Михаил Борисович Ходорковский

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Михаил Ходорковский»)
Перейти к: навигация, поиск
Khodorkovskiy.JPG

Михаил Борисович Ходорковский (р. 26 июня 1963) — бывший заключённый, отбывавший наказание за мошенничество, уклонение от уплаты налогов, присвоение вверенного ему имущества и отмывание денежных средств, приобретённых преступным путем, в прошлом комсомольский вожак.

Публично заявлял о политических гонениях на свою персону и о полной своей невиновности, однако столь благожелательного отношения, как к нему, мировая правоохранительная практика ещё не видела. Находясь в тюрьме, строил планы по «спасению» России. Считает себя великим политиком, общественным деятелем и публицистом. Любит переписываться с отдельными «писателями» и вообще поучать других, как следует жить. Публично именует себя «русским». Отличный семьянин. Спортсмен. Беспощаден к врагам «демократии». В связях, порочащих его, замечен не был.

Содержание

Детские годы[править]

Родился в Москве в семье инженеров-химиков. Родители, работавшие на московском заводе «Калибр», направили Михаила по своей стезе. Он учился в школе с углублённым преподаванием химии, после окончания школы в 1981 году (почему не в 1980-м??) поступил в Московский химико-технологический институт им. Д. Менделеева.

Данных о его преступной деятельности в школьные годы нет, но известно, что он не гонял мяч, не читал книг, не дрался с мальчишками на улице и вообще не проявлял подростковых интересов,— занимали его только деньги, хотя семья его бедной не была. Свои первые 80 рублей он заработал в 14 лет.[1]

Новое дело[править]

2012г.

33Ук.

Комсомол[править]

В институте Ходорковский начал свою карьеру комсомольского активиста, сблизился с серьёзной комсомольской мразью, стал членом КПСС, работал во Фрунзенском райкоме заместителем первого секретаря. Устав организации, одним из руководителей которой он стал, гласил:

Один из очевидцев комсомольской деятельности Ходорковского вспоминает:

Вот вы не видели Ходорковского в этой (комсомольской) ипостаси — а я, так случилось, видел.

Помните такое слово — «профориентация»? В двух словах — это была принудительная отправка в ПТУ после восьмого класса всех, у кого по тем или иным предметам были тройки. Даже за тройку по физкультуре отправляли в ПТУ.

За профориентацию агитировали самые лучшие идеологи из райкомов комсомола. А моя школа, № 19, располагалась в Москворецком районе. Район был маленький, кадров в РК ВЛКСМ не хватало. Из Фрунзенского райкома прислали подкрепление.

Я думаю, вы уже догадались, кого прислали агитировать в нашу школу. Комсомольского вожака Ходорковского, лично. Боже мой, как он нас агитировал! Учительницы плакали. А мы сидели в актовом зале (попробуй-ка уйди с комсомольского собрания) и думали каждый примерно одно и то же.

«Ну ничего, сучонок гладкий, отольются когда-нибудь кошке мышкины слёзки, умоешься ты говнищем!»… и проч.

И с какой же радостью я узнал, что Мишу Ходорковского направили на пошив варежек! Агитировал за профориентацию — так получи же, бл@дёныш, профориентацию!.."

Многие из комсомольско-партийных шаромыжников, с которыми он «работал» в комсомоле сотрудничали с ним в его последующей предпринимательской деятельности, в ходе которой они несколько вольно интерпретировали наказ беречь и приумножать социалистическую собственность.

Характеристика на члена ВЛКСМ с 1977 г. Ходорковского М.Б[править]

Основополагающей чертой личности Ходорковского является сосредоточенность на единственном деле — достижении собственного благополучия. С подростковых лет и вплоть до нынешнего возраста житейской мудрости он сосредоточен только на собственной персоне; прочее его либо не интересует вовсе, либо очень мало, лишь в той степени, в которой оно касается его лично. Многие крупные предприниматели считают его безнравственным человеком, жуликом, доверия не достойным[2]

   , но это не вполне отвечает действительности: безусловно, он человек нравственный, но опять же лишь в той степени, в которой это касается достижения им благополучия. Значимые в обществе люди могут не волноваться: с ними он всегда был нравственным и всегда таковым останется, поскольку это более выгодный для него образ действий, чем открытое противостояние известными людям. В прочих же случаях если нравственность будет препятствовать ему в достижении личных целей, то в его глазах она немедленно обернется безнравственностью. Так, совершаемые членами подчиненной ему ОПГ убийства он не только не считал безнравственными, но напротив — получал от них несказанное нравственное удовлетворение: 

Три дня они подождали в городе, а потом на автобусе уехали в г. Тюмень, где находилась, оставленная ими автомашина «Нива» на которой уехали в г. Волгоград. По прибытию в г. Волгоград Шапиро за проделанную работу передал ему 10 000 долларов США, а потом еще 4000 долларов США как премиальные, так как в день убийства Петухова был день рождения одного из заказчиков. Деньги они поделили с Решетниковым. В дальнейшем он узнал, что Шапиро получил от заказчиков преступления 150 000 долларов США. Также ему известно со слов Шапиро, что сразу после их приезда в г. Волгоград, туда приезжали Невзлин и Пичугин, заказчики преступления, так как была получена информация, что лица, убившие Петухова были задержаны в г. Нефтеюганске. Мотивом совершения этого преступления послужило то, что Петухов не шел на сделки с руководством НК «Юкос», был против заключения договоров, требовал уплаты налогов, чем сильно им мешал. Со слов Горина ему известно, что в преступлении в отношении Петухова было заинтересовано руководство НК «Юкос». Лично он опасался сотрудников НК «Юкос» так как от них в его адрес поступали конкретные угрозы[3] .

День убийства мэра Нефтеюганска В.А. Петухова был днем рождения Ходорковского — 26 июня. У Ходорковского был даже юбилей — 26 июня 1998 года ему исполнилось 35 лет, а потому, надо полагать, убийство врага было ему вдвойне приятно, и убийцы получили премии сверх оговоренной цены. У Ходорковского искажено не столько мировоззрение, сколько сама личность, если то или иное событие он оценивает только с точки зрения собственного блага. Он столь сильно переоценивает размер и значимость собственной личности, что это может быть названо психическим отклонением. Так, он неоднократно заявлял, что мог бы быть полезен России своим выдающимся умом и талантом, причем делал это с той же подкупающей искренностью, с какой обворовывал Россию на протяжении нескольких лет. Если отвлечься от того факта, что ни ума, ни таланта у Ходорковского нет и никогда не было, то можно признать, да, что он мог бы быть полезен России, но только в той степени, в какой Россия была бы полезна ему. Иначе говоря, если бы ему позволили безнаказанно воровать, то он бы непременно отблагодарил Россию — в лепешку бы расшибся, но отблагодарил. Чем же, спросит ответственный гражданин, он мог бы отблагодарить Россию? Ну, чем же еще, кроме себя? Он стал бы президентом или премьер-министром и каждый день занимался бы любимым своим делом — поучал других, как следует жить. Безусловно, он искренне полагает, что без него России грозит крах. Завышенная оценка собственной личности очень сильно мешает Ходорковскому воспринимать действительность, искажая мир в его глазах до неузнаваемости. Так, по смыслу многочисленных его заявлений в ходе второго процесса внимательный наблюдатель мог бы отметить, что у нас в прокуратуре и судах сидят исключительные ослы, которые не понимают простейших вещей в своей профессии, например чем отличается статья 158 УК (кража) от статьи 160 (присвоение). Вот одно из глубокомысленных поучений Ходорковского обвинению и суду:

Я категорически возражаю, против того, что уважаемый господин Лахтин регулярно пытается ввести в заблуждение свидетеля. Но я согласен с ним, что изъятие предмета хищения является признаком 158, а не 160 статьи УК РФ. Но не я писал формулу обвинения. В той формуле обвинения, которая рассматривается в данном суде, говорится именно об ИЗЪЯТИИ НЕФТИ, и повторяется это не раз! Пять раз! 92, 88, 80, 78, 59 страницы. И пока сторона обвинения от этого не отказалась. Я достаточно хорошо уже знаю уголовно-правовую доктрину и достаточно подробно изучил Постановление Пленума ВС РФ, на которое мы здесь ссылаемся, о том, что присвоение, в котором меня обвиняют, начинается тогда, когда вещь уже законно ИЗЪЯТА, а потом уже владение становится незаконным. Поэтому я доказываю и буду доказывать – я не владел нефтью на узле учета! Не владел нефтью и после него! А если господину Лахтину не нравится, что я доказываю именно это обстоятельство, и он хочет поговорить о законности перехода прав собственности от дочерних добывающих компаний к ЮКОСу (о чем он все время говорит свидетелям), то он, Ваша честь, на мой взгляд, должен отказаться от обвинения в части изъятия нефти, которую он по ошибке квалифицировал как присвоение, и предъявить мне новое обвинение. Например, в незаконном завладении права собственности на нефть. Или завладение дополнительной частью прибыли[4]

Этот бессмысленный набор слов следует квалифицировать как бред. Заметим, сначала человек говорит, что «изъятие является признаком 158, а не 160 статьи УК РФ», но чуть позже говорит об «изъятии» в рамках присвоения, т.е. 160-й статьи, а значит, не понимает смысла своих же слов. В помянутом Постановлении Пленума ВС от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» сказано, в частности, следующее: «Присвоение считается оконченным преступлением с того момента, когда законное владение вверенным лицу имуществом стало противоправным и это лицо начало совершать действия, направленные на обращение указанного имущества в свою пользу (например, с момента, когда лицо путем подлога скрывает наличие у него вверенного имущества, или с момента неисполнения обязанности лица поместить на банковский счет собственника вверенные этому лицу денежные средства)»[5].— Слово «изъятие» для характеристики присвоения чужого имущества не используется. Преступлением «изъятие» тоже не является. Обвинение, действительно, использовало словосочетание «противоправное изъятие», но в данном случае это синоним слова «хищение», которым характеризуется не только кража, статья 158 УК, но и присвоение чужого имущества, статья 160, по которой, в частности, и обвиняли Ходорковского. Кража определяется в УК как тайное хищение чужого имущества, а присвоение — как хищение вверенного чужого имущества. При краже происходит буквальное «изъятие», но при присвоении буквальное «изъятие» не обязательно. Да, в рамках обвинения по статье 160 выражение «противоправное изъятие» удачным не назовешь, но следует помнить, что обвинение было квалифицировано общепонятным и законным образом — по статье уголовного кодекса, смысл которой всем участникам процесса был понятен — за исключением Ходорковского и его адвокатов, мнение свое формировавших, вероятно, в зависимости от оплаты. Защита Ходорковского во главе с ним самим просто чрезвычайное внимание уделила следующему шизофреническому тезису: хищение есть изъятие, но поскольку Ходорковский не мог «изъять» миллионы тонн нефти из нефтепроводов «Транснефти» (это действительно невозможно, например при незаконной врезке в трубу), то не было и хищения, обвинение по статье 160 предъявлено неверно. Нетрудно себе представить, в каком ужасном состоянии находится Ходорковский: как и многие душевнобольные, он видит, что мир устроен неверно, что вокруг творится вопиющая несправедливость, но когда он говорит об этом людям, они лишь отмахиваются от него или потешаются над ним… И это действительно страшно. Пьеса абсурда с Ходорковским в главной роли дошла до своей кульминации, когда несчастный объявил неправильным уголовный кодекс России и в июле 2009 г. подал в Конституционный суд жалобу, в которой просил рассмотреть на соответствие Конституции некоторые положения статей 158 и 160 УК[6]. Преступной своей деятельности Ходорковский осознать не способен по той простой причине, что все и вся он оценивает с точки зрения собственной личности: личность его является для него единственным мерилом истины, нравственности, всего. Допустить же, что личность его является отрицательной величиной, да и вообще разрушена, он не способен, как и многие прочие больные. Понять это нормальному человеку очень сложно: это уже достаточно выраженное патологическое состояние, отдаленное от нормы, хотя тяжелым его не назовешь. Безусловно, Ходорковский искренне полагает, что его процесс сфальсифицирован, ведь умные люди не могут же предъявить обвинение в «изъятии» нефти, когда никакого «изъятия» не было и быть не могло. Человеку, который разбирается в патологической психологии, нетрудно восстановить ход мыслей Ходорковского, вернее патологических ассоциаций: государство — это люди, человек с его благосостоянием должен иметь безусловный приоритет над всем прочим в глазах любой власти, и если Ходорковский несказанно укрепил личное свое благосостояние, тем самым он укрепил государство, а коварный Путин, этот антигосударственник, упрятал его в тюрьму. Ну, куда же это годится? Разумеется, Россию ждет крах в самом ближайшем будущем. Только в тюрьме Ходорковский вдруг осознал, какая ужасающая опасность грозит России. Связано это с потерей положения, личным крахом. Поскольку вся крупная деловая деятельность Ходорковского была построена как паразитирование на государственной собственности и постепенный перевод ее в свои карманы, что касается, например, компании ЮКОС, то потеря личного положения патологически ассоциировалась с крахом государства, который, следовательно, наступит в самом ближайшем будущем. Ходорковский, вероятно, и правда уже воображал себя на высших государственных должностях России. К счастью для нашего народа, этого не случилось. Впрочем, он продолжит свою борьбу и пойдет до конца, в чем нет ни малейших сомнений, ибо же деятельность его определяется психическими отклонениями, которые дают стандартный выход во всех подобных случаях.

Научно-техническое «творчество»[править]

В годы перестройки, Ходорковский и его дружки по комсомолу (например, был Сергей Монахов, первый секретарь Фрунзенского райкома комсомола) быстро сообразили, что пришел их звездный час. Один из современников этих событий пишет:

Памятный лозунг конца 1980-х, с которым якобы комсомол обращался к партии: «Партия, дай порулить!» — был действительно шуткой. Комсомольцы никогда не хотели брать на себя ответственность и в период самых жестоких идеологических боёв они плюнули на страну и занялись бизнесом, где и преуспели. И преуспели же опять потому, что бизнес этот был специфический. За каждым комсомольским «бизнесменом», который организовывал кооператив, стояла его родная организация. А за комсомолом — партия, которая и давала деньги на «предпринимательскую деятельность». Комсомолец прекрасно знал дорогу к офицерам спецслужб или милиции, чтобы те, в случае чего, подстраховали.

Среди комсомольцев не было титанов мысли, но все они были чрезвычайно смышленые, особенно в той части, как поработать с пользой на себя. Были и среди них исключения, к примеру, яростный честолюбец Ходорковский, которому было мало денег, а нужна была власть. Но на то и правила, чтобы были исключения.

На базе райкома, в котором Ходорковский был заместителем секретаря, был создан «Центр научно-технического творчества молодежи». Научно-техническим творчеством в нём, разумеется, не пахло. Ребята занялись спекуляцией компьютерами, алкоголем (в том числе "французским"коньяком). Они также зарабатывали комиссионные (до 25 %!) на обналичивании средств другим организациям, которым, в отличие от комсомола, такая роскошь не позволялась.

В 1988 Ходорковский и его друзья-комсомольцы открыли КИБ НТП (Коммерческий Инвестиционный Банк Научно-Технического Прогресса).

Менатеп[править]

Видимо, Ходорковскому и коллегам нравилось выражение «научно-технический». Банк Научно-Технического Прогресса в 1990 был переименован в «Менатеп» («Межотраслевые научно-технические программы»). «Менатеп» успешно расширялся, зарабатывая на финансировании экспортно-импортных операций.

«Менатеп» был повязан с высокопоставленными чиновниками, которые получали откаты за правильное руководство целевыми правительственными программами. Другими «уполномоченными» банками этого рода были Инкомбанк, Российский кредит, Альфа-банк, ОНЭКСИМБанк, Автобанк, Промстройбанк. Где-то в этой структуре вертелось, а затем «потерялось» «золото партии» — миллионы, контролируемые высшим руководством КПСС.

