Борис Михайлович Кустодиев

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Кустодиев, Борис Михайлович»)
Перейти к: навигация, поиск

Кустодиев, Борис Михайлович (18781927) — Русский художник. Родился в Астрахани 23 февраля (7 марта) 1878 в семье преподавателя духовной семинарии. Учился в петербургской Академии художеств (18961903), где его наставником был И. Е. Репин. Член объединений «Мир искусства» и «Союз русских художников». Репин привлек молодого художника к соавторству в картине «Заседание Государственного Совета» (19011903, ГРМ). Уже в эти годы проявился виртуозный талант Кустодиева-портретиста («Портрет И. Я. Билибина», 1901). Позднее (с 1908) увлеченно работал также в жанре скульптурного портрета. В годы Первой русской революции 19051907 выступал как карикатурист в журналах «Жупел» и «Адская почта».

Жил в Петербурге и Москве, часто наезжая в живописные уголки русской провинции, прежде всего в города и села Верхней Волги, где рождались его знаменитые образы традиционного быта (серии «ярмарок», «маслениц», «деревенских праздников») и красочные народные типажи («купчихи», «купцы», красавицы в бане — «русские венеры»). Первая картина такого рода («Ярмарка», 1906, ГТГ) написана по заказу Экспедиции государственных бумаг для неосуществленной серии массовых лубков. Эти серии и близкие им полотна («Портрет Ф. И. Шаляпина», 1922, ГРМ) подобны красочным снам о старой России. Революцию Кустодиев тоже воспринял карнавально, в духе яркого народного лубка («Большевик», 1920, ГТГ).

Хотя в 1916 паралич приковал художника к инвалидному креслу, он продолжал активно работать в разных видах искусства, продолжая свои популярные «волжские» серии. После революции создал лучшие свои вещи в сфере книжной иллюстрации («Леди Макбет Мценского уезда» Н. С. Лескова; «Русь» Е. И. Замятина; обе работы — 1923; и др.) и сценографии («Блоха» Замятина во 2-м МХАТе, 1925; и др.).

Умер Кустодиев в Ленинграде 26 мая 1927.

Шаляпин о Кустодиеве[править]

Много я знал в жизни интересных, талантливых и хороших людей, но если я когда-либо видел в человеке действительно высокий дух, так это в Кустодиеве. Все культурные русские люди знают, какой это был замечательный художник. Всем известна его удивительно яркая Россия, звенящая бубенцами и масляной. Его балаганы, его купцы Сусловы, его купчихи Пискулины, его сдобные красавицы, его ухари и молодцы — вообще, все его типические русские фигуры, созданные им по воспоминаниям детства, сообщают зрителю необыкновенное чувство радости. Только неимоверная любовь к России могла одарить художника такой веселой меткостью рисунка и такой аппетитной сочностью краски в неутомимом его изображении русских людей… Но многие ли знали, что сам этот веселый, радующий Кустодиев был физически беспомощный мученик-инвалид? Нельзя без волнения думать о величии нравственной силы, которая жила в этом человеке и которую иначе нельзя назвать, как героической и доблестной.