Мирская краса

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Мирская краса


Автор:
Словацкая народная








Язык оригинала:
Словацкий язык



В давние времена жил богатый-пребогатый король, но детей у него не было, а он очень хотел иметь сына, чтобы не угас королевский род. И вот пришло, наступило долгожданное время появиться ребёнку на свет. Снится королю сон, что будет у них с королевой мальчик, и в кумовья он должен взять того, кто утром первым на дороге встретится.

Выглянул утром король из окна — видит нищий старик идёт. А тут прибегают к королю слуги и говорят, что этой ночью у него сын родился. Не очень-то хотелось королю нищего в кумовья звать, а надо. Велел он старика в дом пригласить, приказал вымыть, одеть и приготовиться к пиру.

На праздник были званы и паны, и дворяне. Гости щедро одаривали мальчика и золотом и серебром. Только у старого нищего не было ничего. Он и говорит:

— Все что-нибудь дали и я не отстану. Прочу я королевичу, когда он вырастет, Мирскую красу в жёны!

Его слова записали, а грамотку спрятали.

Красавец-мальчик рос и прилежно учился. И вот однажды рылся он у отца в бумагах и попалась ему в руки та грамотка, где про Мирскую красу сказано. Прочёл королевич и к отцу побежал:

— Это, — говорит, — мне Мирская краса в жёны обещана?

— Какая ещё Мирская краса! Откуда ей взяться? Болтовня пустая! — стал король сына отговаривать. Не хочет, чтоб единственный сын пускался по белу свету бродить, неизвестную Красу искать.

Но наш королевич только о Мирской красе мечтает, не верит, что старик про неё зря написал. До тех пор родителей просил-умолял, пока наконец его не отпустили. Дали с собой золота и серебра, и быстрого коня.

Вскочил королевич на коня и помчался по горам, по долам, по крутым берегам. Ехал-ехал и добрался до матери Солнца.

— Как ты сюда попал, сыночек? спрашивает она королевича. — Ведь к нам даже птичке-невеличке не добраться!

— Ах, сударыня-матушка, я пришёл спросить у вашего сына Солнца, не знает ли он, где Мирская краса живёт?

— Вот оно что! Боюсь я, что ты с моим сыном не поладишь! Возвращается мой сын домой голодный и сердитый, лучше ему на глаза́ не попадаться. Ну, ладно, входи, я тебя куда-нибудь спрячу.

Спрятала она его под корыто, чтоб Солнце не увидало.

А вечером Солнце домой вернулось. Только вошло, уже́ кричит:

— Мама, человеком пахнет, давай его сюда, я его съем!

— Ах, сынок, — отвечает мать. — Откуда здесь человеку взяться. Тебе показалось Ведь ты целый день людям ярко светил.

Уговорила-успокоила, но Солнце вдруг говорит:

— Ладно, мать, веди его сюда, кто бы он ни был, я его не трону. Услыхал королевич, из-под корыта вылез, а Солнце его спрашивает:

— Ты, братец, зачем явился ?

— Узнать хочу, — отвечает королевич, — не слыхать ли тут у вас про Мирскую красу?

— Про Мирскую красу? — Нет, я ничего про неё не знаю. Ступай лучше к Ветру, тот за мной следом мчится, может, где и заприметил её.

Пошёл королевич дальше и добрался до Ветерка. Его матушка королевичу навстречу выходит:

— Ты, сынок, как сюда попал? Ведь к нам и птичке-невеличке не добраться!

— Да вот, сударыня-матушка, пришёл я спросить у вашего сына, не знает ли он, где живёт Мирская краса?

— Это дело другое. Только не знаю, как быть, ведь мой сын придёт домой голодный, в такую минуту с ним лучше не связываться! Ну, так и быть, входи, я тебя спрячу.

И посадила его под корыто, чтобы Ветер не сразу заметил.

Вечером вернулся Ветер домой. Только через порог переступил, уже́ кричит:

— Мама, человеком пахнет, давай его сюда, я его съем.

— Ах, откуда здесь человеку взяться ? Ты по свету летаешь, вот тебе и чудится везде человеческий дух!

Уговорила-убедила, но Ветер вдруг и говорит:

— Ладно, пусть выходит, кто бы он ни был, я его не трону. Услыхал королевич, вылез из-под корыта, а Ветер его спрашивает:

— Ты, братец, зачем явился?

— Узнать хочу, не слыхал ли ты про Мирскую красу?