Менатеп имел представительство в Париже, что, как полагают, указывает на связи комсомольцев-руководителей банка с внешней разведкой — с 5 Отделом ПГУ КГБ, заведующим Южной Европой.

Основными видами деятельности «Менатепа» были следующие:

  • Отмывание партийных денег.
  • Ввоз из-за рубежа поддельного коньяка «Наполеон».
  • Ввоз из-за рубежа фальшивой швейцарской водки польского разлива.
  • Промысел джинсами-варенками.
  • Продажа акций «Менатепа» (дивиденты за которые никто не получил).

Преступная деятельность

О преступной деятельности Ходорковского до 1995 года достоверных сведений нет. Далее же Ходорковский вплоть до ареста в 2003 г. занимался только хищениями — главным образом, у государства.

Хищение акций АО «НИУИФ»[править]

В 1995 году Ходорковский при помощи организованной им группы обманом по разработанному плану завладел 44% акций акционерного общества «Научно-исследовательский институт по удобрениям и инсектофунгицидам имени профессора Я.В. Самойлова» (АО «НИУИФ»). Хищение было осуществлено через подставные коммерческие организации АОЗТ «УОЛЛТОН» и АОЗТ «Полинеп», не обладавшие всеми признаками юридического лица, генеральные директора которых зависели от Ходорковского и контролировались им. АОЗТ «УОЛЛТОН» было учреждено юридическим лицом АОЗТ «Джой», генеральным директором которого числился начальник контрольно-ревизионного управления банка «Менатеп» Смирнов А.А., подчиненный председателю совета директоров банка «Менатеп» Ходорковскому М.Б., президенту банка «Менатеп» Лебедеву П.Л. и другим членам организованной группы. Руководителем АОЗТ «УОЛЛТОН» был оформлен сотрудник МФО «Менатеп» Усачев С.А., переведенный в последующем в банк «Менатеп», в силу чего АОЗТ «УОЛЛТОН» также было подконтрольно Ходорковскому. Фактически Усачев участия в деятельности АОЗТ «УОЛЛТОН» не принимал. С целью скрыть подконтрольность юридических лиц, использованных при совершении преступлений, Ходорковский и члены действующей совместно с ним организованной группы использовали для их учреждения иностранные компании, в частности для учреждения АОЗТ «Джой» использовали иностранную компанию «Килда Б.В.», зарегистрированную в Нидерландах, представителем которой на территории России выступал Моисеев В.В., школьный друг Ходорковского и помощник председателя Совета директоров МФО «Менатеп». Для учреждения АОЗТ «Правус», «Химтраст», «Полимет», «Полимаш», «М-Реестр», которые использовались для учреждения подставных компаний и совершения преступлений, использовалась иностранная компания «Джамблинк лимитед», зарегистрированная в г. Дуглас на о. Мэн, представителем которой на территории России тоже выступал Моисеев В.В. АОЗТ «Полинеп» было учреждено обществом «Правус», в котором генеральным директором числился подчиненный президенту банка «Менатеп» Лебедеву и председателю Совета директором этого же банка Ходорковскому Зверев А.К., работавший в МФО «Менатеп». По указанию Лебедева и Ходорковского, генеральным директором АОЗТ «Полинеп» Зверев назначил Кублицкую М.Н., тоже работавшую в МФО «Менатеп». Подготовив условия для совершения преступления, Ходорковский похитил 44% акций АО «НИУИФ» в количестве 6 545 штук, общей стоимостью 130 900 000 руб., фактической (рыночной) стоимостью 5 236 000 000 неденоминированных рублей, с целью завладения правом управления институтом и распоряжения по своему усмотрению принадлежащим последнему недвижимым имуществом — зданиями, расположенными в Москве по Ленинскому проспекту, д. 55/1, строение 1, и д. 55/1, строение 2, имеющими оценочную стоимость не менее 40 212 000 000 неденоминированных рублей. К хищению Ходорковский привлек подчиненных ему сотрудников банка «Менатеп» Ушанова С.Г. и Царькова М.В., обязав их подготовить документы, необходимые для участия АОЗТ «УОЛЛТОН» и АОЗТ «Полинеп» в инвестиционном конкурсе по продаже 44-процентного пакета акций АО «НИУИФ». Действуя по указаниям Ходорковского, Ушанов и Царьков составили доверенности на их фамилии от имени Усачева С.А., справку об учредителе и его 100-процентной доле в уставном фонде АОЗТ «УОЛЛТОН», письменное ходатайство от имени генерального директора АОЗТ «УОЛЛТОН» Усачева в адрес Лебедева о предоставлении банковской гарантии в размере 25 000 000 долларов США, обязательство АОЗТ «УОЛЛТОН» о выполнении инвестиционных обязательств в случае его победы на конкурсе и инвестиционное предложение АОЗТ «УОЛЛТОН» в размере 25 000 000 долларов США. При этом Ходорковскому было известно, что инвестиционные обязательства носят фиктивный характер. Президент банка «Менатеп» Лебедев подписал гарантийные письма за исходящими № Б-3859 от 09.08.1995 г. и № Б-3860 от 08.08.1995 г., гарантирующие исполнение обществами «УОЛЛТОН» и «Полинеп» финансовых обязательств в случае победы на инвестиционных торгах по продаже пакета акций АО «НИУИФ». При этом Лебедев знал, что обязательства исполняться не будут. Представив подложные документы, Ходорковский и Лебедев и действующие совместно с ними члены организованной группы ввели в заблуждение должностных лиц РФФИ и членов конкурсной комиссии о финансовой состоятельности и надежности АОЗТ «УОЛЛТОН» и АОЗТ «Полинеп», общие обязательства которых якобы составляли 75 000 000 долларов США, вследствие чего указанные подконтрольные банку «Менатеп» общества были допущены к участию в конкурсе по продаже пакета акций института. На основании представленных подложных документов комиссия по проведению инвестиционного конкурса была введена в заблуждение и вынесла решение о признании АОЗТ «Полинеп», предложившего самый большой объем инвестиций, 50 млн. долларов США, победителем конкурса по покупке акций АО «НИУИФ». Ушанов, действуя согласованно с Царьковым по плану, разработанному под руководством Лебедева и Ходорковского, от имени АОЗТ «Полинеп» отказался от заключения договора купли-продажи акция АО «НИУИФ», в связи с чем 12 сентября 1995 г. инвестиционная комиссия по показателям сумм предлагаемых инвестиций и условиям их внесения, на основании тех же подложных документов, будучи обманутой в реальном выполнении АОЗТ «УОЛЛТОН» и банком «Менатеп» взятых на себя обязательств, признала победителем конкурса АОЗТ «УОЛЛТОН». Далее, без ведома Усачева, членами организованной группы, действовавшими под руководством Ходорковского, была организована доставка Царьковым в банк «Менатеп» договора № 1-11-2-644 купли-продажи 44-процентного пакета обыкновенных акций АО «НИУИФ» в количестве 6 545 штук и его подписание от имени Усачева не установленным следствием лицом. На основании указанного подложного договора пакет акций АО «НИУИФ» был передан в собственность подконтрольному банку «Менатеп» АОЗТ «УОЛЛТОН» с регистрацией права собственности последнего на данный пакет в реестре акционеров АО «НИУИФ» 22 сентября 1995 г. Описанные выше действия принадлежат круглому дураку, даже патологическому типу. Только дурак при выполнении какого-либо дела осуществляет массу мелких действий, второстепенных, но совсем не заботится о главном. Ходорковскому следовало прежде всего вовлечь Усачева в преступную деятельность, чтобы потом не подделывать его подпись, либо же поставить на руководство АОЗТ «УОЛЛТОН» надежное подставное лицо, но Ходорковский занимался организацией двух подставных акционерных обществ, одно из которых значимым могло быть только в шизофреническом воображении — вероятно, «для прикрытия». Это вообще его стиль — наворотить массу «прикрытий», которые на деле ничего не прикрыли, а только раздули уголовные дела, обвинительные заключения и приговоры. Это шизофренический стиль мышления — видеть не лес, а множество деревьев. Поистине удивительно, что холуи Ходорковского считают его умным человеком. Далее члены организованной группы во главе с Ходорковским вошли в доверие к руководителю АО «НИУИФ» Классену П.В. и с целью ввести его в заблуждение создали видимость выполнения инвестиционных обязательств. 28 декабря 1995 г., используя обман, члены организованной группы обеспечили заключение от имени гендиректора АОЗТ «УОЛЛТОН» Усачева с АО «НИУИФ» подложного договора, в котором обязались перечислить инвестиции в размере 25 млн. долларов США. При этом члены организованной группы, продолжая использовать обман и незнание Класеном налогового законодательства, ввели последнего в заблуждение, сообщив, что случае получения в конце 1995 г. институтом инвестиционных средств и перехода их в новый налоговый период 1996 г. с них будет взыскиваться налог на прибыль в размере 35% и для того, чтобы избежать налогообложения, необходимо до конца декабря 1995 г. после поступления на счет института инвестиционных средств перечислить их обратно на счет инвестора — АОЗТ «УОЛЛТОН», а это общество в течение 1996 года возвратит инвестиции в сроки и в объемах, оговоренных в дополнительном соглашении. Введенный в заблуждение Классен подписал дополнительное соглашение, по которому внесение инвестиций было перенесено на вторую половину 1996 г. С целью сокрытия совершенного мошенничества по указанию Ходорковского и Лебедева 29 декабря 1995 г. не установленные следствием лица оформили и принесли Классену на рабочее место составленное платежное поручение № 26 от 26.12.95 г. о перечислении со счета АОЗТ «УОЛЛТОН» 114 922 500 000 неденоминированных рублей на счет АО «НИУИФ» и несколько экземпляров платежного поручения от 29.12.95 г. о возврате денежных средств со счета института на счет АОЗТ «УОЛЛТОН», которые Классен вследствие вышеуказанного обмана подписал и распорядился исполнить. В связи с этим 29.12.95 г. на счет института были перечислены указанные средства со счета АОЗТ «УОЛЛТОН», оба счета находились в банке «Менатеп», а на следующий день данные средства были возвращены на счет АОЗТ «УОЛЛТОН». Далее Ходорковский, Лебедев и действовавшие по предварительному сговору с ними члены организованной группы с целью уклонения от внесения инвестиций и возврата акций законному владельцу, государству, а также создания условий для невозможности принудительного изъятия в будущем из противоправного владения 44% акций АО «НИУИФ» переоформили право собственности на акции АО «НИУИФ» от АОЗТ «УОЛЛТОН» подконтрольным им подставным юридическим лицам. Ссылаясь на то, что АОЗТ «УОЛЛТОН» располагает достаточными средствами и в 1996 г. начнет инвестирование, члены организованной группы обманным путем уговорили Классена подтвердить в договорах купли-продажи акций АО «НИУИФ», заключенных 21.02.96 г. между АОЗТ «УОЛЛТОН» и АОЗТ «Химинвест», АОЗТ «Альтон» и АОЗТ «Метакса», своей подписью утверждение о выполнении инвестором инвестиционных обязательств перед институтом в полном объеме. Таким образом указанные три акционерных общества, приобретшие акции института, были освобождены от инвестиционных обязательств, что было подтверждено в договорах подписью Классена. Имея с конца декабря 1995 г. сложившиеся в результате обмана ложное представление о фактическом исполнении инвестирования, Классен подписал от имени АО «НИУИФ» акт о выполнении АОЗТ «УОЛЛТОН» инвестиционной программы в полном объеме, который на данном основании был ошибочно, без должной проверки, утвержден РФФИ. Летом-осенью 1997 г. РФФИ стало известно о невыполнении инвестиционных обязательств АОЗТ «УОЛЛТОН», и решением Арбитражного суда г. Москвы договор купли-продажи акций института, заключенный между АОЗТ «УОЛЛТОН» и РФФИ, был расторгнут. В целях неисполнения вступившего в законную силу решения суда члены организованной Ходорковским группы переоформили право собственности на часть акций института от АОЗТ «Химинвест», АОЗТ «Альтон» и АОЗТ «Метакса» на ЗАО «Фермет». Последнее, в свою очередь, переоформило их в собственность ООО «Эльбрус», ООО «Лизинг», ООО «Изумруд», ООО «Топаз», ООО «Триумф» и ООО «Ренонс». Кроме того, часть акций АОЗТ «Химинвест», АОЗТ «Альтон» и АОЗТ «Метакса» путем договоров купли-продажи была переоформлена в собственность ООО «Даная», которое, в свою очередь, часть из них переоформило в собственность АОЗТ «Галмет». Затем акции АО «НИУИФ» от ООО «Даная» и АОЗТ «Галмет» частями были переоформлены в собственность ООО «Триумф», ООО «Лизинг», ООО «Статус», ООО «Эльбрус», ООО «Ренонс», ООО «Топаз» и ООО «Изумруд». Все перечисленные юридические лица были подставными и подконтрольными Ходорковскому и действующими с ним заодно членами организованной группы, что было доказано: выявлены были их руководители, работавшие в структурах Ходорковского. На примере данного преступления очень хорошо видно глупейшее мышление Ходорковского: пытаясь спутать следы, он создал массу организаций, но ни единого конструктивного решения, действенной преступной схемы, породить не сумел; не додумался даже до того, что нельзя своих сотрудников ставить на руководство фиктивными организациями. Масса же организаций не запутывает следствие, а только раздувает уголовное дело. Описанное преступление столь же наглое, сколь глупое. На примере данного преступления можно дать сторонникам Ходорковского ответ на вопрос, почему не сидят другие: другие не сидят потому, что не столь глупы и наглы в совершении преступлений, схватить их за руку не так просто. Впрочем, отчего же не сидит, например, такой же глупый упырь Березовский, тоже сосавший исключительно государственную собственность? Не спросить ли в Лондоне, где он скрылся от правосудия?

Хищение выручки и акций АО «Апатит»[править]

Ходорковский и другие члены организованной им группы, обеспечив мошенническое завладение акциями ОАО «Апатит» как акционеры, владевшие большинством акций в акционерном капитале этого общества, путем избрания подконтрольных им по работе лиц в руководящие органы ОАО «Апатит» добились права на стратегическое и оперативное управление этим обществом. Пользуясь полученными правами, Ходорковский и Лебедев присвоили денежные средства ОАО «Апатит», вырученные от реализации его продукции.

Пользуясь правом на стратегическое и оперативное управление ОАО «Апатит», Ходорковский своим распоряжением председателя Совета директоров компании «Роспром» № 14 от 1 декабря 1995 г. отобрал у руководства данным обществом права распоряжаться выработанной продукцией и денежными средствами, передав их менеджерской группе, возглавляемой иными участниками его преступной группы. Распоряжаться выручкой Ходорковский поручил Лебедеву. После этого Лебедев, действуя в составе организованной группы, и иные ее члены в 1995 — 2002 гг. обеспечили передачу продукции ОАО «Апатит» под видом сделок купли-продажи подконтрольным им посредникам, каковыми являлись подставные российские компании «Апатит-Трейд», «Апатит-Трэйд», ЗАО «Горхимпром», ООО «Варяг», ООО «Фострейд», швейцарские компании «Apatit Fertilaizers S.A.» и «Polyfert AG, c/o Seestatt AG» и другие компании. Продукция передавалась по заниженным ценам — не более 30-40 долларов США за одну метрическую тонну. Всего за 1995 — 2000 г. Лебедев присвоил в пользу преступной группы 32 527 792,56 долларов США, в том числе совместно с Ходорковским — 2 831 302,25 долларов США. В 2000 — 2002 гг. при отсутствии признаков хищения чистая прибыль была занижена на сумму 6 168 043 000 рублей, чем государству, являющемуся собственником 20% акций ОАО «Апатит», и другим акционерам был причинен имущественный ущерб в крупном размере.

