Король времени

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Король времени


Автор:
Словацкая народная








Язык оригинала:
Словацкий язык



Жили когда-то два брата. И хотя родились они от одного отца и одной матери, друг на друга нисколько не походили. Старший был жаден да скуп, и потому богат, младший же — хоть и был бедняк-бедняком, но по честности никто во всей округе не мог с ним сравниться. Младший не раз обращался к старшему за помощью — ведь иной день нужда вот как припирала! Он много не просил, еды — и только. А богач, будто и не брат родной.

— Вот еще! — кричит. — Стану я с бездельниками возиться, — и гонит бедняка из дому прочь.

Случилось однажды младшему совсем с голоду пропадать, но старший безо всякого состраданья его выгнал. Пошёл младший брат в лес хоть корешков каких поискать.

Искал-искал, весь лес облазил, ничего не нашёл, лишь под дикой яблонь-кой — яблоки-падалицу. Не стал он привередничать, что, мол, кислы яблочки, лишь оскомину набьют, наелся до отвала, повалился на землю и, сам того не заметив, уснул. Спит он, и снится ему, будто у него левая рука чешется, а в его домишке огонь в очаге пылает.

Продрог бедняк до костей от холода, проснулся, глядит, а уже́ ночь опускается.

«Ах, где мне, бедному, обогреться, — думает он. — Брат меня к себе не пустит, а в моём доме давно уже́ очаг без огня.»

Стои́т, думает, как ему быть, и тут вдруг его осенило: «Попробую-ка я пойти на Стеклянную гору; люди говорят, будто там вечный огонь горит. Эх, будь что будет! Коли люди не жалеют, может другой кто смилуется.»

Поднялся и пошёл.

Еще издалека увидал бедняк, что на Стеклянной горе́ огромный костёр пылает, а вокруг него двенадцать странных фигур расположились. Набрался бедняк храбрости и направился прямо к ним. Подошёл, поклонился и стал просить:

— Ах, добрые люди, смилуйтесь надо мной, я бедный человек, никому до меня де́ла нету, я замерз, а в домишке моём нет ни огня, ни дров. Позвольте мне около вашего костра хоть немного обогреться.

Все двенадцать посмотрели на него и молвили :

— Садись, сынок, с нами да грейся себе на здоровье!

Сел бедняк. все молчат, и он боится слово вымолвить; только смотрит в огонь, да к этим двенадцати приглядывается. Видит, что они друг с другом всё время местами меняются. Обошли кругом костра, и каждый снова на своём месте очутился. И вдруг из пламени поднялся древний старик, седая борода до пояса, голова лысая — и обратившись к бедняку, произнес:

— Не теряй здесь, приятель, времени зря, будь трудолюбив и честен! Бери горячих углей из нашего костра да ступай своей доро́гой!

Тут все двенадцать поднялись, насыпали полный мешок углей и взвалили бедняку на плечи. Бедняк поблагодарил и пошёл с полным мешком по тропинке. Он согрелся, и ноша показалась не тяжёла.

Пришёл домой, радуется, что хоть огонь в камельке будет, стал уголь высыпать и о, чудо! Каждый уголек, чуть коснувшись пола, превращался в золотую монету!

Можете себе представить, как обрадовался наш бедняк! Сыпал он, сыпал без остановки, покуда всё не высыпал. Лежит перед ним целая куча золота и всё оно ему принадлежит! Он глазам своим не верит! Схватил золотые монеты в горсть и убедился, что это правда!

А пото́м захотелось ему эту кучу монет перемерить, да нечем. Пошёл он к брату, стал меру просить.

— Меру? — ухмыляется богатый. — Что тебе, оборванцу, с ней делать? И бедняк смиренно отвечает:

— Мне сосед пшеницы задолжал, теперь возвратил, вот я и хочу её померить. Братец-то хоть и не поверил, но мерку дал, а чтобы убедиться, намазал дно смолой.

Младший брат мерит да мерит монеты, много получилось, устал, столько намерил! Принёс мерку обратно, и богач сразу увидал, что ко дну прилипло несколько дукатов. Обозлился, стал на бедняка орать!