— Про Мирскую красу? — задумался Ветер. — Нет, ничего не знаю, хотя во все уголки забираюсь. Ступай к Месяцу, ох высоко гуляет, всё на свете видит, может, что и скажет!

Пошёл королевич дальше и добрался до Месяца. Тот уже́ до́ма отдыхает.

— Что тебе, братец, надобно, кого ты ищешь? — спрашивает королевича Месяц.

— Кого же ещё, как не Мирскую красу — не слыхать ли у вас про нее?

— Слыхать, братец, слыхать! Я её прошлой ночью видал. Ох и хороша! Ох и чистая же душа! Увидишь — сразу голову потёряешь. Да живёт она не в нашем мире. Хочешь к ней попасть?

— Очень. Только скажи — как.

— Как? Придумаем! Я тебя сам к ней провожу.

Пустились они в путь. Шли-шли, пока не дошли до глубокой пещеры, а оттуда прямой путь в другой мир. Месяц и говорит:

— Дальше ступай один. Я тебя туда на верёвке спущу. Как дело сделаешь, возвращайся, за верёвку дерни, я тебя и вытащу.

Спустился королевич вниз, отвязал верёвку и дальше пошёл. идёт-идет и приходит наконец к за́мку, а перед за́мком старуха индюков пасёт:

— Добрый день, бабушка! — поклонился ей королевич. — Не возьмёте ль меня на службу?

— Я? — удивилась старуха. — А чем платить? Ведь я сама едва концы с концами свожу. Ступай в за́мок. Там сегодня работника расчитали, может тебя возьмут, коли сумеешь туда добраться.

— Почему же мне не добраться ?

— Да потому, что туда ни одному человеку не попасть, если я ему дорогу не покажу.

— Тогда, добрая душа, мне покажите. Заплачу — не поскуплюсь, — и он сунул ей в руки дукат.

Обрадовалась старуха и провела королевича в за́мок. В за́мке долго думать не стали, взяли его и велели за столом прислуживать.

Хозяин того за́мка к обеду всегда свою сестру приглашал. А была его сестра та, которую все называли Мирской красой, ибо не было в целом мире равной ей по красоте. У всех, кто в первый раз Мирскую красу видел, в глазах темнело и дыханье перехватывало. И с нашим королевичем то же самое приключилось, увидал он Красу — в глазах у него потемнело и если б его не подхватили, свалился бы замертво. С той поры наш королевич только о ней и думал.

Да ведь просто на Красу глядеть — всё равно, что через стекло мёд лизать. Вернулся королевич к старухе, дукат принес.

— Сударыня-матушка, — говорит, — не сердитесь, что тревожу, а пришёл я к вам за добрым советом.

— За каким же, сынок?

— Посоветуйте, что сделать, чтоб Мирскую красу в жёны взять?

— Ох, сынок, посоветовать-то я могу, но чем дело кончится — того не знаю. Коли ты не меткий стрело́к, лучше не берись, а если моего совета точь-в-точь не выполнишь, тебя весь мир на смех подымет. Знай, Мирская краса ходит ку-

паться в сад на озеро вместе с двенадцатью подружками, сама тринадцатая. Ты спрячься и жди, когда они придут и в воду влезут. Тогда прицелься и стреляй в самую красивую де́вицу её — подружку. Если тебя раньше заметят или, ещё хуже, промахнёшься, — тут тебе и конец придёт. Попадёшь в подружку, Мирская краса кинется к ней и позабудет про свою корону, что в траву положила, а без той короны ей не жить. Ты корону хватай, надевай себе на голову и беги, беги, прочь, что есть духу! Да не оглядывайся, и ни за что не возвращай ей корону, не то всё пропало.

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Подошло время, а королевич уже́ в кустах сидит, тихо сидит — не дышит. Мирская краса сняла с головы́ корону, положила её в траву и вместе с подружками влезла в воду. Тут наш мо́лодец прицелился и в самую красивую де́вицу выстрелил. Она вскрикнула и в воду свалилась. Все к ней кинулись. Королевич же к короне — шасть, надел себе на голову и помчался прочь, что есть духу. Мирская краса положила де́вицу на траву, вверх поднялась и вместе с одиннадцатью подружками полетела вслед за королевичем. Стала его догонять, закричала:

— Ах, господин мой, дорого́й, оглянись, посмотри, какое у меня красивое личико!

Но королевич не обернулся, как она ни умоляла. Добрался до верёвки и Месяц вытащил его наверх.