Действуя совместно с членами организованной им группы с целью уклониться от внесения инвестиций за акции ОАО «Апатит» и возврата акций, Ходорковский, зная, что прокурором Мурманской области направлено в Арбитражный суд области исковое заявление о расторжении договора купли-продажи акций ОАО «Апатит» на сумму 168 млрд. 951 млн. неденоминированных рублей и возврате 20% акций ОАО «Апатит» Фонду имущества Мурманской области, отдал указание членам организованной группы представить в Арбитражный суд г. Москвы платежные поручения № 20 от 10 августа 1995 г. на сумму 250 млрд. неденоминированных рублей и № 22 от 11 августа 1995 года на сумму 229 244 382 726 неденоминированных рублей о перечислении указанных сумм со спецсчета АОЗТ «Волна» в банке «Менатеп» на расчетный счет ОАО «Апатит» в том же банке в счет внесения инвестиций. Однако указанные платежи были фиктивными, так как в те же дни названные суммы были возвращены на счет АОЗТ «Волна». Вследствие этого Арбитражный суд г. Москвы был введен членами преступной группы в заблуждение, и 16 августа 1995 г. прокурору Мурманской области было отказано в удовлетворении иска.

Зная, что Фонд имущества Мурманской области продолжает действия по возврату акций из незаконного владения подконтрольного Ходорковскому АОЗТ «Волна», Ходорковский с членами преступной группы переоформил 20% акций ОАО «Апатит» под видом сделок купли-продажи путем дробления на части в собственность подставных организаций — сначала ООО «Наутилус» и ООО «Даная», а потом ООО «Гейм», АОЗТ «Аннетт», ООО «Самоцвет» и ООО «Ринг».

С целью скрыть подконтрольность Ходорковскому и иным членам преступной группы перечисленных юридических лиц Ходорковский с сообщниками определил их первоначальным учредителем иностранную компанию «Fiangial and Merkantije Holding Limited» (FAM), зарегистрированную в Лимасол, Кипр, и компанию «Джамблинк Лимитед», г. Дуглас, о. Мэн. Далее членами организованной группы под руководством Ходорковского и подчиненными им сотрудниками банка «Менатеп» и других подконтрольных структур от имени компании FAM были учреждены ЗАО «Депор», которое использовалось ими при учреждении других компаний, участвовавших в преступной деятельности, а именно — АОЗТ «Самоцвет» и «Наутилус». Руководителями компаний являлись сотрудники подконтрольных Ходорковскому структур.

С целью осуществления контроля за перемещением акций ОАО «Апатит» Лебедев 05.02.97 г. передал реестр акционеров ОАО «Апатит» подконтрольному преступной группе специализированному регистратору ЗАО «М-Реестр». Затем, в течение ноября 1997 г. руководя действиями организованной группы, с целью сокрытия фактов незаконного владения акциями ОАО «Апатит» передал 20% акций этого предприятия путем совершения финансовых операций от подконтрольного преступной группе АОЗТ «Волна» другим подконтрольным компаниям — ООО «Гейм», ООО «Гело», ЗАО «Прагма», ООО «Даная», ТОО «Нотис» и ТОО «АТРОПО».

12 февраля 1998 г. постановлением апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Москвы ввиду существенного нарушения договорных условий АОЗТ «Волна» было обязано вернуть пакет акций ОАО «Апатит» Фонду имущества Мурманской области, в государственную собственность. Ходорковский и другие члены преступной группы злостно не исполняли вступившее в законную силу указанное решение суда. Зная, что судебные приставы пытаются выполнить решение суда о возврате 20% акций ОАО «Апатит» государству, Лебедев обеспечил вывод акций ОАО «Апатит» в собственность иностранных компаний, подконтрольных преступной группе Ходорковского через учредительство.

С целью злостного уклонения от исполнения вступившего в законную силу решения суда по возврату государству 20% акций ОАО «Апатит», обеспечивающих преступной группе хищение выручки ОАО «Апатит», Ходорковский совместно с Лебедевым организовал совершение обманных действий, обеспечивающих заключение мирового соглашения между истцом и ответчиком и утверждение судом этого соглашения. Для достижения этой цели Лебедев, действуя в составе организованной группы, 20 марта 2002 г. письмом за исходящим № 72 обратился в РФФИ с предложением, что ЗАО «Международное финансовое объединение «Менатеп» (ЗАО «МФО «Менатеп») согласно за свой счет урегулировать проблему Фонда имущества Мурманской области. После этого Лебедев обеспечил заведение на территорию России под видом кредитов в подконтрольный преступной группе банк «Менатеп Санкт-Петербург» 15 064 503,76 долларов США, каковые денежные средства в рублевом эквиваленте, 479 млн., были предоставлены ЗАО «Волна».

19 ноября 2002 г. с представителем РФФИ было заключено мировое соглашение, согласно которому стороны урегулировали спор о возврате государству 20% акций ОАО «Апатит» через оплату ЗАО «Волна» 478 914 197 рублей, эквивалентных 15 130 000 долларам США. Это мировое соглашение является несостоятельным, так как оно обосновано ссылкой на недостоверный отчет оценщика «ВС-Оценка», в котором рыночная стоимость 20% акций ОАО «Апатит» определена в 15 130 000 долларов США. На 1 октября 2002 г. рыночная стоимость 20% акций ОАО «Апатит» составляла 62 000 000 долларов США.

Это преступление тоже открывает нам умственные способности Ходорковского: грабить государство с такой чудовищной наглостью и столь же чудовищной глупостью — выставляя подставными лицами своих сотрудников, может только помешанный, душевнобольной, возомнивший себя неподражаемым гением. Печально, конечно, что несколько лет это дело не могло дойти до следствия, хотя силы к тому приложили многие. Не будет безумием предположить, что от Ходорковского получали взятки некие «не установленные следствием лица», но достоверных сведений о том не имеем.

Уклонение от уплаты налогов с физического лица[править]

С целью уклонения от уплаты налогов с доходов физического лица Ходорковский 24 ноября 1997 г. и 1 марта 1998 г. подал в налоговую инспекцию № 2 по Центральному административному округу г. Москвы заявление на выдачу патента, форма которого была утверждена приказом Госналогслужбы России от 24 января 1996 г. № ВГ-3-02/5, для перевода его на упрощенную систему налогообложения, учета и отчетности с 1 квартала до конца 1998 г. В указанный документ, предоставляющий ему право на получение патента, освобождающего от обязанности уплаты подоходного налога с физических лиц и взносов в Пенсионный фонд, Ходорковским были внесены заведомо ложные сведения о том, что он оказывает консультационные и управленческие услуги в качестве предпринимателя, осуществляющего свою деятельность без образования юридического лица. Предоставив в налоговую инспекцию заведомо ложное заявление, Ходорковский необоснованно получил патенты №№ АР 77 643030 и АР 77 643014 на право применения с 1 января по 30 декабря 1998 г. упрощенной системы налогообложения, учета и отчетности. Умышленно подготавливая условия для уклонения от уплаты подоходного налога с физического лица и взносов в Пенсионный фонд, Ходорковский 20 января, 2 марта и 5 октября 1998 г. подписал фиктивные договоры с зарубежными компаниями «Hinchley Ltd» и «Status Services Limited», созданными в соответствии с законодательством острова Мэн. В указанные договоры, предусмотренные ст.ст. 779 — 783 Гражданского кодекса РФ, освобождающие от уплаты подоходного налога с физических лиц, Ходорковский внес заведомо ложные сведения о том, что указанным иностранным компаниям он будет оказывать возмездные консультационные и информационные услуги по вопросам финансового, экономического развития и урегулирования в РФ, зная, что фактически эти услуги он оказывать не будет, а данный договор оформляет только с целью уклонения от уплаты подоходного налога и получения права уплачивать взносы в Пенсионный фонд в меньшем размере. Полученное в 1998 г. вознаграждение в сумме 10 747 465 рублей Ходорковский представил как полученное по договорам за консультационные услуги и внес его в книгу учета доходов и расходов, хотя получил его за исполнение трудовых обязанностей в ЗАО «Роспром». Подготовив условия для совершения преступления, Ходорковский 9 марта 1999 года подал в налоговую инспекцию № 2 ЦАО г. Москвы декларацию о доходах за 1998 г., в которой показал приведенную выше сумму валового дохода от оказания консультационных услуг по экономическим вопросам. Между тем, Ходорковский достоверно знал, что полученные им от зарубежной компании «Status Services Limited» 10 747 465 рублей являлись вознаграждением за работу его в ЗАО «Роспром» и в соответствии с законом включались в налогооблагаемую базу. Вместе с налоговой декларацией Ходорковский представил в налоговую инспекцию следующие документы: договоры с иностранной компанией «Status Services Limited» и книгу учета доходов и расходов с внесенными в разделы I и II «Доходы и расходы» и «Расчет совокупного дохода» заведомо ложными сведениями об источнике дохода за 1998 г. Таким образом, Ходорковским незаконно не были уплачены за 1998 г. налоги и страховые взносы с доходов в сумме 3 805 413 рублей, в том числе 3 707 261 рублей подоходного налога и 98 152 рубля взносов в Пенсионный фонд. Продолжая действовать с целью уклонения от уплаты налогов, Ходорковский 19 ноября 1998 г. подал в налоговую инспекцию № 2 заявление на выдачу патента и перевода его на упрощенную систему налогообложения, учета и отчетности с 1 квартала 1999 г. В указанный документ им были внесены заведомо ложные сведения, что он оказывает управленческие и консультационные услуги по экономическим вопросам. Предоставив в налоговую инспекцию данное заявление, Ходорковский 29 декабря 1998 г. необоснованно получил государственные патенты №№ АР 77 643065 и АР 77 643064 на право применения с 1 января по 31 марта 1999 г. упрощенной системы налогообложения, учета и отчетности, а также 31 марта 1999 г. — патенты №№ АР 77 643114 и АР 77 643113 на период с 1 января по 31 декабря 1999 г. для оказания управленческих и консультационных услуг. Умышленно подготавливая условия для уклонения от уплаты подоходного налога, Ходорковский 30 ноября и 20 апреля 1999 г. подписал договоры с зарубежной компанией «Status Services Limited» об управленческих и консультационных услугах, зная, что договоры им исполняться не будут. Полученное в 1999 г. вознаграждение в сумме 142 352 000 рублей по фиктивному договору с указанной компанией Ходорковский внес в книгу учета, хотя получил деньги, как и в прошлый раз, за работу в ЗАО «Роспром» и ООО «ЮКОС-Москва». Подготовив условия для совершения преступления, Ходорковский 3 февраля 2000 г. подал в налоговую инспекцию № 2 декларацию о доходах за 1999 г., где показал указанную сумму валового дохода за год, которая не была обложена подоходным налогом, хотя по закону это следовало сделать. Вместе с налоговой декларацией Ходорковский представил договоры с иностранной компанией «Status Services Limited» и книгу учета с внесенными в нее заведомо ложными сведениями. Таким образом, Ходорковским незаконно не были уплачены за 1999 г. налоги и страховые взносы с доходов в сумме 50 726 773 рубля, в том числе 49 317 013 рублей подоходного налога и 1 409 760 рублей взносов в Пенсионный фонд. Всего за 1998 — 1999 гг. Ходорковским незаконно не были уплачены налоги и страховые взносы в сумме 54 532 186 рублей.

Уклонение от уплаты налогов с организаций в особо крупном размере и мошенничество[править]

