Константин Николаевич Леонтьев

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
К. Н. Леонтьев. Фотография 1880-х годов

Константи́н Никола́евич Лео́нтьев (1831—1891) — русский мыслитель: философ, писатель, литературный критик, публицист и дипломат, поздний славянофил.

Биография[править]

Родился 13 (25) января 1831 года в селе Кудинове Калужской губернии. Константин — младший, седьмой по счету ребенок в семье Леонтьевых. В 1849 году он заканчивает Калужскую гимназию с правом поступления в университет без экзаменов и поступает в Ярославский Демидовский Лицей, откуда в ноябре 1849, по желанию матери, перевелся на медицинский факультет Московского Императорского Университета. Тогда же начинается и литературная деятельность Леонтьева. Свой первый труд, комедию “Женитьба по любви”, он принёс своему кумиру и литературному покровителю И.С. Тургеневу, который ввёл его в литературный круг, представлявшее западническое либерально-эстетическое направление русской мысли. В эти годы он публикуется в журнале "Отечественные записки", но всё, написанное им в этот период, Леонтьев резко осуждал позднее.

Добровольцем с 5-го курса отправляется в Крым в качестве батальонного лекаря. В 1857 году увольняется с военной службы и возвращается в Москву. В 1859—1860 гг. Леонтьев занимает место домашнего врача в поместье барона Розен (Нижегородская губерния).

В конце 1860 года Константин Николаевич переезжает в Петербург и поселяется у своего брата Владимира Николаевича. В 1861 году Леонтьев женится на Елизавете Павловне Политовой, жительнице города Феодосия, оставляет медицинскую деятельность и переключается на литературную работу. Устроившись по протекции на службу в Министерство Иностранных Дел, около года работал в архивах, а затем получил должность секретаря русского консульства на острове Крит.

Его дипломатическая карьера складывалась удачно: его отчёты нравилась в Министерстве, его лично ценил сам канцлер князь Горчаков. Пребывание на Крите в 1864 году было неожиданно прервано дипломатическим инцидентом: он поссорился с французским консулом Дерше, который свысока и оскорбительно отнесся къ нему, как представителю России. Возмущенный Леонтьев в канцелярии французского консульства хлыстом нанёс удар Дерше. Последний был неправ в этой истории, и его начальство не заступилось за него, но наш посол, хотя ему и понравился поступок Леонтьева, вынужден был отозвать его с Крита. В дальнейшем Леонтьев получил назначение в Адрианополь, в 1867 служил в Тульче, в 1868 — в Янине, а затем в Салониках.

В 1871 году происходит центральное мистическое событие всей его жизни, связанное с его тяжелой болезнью и исцелением. Дав обет принять монашество, он отправился на Афон, где просил настоятеля Русского Пантелеимонова монастыря отца Иеронима постричь его в монашество. Тот отклонил его просьбу как ещё не готового к монашеской жизни и посоветовал для начала пожить при монастыре как простой поклонник. Леонтьев остаётся на Афоне до августа 1872 года. Плодом афонского воспитания явилось начало духовного созревания его как христианина для Царствия Небесного. Из монастыря вышел уже не "эстетик-пантеист", как характеризовал себя Леонтьев, но убеждённый христианин и православный мыслитель. Начался процесс переоценки ценностей: Константин Николаевич отрёкся от некоторых прежних, "в высшей степени безнравственных сочинений", сжёг рукописи цикла романов "Река времён", отказался от дальнейшей службы (то есть и от материальной обеспеченности) по религиозным мотивам.

Получив отставку, живёт некоторое время на острове Халки, где продолжает работу над трактатом "Византинизм и славянство", начатым ещё на Афоне, а законченным уже в России. Желая исполнить обет, он в 1874 становится послушником в Николо-Угрешском монастыре, но слабое здоровье и прежние привычки не позволяют ему вынести все тяготы монашеской жизни и спустя несколько месяцев он покидает обитель. Он поехал в Кудиново и в следующие годы посвятил себя литературно-философским трудам. В 1875 выходит в свет его труд "Византинизм и славянство". 1879 год Леонтьев проводит в Варшаве, занимая должность редактора газеты «Варшавский дневник». В следующем году он поступает на службу в Московский Цензурный Комитет, где прослужил шесть лет. В эти годы окончательно оформляется идейно-философская доктрина Леонтьева. Выходят отдельной брошюрой два его полемических очерка о Достоевском и Толстом “Наши новые христиане”, где автор прилагает к идеям и творчеству двух писателей строго православную точку зрения и приходит к выводу о несостоятельности их религиозной проповеди, так называемого «розового христианства».

С конца 1870-х годов преподобный Амвросий Оптинский становится его духовником, а осенью 1887 года Леонтьев переезжает в Оптину Пустынь. 23 августа 1891 года в Предтеченском скиту Оптиной пустыни в келье старца Варсонофия он принимает тайный постриг с именем Климент, после чего, по благосовению своего духовника, поселился в Троице-Сергиевой Лавре.

Получив известие о кончине отца Амвросия, менее чем через месяц от заболел воспалением лёгких и скоропостижно скончался 12 (24) ноября 1891 года. Погребён был в Сергиевом Посаде, в Гефсиманском скиту у церкви Черниговской Божией Матери. Могилы Леонтьева и похороненного рядом с ним Василия Розанова были утрачены после революции и обретены вновь в 1991 году.

Философское наследие[править]

Леонтьев — мыслитель, намного предвосхитивший своё время. Как правило, его блестящие по стилю, глубокие и оригинальные по мысли статьи и книги либо замалчивались, либо сурово критиковались, причём не только либералами, но и консерваторами. Даже в эпоху так называемых контрреформ, проводимых кабинетом Александра III, казалось бы, по "рецептам" Леонтьева, идеи последнего оказались практически невостребованными. После революции 1917-го его имя на родине было предано забвению, и лишь в 1990-х годах стало возможным изучение философского наследия великого русского мыслителя.

"Я думаю, — сказал он однажды, — что когда нибудь на мои мысли обратят внимание. А то, что всю жизнь я прошёл так мао замеченным, на то была Божья воля... При успехе я мог бы возгордиться, Бог смирял меня. Значит, так было лучше"[1]

Взгляды Леонтьева об историческом развитии народов[править]

Леонтьев считал, что что органическая жизнь уникальных по своей судьбе национальных или культурных образований проходит в своём развитии 3 стадии: первичной простоты (когда элементы целого только намечены), цветущей сложности (когда они предельно индивидуализируются и включаются в строгую иерархию) и вторичного упростительного смешения (когда они теряют своеобразие и целое - распадается). На весь цикл он отпускал ок. 1200 лет. По его мнению, Россия в XIX веке находилась в цветущем периоде, но и предрекал скорое наступление губительного смешения.

Сочинения[править]

Источники[править]

  1. Д. Романов. Константин Леонтьев: жизнь и судьба//Труды НДС. Выпуск 5. Нижний Новгород, 2007.