— Ах, ты, такой, сякой! Хотел меня обмануть, да не вышло! Ты что, боишься, что я на твои дукаты позарюсь? Больно надо! А ты говори, всё как есть, где деньги взял? Не то немедля донесу, что ты их украл!

Младший брат был человек честный и рассказал старшему всю правду.

Стал теперь младший жить богато. Купил себе землю, купил скота и начал хозяйствовать по-доброму своему разумению. В хозяйстве и хозяйка нужна, женился младший брат. Взял в жёны пригожую де́вицу и зажил с ней в мире и согласии.

А старшего брата завидки берут. Хотя у него и у самого всего предостаточно, ему ещё побольше заграбастать охота. Думал он думал и надумал: пойти на Стеклянную гору. Может, повезёт не хуже, чем младшему?

Забрался он на гору, подошёл к костру и повёл такой разговор:

— Позвольте мне бедному возле вашего огня погреться. Ночной холод меня совсем измучил, нет моей мочи дальше идти, а согреться негде.

Тут один из двенадцати ему отвечает:

— Ты, сынок, в счастливую минуту родился, и богатства у тебя вдоволь, но человек ты злой да скупой. Нас не проведёшь. Ты хотел нас обмануть и за это не миновать тебе кары.

Богача, словно громом от страха поразило, уселся он среди тех двенадцати, сидит не дышит, слово сказать боится.

Те двенадцать снова местами меняться стали, а когда каждый на своё место вернулся, поднялся из пламени старик, седая борода до пояса, лысина во всю голову, и сказал:

— Плохим людям — плохо приходится! Твой брат — человек честный, потому мы его и оделили золотом, а ты — злой и не уйти тебе от наказанья.

Подхватил тут один из двенадцати нашего богатея, стал его безо всякой жалости колошматить, второму передал, второй ещё сильнее отдубасил, швырнул третьему, третий — четвёртому, четвёртый — пятому, пятый — шестому и так один — другому, до самого последнего, а последний хорошенько его оттрепав, размахнулся и швырнул в руки старику. Тот схватил его и вместе с ним исчез в пламени.

В это время в деревне петух прокричал и все двенадцать вместе с костром исчезли. Стали на другой день богатея искать, зовут-кличут, а о нём ни слуху, ни духу. Младший-то брат догадался, что с ним стряслось, но никому ни слова не сказал.

Жил младший брат со своей женой мирно да ладно. Сами жили хорошо и другим помогали. Да недолго длилось их счастье.

Отправился однажды муж в поле, возвратился домой, а жены то — нигде нету. Он туда, он сюда, жену зовёт, у всех спрашивает—ищет, а жена пропала, словно в воду канула. Измучился бедняга, день и ночь жену разыскивает, но всё напрасно. Ничто его больше не тешит, нигде не находит себе покоя. Убивался, убивался и решил пойти по белу свету, разыскать свою женушку.

Идет-бредет, куда глаза́ глядят. Уже́ много дней идёт и добирается, наконец, до озера. На берегу того озера избушка стои́т.

«Передохну-ка я, — решил он, — может, что и разузнаю».

Вошёл в избу, а там что-то не ладно. В избе женщина сидит, увидала нашего путника, испугалась, кричит:

— Человек! Чего тебе надобно? Что ты здесь позабыл? Коль покажешься на глаза́ моему мужу, он тебя немедля съест!

— А кто он, ваш муж? — спрашивает путник.

— Разве ты не знаешь? — отвечает женщина. — Мой муж — король Воды́. Всё мокрое в его власти. Беги, беги, он вернётся и тут же тебя сожрёт!

— Ах, пожалейте меня, куда я денусь на ночь глядя? Спрячьте меня, чтоб он не нашёл!

Просил-просил, наконец, упросил, и она спрятала его за печь. Вскоре явился король Воды́. ещё в дверях кричит:

— Жена, здесь человеком пахнет, давай его сюда, не то тебе плохо придётся! Она и так и эдак его уговаривает, да всё напрасно. Пришлось бедняге из-за печи вылезать. Стои́т он, дрожит, словно осиновый лист, отговаривается:

— Ничего я, мол, плохого не сделал, а только пришёл узнать, не слыхал ли чего король Воды́ про мою жену.

