президенту ровно с того самого момента, когда на всеукраинском референдуме 16 апреля были приняты поправки к Конституции, предусматривающие существенное усиление президентской власти за счёт парламента. В случае принятия этих решений Украина пойдёт проторенным путём России — то есть окончательно превратится в «суперпрезидентскую республику» с «выборным монархом» во главе. Каковой будет гнобить, низводитьи курощать Верховную Раду, пока не превратит её во что-то послушное, или хотя бы относительно пристойное. Левым при таком раскладе светит в лучшем случае роль «украинской КПРФ». Роль, что ни говори, незавидная: живой пример перед глазами.

Надо сказать, что промежуточной тактической цели социалисты добились: принятие решений по референдуму de facto отложены на неопределённый срок. Но этого им мало: к отложенному, даже в самый долгий ящик, мероприятию, можно ведь и вернуться, благо подписанный народом вердикт готов. Посему стратегической целью социалистов является ликвидация института президентства как такового, и переход к парламентской республике, со слабым и зависимым от парламента премьеров во главе. Украинские коммунисты, как более откровенные, сформулировали это дело с большевистской прямотой и лаконичностью: «Советская власть — наш президент!»

Интересно (и даже где-то забавно), что их поддерживают украинские олигархи. Но с ними тоже всё понятно: у них таки есть свой маленький карманный интерес. На Украине грядёт последний этап приватизации. При этом распродаваться будут самые вкусные, самые аппетитные остатки госсобственности, приберегавшиеся правительством на чёрный день. И он таки настал: бюджет страны пуст, и единственный способ наполнить его хоть чем-нибудь — это распродажа последних кусочков родины. При этом огромное значение имеет то, каким образом (точнее даже, в каком стиле) будет происходить эта самая распродажа, и каков будет размер скидок. Судя по всему, Президент намерен присмотреть за тем, чтобы не отдавать последнее совсем уж за бесценок. Украинские олигархи, намеревающиеся именно что поживиться на халяву, решили, что дешевле скинуть «презика».

Теперь перейдём к щуке. Щука хищна, зубаста, и не очень-то популярна в своём пруду, где её боятся — но считаться с ней приходится. С цветами, правда, есть некоторая проблема: украинская щука жовто-блакитна. Правые партии (а «правые» на Украине есть синоним укронационалистов) желают очистить свою страну от Кучмы по сходным с левыми, но всё же несколько иным соображениям. Некоторые из них, являющиеся сторонниками бывшего вице-премьера Украины Юлии Тимошенко, блокируются с социалистами по вопросу урезания президентских полномочий, желательно до нуля. На таких позициях стоят радикальные национал-демократы из Республиканской патрии, УНА-УНСОвцы, «Батькивщина» (собственно партия Юлии Тимошенко), и некоторые другие помельче. Другие — в основном те, кто спит и видит во главе Украины бывшего премьера Ющенко, хотят не столько уничтожить президентское кресло, сколько посадить в него своего любимца. Способом добиться желаемого является не столько немедленная отставка Кучмы (грозящая политическим хаосом, а то и чем похуже), сколько назначение Ющенко официальным преемником нынешнего президента. Опять же в этом просматривается некая ориентация на российский опыт: получилось же у престарелого Ельцина сдать дела с рук на руки молодому энергичному лидеру патриотического направления? А вот немедленный уход Кучмы и игрища в «парламентскую республику» могут дорого обойтись: шансы сформировать парламентское большинство у правых невелики.

Такой расклад интересов отражает украинские политические реалии, отчасти сходные с российскими. Левым на Украине симпатизирует большинство населения — но это большинство пассивно, раздроблено, и не очень-то верит в то, что ему что-нибудь обломится. Невнятная парламентская республика вполне отвечат их чаяниям: воля большинства будет хоть плохонько, но исполняться, или хотя бы учитываться. Этому большинству противостоит активное меньшинство, в основном правонационалистических убеждений, желающих видеть во главе страны сильного лидера, не боящегося непопулярных решений, и способного сделать рывок. Куда он будет рваться, и не развяжется ли пупок, правые сейчас не задумываются, уповая на то, что пуля дура, штык молодец, смелость города берёт, а заграница им поможет.