Мирская краса вслед за ним наверх прилетела. Месяц с неё глаз не сводит. Глядел, глядел и воскликнул:

— Ах, до чего ж красива! До чего прелестна! Такой бы красавице корону на голову!

Думает королевич: «Почему бы не вернуть Красе её корону, ведь мы уже́ на землю выбрались, теперь Мирская краса в моих руках и ей от меня не уйти!»

Надел на неё корону, хочет её красотой полюбоваться, а Мирской красе только того и надо: не успел королевич опомниться, а она уже́ исчезла, улетела вместе с подружками.

Месяц от огорчения на месте помер и закатился в Чёрную долину. Остался безутешный королевич без Мирской красы и без Месяца — верного друга и помощника. Что делать? Пошёл он через горы, через долы друга искать, ходит-ходит — найти не может. Долго ли, коротко, а добрался до пчел.

— Пчелки, пчелки, скажите, не слыхать ли чего про Месяца ?

— Как не слыхать, — отвечают пчелы. Лежит он в юдоли печали, а на его могиле цветёт тюльпан. Если кто-нибудь тот тюльпан сорвёт, Месяц очнется и ещё прекраснее станет.

Пошёл королевич к могиле, сорвал тюльпан и Месяц — тоненький юноша вскочил на ноги как ни в чём не бывало:

— Ах, братец-королевич, до чего ж я сладко спал!

— Так и спать бы тебе веки вечные, если б я тебя не освободил, — отвечал королевич.

— Пусть тебе за это во всём удача сопутствует, — сказал Месяц.

Они снова стали друзьями и, посоветовавшись, решили, что опять пойдут Мирскую красу искать. Месяц привёл королевича к входу в другой мир и опустил на верёвке вниз. Тот — прямиком к старухе. Увидала его старуха, кричит:

— Ах, ты такой-сякой, опять явился! Говорила я тебе, чтоб корону Мирской красе не давал! Не сумел сберечь, что тебе в руки попало! Не будет из тебя никакого толку!

— Не гневайтесь, бабушка, всё обойдётся! — отвечает ей королевич, а сам дукат суёт.

Старуха не сразу угомонилась, долго ещё ворчала, а пото́м и говорит:

— Последний тебе, сынок, совет даю: как Мирской красе на озеро придти, превратись в жука и спрячься в лошадином черепе, что на берегу валяется. Мирская краса положит корону на землю, ты вылезай, обратись в человека, хватай корону — и беги! Да смотри! Коли она заметит, что жук шевелится, немедля пошлёт за мотыгой. Тут тебе и конец придёт.

Поблагодарил королевич старуху за совет и поспешил на озеро. Долго ждать ему не пришлось, явилась Мирская краса, собралась купаться, а корону в траву положила. Королевич зашевелился, чтоб на волю выбраться, она его заметила, велит мотыгу нести и череп рубить. Но королевич-жук не даётся, всё глубже прячется.

— Ах ты уродина эдакая, не стану я с тобой возиться! Знаю, прячешься, но к короне тебя и близко не подпущу, — обозлилась вконец Мирская краса и отшвырнула мотыгу в сторону. Но только она повернулась к королевичу спиной, чтоб в воду войти, он выскочил, схватил корону — и припустился бежать — на лошадях не догонишь, Мирская краса за ним летит, вот-вот настигнёт.

— Обернись, обернись, мой господин, — кричит, — погляди, какая у меня красивая шейка!

Но напрасно Мирская краса королевича прельщала, Напрасно умоляла. Он ухватился за верёвку и Месяц вытащил его на землю.

Пришлось Мирской красе и её подружкам вслед за ним вылезать, ведь без короны ей не житьё. Теперь стал королевич корону пуще глаза́ беречь, а Мирская краса от него ни на шаг.

Собрался королевич вместе с красавицей к старикам-родителям, и Месяц с ними отправился.

Добрались они к ночи до постоялого двора. Молодые в комнату пошли, а Месяц у порога пристроился, девушки-подружки голубками обернулись и уселись на крыше. Вокруг тишина. Тоько голубки на крыше воркуют:

— Отец нашего королевича у себя в за́мке советника держит, а у того дочка есть, и хочет он эту дочку за нашего королевича замуж отдать. Отец нашего королевича приказал карету вызолотить, а советник велел ядом облить, наш королевич с Мирской красой в карету сядут и насмерть отравятся. А кто его предупредит, тот в каменный столб превратится!

Месяц всё это выслушал, но сам молчок.

