Младший из двенадцати

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Младший из двенадцати


Автор:
Словацкая народная








Язык оригинала:
Словацкий язык



Жил на свете рыбак. Был он так беден, что ему с женой и детишками только тогда удавалось поесть — хоть и не досыта — когда попадалась какая-нибудь рыбешка.

Отправился он однажды на рыбную ловлю, закинул сети, вдруг появляется из воды́ огромная птица и шипит:

— Найдёшь — не губи!

Стал рыбак сети вытягивать, тянет-тянет, а они тяжёлы что-то. Вытащил, и вдруг выкатываются из сетей в лодку три больших яйца. Рыбак вернулся на берег, яйца взял, а придя домой, положил их на печку. Хотела жена хоть одно яйцо голодным ребятишкам сварить, но муж не дал:

— Не нашла — не губи!

Поворчала жена, пошумела и успокоилась.

На другой день рыбак снова на ловлю пошёл. Снова из воды́ огромная птица появилась и хриплым голосом крикнула:

— Найдёшь — не губи!

Снова сети три больших яйца вытащили.

Рыбак на берег вышел, яйца домой отнес, положил к тем трём на печку.

Жена опять просит, чтоб позволил хоть одно сварить, но он не даёт. Тут она на него накинулась:

— Ах, ты нищий оборванец, не видишь, что мы с голоду помираем ? Лучше бы рыбу носил!

Эх, гром, да к ночи! — покричала баба и угомонилась.

Пошёл рыбак в третий раз на рыбную ловлю, только сети закинул, снова выскакивает та же самая птица и кричит:

— Найдёшь — не губи!

И на этот раз он три большущих яйца вытащил. Положил их в лодку, а пото́м отнёс домой и отправил к остальным на печь. Едва уместились. Жена не выдержала, криком кричит.

Пришлось рыбаку от греха подальше в четверый раз на рыбную ловлю отправиться. Закинул он сети, сидит ждёт. Не долго пришлось сидеть, опять поднялась из воды́ огромная птица и закричала:

— Найдёшь — не губи!

И снова притащили его сети три большущих яйца, да и разорвались от их тяжести. Приплыл рыбак к берегу, взял яйца и к остальным на печь положил: едва уместились. Жена его бранит, даже заболела от злости; яйца всю печь загромоздили, а детям есть нечего.

Вдруг начали яйца с треском лопаться. Лопнуло одно — выскочил из него парень, из себя мо́лодец, до того хорош — любо-дорого поглядеть. Лопнуло второе, из него такой же мо́лодец выскакивает. Одно за другим все двенадцать лопнули, а из последнего, из двенадцатого — самый красивый паренек вышел. Встали они в ряд перед рыбаком и гаркнули:

— Накорми, напои, коли на белый свет принес!

Ужены от изумленья вся хворь прошла, и давай она снова мужа бранить, да с кулаками кидаться, своих голодных детей что ли мало? Пускай эти новые, хоть самого его живьём съедят, а кормить их она не станет. Подрались муж с женой.

— Ну, ну, угомонитесь! — молвили добры мо́лодцы, — чего вам из-за нас зря браниться? Нам здесь у вас делать нечего. Послушайтесь лучше нашего совета: отведите нас к королю да определите на службу, вам это на пользу пойдёт.

Сказано-сделано. Рыбак отвёл парней в за́мок и выстроил их перед королем. Королю добры мо́лодцы по душе пришлись. ещё бы! Удальцы, один к одному, ровные, как дубочки, а самый младший — лучше всех! Взял король их на службу, а рыбака щедро наградил.

Послал король мо́лодцов большой луг косить. Да вот недолга: что за день накосят и в стога соберут, то за ночь нечистая сила разбросает. Уж как они сторожили, да так никого и не поймали.

Не может самый младший больше разбой терпеть, уселся под стог, сам решил сторожить. Ночью примчались двенадцать коней и прямо к сену: вот-вот раскидают. Наш мо́лодец на них было с косой пошёл, но тут говорит ему самый меньший конёк:

— Не гони нас, какой тебе от этого прок? Лучше накорми досыта, ведь нам на работу идти. А теперь буди братьев и вели нас седлать, сам же — меня выбирай, да на меня садись!

Разбудил парень братьев, все они вскочили на коней и поутру уже́ гарцевали перед королем на гордых конях.

— Ох, и вовремя ж! — обрадовался король. — Ведь война началась!