Теперь, наконец, можно перейти к белому лебедю, который, как известно, крылат, и вершит свою политику из-за облаков, очень напоминая тем самым натовские самолёты. Итак, третий, может быть важнейший, участник оппозиционной коалиции — это Запад, который с некоторых пор разочаровался в украинском режиме.

Причины разочарования банальны: Украина не оправдала возлагавшихся на неё больших ожиданий.

Тут придётся сделать небольшое отступление. Западная политика по отношению к постсоветским республикам не вполне едина. Существуют, грубо говоря, две точки зрения, которые можно условно обозначить как «американскую» и «западноевропейскую». Разумеется, и те и другие хотят, чтобы Россия оставалась управляемой (ими) и безопасной (для них) страной, но видят перспективы этой управляемости и безопасности по-разному.

Западные европейцы (прежде всего, политические круги развитых континентальных стран) заинтересованы в регулярных поставках российского сырья, а в перспективе — в умеренной интеграции России в европейскую экономику на правах «младшей сестры». Что предполагает отсутствие серьёзных преград между Россией и Европой. В военном отношении Европа давно уже не боится России: страшные русские танки уже не мерещатся немецким и французским обывателям. Зато газ должен поступать бесперебойно. В этом смысле Украина, Белоруссия, и прочие подобные гособразования могут рассматриваться как излишние источники напряжения, и их подчинение России (вплоть до поглощения) могут быть поняты вполне правильно.

«Американская» же точка зрения исходит из того, что Россия опасна в любом состоянии. Разумеется, слово «опасность» здесь понимается как опасность прежде всего для американских интересов. Американцы, как и все нормальные люди, не любят никого, кроме себя, а потому желают видеть Европу во всём зависимой от своей воли. Сплотив европейцев вокруг себя (то есть подчинив их себе) благодаря универсальному жупелу «советской угрозы», американцы серьёзно опасаются, что сильная и дружественная Европе Россия вполне способна заразить европейцев вредной строптивостью. Разумеется, они понимают, что ни о каком серьёзном «союзе Европы и России» речь не идёт, но всё-таки «решение вопросов» с Европой может стать несколько более дорогим и хлопотным занятием. Соответственно, всё, что ослабляет Россию (или хотя бы ей неприятно), будет американцами поддержано и одобрено. Соответственно, существование Украины и прочих является для них условием sine qua non, а антироссийская активность этих образований — единственным оправданием их существования на земном шаре. Государство, которое граничит с Россией и ей не гадит (или гадит недостаточно успешно), с точки зрения американцев, должно быть немедленно и очень жёстко наказано, а его правительство заменено на более понятливое.

Существует ещё точка зрения американских сателлитов в Восточной Европе — то есть всяких «польш» и «латвий». Эти страны ненавидят Россию пламенно и бескорыстно, и не менее пламенно и бескорыстно любят Соединённые Штаты, видя в них хозяина. Эти товарищи не прочь побегать впереди американского паровоза, гадя России где и как только можно, невзирая ни на какую личную выгоду. Этот апофеоз восторженного холуяжа в сочетании с ненавистью к прежним советским хозяевам просто не поддаётся описанию: тут надо знать детальки. Как выразился в своё время один высокопоставленный чиновник российского МИДа — «поляки получают физиологическое удовольствие, если могут хоть в чём-то уесть Россию».

Подобная политика активно поддерживается не только американскими союзниками данных стран, но и обширными национальными диаспорами, как правило, обитающими в Америке — американскими поляками, литовцами, чехами, и так далее.