От уплаты налогов с организаций Ходорковский уклонялся в составе организованной группы путем непредставления документов налоговым органам и путем включения в документы заведомо ложных сведений. В состав группы входили Ходорковский, Лебедев, иные и не установленные следствием фактические руководители ОАО НК «ЮКОС». Иные лица, входящие в состав организованной группы, являлись в том числе сотрудниками ООО «ЮКОС-Инвест», в отделе бухгалтерского учета малых предприятий которого велся бухгалтерский учет подконтрольных подставных предприятий, использованных организованной группой для уклонения от уплаты налогов и завладении бюджетными средствами мошенническим путем. Ходорковским и членами организованной группы были использованы подконтрольные подставные ООО «БИЗНЕС-ОЙЛ», ООО «Митра», ООО «Вальд-Ойл», ООО «Форест-Ойл», ООО «ТК «Алханай», ООО «Перспектива-Оптимум» и ООО «Инвестпроект», чтобы от имени этих юридических лиц создать видимость посреднической деятельности и совершить указанные преступления. Под руководством Ходорковского и Лебедева членами преступной группы ООО «БИЗНЕС-ОЙЛ», ООО «Митра», ООО «Вальд-Ойл», ООО «Форест-Ойл» были зарегистрированы на территории закрытого административно-территориального образования (ЗАТО) г. Лесной Нижнетуринского района Свердловской области, предоставляющего налоговые льготы юридическим лицам. Указанные подставные лица имели юридический адрес в том же г. Лесной по ул. К. Маркса, 8, а фактически по ул. Мамина-Сибиряка, 4-а. С руководителями этих предприятий Лебедев подписал договор о передаче полномочий их исполнительных органов ЗАО «ЮКОС Рефаининг энд Маркетинг» (ЗАО «ЮКОС РМ»), в котором он был президентом. После создания условий, необходимых для совершения преступлений, Ходорковским и Лебедевым было организовано движение средств, полученных предприятиями по переработке, хранению и реализации сырой нефти и нефтепродуктов дочерних предприятий ОАО «НК «ЮКОС», через ООО «БИЗНЕС-ОЙЛ», ООО «Митра», ООО «Вальд-Ойл», ООО «Форест-Ойл». От имени указанных обществ в налоговую инспекцию г. Лесной были представлены налоговые декларации, из которых следовало, что, в частности, в результате деятельности подставной компании ООО «БИЗНЕС-ОЙЛ» в 1999 году начислены разные виды налогов в сумме 72 215 775 рублей. Из указанной суммы в бюджет в счет уплаты налогов за 1999 г. внесено 48 570 543 рубля. В результате действий, нарушающих ст. 5 закона РФ «О закрытом административно-территориальном образовании» от 14.07.92 г. № 3297-1, ООО «БИЗНЕС-ОЙЛ», которое деятельность в ЗАТО г. Лесной фактически не осуществляло, было неправомерно зарегистрировано в 1999 г. в ЗАТО г. Лесной в качестве налогоплательщика, имеющего право на льготное налогообложение. После чего участники преступной группы представили в ИМНС России по г. Лесной налоговые декларации с включенными в них заведомо ложными сведениями о наличии налоговых льгот по следующим видам налогов: налогу на добавленную стоимость, налогу на содержание жилищного фонда, налогу на пользователей автодорог, налогу на реализацию ГСМ, налогу на прибыль, и ему были неправомерно предоставлены налоговые льготы за 1999 г. по всем видам налогов в бюджеты различных уровней на сумму 1 217 622 799 рублей. Таким образом бюджетам различных уровней не было уплачено налогов на данную сумму. Кроме того, с целью уклонения от уплаты налогов Ходорковским, Лебедевым и действовавшими с ними по предварительному сговору неустановленными лицами вместо налоговых платежей денежными средствами в нарушение ст. 45 НК РФ была организована передача в июле, августе, октябре, ноябре и декабре 1999 г. в г. Лесной простых векселей ОАО «НК «ЮКОС» от имени ООО «БИЗНЕС-ОЙЛ» на сумму 1 085 656 694 рубля, от имени ООО «Форест-Ойл» — на сумму 1 002 870 264 рубля, от имени ООО «Митра» — на сумму 1 388 352 583 рубля, от имени ООО «Вальд-Ойл» — на сумму 1 815 000 000 рублей. Всего от имени четырех названных подставных юридических лиц под руководством Ходорковского незаконно передано в оплату налогов векселей на сумму 5 291 879 541 рубль. Таким образом за ноябрь-декабрь 1999 г. от имени ООО «БИЗНЕС-ОЙЛ» в г. Лесной было незаконно уплачено 23 655 742 рубля (вексель является не оплатой, а лишь обещанием оплаты). После этого в ИМНС России по г. Лесной был представлен бухгалтерский баланс ООО «БИЗНЕС-ОЙЛ», в котором не была отражена задолженность перед бюджетом на сумму 23 655 742 рубля. С учетом использования незаконных льгот на территории ЗАТО и передачи в счет оплаты налогов векселей от имени ООО «БИЗНЕС-ОЙЛ» в 1999 г. Ходорковским в составе организованной группы совершено уклонение от уплаты налогов на общую сумму 1 241 278 541 рубль. Также с целью уклонения от уплаты налогов Ходорковским и действовавшими по предварительному сговору с ним неустановленными лицами в нарушение ст. 45 НК РФ была организована передача от имени ООО «Форест-Ойл» за 1999 г. в г. Лесной простых векселей ОАО «НК «ЮКОС» на сумму 1 282 475 105 рублей вместо налоговых платежей денежными средствами. После этого в ИМНС России по г. Лесной был представлен бухгалтерский баланс ООО «Форест-Ойл», в котором не была отражена задолженность перед бюджетом на сумму 1 282 475 105 рублей. Также с целью уклонения от уплаты налогов Ходорковским и действовавшими по предварительному сговору с ним неустановленными лицами в нарушение ст. 45 НК РФ была организована передача от имени ООО «Митра» за 4 квартал 1999 г. в г. Лесной простых векселей ОАО «НК «ЮКОС» на сумму 886 570 112 рубля вместо налоговых платежей денежными средствами. После этого в ИМНС России по г. Лесной был представлен бухгалтерский баланс ООО «Митра», в котором не была отражена задолженность перед бюджетом на сумму 886 570 112 рубля. Также с целью уклонения от уплаты налогов Ходорковским и действовавшими по предварительному сговору с ним неустановленными лицами в нарушение ст. 45 НК РФ была организована передача от имени ООО «Вальд-Ойл» за 1999 г. в г. Лесной простых векселей ОАО «НК «ЮКОС» на сумму 1 862 828 541 рубль вместо налоговых платежей денежными средствами. После этого в ИМНС России по г. Лесной был представлен бухгалтерский баланс ООО «Вальд-Ойл», в котором не была отражена задолженность перед бюджетом на сумму 1 862 828 541 рубль. В 1999 г. Ходорковским, Лебедевым и организованной группой от имени подставных юридических лиц ООО «БИЗНЕС-ОЙЛ», ООО «Митра», ООО «Вальд-Ойл» и ООО «Форест-Ойл» совершено уклонение от уплаты налогов на общую сумму 5 447 501 388 рублей. В 2000 г. организованной группой под руководством Ходорковского и Лебедева по указанной схеме от имени подставных юридических лиц ООО «БИЗНЕС-ОЙЛ», ООО «Митра», ООО «Вальд-Ойл» и ООО «Форест-Ойл» совершенно уклонение от уплаты налогов на общую сумму 11 947 947 894 рубля. В декабре 2000 г. Ходорковский и действующие с ним заодно иные члены организованной группы с целью обмана представили в администрацию ЗАТО г. Лесной заключение о возврате переплаченного налога на прибыль на сумму 128 691 355,88 рубля. Введя таким образом в заблуждение руководителей администрации, Ходорковский и иные члены преступной группы с 25 по 28 декабря 2000 г. обеспечили возврат 128 691 355,88 рубля из отделения Федерального казначейства по г. Лесной на счета перечисленных подставных организаций. Кроме того, из указанной суммы 7 373 274,63 рубля организованная группа направила для оплаты имеющихся недоимок по налогу на пользователей автодорог. В связи с началом налоговых проверок в г. Лесной с целью избежать ответственности за совершенные преступления и совершить повторное хищение бюджетных средств под руководством Ходорковского организованная группа сняла подставные компании ООО «БИЗНЕС-ОЙЛ», ООО «Митра», ООО «Вальд-Ойл» и ООО «Форест-Ойл» с налогового учета в ИМНС по г. Лесной и 6 марта 2001 г. присоединила к подготовленной заранее подставной компании ООО «Перспектива-Оптимум», состоящей на налоговом учете в Бурятии. В связи с присоединением организованная группа обеспечила переход всех прав и обязанностей указанных подставных юридических лиц к ООО «Перспектива-Оптимум», в том числе права на получение из бюджета незаконно числящейся переплаты налогов. После этого членами преступной группы под руководством Ходорковского было организовано получение незаконного заключения МНС № 1 по Агинскому Бурятскому АО об имеющейся переплате налогов, а затем 17 и 31 мая 2001 г. обеспечено перечисление из средств федерального бюджета 83 434 323,68 рубля на расчетный счет ООО «Перспектива-Оптимум». Продолжая действия по мошенническому завладению бюджетными средствами, члены преступной группы под руководством Ходорковского сняли с налогового учета в ИМНС г. Трехгорный Челябинской области в связи с началом там налоговых проверок ООО «Грейс», ООО «Нортэкс», ООО «Алебра», ООО «Мускрон», ООО «Фландер», ООО «Колрейн», ООО «Кверкус» и присоединили их к заранее подготовленному ООО «Торговая компания «Алханай» (ООО «ТК «Алханай»), состоявшему на налоговом учете там же, где помянутое выше ООО «Перспектива-Оптимум», в поселке городского типа Агинское Агинско-Бурятского национального округа. В связи с присоединением члены преступной группы обеспечили переход всех прав и обязанностей указанных подставных юридических лиц к ООО «ТК «Алханай», в том числе права на получение из бюджета незаконно числящейся переплаты налогов, ранее зачтенных векселями ОАО «НК «ЮКОС». После этого члены преступной группы организовали получение незаконного заключения налогового органа об имеющейся переплате налогов, а затем 17 и 31 мая 2001 г. обеспечили перечисление из средств федерального бюджета 170 861 817,90 рубля на расчетный счет ООО «ТК «Алханай». Далее, продолжая действия по мошенническому завладению бюджетными средствами, члены преступной группы под руководством Ходорковского 20 мая 2001 г. обеспечили снятие с налогового учета в ИМНС в пгт. Агинское ООО «ТК «Алханай» и ООО «Перспектива-Оптимум» и присоединили их к заранее подготовленному ООО «Инвестпроект», состоящему на налоговом учете в ИМНС Шабалинского района Кировской области. В связи с присоединением члены преступной группы обеспечили переход всех прав и обязанностей подставных ООО «БИЗНЕС-ОЙЛ», ООО «Митра», ООО «Вальд-Ойл», ООО «Форест-Ойл», ООО «Грейс», ООО «Нортэкс», ООО «Алебра», ООО «Мускрон», ООО «Фландер», ООО «Колрейн» и ООО «Кверкус» к ООО «Инвестпроект», в том числе права на получение из бюджета незаконно числящейся переплаты налогов, ранее зачтенных векселями ОАО «НК «ЮКОС». Далее ООО «Инвестпроект» было снято с учета в Шабалинском районе Кировской области и 30 августа 2001 г. поставлено на учет в ИМНС Чернышевского района Читинской области. После этого Лебедевым и иными членами преступной группы было организовано получение незаконного заключения налогового органа об имеющейся переплате налогов и в октябре-ноябре 2002 г. обеспечено перечисление из средств федерального бюджета 24 133 042,82 рубля на расчетный счет ООО «Инвестпроект». Всего Ходорковский и Лебедев в составе организованной группы похитили у государства в форме незаконного возврата переплаты налогов 407 120 540,28 рубля. Похищенные из бюджета средства преступники обратили в свою пользу. После ознакомления с наглыми хищениями Ходорковского из бюджета, буквально же у народа, особенно забавно выглядит искренняя боль Ходорковского за Россию и ее народ, не правда ли?

Хищения в пользу В.А. Гусинского[править]

Денежные средства, полученные в результате хищения за счет реализации апатитового концентрата и нефтепродуктов, в том числе путем уклонения от уплаты налогов, организованная группа сосредоточила на счетах иностранных компаний в зарубежных банках, а также на счетах подконтрольных преступникам российских компаний и в принадлежащих им банках ОАО КБ «ДИБ» и ОАО КБ «Менатеп Санкт-Петербург». Учет движения средств и распределение полученного дохода вел Ходорковский. С 5 июля 1999 г. по 28 апреля 2000 г. Ходорковский, действуя в организованной группе с иными и не установленными следствием лицами, организовал под видом вексельных операций перечисление денежных средств со счетов подконтрольных ему компаний ОАО «НК «ЮКОС», ООО «Грейс», ООО «Митра» в ОАО КБ «ДИБ» на счета компаний, подконтрольных Гусинскому, ЗАО «Медиа-Мост», ООО «Делф», ЗАО «Бирон», ЗАО «Сард-1», ЗАО «Осмет-1», ООО «ГМ-2», ЗАО «НТВ — Мир кино» в ОАО КБ «Мост-банк». Таким образом Ходорковский обеспечил перечисление:

  • со счетов ОАО "НК «ЮКОС» денежных средств на сумму 1 346 200 000 рублей, в том числе на счета ЗАО «Медиа-Мост» 121 450 000 рублей — 05.07.99 г., 250 800 000 рублей — 30.09.99 г., 263 200 000 рублей — 18.11.99 г.; на счет ООО «Делф» — 710 750 000 рублей — 28.04.2000 г.
  • со счетов ООО «Грейс» денежных средств на сумму 669 314 620 рублей, в том числе на счет ЗАО «Бирон» 268 682 260 рублей — 19.12.99 г., на счет ЗАО «Сард-1» — 400 632 360 рублей.
  • со счетов ООО «Митра» денежных средств на сумму 634 392 000 рублей, в том числе на счет ЗАО «Осмет-1» — 287 700 000 рублей, 15.02.2000 г., на счет ООО «ГМ-2» — 57 420 000 рублей — 17.02.2000 г., на счет «НТВ — Мир кино» — 289 272 000 рублей — 23.03.2000 г.

Всего Ходорковский, руководя преступной группой, противоправно и безвозмездно обратил в пользу Гусинского 2 649 906 620 рублей, принадлежащих ОАО «НК «ЮКОС» и подконтрольным ему структурам.

Хищения нефти у добывающих предприятий НК «ЮКОС»[править]

Ходорковский, Лебедев и другие члены организованной группы, к 1998 г. завладев, в том числе и посредством преступных действий, совершенных организованной группой за счет хищения путем присвоения вверенного имущества, а также легализации имущества, добытого преступным путем, в предпринимательскую и экономическую деятельность, большинством акций ОАО «НК «ЮКОС» и акций дочерних данному обществу акционерных обществ, добывающих и перерабатывающих нефть, приобрели право на стратегическое и оперативное управление этими акционерными обществами. Добившись права на стратегическое и оперативное управление текущей деятельностью акционерных обществ, Ходорковский и действующие с ним в организованной группе Лебедев, другие члены организованной группы и иные лица в течение 1998 — 2003 гг. совершили хищение путем присвоения вверенного имущества – нефти. С целью обеспечения совершения преступления путем завладения правом на оперативное управление дочерними акционерными обществами «НК «ЮКОС» за счет действий подчиненного им напрямую управленческого персонала Ходорковский совместно с Лебедевым и другими членами организованной группы образовал подконтрольные им коммерческие организации в качестве управляющих компаний для акционерных обществ «НК «ЮКОС», «Юганскнефтегаз», «Самаранефтегаз» и «Томскнефть» ВНК. Таковыми управляющими компаниями по заказу Ходорковского, Лебедева и членов организованной группы в 1997 г. были учреждены ООО «ЮКОС Москва», которое стало управляющей компанией для ОАО «НК «ЮКОС» и в 1998 г. ЗАО «ЮКОС Эксплорейшн энд Продакшн» (ЗАО «ЮКОС ЭП») для управления акционерными обществами, добывающими нефть, и ЗАО «ЮКОС Рефаининг энд Маркетинг» (ЗАО «ЮКОС РМ») для управления нефтеперерабатывающими акционерными обществами. Указанные управляющие компании и их административный персонал в полном составе были привлечены Ходорковским, Лебедевым и членами организованной группы к содействию в совершаемых ими преступлениях. Создавая условия для хищения добываемой нефти, Ходорковский, действуя совместно и согласованно с Лебедевым и другими членами организованной группы, в 1998 г. фактически ввел на нефтедобывающих организациях свое внешнее управление, для чего организовал заключение ими договоров с ЗАО «ЮКОС ЭП» о передаче этому обществу полномочий собственных исполнительных органов. Выполняя указания Ходорковского и руководимых им участников организованной группы, подконтрольные им лица, являющиеся членами советов директоров, организовали принятие на собраниях акционеров ОАО «Юганскнефтегаз», ОАО «Самаранефтегаз» и ОАО «Томскнефть» ВНК незаконных решений. При этом лица, подконтрольные Ходорковскому, Лебедеву и другим участникам организованной группы, своими выступлениями на этих собраниях ввели в заблуждение акционеров названных акционерных обществ о существе сделок, в частности о том, что якобы цена реализуемой нефти определена независимыми оценщиками и в каждом конкретном случае будет корректироваться, исходя из рыночных цен. Кроме того, выступающие на собраниях акционеров по поручению Ходорковского, Лебедева и других членов организованной группы подконтрольные им лица умышленно скрыли от акционеров, что передача нефти добывающих предприятий ОАО «НК «ЮКОС» посредством оформления соглашений (договоров) о реализации скважинной жидкости по существу является безвозмездной и противоправной передачей этой нефти в чужую пользу, а также скрыли, что при этом нефтедобывающим предприятиям причиняется материальный ущерб. Ходорковский, Лебедев и другие члены организованной группы достоверно знали, что к моменту завладения большинством акций ОАО «НК «ЮКОС», ОАО «Юганскнефтегаз», ОАО «Самаранефтегаз» и ОАО «Томскнефть» ВНК, приобретения права на стратегическое и оперативное управление этими обществами, обеспечивающее, в том числе реальную возможность присвоения добываемой ими нефти, в этих организациях имеются и неподконтрольные им лица из числа акционеров и высшего менеджмента (управляющая команда от бывшего акционера в лице государства), которые окажут активное сопротивление их преступным действиям. За обеспечение принятия незаконных и необоснованных решений общими собраниями акционеров и советами директоров ОАО «НК «ЮКОС», ОАО «Юганскнефтегаз», ОАО «Самаранефтегаз» и ОАО «Томскнеnbsp;815фть» ВНК и за бездействие по их оспариванию, то есть с целью подкупа Ходорковский М.Б., действуя согласованно с другими членами организованной группы, заключил в 1996 г. устное соглашение с лицами, представляющими бывший высший менеджмент ОАО «НК «ЮКОС»: председателем совета директоров, первыми вице-президентами, советником председателя совета директоров, главным экспертом. По указаниям Ходорковского иное лицо со счетов фондов для обеспечения оплаты руководителям ОАО «НК «ЮКОС» и его дочерних добывающих предприятий под видом оказания консультационных услуг, а на деле за содействие в похищении нефти у нефтедобывающих предприятий обеспечило перечисление на их личные счета в банках АКБ «Менатеп», ЗАО «Юганскнефтебанк», ОАО «ДИБ» и «Менатеп СПб» по фиктивным договорам об оказании услуг зарубежным оффшорным компаниям, денежные средства через их транзитные счета:

  • от компании «Hinchley Limited» (о. Мэн) председателю совета директоров ОАО "НК «ЮКОС» Муравленко С. В. по договору от 01.10.98 г. — 300 тыс. долларов США;
  • от компании «Status Services Limited» (о. Мэн) первому вице-президенту ОАО "НК «ЮКОС» Казакову В. А. по договору от 07.05.98 г. — 250 тыс. долларов США;
  • от компании «Laleham Limited» (о. Мэн) первому вице-президенту ОАО "НК «ЮКОС» Иваненко В. В. по договору от 12.01.98 г. — 200 тыс. долларов США и от компании «Tisbury Limited» (о. Мэн) по договору от 05.01.96 г. — 125 тыс. долларов США.