А это на него соседний король войной пошёл, потому что не захотел он ему свою дочку в жёны отдавать!

Явились братья на войну, а соседний король возьми да отхлещи их волшебным прутиком, они в тот же миг и окаменели, только младший не окаменел, а ослаб — и без памяти свалился. Пришёл он в себя, а вокруг всё мёртво. Говорит ему крылатый конёк:

— Садись на меня верхом, да попроворней! Соседний король вот-вот

к принцессе явится, станет просить, чтоб за него вышла. Нам надобно туда раньше его прискакать!

Вскочил наш мо́лодец на своего коня — и сами понимаете — явился к принцессе раньше того короля. Но чужой король следом за ним примчался и давай принцессу уговаривать, чтоб за него шла, потому что на войне он всех добрых молодцев перебил до единого.

— Ну уж и все! — говорит ему принцесса. — Один мо́лодец уже́ здесь, прежде тебя прискакал! Я же за того из вас замуж пойду, кто принесёт из Стеклянного за́мка моё подвенечное платье, оно там в сундуке лежит.

Тот король в Стеклянный за́мок ехать отказался. Зачем, когда принцесса ему и без того платья нравится? А младший из двенадцати пошёл к своему коньку и рассказал что да как.

— Гей! Садись мне на спину, оглянуться не успеешь, мигом обернёмся!

Вскочил мо́лодец на своего коня и помчался.

Прилетают они к Стеклянному за́мку. Конёк парню и говорит:

— Вот мы и на месте! Только к ведьме тебе одному идти придётся. Мужайся, а когда сундучок заработаешь, возвращайся ко мне. Я здесь, на лугу, пастись стану.

Пошёл мо́лодец в за́мок к ведьме, просит, чтоб отдала ему сундучок, в котором принцесса своё подвенечное платье хранит.

— Ладно, отдам, но не даром, — говорит ведьма, — тебе известно, что ты должен его заработать?

— Что ж, я работы не боюсь! — отвечает мо́лодец, — говорите, что это за работа?

— До вечера никакой, — говорит ведьма, — а утром придётся объезжать моего вороного коня. Поглядим, усидишь ли ты на нем?

Стал наш мо́лодец под вечер вокруг за́мка прогуливаться. Видит: борзая между двух деревьев застряла, никак не выберётся. Помог ей парень, и обрадованная борзая прочь помчалась, только крикнуть успела:

— Коли туго придётся, подумай обо мне, я тут же явлюсь!

Утром вывела старуха из конюшни вороного коня, вскочил на него наш мол?одец. Сначала конь помаленьку да полегоньку скакал, а пото́м всё быстрее да быстрее, вот уже́ мчится стрелой! И унёс он нашего мо́лодца в чистое поле. Держится парень в стременах и узду из рук не выпускает. Вдруг конь вороной под ним в зайца превратился и бросился в кусты. Наш мо́лодец поскорее о борзой подумал и вовремя, не то бы ему того зайца не видать! Только подумал — а борзая уже́ зайца поймала, за ухо схватила и к нему притащила. Заяц тут же конём обернулся, и наш мо́лодец помаленьку-полегоньку добрался до за́мка.

— Вот тебе конь, отдавай сундучок, — говорит он ведьме.

— Ишь ты! Больно скорый, — отвечает она. — Завтра будешь моего серого коня объезжать. Приведёшь обратно — значит ты молоде́ц-удалец.

Вечером стал наш парень вокруг за́мка прогуливаться. Видит: орёл в силок попался. Он его отпустил. орёл взлетел и кричит:

— Подумай обо мне, когда туго придётся, я тут же на помощь явлюсь!

Утром выводит старуха серого коня. Тот ушами прядает, копытом бьёт. Мо́лодец сел на него, и тот вскачь пустился. Из воро́т вылетел, словно на крыльях, и чем дальше они мчатся, тем выше забираются, и наш мо́лодец всё крепче коня в шенкеля берёт.

Вдруг серый конь птицей обернулся. Мо́лодец на земле стои́т, ещё и про орла подумать не успел, а птица уже́ в облака взвилась. Тут он про орла вспомнил, прилетел орел, ту птицу схватил и мо́лодцу в когтях принес. Птица конём обернулась, и наш мо́лодец спокойно вернулся в за́мок.

— Получай коня, отдавай сундучок! — говорит он старухе.