В настоящее время американскую политику по отношению к Украине курирует пресловутая «группа Бжезинского» — то есть человека, чьи воззрения на сей предмет ближе даже не к «собственно американской», а именно к восточноевропейской точке зрения. Збигнев Бжезинский ненавидит Россию пламенно и очень лично — и даже, можно сказать, семейно. Польский еврей, женатый на расстрелянной советскими чекистами дочке первого президента Чехословакии Мушке Бенеш, похоже, видит смысл своего существования в том, чтобы разрушить ненавидимую им страну до основанья. В том же духе он воспитал и своих сыновей — Йена и Марка. Надо сказать, что оба продолжателя папиного дела бывали (и даже подолгу жили) в России, изучая предмет, что называется, на месте. Надо ещё отметить, что «старый ястреб Збышек» с семейством в настоящее время умудрился практически полностью монополизировать восточноевропейское (и особенно украинское) направление американской внешней политики. Опираясь на конгрессменов-сенаторов польского происхождения (за спинами которых стоит весьма влиятельная сейчас польская диаспора), он сумел оттеснить от процесса принятия решений даже госдеп (в настоящее время слепо выполняющий его рекомендации), совет безопасности, и прочих заинтересованных лиц. Судя по некоторым данным, Бжезинский получил от нынешней администрации карт-бланш на разработку «украинского направления».

Основной причиной недовольства американцев и лично господина Бжезинского были постоянные вихляния президента Кучмы между Штатами и Россией, а также хроническая неспособность украинского режима проводить сколько-нибудь эффективную экономическую политику. Более того, президент Кучма в какой-то момент вообразил, что подобная политика равноприближенности к телу рiдной неньки двух великих держав может продолжаться неограниченно долго, и начал позволять себе недолжные интонации в разговорах с американскими кураторами. Американцам это не понравилось: они вообще не любят строптивых. Збышек же к тому моменту присмотрел куда более привлекательного кандидата на свято место гетьмана всея Украйны — премьера Ющенко, пламенного и убеждённого западника, мечтающего о превращении Украины во «вторую Польшу», не считаясь с потерями и затратами.

В степени накала антироссийских эмоций Ющенко тоже не приходится сомневаться. Например, во время визита премьера в Крым он чуть ли не собственными руками переставлял и ломал дорожные указатели на русском языке, тут же отдавая соответствующие распоряжения, чтобы абсолютно ничто в Крыму не напоминало о России и русских. Збышек не мог не оценить такого усердия. К тому же и здесь просматривается элемент семейственности: жена Виктора Ющенко долгие годы была кадровым работником Госдепа США, и не факт, что и сейчас эта дамочка не работает на ту же контору. Поговаривают также, что Ющенко находится, как бы это поделикатнее выразиться, под каблучком у своей дражайшей половины.

Первоначальный «план Бжезинского», насколько это известно сейчас, предполагал три этапа развития конфликта: блокирование Леонида Кучмы и перетекание власти от Кучмы к Ющенко, победа Ющенко на президентских выборах, и, наконец, на сладкое — формирование долгосрочного управляемого конфликта между Украиной и Россией.

Первая стадия должна была начаться с чисто виртуальных акций, прежде всего — создания «негативного информационного фона» вокруг нынешнего президента страны. Спусковым крючком послужило так называемое «дело Гонгадзе», после чего компромат на Кучму полился из всех щелей. Главным здесь было то, что многочисленные скандалы (неважно уже, чем завершался каждый из них) ставили Кучму в положение обороняющегося и оправдывающегося. При этом следует иметь в виду, что ситуация преднамеренной травли хороша тем, что после какого-то момента никакие оправдания уже не работают: человек оказывается «в чём-нибудь да виновен» уже по определению. При этом надо учесть, что Кучма с самого начала не был особо популярен, и рассматривался добрым украинским народом скорее как меньшее зло, чем как желанный жених нации. Так что его дискредитация — это скрее дело техники. Но важно ещё и повлиять на самого Кучму, загнать его в угол, блокировать любые исходящие от него политические инициативы. (Что отчасти и удалось — смотри судьбу решений референдума).

Ту же цель преследует и волна «массовых народных выступлений». Вторая их задача — сделать «антикучмизм» легитимным в глазах мировой общественности. Известно, что мировая общественность — как ребёнок: достаточно показать ей по телевизору толпу людей с плакатами, идущими по проезжей части улицы, так она тут же и верит всему, что написано на этих плакатах, и начинает шуметь, чтобы весь мир собрался и удовлетворил требования людей с плакатами.