— Ну, коли ты такой храбрый, — отвечает король Воды́, — я тебя прощу; но помочь тебе не могу, я про твою жену и слыхом не слыхал. Видал вчера, правда, уток на воде, может среди них и она была. Знаешь что? Ступай-ка ты к моему брату, он — король Огня, он больше моего знает.

Обрадовался путник и прилёг отдохнуть.

На следующий день дальше пошёл. Шел-шел и добрался до короля Огня. И тот ничего ему не сказал, а послал к третьему брату — королю Ветра. Явился бедняга к нему и рассказал, куда он идёт да зачем. Призадумался король, головой покачал, ничего толком сказать не может. А пото́м говорит:

— Сдается мне, что видал я такую женщину под Стеклянной горой. Услыхав это, наш путник обратно повернул, ведь Стеклянная то гора стои́т

неподалеку от их деревни. Домой к себе заходить не стал, а двинулся вверх по ручью, что бежал под Стеклянной горой. В ручье плавают утки и ему вслед кричат:

— Не ходи туда, добрый человек, не то пропадёшь!

Но он всё шёл, пока не пришёл к самому подножью Стеклянной горы. Видит: под горой пещера, он туда влез, всё дальше и дальше забирается, а там дома́ стоя́т. Обошёл все дома́, вошёл, наконец, в самый большой. Тут его со всех сторон обступили ведьмы да ведьмаки, страшный крик подняли:

— Тебе чего здесь надобно? Чего здесь надобно?

— Я за женой пришёл, сказывали мне, будто её здесь видели.

— Здесь, она здесь! — закричали ведьмы. — Но ты её не получишь, пока среди ста других не найдёшь!

— Экое дело! — отвечает он. — Да как же мне свою жену не узнать! Гляньте-ка, гляньте-ка, вот она! — и он бросился обнимать её.

И жена его тоже обнимает, и оба они радуются, что наконец-то снова вместе. Тут шепчет ему жена на ушко:

— Сейчас ты меня узнал, а что завтра станется, не знаю, потому что будет нас двести рядом стоять и все одинаково одеты. Ступай-ка ты ночью на Стеклянную гору, там живёт король Времени и его двенадцать слуг, спроси у него, как меня узнать. Если ты добрый человек — они тебе помогут, если злой — там и пропадёшь.

— Ладно, — тихонечко отвечает муж жене. — Я пойду, но сначала объясни, почему ты вдруг ни с того, ни с сего убежала ?

— А я, — говорит жена, — не убежала, это охотник выманил меня к ручью, сбрызнул водой, у нас у обоих выросли крылья и в тот же миг мы превратились в уток. Хочешь — не хочешь, пришлось мне следовать за ним. Он меня сюда привёл и опять превратил в женщину. Я хочу уйти с тобой, только узнай меня.

На том и расстались. Она пошла к остальным женщинам, он — на Стеклянную гору.

Слуги короля Времени сидели по-прежнему вокруг огня. Как только наш путник явился, они сразу узнали его и спросили, чего он хочет.

— Скажите мне, — отвечал он, — как мне завтра узнать свою жену среди двухсот других?

— Ох, добрый человек, не ведаем, что тебе посоветовать, подожди немного, может быть наш господин о том знает.

И тут поднялся из пламени древний старик с седой бородой до самого пояса и с лысой головой, стал его путник спрашивать, а старик отвечает:

— Все будут одинаковые и одинаково одетые, только у твоей жены на правой ноге, на постолах будет чёрная нитка.

Поблагодарил его путник за добрый совет и поспешил вниз. На следующий день среди двухсот женщин он по чёрной ниточке отыскал свою жену. Сколько ведьмы не бесновались, пришлось им жену мужу вернуть и проводить, как положено: дали им в дорогу и денег, и зерна, и корову.

У дороги росла ёлка, у ёлки — иголки, на ёлке — скворец, вот и сказке конец.