— Ишь, чего захотел! — отвечает та. — Завтра станешь моего белого коня объезжать! Коли и этого обратно приведёшь, тогда уж я тебе сундучок непременно отдам.

После работы гуляет наш мо́лодец возле за́мка и выходит к пруду. Видит: на берегу рыба бьётся, мечется, не может назад в воду попасть. Взял он её и в воду пустил. Рыба ему и говорит:

— Когда тебе плохо будет, подумай обо мне, я тут же приплыву на помощь. Утром выводит старуха белого коня. Тот на дыбы встаёт, копытами бьёт.

Вскочил мо́лодец на коня. А конь из воро́т выскочил и прямо к пруду понесся! Не заметил наш мо́лодец, как на берегу очутился, вдруг из-под него утка вылетела, поплыла на другой берег и скрылась с глаз, а он на земле стои́т. Мо́лодец про рыбу вспомнил, а она тут как тут.

— Ну, — говорит, — где же твой конь?

— То-то и оно, дорогая рыбка, исчез где-то в пруду!

Собрала рыба всю рыбью мелочь, поискали они утку и нашли, ухватили за ноги, чтоб улететь не смогла, и приплыли с ней к берегу. Только мо́лодец до неё дотронулся, она тут же конём обернулась, он на коня взобрался, и они потихонечку поехали в за́мок.

Старая ведьма чуть от злости не лопнула. Приняла от него коня и повела в хлев. Мо́лодец за ней следом. А ведьма хватает помело и давай своих дочерей охаживать:

— Разве так его удержишь? Негодницы вы, бездельницы!

Ведь это были её родные дочери, и умели они в животных превращаться. Вернулась ведьма домой, от злости, как индюшка, надулась, что-то себе под нос бормочет. Но сундучок всё-таки отдала. Наш мо́лодец разыскал на лугу своего крылатого конька и благополучно добрался до дому.

Поставил сундучок перед принцессой, а она говорит:

— А где ключик? Я за того замуж пойду, кто мне ключ принесёт. Чужой король опять с места не трогается, а наш молодец к своему крылатому

коньку бежит:

— Придётся нам, дорого́й конёк, за ключом ехать!

— Поехали, — отвечает конёк, — только на этот раз без короля, а, вернее, без его волшебного прутика нам не обойтись. Ключ тот находится у огромного медведя в пасти, и надо сперва медведя прутом хлестнуть, чтоб он окаменел. Ступай, зови с собой короля или прутик у него возьми.

Пошёл наш мо́лодец к королю, зовёт либо вместе ехать, либо прутик дать. А король ехать не желает, желает возле принцессы сидеть. К чему, мол, себя утомлять! Выхватил наш мо́лодец у него прут из рук и помчался на своём коньке прямо к тем скалам, где медведище спрятался.

Медведь на задние лапы встал, вот-вот парня разорвёт. Хлестнул его парень прутом. медведь на месте окаменел, ключ и выпал из его пасти. Взял парень ключ и поспешил с ним обратно к королевской дочери.

Чужой король спорит, говорит, что принцесса за него пойти должна, ведь без его прутика не видать бы им ключа! А наш мо́лодец не соглашается, говорит, что он и сундук и ключ принес.

— Зря спорите, — разнимает их принцесса, — прежде надо сундучок отворить!

Отворили сундучок, а там меч лежит.

— Вот, — вскричала принцесса. — Я про него ещё раньше знала! Кому я дорога́, пускай велит тем мечом себе голову с плеч снести, чья голова оживёт, за того я и пойду.

Оба согласье дали, и обоим снесли го́ловы. Наш мо́лодец тут же ожил. а чужому королю вместо свадьбы похороны устроили. Пошёл мо́лодец к своему коньку, благодарит за верную службу.

— Признаёшь, что я тебе верой и правдой служил?

— Признаю!

— Тогда и ты мне сослужи службу. Отруби мне голову этим мечом. А пото́м достань из-под моего седла прутик, ступай на поле боя и своих братьев тем прутиком отхлещи. Верни им жизнь.

Не хотелось нашему мо́лодцу своему верному коню голову рубить, да пришлось. Срубил, и вдруг вылетела из коня прекрасная голубка.

Потом достал мо́лодец из-под седла прутик, пошёл на поле боя, отхлестал своих братьев, увидал, что они ожили, и по всему войску прутом прошёлся, ожили и солдаты. И он вместе с войском вернулся домой к принцессе. Стала принцесса его женой, а войско с тех пор служило ему верой и правдой.