Неплохо так же обвинить кучмовский режим в применении силы. По некоторым данным план Бжезинского предусматривал нечто подобное: боевики УНА-УНСО были вполне настроены побузить, а массовые беспорядки с участием милиции — лакомый кусочек. Получался очень выразительный образ Кучмы как затаившегося «украинского Лукашенко». На этом этапе можно ожидать подключения к делу «европейских структур», прежде всего Совета Европы, который всегда не прочь обвинить какую-нибудь «нечистую» страну из числа бывших советских республик в «нарушении прав человека», благо людей много, и чьи-нибудь права всегда кем-нибудь да нарушаются.

При этом «принц» Ющенко должен был как можно дольше оставаться чистым и незамешанным во все эти скандальные дела, постепенно переключая на себя реальную власть над ведомствами (включая силовые). Кучма, поглощённый изнурительным противостоянием с «оппозицией», вряд ли смог эффективно воспрепятствовать этому процессу. В случае же увольнения с поста премьера Ющенко автоматически оказывался бы лидером объединённой оппозиции.

Далее идут президентские выборы, возможно досрочные. Главную угрозу для «правого» Ющенко представляют собой украинские левые, которые, как мы уже говорили, выражают именно что интересы большинства. Однако, из того же самого российского опыта явствует, что на «большинство» можно накричать, нацыкать, вообще как-нибудь надавить, и оно — испуганное и растерянное — сделает то, что ему сказали. Всё дело — в силе информационного давления. А поскольку все основные информационные потоки на Украине контролируются «кем надо», можно ожидать развития событий по сценарию «Ельцин против Зюганова». Для этого, правда, нужен именно что Зюганов, а тот же Александр Мороз на него всё-таки не похож, к тому же его активное участие в антикучмовской коалиции даёт ему неплохие начальные шансы. Тем не менее, забить Морозу баки вполне возможно, спровоцировав конфликт внутри самого левого блока. Очень вкусным вариантом было бы выдвижение коммунистического кандидата от объединённой левой оппозиции, которого Ющенко сделал бы в два приёма.

Что означает для России Ющенко в качестве президента Украины?

  1. Формирование интенсивного конфликтного поля между Россией и Украиной, активация всего спектра разногласий.
  2. Использование военно-технического сотрудничества с Россией для подрыва военно-технического потенциала России и таким образом срыв всех совместных проектов в области высоких технологий.
  3. Установление полного и абсолютного контроля НАТО над украинскими вооруженными силами и спецслужбами.
  4. Блокада Черноморского флота и российских коммуникаций.
  5. Присоединение Украины к санитарному кордону вокруг России.
  6. Введение визового режима между Россией и Украиной.
  7. Полное вытеснение русского языка в Украине, запрет на его использование в государственных учреждениях и СМИ.
  8. Приватизация газопроводов, энергосистем и других остающихся экономически эффективными предприятий в интересах польского и другого восточноевропейского бизнеса, участвующего в финансировании организаций, финансирующих антикучмовские выступления.
  1. Доминирование США и Польши в Восточной Европе и Евразии.

Понимал ли всё это Кучма? До какого-то момента он искренне пытался убедить своих американских друзей (точнее сказать, кураторов) в совершеннейшем своём почтении, беспредельной лояльности, и готовности выполнять их распоряжения в рамках разумного. Беда в том, что группе Бжезинского рамки разумного оказались явно тесны. Этим людям не нужна лояльность, имеющая пределы — а лояльность Кучмы американцам пределы несомненно имеет. Им нужно нормальное «восточноевропейское» правительство, служащее Америке не за страх (лишиться каких-нибудь бенефиций и преференций), а за совесть — то бишь просто за удовольствие чувствовать себя проводником американской политики в регионе. Кучма, крутящий тазом между двумя стульями, совести не проявил, и в результате оказался в чёрном списке.