Подготовив условия для присвоения имущества нефтедобывающих предприятий ОАО «Самаранефтегаз», ОАО «Юганскнефтегаз» и ОАО «Томскнефть» ВНК, Ходорковский, Лебедев и другие члены организованной группы, пользуясь тем, что вышеуказанными подготовительными действиями нефть нефтедобывающих предприятий была вверена подконтрольным им руководителям ЗАО «ЮКОС ЭП», действуя через них, организовали реализацию нефти конечным потребителям, оформляя при этом подложные договоры купли-продажи о том, что нефть нефтедобывающих предприятий якобы реализуются по договорам между «ЮКОС ЭП» и ОАО «НК «ЮКОС». В 1998 г. Ходорковским М.Б., Лебедевым П.Л. и другими членами руководимой ими организованной преступной группы оформлено приобретение ОАО «НК «ЮКОС» по многократно заниженным ценам нефти:

  • по договорам купли-продажи, заключаемым с периодичностью каждые полмесяца на основании генерального соглашения № Ю-21/612 от 31 июля 1996 г., у ОАО «Юганскнефтегаз» 25 322 612,411 тонн нефти на общую сумму 6 622 270 514,81 руб.;
  • по договорам купли-продажи, заключаемым с периодичностью каждые полмесяца на основании генерального соглашения № Ю-21/610 от 31 июля 1996 г., у ОАО «Самаранефтегаз» 7 450 791,000 тонн нефти на общую сумму 2 097 566 309,01 руб.;
  • по договорам купли-продажи, заключаемым с периодичностью каждый месяц на основании генерального соглашения № Ю8‒4-01/1888А от 04 ноября 1998 г., у ОАО «Томскнефть» ВНК 199 506 тонн нефти на общую сумму 41 577 050,40 руб.

Данные договоры носили фиктивный характер, поскольку включали в себя заведомо ложные сведения о том, что покупателем нефти выступает ОАО «НК «ЮКОС». Между тем Ходорковскому, Лебедеву и их сообщникам было достоверно известно, что ОАО «НК «ЮКОС» фактически покупателем нефти не является, а продукция нефтедобывающими предприятиями самостоятельно отгружается непосредственно российским и зарубежным покупателям. Кроме того, заведомо ложными в договорах являлись сведения о том, что «стороны» достигли договоренности о цене нефти. Фактически такого соглашения не было, а цена на нефть участниками возглавляемой Ходорковским, Лебедевым организованной группы, без какой-либо экономической необходимости, преднамеренно устанавливалась в многократно заниженных по сравнению с реальными мировыми рыночными ценами размерах. Всего в период 1998 г. Ходорковский М.Б., Лебедев П.Л. и другие члены организованной группы под видом сделок между «НК «ЮКОС» и ОАО «Самаранефтегаз», ОАО «Юганскнефтегаз» и ОАО «Томскнефть» ВНК совершили хищение путем присвоения 32 972 909,411 тонн нефти, принадлежащей этим нефтедобывающим акционерным обществам, на общую сумму 25 645 695 514,90 руб. В 1999 г. оформлено приобретение ОАО «НК «ЮКОС» по многократно заниженным ценам нефти:

  • по договорам купли-продажи, заключаемым с периодичностью каждые полмесяца, на основании генерального соглашения № Ю-21/612 от 31 июля 1996 г., у ОАО «Юганскнефтегаз» 25 931 382,274 тонн нефти на общую сумму 8 643 047 730,30 руб.;
  • по договорам купли-продажи, заключаемым с периодичностью каждые полмесяца, на основании генерального соглашения № Ю-21/610 от 31 июля 1996 г., у ОАО «Самаранефтегаз» 7 602 378 тонн нефти на общую сумму 2 474 014 955,60 руб.;
  • по договорам купли-продажи, заключаемым с периодичностью каждый месяц, на основании генерального соглашения № Ю8‒4-01/1888А от 04 ноября 1998 г., у ОАО «Томскнефть» ВНК 29 292 767,000 тонн нефти на общую сумму 3 339 616 039,99 руб.

Данные договоры, также как и в 1998 г. носили фиктивный характер, поскольку включали в себя заведомо ложные сведения о том, что покупателем нефти выступает ОАО «НК «ЮКОС», заведомо ложными в договорах являлись сведения и о договорном характере многократно заниженных, по сравнению с рыночными, цен продажи нефти обществу «НК «ЮКОС». Так, в фиктивных договорах ОАО «НК «ЮКОС» с ОАО «Юганскнефтегаз», ОАО «Самаранефтегаз» и ОАО «Томскнефть» ВНК руководителями и членами организованной группы в преступных целях хищения нефти, предполагавшейся к добыче указанными акционерными обществами в 1999 г., применялись следующие цены:

  • для хищения нефти, предполагавшейся к добыче в январе 1999 г., применялась цена 250,08 руб. за тонну, тогда как мировая рыночная цена нефти к моменту заключения договора колебалась в пределах от 1253,98 до 1534,76 руб. за тонну;
  • для хищения нефти, предполагавшейся к добыче в феврале 1999 г., применялась цена 250,08 руб. за тонну, тогда как мировая рыночная цена нефти к моменту заключения договора колебалась в пределах от 1555,94 до 1936,26 руб. за тонну;
  • для хищения нефти, предполагавшейся к добыче в марте 1999 г., применялась цена 250,08 руб. за тонну, тогда как мировая рыночная цена нефти к моменту заключения договора колебалась в пределах от 1461,24 до 1761,87 руб. за тонну;
  • для хищения нефти, предполагавшейся к добыче в апреле 1999 г., применялась цена 250,08 руб. за тонну, тогда как мировая рыночная цена нефти к моменту заключения договора колебалась в пределах от 1590,46 до 2487,41 руб. за тонну;
  • для хищения нефти, предполагавшейся к добыче в мае 1999 г., применялась цена 250,08 руб. за тонну, тогда как мировая рыночная цена нефти к моменту заключения договора колебалась в пределах от 2332,09 до 2772,63 руб. за тонну;
  • для хищения нефти, предполагавшейся к добыче в июне 1999 г., применялась цена 275,04 руб. за тонну, тогда как мировая рыночная цена нефти к моменту заключения договора колебалась в пределах от 2267,18 до 2808,54 руб. за тонну;
  • для хищения нефти, предполагавшейся к добыче в июле 1999 г., применялась цена 360 руб. за тонну, тогда как мировая рыночная цена нефти к моменту заключения договора колебалась в пределах от 2267,18 до 2924,68 руб. за тонну;
  • для хищения нефти, предполагавшейся к добыче в августе 1999 г., применялась цена 450 руб. за тонну, тогда как мировая рыночная цена нефти к моменту заключения договора колебалась в пределах от 2900,59 до 3487,49 руб. за тонну;
  • для хищения нефти, предполагавшейся к добыче в сентябре 1999 г., применялась цена 540 руб. за тонну, тогда как мировая рыночная цена нефти к моменту заключения договора колебалась в пределах от 3318,50 до 3695,81 руб. за тонну;
  • для хищения нефти, предполагавшейся к добыче в октябре 1999 г., применялась цена 600 руб. за тонну, тогда как мировая рыночная цена нефти к моменту заключения договора колебалась в пределах от 3655,99 до 4203,00 руб. за тонну;
  • для хищения нефти, предполагавшейся к добыче в ноябре 1999 г., применялась цена 600 руб. за тонну, тогда как мировая рыночная цена нефти к моменту заключения договора колебалась в пределах от 3755,07 до 4130,33 руб. за тонну;
  • для хищения нефти, предполагавшейся к добыче в декабре 1999 г., применялась цена 600 руб. за тонну, тогда как мировая рыночная цена нефти к моменту заключения договора колебалась в пределах от 3973,26 до 5028,46 руб. за тонну.

Всего в период 1999 г. Ходорковский, Лебедев и другие члены организованной группы, под видом сделок между ОАО «НК «ЮКОС» и ОАО «Самаранефтегаз», ОАО «Юганскнефтегаз» и ОАО «Томскнефть» ВНК совершили хищение путем присвоения 62 826 527,274 тонн нефти, принадлежащей этим нефтедобывающим акционерным обществам на общую сумму 191 120 861 145,56 руб. В 2000 г. Ходорковский и другие члены организованной группы под видом сделок между «НК «ЮКОС» и ОАО «Самаранефтегаз», ОАО «Юганскнефтегаз» и ОАО «Томскнефть» ВНК совершили хищение путем присвоения 51 389 747,563 тонн нефти, принадлежащей этим нефтедобывающим акционерным обществам на общую сумму 275 720 048 232,46 руб., в том числе у ОАО «Самаранефтегаз» — 8 123 311,00 тонн, у ОАО «Юганскнефтегаз» — 30 287 971,00 тонн и у ОАО «Томскнефть» ВНК — 12 978 465,563 тонн. Всего за 1998 — 2000 гг. Ходорковский, Лебедев и другие члены организованной группы совершили хищение у ОАО «Самаранефтегаз», ОАО «Юганскнефтегаз» и ОАО «Томскнефть» ВНК 147 189 184,248 тонн нефти общей стоимостью 492 486 604 892,92 руб., а именно у ОАО «Самаранефтегаз» 23 176 480,000 тонн нефти общей стоимостью 72 268 583 127,52 руб., у ОАО «Юганскнефтегаз» 81 541 965,685 тонн нефти общей стоимостью 261 725 865 764,82 руб. и ОАО «Томскнефть» ВНК 42 470 738,563 тонн нефти общей стоимостью 158 492 156 000,59 руб., причинив последним ущерб в указанном размере. В 2001 г. Ходорковский, Лебедев и члены организованной группы совершили хищение путем присвоения нефти ОАО «Самаранефтегаз», ОАО «Юганскнефтегаз» и ОАО «Томскнефть» ВНК в количестве 55 435 962 тонн на общую сумму 147 394 294 000,00 руб. Из этой суммы, в результате направления части похищенных денежных средств на финансирование функционирования предприятий и организаций, обеспечивающих дальнейшую добычу нефти, т.е. для обеспечения условий дальнейшего хищения, в распоряжение членов организованной группы было получено 65 837 005 000 руб. В 2002 г. Ходорковский, Лебедев и члены организованной группы совершили хищение путем присвоения нефти ОАО «Самаранефтегаз», ОАО «Юганскнефтегаз» и ОАО «Томскнефть» ВНК в количестве 67 817 575 тонн на общую сумму 273 056 535 000,00 руб. Из этой суммы, в результате направления части похищенных денежных средств на финансирование функционирования предприятий и организаций, обеспечивающих дальнейшую добычу нефти, т.е. для обеспечения условий дальнейшего хищения, в распоряжение членов организованной группы было получено 143 284 038 733,00 руб. В 2003 г. Ходорковский, Лебедев и члены организованной группы совершили хищение путем присвоения нефти ОАО «Самаранефтегаз», ОАО «Юганскнефтегаз» и ОАО «Томскнефть» ВНК в количестве 77 673 475 тонн на общую сумму 132 689 052 567,72 руб. Из этой суммы, в результате направления части похищенных денежных средств на финансирование функционирования предприятий и организаций, обеспечивающих дальнейшую добычу нефти, т.е. для обеспечения условий дальнейшего хищения, в распоряжение членов организованной группы было обращено 190 818 520 772,00 руб. Всего за 2001 — 2003 гг. Ходорковский, Лебедев и другие члены организованной группы совершили хищение у ОАО «Самаранефтегаз», ОАО «Юганскнефтегаз» и ОАО «Томскнефть» ВНК 200 385 116 тонн нефти общей стоимостью 811 549 054 000 руб. Из этой суммы, в результате направления части похищенных денежных средств на финансирование функционирования предприятий и организаций, обеспечивающих дальнейшую добычу нефти, т.е. для обеспечения условий дальнейшего хищения, в распоряжение членов организованной группы было получено 399 939 564 505,00 руб. Суд признал представленные стороной обвинения доказательства относимыми, допустимыми, достоверными, основанными на законе, так как они получены в соответствии с требованиями действующего уголовно-процессуального законодательства, и достаточными для разрешения данного уголовного дела, а потому счел возможным положить их в основу приговора. Хищение нефти состояло в оформлении документов о ее продаже по заниженным ценам, в связи с чем по документам объемы нефти не исчезали, так же как не исчезали из АК «Транснефть», а переходили от добывающих компаний в собственность «ЮКОСа» и его операционных компаний. В качестве доказательств, подтверждающих объемы и стоимость похищенной Ходорковским, Лебедевым и членами организованной группы нефти, в судебном заседании были представлены обвинением конкретные договоры, контракты, акты приема-передачи и другие документы. Исследованными в суде доказательствами подтверждено, что применение трансфертных цен при оформлении внутрикорпоративных сделок как в Российской Федерации, так и за рубежом допустимо, если эти цены применяются по принципу «вытянутой руки», то есть в пределах, существующих по подобным сделкам, но между независимыми сторонами. В любом другом случае занижение цен является незаконным, что установлено гражданским и налоговым законодательством РФ. Отсутствие у сторон в любой сделке, в том числе внутрикорпоративной, свободы воли, управление сторонами в сделке третьими лицами, не наделенными соответствующими полномочиями, отсутствие у руководителей сторон самостоятельности в принятии решений в рамках их хозяйственной деятельности, использование таких организаций в интересах третьих лиц, а не в интересах извлечения прибыли для этой компании — все это в совокупности свидетельствует об отсутствии у таких предприятий признаков юридического лица, самостоятельного субъекта коммерческой деятельности, и о ничтожности сделок, совершаемых с использованием их реквизитов. При таких обстоятельствах применение Ходорковским и Лебедевым к ценам, использовавшимся ими при оформлении хищения у ОАО «Юганскнефтегаз», ОАО «Томскнефть» ВНК и ОАО «Самаранефтегаз» и легализации нефти, термина «трансфертные» является необоснованным. Указанный термин может применяться только в правоотношениях, соответствующих требованиям законодательства того или иного государства. Использовавшиеся Ходорковским и Лебедевым цены, как установлено судом, являлись заниженными. Довод Ходорковского о том, что акционер ОАО «НК «ЮКОС» имеет однозначное право на всю прибыль своих дочерних организаций признается несостоятельным, т.к. Ходорковского и Лебедева обвиняют в хищении нефти, т.е. имущества добывающих предприятий, а не прибыли. Законодательством Российской Федерации не предусмотрено, что акционер имеет право на имущество действующего юридического лица. Материалами дела доказано, что нефть у добывающих предприятий изымалась в пользу основных акционеров, т.е. фактически ОАО «НК «ЮКОС» и миноритарные акционеры вообще не имели никакой прибыли от владения акциями добывающего предприятия, а основные акционеры ОАО «НК «ЮКОС» в лице Ходорковского, Лебедева и других, получали фактически всю прибыль добывающих обществ, минуя процедуру распределения прибыли самими акционерами. Доводы Ходорковского о том, что в отчетности добывающих предприятий отсутствуют сведения о пропаже нефти, а поступление выручки за нее исключает признак безвозмездного изъятия нефти, также несостоятельны, так как согласно материалам дела имело место изъятие нефти у добывающих предприятий с одновременным составлением документов о выбытии ее под видом сделок купли-продажи, в связи с чем в отчетности добывающих предприятий и не должны были отражаться сведения о пропаже нефти. Поступление выручки за нефть, похищаемой под видом купли-продажи, также не исключает признак безвозмездности в связи с тем, что предоставление неравноценной замены за похищаемое имущество также рассматривается как безвозмездное завладение. Кроме того, материалами дела доказано, что под видом оплаты за нефть в добывающие предприятия поступали денежные средства для обеспечения дальнейшей добычи нефти и последующего ее хищения, цена за продаваемую нефть устанавливалась для добывающих предприятий службами ЗАО «ЮКОС ЭП» и ООО «ЮКОС-Москва», исходя из их затрат на добычу. Доводы подсудимого Лебедева о том, что получение прибыли добывающими обществами в 2000 — 2003 г. свидетельствует об отсутствии хищения, суд нашел несостоятельными. В судебном заседании установлено, что нефть приобреталась у добывающих предприятий по необоснованно заниженным ценам, в результате чего размеры прибыли добывающих предприятий от реализации этой нефти и выработанных из нее нефтепродуктов не сравнимы с размерами прибыли, полученной так называемыми центрами прибыли. Показания бывших руководителей ОАО «Юганскнефтегаз» и ОАО «Самаранефтегаз» Гильманова Т.Р. и Анисимова П.А. о том, что заключение договоров о передаче функций исполнительных органов нефтедобывающих предприятий с ЗАО «ЮКОС ЭП» существенно не повлияло, с точки зрения оперативно-производственной деятельности, на работу предприятий, у них остались полномочия в достаточно большом объеме на основании доверенностей, которые не ущемляли их действия, но ограничивали финансовые полномочия, и эти договоры были целесообразны, т.к. это вело к концентрации ресурсов в целом по компании, что стоимость реализации нефти покрывала затраты предприятий на добычу нефти и формировала небольшую прибыль, т.к. не было задачи достигнуть максимальной прибыли, опровергаются Уставами ОАО «Самаранефтегаз», ОАО «Юганскнефтегаз», ч. 1 ст. 2 ГК РФ, ч. 1 ст. 50 ГК Российской Федерации, где предусмотрено, что общества, как юридические лица, являются коммерческими организациями, основной целью которых является получение прибыли. В разделе «Заявления, подтверждения и гарантии» Договоров о передаче полномочий исполнительных органов, заключенных между ЗАО «ЮКОС ЭП» и добывающими компаниями был предусмотрен п.1.5., в котором было специально оговорено: «Ни заключение настоящего Договора Сторонами, ни реализация целей договора, ни его исполнение не нарушают законов Российской Федерации и не вступает в противоречие с этими законами, равно как и не наносят какого-либо ущерба любым правам и обязательствам Сторон, и правам и обязательствам третьих лиц». Таким образом, действия лиц, которые, прикрываясь Договорами о передаче полномочий и вопреки положениям Закона, предусматривающим, что основной целью коммерческой организации является получение прибыли, изымали у добывающих компаний прибыль в так называемый ими центр прибыли, являлись по существу нарушениями основных положений заключенных ими же Договоров о передаче полномочий. К показаниям свидетелей Гильманова Т.Р. и Анисимова П.А. о том, что им не известно о фактах хищения нефти у нефтедобывающих предприятий ОАО «НК «ЮКОС» в объемах, указанных в обвинении, и что такие объемы нефти похитить невозможно, суд отнесся критически, поскольку показания ими даны без учета обстоятельств юридического оформления изъятия и отчуждения нефти у нефтедобывающих предприятий, а также без учета того обстоятельства, что подсудимым предъявлено обвинение не в краже нефти, а в присвоении нефти за счет существенного занижения ее стоимости. Любопытно еще отметить, что исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами подтверждено то, что по указанию подсудимых в ОАО «НК «ЮКОС» велась двойная бухгалтерия учета полученной прибыли: первая — согласно российским правилам бухучета — для акционеров, налоговых и контролирующих органов, в которой учитывался минимальный размер прибыли; вторая — для аудиторов и зарубежных инвесторов, в которой учитывалась и прибыль, полученная в результате хищения нефти добывающих обществ.  