На вторую ночь пришли они на другой постоялый двор. Королевич с Мирской красой в комнаты отправились. Месяц под порогом улёгся, а голубки на крышу уселись. В полночь голубки снова между собой разговор завели:

— Отец нашего королевича советника держит, у того советника дочка, хочет он свою дочку за нашего королевича выдать. Вырастил советник дракона, тот дракон королевича вместе с Мирской красой, когда они спать лягут, сожрёт! Но кто им про то скажет — сразу в каменный столб превратится.

Месяц выслушал, но опять молчит.

Стали они к родному за́мку подходить, а им навстречу мчатся кареты. Первая карета блестит, вся золотом покрыта. Жених с невестой хотят в карету сесть, но Месяц к ним подскочил и говорит королевичу:

— Послушай меня, братец! Не садись в золотую карету, а садись со своей невестой в самую последнюю!

— Не пойму, — отвечает королевич, — почему мне нельзя в первую карету сесть, ведь мне её отец посылает! Но я твоего совета послушаюсь, я тебе верю, ты мой верный друг.

И сел вместе с Мирской красой в старую, обшарпанную карету.

Золотая карета примчалась в за́мок пустая. Все перепугались, уже́ не стряслась ли беда с королевским сыном и его невестой! За́мок, дома́, церкви и бажни в траур одели и поднялися плач превеликий.

Вдруг видят, последняя карета тащится, — старая, да побитая, в ней королевич сидит, а с ним Мирская краса. Тут же траур сорвали, все стали от радости прыгать, кричать, веселиться. Все на Мирскую красу смотрят, удивляются. Король пиры задает, все едят-пьют, веселятся.

Один Месяц не ест, не пьёт, знает, что дальше будет. Пока другие пировали, он меч точил. Вечером, молодых в постель уложили, а Месяц потихоньку подкрался и встал в дверях.

Пробило полночь и вдруг из-под порога вылезает дракон, хочет молодых сожрать. Но Месяц его своим мечом уничтожил.

Прибежал королевский советник, поднял крик, будто Месяц жениха с невес-

той хотел убить. Молодой король готов сквозь землю провалиться, стыдно ему такое про своего братца-Месяца слушать, он-то этим речам не верит, а советник не унимается, да и вокруг все твердят, будто Месяц острым мечом своему королевичу угрожал. Приговорил король братца-Месяца к смерти.

Повели его на казнь, а он посреди дороги встал, просит молодого короля в последний раз его выслушать.

— Всё равно мне помирать — сказал Месяц. — Уж я тебе лучше всю правду скажу. Знаешь, что было, когда мы на первом постоялом дворе стояли? Все спали, только я не спал и хорошо слышал, о чём голубки на крыше ворковали: «Отец нашего королевича держит у себя в за́мке советника, у того советника дочка есть, он её за нашего королевича замуж выдать хочет. Нашего королевича отец приказал карету золотом крыть, а советник — ядом облить. Только королевич в карету сядет, тут же вместе с Мирской красой от этого яда помрет.» Вот почему я не пустил тебя в золотую карету. А когда на втором постоялом дворе ночевали, вы все спали а я у порога караулил и слыхал, как голубки на крыше ворковали: «Нашего королевича отец у себя в за́мке советника держит, у того советника дочка есть, он ту дочку хочет за нашего королевича отдать. Вырастил советник дракона, тот дракон нашего королевича вместе с Мирской красой сожрёт, как только они спать лягут.» Теперь ты понял, что я делал с мечом возле вашей спальни? Ведь это я дракона убил! Да только голубки ещё говорили: «Кто про это раскажет, немедля в каменный столб превратится!»

Не успел Месяц договорить, как и вправду в каменный столб превратился.

Все от страха на месте застыли, а молодой король кинулся к тому столбу и стал горько рыдать, что друга верного лишился. Советника по заслугам наказали.

С тех пор, каждое утро орошал королевич столб слезами. Но Месяц всё не оживал да не оживал.

Прошло много времени. Мирская краса уже́ ребёночка ждёт. А молодому королевичу сон снится, что, как младенец на свет появится, надо, чтоб он своим мизинчиком к каменному столбу притронулся. Тогда заклятье исчезнет, Месяц оживёт, станет ещё прекраснее и проживёт долгую жизнь вместе со своими друзьями.

Проснулся король, а ему говорят, что у него сынок народился. Исполнил король всё, как во сне было сказано, и Месяц ожил! Так и жили друзья вместе, долго-предолго и ещё того дольше.