Что же сделал Кучма перед лицом этой страшной угрозы?

Был момент, когда всем показалось, что Кучма дрогнет и побежит. Однако, демонстративная поддержка Россией законной украинской власти (выразвишейся прежде всего в визите Путина) придала старому дубу уверенности, и он сообразил, что, в общем-то, бояться ему на самом деле нечего. Прежде всего, угрозу силового решения вопроса следует сразу же исключить: оппозиции не удалось наладить сколько-нибудь внятных отношений с соответствующими ведомствами. Далее: митинги и протесты, при всей их зрелищности, собирали на порядок меньше народу, нежели планировалось их устроителями. Высшее достижение «уличной оппозиции» — палаточный городок в центе Киева — был благополучно снесён украинской милицией, и мир от этого не перевернулся. Куда большую опасность представляли из себя высокопоставленные оппозиционеры типа Ющенко, но тут кто-то вовремя просветил президента на тот счёт, что диссидентствующего премьера можно попросту отправить в отставку, и мир от этого тоже не перевернётся. Что и было сделано во благовремение: Ющенко прогнали. Ну и что же? Да ничего. В настоящее время Кучма с увлечением перебирает кандидатуры на освободившееся место, благо желающих порулить немало, да ещё и издевается, утверждая, что новый премьер должен быть «рабочей лошадкой» (читай — хорошим исполнителем воли президента).

Интересно, что действия президента по укреплению своей власти встречают весьма слабый отпор. Инициированный оппозицией процесс импичмента благополучно сдох: украинский парламент не набрал необходимого количества голосов даже для включения в повестку дня заседаний Верховной Рады вопроса об отстранении Леонида Кучмы с поста президента и создании специальной временной следственной комиссии» (209 голосов при необходимых 226). Некоторые проблемы создала периодически сажаемая в тюрьму и выпускаемая из тюрьмы Тимошенко: в последний раз Верховный Суд (явно под давлением извне) отказался упечь активную дамочку за решётку. Однако, опасность от Тимошенко тоже оказалась не такой уж великой: в качестве реального лидера оппозиции дамочка не катит, а её периодические заявления типа «Я считаю, что дальнейшее пребывание Кучмы на своём посту грозит украинскому народу катастрофой» можно делать и из-за решётки темницы сырой, и это будет звучать даже убедительнее...

Засим последовали соответствующие ходы двух основных игроков — США и России. Американцы сделали ход первыми: 26 апреля 2001 года Парламентская ассамблея Совета Европы рассмотрит выполнение Украиной своих обязательств, взятых при вступлении в эту организацию в 1995 году. Результатом этого обсуждения может стать исключение Украины из Совета Европы, как это и рекомендовал мониторинговый комитет ПАСЕ, изучающий ситуацию в Украине. Зачем это делается, понятно и ежу: Украину собираются демонстративно выпороть. Тут уж ему попомнят всё — и «кассетный скандал», и «разгон оппозиции», и чёрта лысого в ступе.

Российский ход был асимметричным: указом президента РФ послом на Украину назначен никто иной, как Виктор Черномырдин, большой специалист по газовым делам, для Украины весьма актуальным. Кроме того, экс-премьер будет выполнять обязанности специального представителя президента РФ по развитию торгово-экономических связей между Россией и Украиной. В сумме полномочия Виктора Степановича можно назвать беспрецедентными.

Черномырдин на Украине человек не чужой. Если уж на то пошло, то его крайне близкие неформальные отношения практически со всеми представителями украинской бизнес-элиты, а также и властного истеблишмента Украины являются секретом полишинеля, как и тот факт, что его жена — украинка, к тому же и сам Виктор Степанович имеет на Украине многочисленную родню. Сам же Виктор Степанович заявил, что «гордится таким назначением» и считает, что работы у него «непочатый край».

Ну что сказать на всё это, дорогие читатели? Будем посмотреть, чьё семейство — Бжезинского, Ющенко, или всё-таки старого доброго Черномырдина — окажется успешнее в деле решения украинского вопроса.