Легализация денежных средств, добытых преступным путем[править]

В 1998 — 2004 преступной группой Ходорковского с привлечением в группу новых лиц совершена легализация денежных средств, добытых преступным путем. В 1998 г. Ходорковский, Лебедев и другие члены организованной группы, совершив хищение путем присвоения 32 972 909,411 тонн нефти, принадлежащей ОАО «Самаранефтегаз», ОАО «Юганскнефтегаз» и ОАО «Томскнефть» ВНК на общую сумму 25 645 695 514,90 руб., с целью придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению похищенной нефтью оформили от имени ОАО «НК «ЮКОС» фиктивные договоры купли-продажи ее с контрагентами на внутреннем и внешнем рынке, т.е. совершили легализацию имущества, добытого преступным путем. При этом виды совершенных фиктивных сделок с похищенной нефтью подразделялись следующим образом:

  • сделки по реализации нефти за рубеж, причем сделки оформлялись, как правило, по сложной схеме с целью запутывания их противоправного характера;
  • сделки по реализации нефти на внутреннем рынке — в основном, подконтрольным нефтеперерабатывающим заводам.

Безвозмездно получив от имени ОАО «НК «ЮКОС» в свое распоряжение нефть от нефтедобывающих предприятий, т.е. похитив ее путем присвоения, Ходорковский, Лебедев и другие члены организованной группы, распоряжаясь похищенным, организовали следующее движение похищенного имущества: 1. Оформленная в собственность ОАО «НК «ЮКОС» часть похищенной нефти от имени данного акционерного общества якобы передавалась под видом сделок купли-продажи российским компаниям, зарегистрированным в оффшорных зонах ЗАТО. При этом члены организованной группы осуществляли учет нефти по более высоким ценам. От компаний, зарегистрированных в ЗАТО, членами организованной группы часть нефти передавалась по давальческой схеме нефтеперерабатывающим заводам, после чего участники организованной группы от имени этих компаний по документам становились собственниками нефтепродуктов, произведенных из похищенной нефти, которые реализовывались в России или за рубежом через компанию «Балтик Петролеум Трейдинг Лимитед» и ряд других компаний. 2. Другая (основная) часть похищенной нефти, оформленной в собственность ОАО НК «ЮКОС» членами организованной группы в 1998 — 1999 г.г. под видом сделок купли-продажи, передавалась иностранным компаниям, в основном швейцарской фирме «Белес Петролеум С.А.». Причем по документам оформлялась сделка купли-продажи нефти по ценам, которые сложились среди российских компаний, реализующих нефть за рубеж. Фактически Ходорковскому, Лебедеву и другим членам организованной группы было достоверно известно, что компания «Белес Петролеум С.А.» реальным покупателем не является и используется ими для того, чтобы покупателем экспортируемой нефти числилась солидная швейцарская компания. Всего в 1998 г. ОАО «НК «ЮКОС» оформило реализацию похищенной нефти в количестве 30 910 985,256 тонн, в том числе на экспорт — 15 310 000 тонн и подставной компании «Белес Петролеум С.А.» — 10 821 000 тонн. В результате оформления ОАО «НК «ЮКОС» в период 1998 г. поставок нефти и нефтепродуктов на экспорт через подконтрольные Ходорковскому, Лебедеву и членам организованной группы подставные компании «Белес Петролеум С.А.» и «Саус Петролеум Лтд» прибыль последней после учета прямых издержек составила 75,5 млн. долларов США, а прибыль подставной компании «Балтик Петролеум Трейдинг Лимитед» — 21,6 млн. долларов США. В 1999 г. Ходорковский, Лебедев и другие члены организованной группы, совершив хищение путем присвоения 62 826 527,274 тонн, принадлежащей ОАО «Самаранефтегаз», ОАО «Юганскнефтегаз» и ОАО «Томскнефть» ВНК на общую сумму 191 120 861 145,56 руб., с целью придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению похищенной нефтью оформили от имени ОАО «НК «ЮКОС» фиктивные договоры купли-продажи ее с контрагентами на внутреннем и внешнем рынке, т.е. совершили легализацию имущества, добытого преступным путем. На внутреннем рынке похищенная нефть была легализована Ходорковским, Лебедевым и другими участниками организованной группы по схемам с использованием подставных предприятий, зарегистрированных в зонах льготного налогообложения: ООО «Грунт», ООО «Митра», ООО «Бизнес-Ойл», ООО «Вальд-Ойл», ООО «Эрлифт», ООО «Фландер», ООО «Мускрон», ООО «Алебра», ООО «Кверкус», ООО «Колрейн», ООО «Стаф» и ООО «Квадрат». В 1998 — 2002 гг. Ходорковский, Лебедев и другие члены организованной группы совершили легализацию посредством аккумулирования на счетах иностранных компаний за пределами России 141 млн. 786 тыс. долларов США, из которых 135 млн. 778 тыс. долларов США являлась суммой легализации от реализации похищенной нефти и нефтепродуктов, произведенных из похищенной нефти. Ходорковский, Лебедев и другие участники организованной группы, совместно разрабатывая механизм масштабного хищения нефти, вверенной им добывающими организациями ОАО «НК «ЮКОС», то есть намереваясь из корыстных побуждений присваивать в течение продолжительного времени чужое имущество в особо крупном размере в свою пользу, а также в пользу других основных акционеров иностранной компании «Групп Менатеп Лимитед» и остальных участников организованной группы, одновременно определили способы непрерывной легализации (отмывания) денежных средств и ценных бумаг, полученных от сбыта похищенной нефти — использование их в предпринимательской и иной экономической деятельности и систематическое совершение финансовых операций и других сделок с такими денежными средствами и ценными бумагами в России и за рубежом, в том числе регулярный вывод этих денег за рубеж под видом выплаты дивидендов подконтрольным членам организованной группы иностранным участникам (учредителям) подставных российских компаний. Своими умышленными действиями в 1998 — 2001 гг. Ходорковский, Лебедев и другие участники организованной группы в результате совершения финансовых операций и других сделок изменили гражданские права на приобретенные заведомо незаконным путем денежные средства в крупном размере на общую сумму 264 622 872 310,59 руб. и 4 743 216 501,76 долларов США. Приступив к осуществлению легализации (отмыванию) присвоенного ими чужого имущества одновременно с началом хищения, Ходорковский, Лебедев и другие участники организованной группы целенаправленно продолжали свои действия по легализации похищенного и после 1 февраля 2002 г., то есть после введения в УК РФ ст. 174.1 «Легализация (отмывание) денежных средств и иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления». С конца 1999 г. по 2003 г. Ходорковским, Лебедевым и другими членами организованной группы для обеспечения легализации была построена следующая структура взаимозависимых иностранных компаний: — «YUKOS Finance B.V.» (Голландия), владеющая через учредительство другими зарубежными компаниями (нефтеперерабатывающими, бункерными, строительными, сервисными, нефтетрубопроводными), а также люксембургской компанией «YUKOS Capital S.a.r.l»; последняя компания была специально учреждена в мае 2003 г. для легализации (отмывания) денежных средств, похищенных при реализации похищенной нефти у ОАО «Юганскнефтегаз», ОАО «Самаранефтегаз» и ОАО «Томскнефть» ВНК в 2001 — 2003 гг.; — «ЮКОС СНГ Инвестмент» (Армения) владела кипрскими компаниями и компаниями, зарегистрированными на Британских Виргинских островах, которые через учредительство владели подставными российскими компаниями, через которые члены организованной группы под руководством Ходорковского осуществляли фиктивную куплю-продажу нефтедобывающих предприятий ОАО «НК ЮКОС», а также компаний, занимающихся реализацией нефтепродуктов. Указанная компания владела 100% пакетом акций компании «YUKOS Hydrocarbon Investments Limited» (Британские Виргинские острова), где Ходорковским и членами организованной группы директорами были назначены вице-президенты ООО «ЮКОС-Москва» иные лица. Последняя, в свою очередь, через договор опциона с ОАО «НК ЮКОС» владела компанией «Brittany Assets Limited» (Британские Виргинские острова), где директорами также были назначены Ходорковским и членами организованной группы вице-президенты ООО «ЮКОС-Москва» те же лица; — компания «Brittany Assets Limited» через договор опциона с ОАО «НК ЮКОС» владела 10% пакетом акций компании «Brill Management Limited» (Британские Виргинские острова), а 90% пакетом акций владел учрежденный адвокатом адвокатской конторы «Кертис и К» гражданином Великобритании безотзывный траст «Stefen Trust» (Гибралтар), от имени которого иное лицо подписало договор опциона с ОАО «НК ЮКОС». Доверительным собственником траста являлся «Abacus (Nominies) Limited», а бенефициарами являлись компании «Seaweed Holdings Limited» (Британские Виргинские острова), Международная Организация Красного Креста (Швейцария). При этом доверительный собственник в любое время с разрешения протектора компании «FG Services Limited» (Гибралтар) имел право в любое время добавить новых бенефициаров; — компания «Brill Management Limited», где директорами были назначены иные лица — сотрудники казначейства ООО «ЮКОС-Москва» владела 100% акций компаний «Argenta Bussiness Management Limited», «Quera Finance S.A.», «Witefield Invest Limited», «Halsley Holding Limited», «Ridgepark Enterprises Limted», «Belmont Finance Corp.», «Moonstone Services Limited», «Calaway Consultancy Limited», «Lodestone Holding Limited», «Bulling Investments Limited», «Nassaubridge Management Limited», «Сoralleaf Limited», «Сarenet Limited», «Samiton Leasing Limited», «Larkstone Limited», «Avesko Limited», «Maastrade Limited», «Omega Assets Management Limited», «Portsmuth Assets Inc.», «Farnendale Investments Inc.», «Prinstown Investments Inc.», «Leadfair Limited», «Bonaterm Limited», зарегистрированных на Кипре и Британских Виргинских островах; — «James Holding Venture Corp.», где 10% пакетом акций владела компания «Brill Management Limited» и 90% пакетом акций владел учрежденный адвокатом адвокатского бюро «АЛМ Фельдманс» гражданином Великобритании безотзывный траст «James Trust» (Гибралтар). Доверительным собственником траста являлся «Abacus (Nominies) Limited», а бенефициарами — компании «Seaweed Holdings Limited» (Британские Виргинские острова), Международная Организация Красного Креста (Швейцария); доверительный собственник в любое время с разрешения протектора компании «FG Services Limited» (Гибралтар) имел право в любое время добавить новых бенефициаров; — «James Holding Venture Corp.» владела 100% акций компаний «Dansley Limited», «Pronet Limited», «Fiana Limited», «Conbrook Limited», «Hangarn Oil Products Trading Limited», «Postgrove Limited», «Fiana Limited», «Chadwick Ventures Limited», «Zowgate Limited», «Ayron Limited», зарегистрированных на Кипре и Британских Виргинских островах; — «Privilege Holding Project Limited», где 10% пакетом акций владела компания «Brill Management Limited», 90% пакетом акций владел учрежденный адвокатом юридической фирмы «Туллош и К» гражданином Великобритании безотзывный траст «Alastair Trust» (Гибралтар). Доверительными собственниками траста являлись компании «Feldmans (Nominies) Limited» и «Feldmans Management (Overseas) Limited», а бенефициаром — компания «Apollo Hill Limited» (Британские Виргинские острова); доверительные собственники в любое время с разрешения протектора компании «FG Services Limited» (Гибралтар) имели право в любое время добавить новых бенефициаров; — «Privilege Holding Project Limited» владела 100% акций компаний «Routhenhold Limited», «Barnline Limited», «Stokebury Investments Limited», «Lanter Holdings Limited», зарегистрированных на Кипре и Британских Виргинских островах. В связи с возбуждением 20 июня 2003 г. уголовного дела по факту хищений акций ОАО «Апатит» и предъявлением по данному уголовному делу обвинения Ходорковскому 25 октября 2003 г., Лебедеву — 19 августа 2003 г., в том числе по ч. 3 ст. 33 и п.п. «а», «в» и «г» ч. 2 ст. 199 УК РФ, т.е. в уклонении от уплаты налогов с организаций, зарегистрированных в ЗАТО г. Лесной Ходорковскому, используемых членами организованной группы в схемах хищения нефти ОАО «Юганскнефтегаз», ОАО «Самаранефтегаз» и ОАО «Томскнефть» ВНК, указанные лица и другие члены организованной группы приостановили запланированную дальнейшую схему легализации, предусматривающую окончательный переход полученных от реализации похищенных нефти и нефтепродуктов дочерних предприятий ОАО «НК «ЮКОС» денежных средств во владение подконтрольных только участникам организованной группы компаний, находящихся за периметром холдинга во главе с ОАО «НК «ЮКОС». Зная, что предварительное следствие начало процессуальные действия по направлению запросов о правовой помощи в компетентные органы иностранных государств с целью получения необходимой информации, изобличающей Ходорковского и других участников организованной группы в совершении преступлений, для сокрытия совершенного хищения и легализованных на счетах иностранных компаний денежных средств под руководством Ходорковского, другие члены организованной группы стали осуществлять активные финансовые операции. Их целями было запутать следствие и оставить похищенное в своем распоряжении, а также, не возвращая легализованные денежные средства, вырученные от реализации похищенной нефти и нефтепродуктов, законному собственнику, продолжить удержание их на счетах компаний, входящих в периметр созданной ими структуры, якобы относящейся к ОАО «НК «ЮКОС», чтобы затем, после минования опасности быть изобличенными, окончательно легализовать в собственность компаний, подконтрольных организованной группе. Затем, продолжая действия по сокрытию совершенных преступлений, Ходорковский, содержащийся под стражей в следственном изоляторе ФГУ ИЗ-99/1 г. Москвы, руководя действиями участников организованной группы через своего защитника, дал указание иному лицу, которое через подчиненных ему сотрудников казначейства запланировало производство финансовых операций, результатом которых должно было стать поступление денег на счета подконтрольной организованной группе компании «YUKOS Capital S.a.r.l». Данные указания Ходорковского через общего защитника согласовывались с членом организованной группы Лебедевым, который в этот период времени также содержался под стражей в ФГУ ИЗ-77/1 г. Москвы. в 2004 г. Лебедев и другие члены организованной группы под руководством Ходорковского легализовали денежные средства в сумме 2 833 000 000 долларов США и в качестве займов передали их тем же нефтедобывающим акционерным обществам, у которых ранее похитили нефть и лишили их источников, как оборотных средств, так и прибыли. Действуя таким образом, Ходорковский и члены организованной группы намеревались еще за счет заемного финансирования обеспечить продолжение добычи нефти с целью ее дальнейшего похищения, а также при таком финансировании еще взыскивать с нефтедобывающих организаций процентные ставки за предоставленный заем. Всего Ходорковским, Лебедевым и членами организованной группы в 2002 — 2004 гг. были легализованы 222 779 615 213 руб. и 2 833 000 000 долларов США. Всего Ходорковским, Лебедевым и членами организованной группы в 1998 — 2004 гг. были легализованы денежные средства в сумме 487 402 487 523,59 руб. и 7 576 216 501,76 долларов США.

Убийства из корыстных побуждений и покушения на убийство[править]

В статье 34 УК «Ответственность соучастников преступления» сказано, что уголовная ответственность организатора наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на статью 33 УК, за исключением случаев, когда он одновременно являлся соисполнителем преступления. В статье же 33 организатор определен следующим образом: «Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими». Следует также помнить, что до сих пор, на двух процессах, преступная организационная деятельность Ходорковского была квалифицирована весьма скромно — как создание организованной группы. Нет, выкачивавшая миллиарды долларов из целой страны крупная международная организация, вобравшая десятки предприятий и сотни сотрудников, на которую работали разные преступные группы, в том числе иностранные адвокаты-преступники и местные убийцы, должна называться преступным сообществом, определенным в ст. 35.4 УК: «Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданным в тех же целях». Сплоченность была отмечена в приговоре Ходорковскому и Лебедеву Хамовнического суда: «Эта преступная группа характеризовалась организованностью, сплоченностью ее членов, устойчивостью, тщательным планированием преступлений и четким распределением ролей между ее участниками, что подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, подтверждающих организацию деятельности подставных коммерческих организаций, используемых участниками преступной группы при совершении финансово-хозяйственных операций и сделок в процессе совершения хищения, которые в соответствии с уставными документами, имея своей целью коммерческую деятельность, таковую фактически не осуществляли, а являлись подставными, созданными специально для реализации единого преступного умысла всех участников преступной группы, направленного на хищение чужого имущества и последующей легализации денежных средств, полученных в результате совершения преступления. Именно о наличии такой цели их создания свидетельствуют фактическое отсутствие в собственности или в распоряжении указанных обществ имущества, необходимого для хранения и транспортировки нефти и нефтепродуктов, самостоятельного руководства, отсутствие в их штате необходимого числа сотрудников, практически полное отсутствие какой-либо иной деятельности, не связанной со сделками с нефтью и нефтепродуктами, совершение финансовых операций вопреки своим интересам. Координировали работу этих подставных организаций члены организованной группы». За создание преступного сообщества наступает по закону отдельная ответственность (статья ниже дана в старой редакции, по времени применимой к деятельности Ходорковского):

Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации)

1. Создание преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а равно руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него структурными подразделениями, а также создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений — наказываются лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой. 2. Участие в преступном сообществе (преступной организации) либо в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп — наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой. 3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения,—

наказываются лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет с конфискацией имущества или без таковой.

К преступной деятельности Ходорковского применима часть 3 данной статьи, поскольку преступную организацию он создал с использованием служебного положения. Стало быть, Ходорковскому еще следует предъявить обвинения по ст. 105.2 с применением ст. 33 или без него, а также по статье 210.3. Да и все ли еще вскрыты его преступления? Поскольку было доказано, что Ходорковский создал по меньшей мере организованную группу для совершения финансовых преступлений и руководил ею и что члены группы совершали убийства и покушения на убийство в интересах дальнейшего совершения преступлений членами группы, подчеркивая тем самым комплексный характер организованной группы, т.е. выказывая уже преступную организацию в указанном выше смысле, то Ходорковский должен понести ответственность не только за совершенные членами группы убийства как организатор, но и за самую организацию преступного сообщества. Ну, как же еще назвать созданную для финансовых хищений организованную группу, которая скооперировалась с группой убийц? Это преступное сообщество — даже вне упоминания о кооперации группы Ходорковского с лондонскими адвокатами дьявола, без которых, наверно, ни единое международное хищение не обходится. Совершение сообщниками Ходорковского убийств в интересах группы, т.е. по явному замыслу главаря, может, вероятно, несколько изменить формулу обвинения Ходорковского, удалив из нее статью 33, см. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 г. «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)». Непосредственный организатор убийств, А.В. Пичугин, работавший на обеспечение безопасности структур Ходорковского, действовал отнюдь не в своих интересах, когда способствовал убийствам не знакомых ему людей, так или иначе мешавших осуществлению преступной деятельности созданной Ходорковским организованной группы. Поскольку Пичугин действовал по чужому мотиву, против лиц, не угодных высшему руководству компании «ЮКОС», в частности — Ходорковскому, то и ответственность он должен разделить со своим руководством, в первую очередь — с Ходорковским. К тому же невозможно предположить, что Пичугин из собственного кармана выплатил убийцам более 450 000 долларов США и даже, как сказано выше, премиальные за убийство В.А. Петухова, совершенное в день рождения Ходорковского. Последнее подчеркивает заинтересованность в убийстве В.А. Петухова лично Ходорковского, и это является установленным фактом, отраженным в приговоре суда по делу организованной группы Пичугина. Если бы каждый организатор преступлений нес ответственность за преступления членов своей группы, совершенные в интересах группы, то преступность в обществе была бы значительно ниже — в частности, меньше бы было кровавых упырей вроде Ходорковского.

Убийство В.А. Корнеевой[править]

Пичугин А.В., работая начальником отдела управления безопасности банка «Менатеп» и по совместительству начальником департамента экономической безопасности ЗАО «Техстройсервис-М», в интересах другого лица и неустановленных лиц из числа руководящих сотрудников банка «Менатеп» дал указание директору ЗАО «Дон-Групп» Горину С.В., дело в отношении которого прекращено в связи с его смертью, и другому лицу, вести переговоры с директором ТОО «Торговая фирма «Феникс» Корнеевой В.А., о продаже помещения магазина «Чай», расположенное в строении 1, д. 8/2 по ул. Покровка г. Москвы или вступить с этим недвижимым имуществом в уставной фонд привлекаемых банком «Менатеп» организаций. Коммерческие предложения по продаже и передаче помещения магазина «Чай», подконтрольным организациям банка «Менатеп», противоречили интересам Корнеевой В.А. и были отвергнуты последней ввиду их убыточности и нецелесообразности для ТОО ТФ «Феникс». Не достигнув желаемого результата Пичугин в неустановленном месте вступил в преступный сговор с другим лицом и неустановленными лицами из числа руководящих сотрудников банка «Менатеп», направленный на лишение жизни директора ТОО ТФ «Феникс» Корнеевой В.А., действия которой противоречили их интересам. Приняв предложение Пичугина, Горин за денежное вознаграждение, предложил ранее знакомым Шапиро В.В. и Овсянникову М.В. совершить убийство Корнеевой В.А., передав им в качестве вознаграждения не менее 5000 долларов США (29 800 000 руб.) и автомобиль «Хендэ Галлопер», в последующем переданный Шапиро В.В. Согласно разработанному плану и предварительной договоренности непосредственное убийство Корнеевой В.А. должен был совершить Шапиро В.В., а Овсянников М.В. своими действиями должен был способствовать в этом, обеспечив доставку Шапиро В.В. к месту совершения преступления, возможность скрыться с места происшествия, а также устранить препятствия при совершении этого преступления. В период с ноября 1997 года по январь 1998 года Горин по предварительному сговору с Овсянниковым и Шапиро, с целью обеспечения совершения указанного преступления, на автомобилях марки: БМВ г.н. А 524 АА 68 РУС и ВАЗ 21099 г.н. А 292 ОО 68 РУС, управляемыми Овсянниковым, заранее установив личность и место проживания Корнеевой В. А., неоднократно приезжали в г. Москву, к дому потерпевшей, расположенному по ул. Чечулина, где в течение длительного времени наблюдали за окружающей обстановкой, маршрутом и временем ее передвижения. Во исполнение преступного умысла, направленного на убийство Корнеевой В.А., в январе 1998 г. Горин, находясь по адресу: Московская область, г. Видное, ул. Лесная, д. 6, кв. 13, в присутствии Овсянникова, передал Шапиро орудие преступления — пистолет модели ПСМ калибра 5,45 мм с глушителем, являющийся огнестрельным оружием и патроны к нему, которые приобрел у неустановленных следствием лиц и которые Шапиро В.В. незаконно, без соответствующего разрешения уполномоченных органов, носил при себе, хранил по вышеуказанному адресу и по предварительному сговору с Овсянниковым и Гориным перевозил в автомашинах БМВ, гос. номер А 524 АА 68 РУС и ВАЗ 21099, гос. номер А 292 ОО 68 РУС, под управлением Овсянникова из г. Видное, Московской области в г. Москву. 21 января 1998 г. между 20 и 21 часами Горин совместно с Шапиро и Овсянниковым на автомашине прибыли к дому № 4 по ул. Чечулина г. Москвы, где около 21 часа Шапиро, находясь на лестничной площадке у дверей квартиры № 57 второго подъезда указанного дома, в присутствии супруга — Корнеева Д.Н., действуя с особой жестокостью, осознавая, что причиняет ему особые страдания, умышленно произвел выстрел из вышеуказанного пистолета в голову Корнеевой В.А., причинив ей слепое пулевое огнестрельное ранение головы с ушибом — разрушением головного мозга, относящиеся к тяжкому вреду здоровья, в результате которого потерпевшая скончалась на месте происшествия.

Убийство В.А. Петухова[править]

Пичугин А.В., являясь начальником отдела управления безопасности ОАО банк «Менатеп», в летний период 1998 г. в неустановленном месте вступил в преступный сговор с другим лицом и неустановленными лицами из числа руководящих сотрудников нефтяной компании «ЮКОС», направленный на лишение жизни главы администрации г. Нефтеюганска, Ханты-Мансийского автономного округа Петухова В.А., действия которого по возврату сокрытых налогов и сборов нефтяной компанией «ЮКОС» в федеральный, региональный и местный бюджет, противоречили их личным и служебным интересам. С целью реализации преступного умысла Пичугин, взявший на себя обязанности одного из организаторов убийства, действуя по непосредственному указанию другого лица, в неустановленное время и месте, предложил Горину С.В. подыскать лиц, готовых за вознаграждение совершить это преступление. При этом Пичугин передал Горину информацию о потерпевшем, вел переговоры о размере материального вознаграждения за убийство Петухова в сумме не менее 150 000 долларов США (927 000 рублей), сроках его совершения. Приняв предложение Пичугина, Горин привлек жителей г. Волгограда Горитовского В.Н., дело в отношении которого прекращено в связи с его смертью, и Шапиро В.В., которые также согласились на участие в преступлении и за денежное вознаграждение предложили Решетникову Е.В. и Цигельнику Г.А. совершить убийство Петухова, передав им в качестве аванса за исполнение преступления часть денежного вознаграждения не менее 1 000 долларов США (6 180 руб.), предоставили информацию о потерпевшем, а впоследствии 10 000 долларов США (61 800 руб.) за исполнение преступления, переданные Пичугиным и другим лицом через Горина. Для исполнения преступного умысла, направленного на убийство Петухова, Горитовский в июне 1998 года в г. Волгограде незаконно передал Решетникову и Цигельнику огнестрельное оружие — охотничий карабин модели «КО-8,2» калибра 8.2 мм, боеприпасы: не менее 20-ти патронов калибра 7.62 мм х 53 мм; не менее 18-ти патронов калибра 9 мм; две стандартные боевые осколочные оборонительные гранаты Ф-1, снаряженные стандартным боевым унифицированным взрывателем типа УЗРГМ, которые вместе с огнестрельным оружием, представляющим модификацию пистолета-пулемета Кб-92 «Волк» (Борз), изготовленным Решетниковым Е.В., и двумя магазинами, действуя по предварительному сговору между собой, Цигельник и Решетников незаконно, без соответствующего разрешения уполномоченных органов, носили при себе, хранили в специально подготовленном тайнике и перевезли в автомашине ВАЗ-2121 гос. номер Н 323 ЕО 34 РУС из г. Волгограда в г. Нефтеюганск Ханты-Мансийского автономного округа. В июне 1998 г. Цигельник с Решетниковым, на вышеуказанной автомашине прибыли в г. Нефтеюганск, где в течение длительного времени наблюдали за Петуховым, установив при этом личность потерпевшего, сведения о находящихся в его пользовании автомобилях, охране и маршрутах передвижения. 26 июня 1998 года около 8 часов, на пешеходной дорожке, расположенной между перекрестком улиц Нефтяников и Молодежная, вдоль пустыря до ул. Набережная во 2-а микрорайоне г. Нефтеюганска, в тот момент когда Цигельник, вооруженный для совершения преступления обрезом охотничьего карабина модели «КО-8.2» и гранатой Ф-1, наблюдал за окружающей обстановкой и при необходимости должен был устранить препятствия, Решетников, произвел в Петухова и сопровождавшего его Кокошкина В.Е., следовавших на работу, не менее восемнадцати выстрелов из пистолета-пулемета К6-92 «Волк» («Борз») калибра 9 мм, причинив Петухову В.А. огнестрельное сквозное ранение головы с повреждением костей свода и основания черепа, оболочек и вещества головного мозга, с его ушибом, слепое ранение груди с повреждением обоих легких, средостенией, повреждением левой ключицы, 4-го правого ребра, правой лопатки, кровоизлиянием в плевральные полости (гемоторакс), отчего Петухов В.А. скончался, а Кокошкину были причинены огнестрельное сквозное ранение мягких тканей правого плеча, огнестрельное слепое ранение левой ягодичной области, а также огнестрельное слепое ранение поясничной области, проникающие в позвоночный канал с повреждением спинного мозга, относящиеся к тяжкому вреду здоровья по признаку опасности для жизни. При этом Цигельник и Решетников сознавали, что в результате выстрелов из автоматического огнестрельного оружия может наступить смерть не только Петухова и Кокошкина, но и других лиц, следовавших по улицам, расположенным в районе места происшествия. В то же время свой преступный умысел, направленный на причинение смерти Кокошкину, Цигельник Г.А. и Решетников Е.В. не смогли довести до конца по не зависящим от их воли обстоятельствам, поскольку потерпевший был своевременно доставлен в больницу и ему оказана медицинская помощь.

Покушение на В. Л. Колесова[править]

Горин с ведома Пичугина, осужденного приговором Московского городского суда от 30 марта 2005 года за организацию разбойного нападения на Колесова 5 октября 1998 года, и другого лица, действуя по предварительной договоренности, за вознаграждение в размере не менее 5 000 долларов США, в неустановленное время и месте, предложил жителям г. Волгограда Шапиро В.В. и Горитовскому В.Н напасть на Колесова и завладеть его имуществом. Последние же в свою очередь договорились о нападении на Колесова с Решетниковым Е.В. и Цигельником Г.А., которым предоставили информацию о потерпевшем, а после исполнения преступления передали последним в качестве вознаграждения 5000 долларов США. Согласившись на предложение Шапиро и Горитовского, 05 октября 1998 г. около 20 час. 30 мин. Решетников и Цигельник, действуя по согласованно и заодно, недалеко от дома № 4 по ул. Маршала Бирюзова г. Москвы напали на Колесова, брызнули ему в лицо из газового баллончика, и, воспользовавшись тем, что потерпевший потерял волю к сопротивлению, нанесли ему удары руками и ногами по телу и голове, причинив легкий вред здоровью в виде сотрясения головного мозга, окологлазничной гематомы с двух сторон, множественных ссадин лица, и повреждений, не повлекших вреда здоровью в виде кровоподтека грудной клетки справа в области 9-го и 10-го ребра по подмышечной линии, и завладели принадлежащими потерпевшему материальными ценностями и деньгами на общую сумму 1 925 долларов США, что по курсу Банка России составляет 30 743 руб. 41 коп., после чего скрылись с места происшествия.

Покушения на убийство Е.Л. Рыбина[править]

Первое покушение[править]

Осенью 1998 г. Пичугин А.В., являясь начальником четвертого отдела внутренней и экономической безопасности нефтяной компании «ЮКОС» (ООО «ЮКОС-Москва»), в неустановленном месте вступил в преступный сговор с другим лицом и неустановленными лицами из числа руководящих сотрудников нефтяной компании «ЮКОС», направленный на лишение жизни управляющего компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» Рыбина Е.Л., по инициативе которого в отношении «НК «ЮКОС» было заявлено ряд судебных исков о взыскании ущерба причиненного незаконной деятельностью «НК«ЮКОС» компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х», связанных с совместной деятельностью с компанией ОАО «Томскнефть» ВНК по разработке «Западно-Полуденного» и «Крапивинского» нефтяных месторождений. С целью реализации преступного умысла Пичугин предложил Горину С.В. подыскать лиц, готовых за вознаграждение совершить это преступление. При этом Пичугин передал Горину информацию о потерпевшем, вел переговоры о размере материального вознаграждения за убийство Рыбина в сумме не менее 300 000 долларов США (6 942 000 руб.), сроках его совершения. Приняв предложение Пичугина, Горин привлек жителей г. Волгограда Шапиро В.В. и Горитовского В.Н., которые, также согласившись на участие в преступлении, за денежное вознаграждение предложили Решетникову Е.В., осужденному приговором Московского городского суда от 13 ноября 2000 года за покушение на убийство Рыбина 24 ноября 1998 года, и Цигельнику Г.А. совершить убийство Рыбина, передав им в качестве аванса за исполнение преступления часть денежного вознаграждения не менее 10 000 долларов США (231 400 руб.), предоставили информацию о потерпевшем, переданные Пичугиным и другим лицом через Горина. В период с октября по ноябрь 1998 года Цигельник и Решетников на автомобиле марки ВАЗ-2121, гос. номер Н 323 ЕО 34 РУС, заранее установив личность, место работы и проживания Рыбина, неоднократно приезжали к месту жительства и работы потерпевшего в г. Москве и Московской области, где в течение длительного времени наблюдали за окружающей обстановкой, собирали сведения о маршрутах и времени его передвижения. 24 ноября 1998 года Цигельник и Решетников, вооруженные пистолетом ПСМ, являющимся огнестрельным оружием, изготовленным кустарным способом, который они в неустановленном месте г. Волгограда в октябре 1998 года незаконно приобрели у Горитовского В.Н., а также огнестрельным оружием, представляющим модификацию пистолета-пулемета К-6 «Волк» (Борз), которые они незаконно, по предварительному сговору между собой, без соответствующего разрешения уполномоченных органов, носили при себе, хранили и перевозили осенью 1998 года в специально подготовленном тайнике в автомашине ВАЗ-2121, гос. номер Н 323 ЕО 34 РУС из г. Волгограда в г. Москву, располагая информацией, о том, что Рыбин в вечернее время будет находиться по адресу: г. Москва, ул. Удальцова д. 30, по предварительному сговору между собой, с целью совершения убийства Рыбина, в период до 22 часов, прибыли к указанному дому, где заняли заранее оговоренные места. Около 22 часов того же дня, в тот момент, когда Рыбин вышел из подъезда и подошел к своему служебному автомобилю марки ГАЗ-3102 гос. номер Е 965 РН 50 РУС, в то время когда Цигельник, вооруженный для совершения преступления пистолетом ПСМ, наблюдал за окружающей обстановкой и при необходимости должен был устранить препятствия совершения этого преступления, Решетников, с целью реализации совместного преступного умысла, направленного на убийство Рыбина, произвел в потерпевшего с близкого расстояния не менее 6 выстрелов из пистолета-пулемета К6-92 «Волк» («Борз»). Однако, Цигельник и Решетников преступление до конца не довели по независящим от их воли обстоятельствам, так как Рыбин, увидев в руках Решетникова оружие, сумел скрыться за автомобилем, и автоматная очередь прошла мимо, после чего Рыбин скрылся в подъезде вышеуказанного дома. Не имея реальной возможности довести преступление до конца, Цигельник и Решетников скрылись с места происшествия.

Второе покушение[править]

После этого в декабре 1998 года Пичугин А.В., являясь начальником четвертого отдела внутренней и экономической безопасности нефтяной компании «ЮКОС» (ООО «ЮКОС-Москва»), в неустановленном месте вновь вступил в преступный сговор с другим лицом и неустановленными лицами из числа руководящих сотрудников нефтяной компании «ЮКОС», направленный на лишение жизни управляющего компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» Рыбина Е.Л. Приняв предложение Пичугина, Горин для участия в совершении убийства Рыбина Е.Л., в неустановленное время и месте, вновь привлек жителей г. Волгограда Горитовского В.Н. и Шапиро В.В., которые также согласившись на участие в преступлении, в неустановленное время и в неустановленном месте г. Волгограда, за денежное вознаграждение привлекли к этому Решетникова Е.В. и Цигельника Г.А., передав им в качестве аванса за исполнение преступления часть денежного вознаграждения не менее 20 000 долларов США (462 800 руб.). В период с декабря 1998 года по март 1999 года Решетников, Горин, Шапиро, Цигельник и Горитовский, на автомобилях марки ВАЗ-2121 г.н. Н 323 ЕО 34 РУС и «Тойота Лэнд Круизер-80» г.н. С 002 УМ 77 РУС, «Хендэ Галлопер» г.н. Н 844 ММ 34 РУС неоднократно приезжали к дому потерпевшего, расположенному по адресу: Московская область, Ленинский район, д. Х, д. ХХ «Х», где в течение длительного времени наблюдали за окружающей обстановкой, собирали сведения о маршрутах и времени его передвижения, количестве охраны. Кроме того, проводили приготовление к убийству, выразившееся в приобретении и изготовлении орудий преступления, специальной одежды и средств связи, приобретении и подготовке транспортных средств, для обеспечения возможности отхода с места происшествия. Во исполнение преступного умысла, направленного на убийство Рыбина, Горитовский осенью 1998 года — зимой 1999 года в г. Волгограде незаконно передал Решетникову и Цигельнику два автомата АК-74 калибра 5,45x39 мм, реактивную противотанковую гранату РПГ-18, боеприпасы: не менее пятидесяти четырех патронов калибра 5,45x39 мм, две боевые ручные осколочные гранаты Ф-1, тротил — взрывчатое вещество бризантного действия массой не менее 0,6 кг, которые Цигельник и Решетников, действуя по предварительному сговору между собой, незаконно, без соответствующего разрешения уполномоченных органов, носили при себе, хранили в специально подготовленном тайнике и перевозили в автомашине ВАЗ-2121, гос. номер Н 323 ЕО 34 РУС из г. Волгограда в г. Москву и Московскую область. В конце февраля — начале марта 1999 года, в процессе подготовки к преступлению, Решетников и Цигельник, действуя по предварительному сговору между собой, незаконно, без соответствующего разрешения уполномоченных органов, кустарным способом изготовили самодельное взрывное устройство, состоящее из двух электродетонаторов, подрывной линии из провода с двумя однопроволочными медными жилами диаметром 1.5 мм в полимерной изоляции, общей длиной около 40 м, к одному концу которого присоединили два электродетонатора, а к другому блок питания с кнопочным замыкателем и дополнительный блок питания из девяти плоских батарей, тротил — взрывчатое вещество бризантного действия массой не менее 0,6 кг, боевую ручную гранату Ф-1, которое заглубили в грунт проселочной дороги на маршруте движения автомобиля Рыбина в районе д. Николо-Хованское Московской области. 5 марта 1999 года около 20 час, на проселочной дороге, расположенной между Киевским шоссе и д. Николо-Хованское, Ленинского района, Московской области, напротив бетонного ограждения деревообрабатывающего цеха Хованского кладбища, Цигельник по предварительному сговору с Решетниковым, действуя совместно и согласованно, общеопасным способом, сознавая, что в результате взрыва может наступить смерть не только Рыбина, но и других находившихся с ним лиц, путем подачи напряжения на электродетонаторы произвел взрыв ранее заложенного самодельного взрывного устройства на пути движения автомобиля марки ГАЗ-3102 гос. номер Н 216 АХ 99 РУС, находившегося в пользовании Рыбина. Кроме того, Цигельник предпринял попытку произвести выстрел в автомобиль и находившихся в нем лиц реактивной противотанковой гранатой РПГ-18, нажав на спусковой механизм. Однако вопреки его воле выстрел не произошел по причине неисправности гранаты. В продолжение преступного умысла, Решетников, по указанию Цигельника, бросил в автомобиль боевую ручную осколочную гранату Ф-1, а затем они из имевшегося у них огнестрельного оружия, автоматов АК-74, произвели не менее 54 выстрелов по автомобилю, где находились Федотов И.В., Филиппов Е.Л. и Иванов А.Ю., после чего скрылись с места происшествия. В результате взрыва и обстрела автомашины Федотову Н.В. были причинены телесные повреждения различной степени, в том числе проникающие ранения груди и живота, с повреждением 6-10 ребер справа, правого легкого, правого купола диафрагмы, печени, брыжейки тонкого кишечника, правой почки, 3-го поясничного позвонка, 8-го ребра справа; сквозного ранения грудного отдела позвоночника с повреждением 1 — 3 грудных позвонков, с размозжением грудного отдела спинного мозга и переломами 2 и 3 ребер слева в области суставных головок и справа 1 — 4 по околопозвоночной линии с дефектом костной ткани, относящиеся к тяжкому вреду здоровья опасного для жизни, а также массивные повреждения нижних конечностей с размозжением кожи, мягких тканей, костей голеней, левой стопы, с оскольчатым переломом правой бедренной кости, вызванные взрывной травмой, в результате чего потерпевший скончался на месте происшествия, Иванову А.Ю. были причинены скальпированная рана в левой половине височной области головы, вдавленный оскольчатый перелом лобной кости слева, ушиб головного мозга, отек левой половины головного мозга; множественные рвано-ушибленные раны лица; травматическая ампутация правой голени и левого бедра, относящиеся к тяжкому вреду здоровья по признаку опасности для жизни и Филлипову Е.Л. сквозное огнестрельное ранение правой половины грудной клетки, не проникающее в плевральную полость, не являющееся опасным для жизни и повлекшее за собой легкий вред здоровью. В связи с тем, что Рыбина Е.Л. на момент совершения преступления в автомашине не оказалось, а Иванову А.Ю. и Филиппову Е.Л. своевременно была оказана медицинская помощь, преступление не было доведено до конца по не зависящим от воли убийц обстоятельствам.

Убийство супругов Гориных[править]

Это очень неопределенный эпизод обвинения Пичугину, который едва ли можно признать хорошо доказанным. Супруги Горины были похищены в ноябре 2002 г., тела их так и не нашли. Как отмечено выше, Горин принимал участие в преступной деятельности Пичугина и даже, по некоторым свидетельствам, угрожал ему, чем, вероятно, и подписал себе смертный приговор. Пичугин был признан судом виновным в убийстве Гориных, т.е. это является фактом.

Résumé[править]

Рассмотрев преступную деятельность группы Ходорковского, можно заключить, что Ходорковский, вопреки мнениям его поклонников, не является умным человеком и даже вполне нормальным в психическом отношении. Глупость, наглость, жестокость и цинизм, с которыми совершал он преступления, поистине достойны удивления. В силу своих психических отклонений он был уверен в полной своей безнаказанности: «Если бы у нас было государство, я бы давно уже сидел в тюрьме».— Что ж, у нас есть государство, и Ходорковский давно уже сидит в тюрьме. Остается только надеяться, что он оттуда не выйдет, так как этот человек крайне опасен для общества.

Приговоры Ходорковскому[править]

План спасения России Ходорковского[править]

  • Перед Россией стоят гигантские задачи
  • Необходимо сформулировать стратегию национального развития на 100—200 лет вперед
  • Прорыв в постиндустриальный мир
  • Отказ от сырьевого характера экономики в пользу «экономики знаний»
  • Форсированное развитие Сибири и Дальнего Востока
  • Повышение численности населения страны до 300 млн человек
  • Мобилизация народа, сплочение его вокруг политической элиты
  • Российский национальный проект, связанный с идеей не выживания, но процветания
  • Вложения в дороги и коммуникации
  • Развитие высокотехнологического сектора
  • Отказ страны от ядерного оружия
  • Развитие иностранных банков в России
  • Развитие оборонной промышленности
  • Больше внимания социальной политике
  • Президентско-парламентская модель

Примечания[править]

  1. Владимир Перекрест. За что сидит Михаил Ходорковский (часть 1)
  2. http://www.polit.ru/lectures/2005/07/11/koh.html
  3. Приговор Московского городского суда по делу №2-46-10/06 преступной группы Пичугина. Раздел «Анализ действий ОПГ Пичугина по факту убийства Петухова и покушения на убийство Кокошкина»
  4. http://khodorkovsky.ru/khamovnichesky_court/courtroom_reportings/2010/06/22/13415.html
  5. http://www.consultant.ru/online/base/?req=doc;base=LAW;n=74060
  6. «Ходорковский, Михаил» на сайте lenta.ru

Ссылки[править]