Мнимый смельчак

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Мнимый смельчак


Автор:
Македонская народная








Язык оригинала:
Македонский язык



Жил-был лентяй. Разлёгся он в поле под кустом и видит: великое множество мух облепило какую-то падаль. Размахнулся лентяй и одним махом прихлопнул четыре десятка.

— Эва! Смотри, какой я молодец! — сказал он себе.

Захотелось ему, чтоб и все считали его молодцом. Пошёл лентяй к оружейнику, велел выковать ему добрую саблю да написать на ней: «Одним махом — со́рок душ побивахом!» Пусть каждый, кто надпись прочтёт, дивится и перед смельчаком дрожит.

Выковали саблю. Надел её лентяй и отправился в горы, попугать тех, кто будет трусливей его самого. Походил-походил — да и лёг в холодке отдохнуть.

Ну, а в горах куролесили со́рок разбойников. По тропинке пришли они к тому месту, где храпел лентяй, заприметили спящего и послали двоих на разведку: мол, что за человек. Поглядели на него двое посланцев да прочли надпись на сабле: «Одним махом — со́рок душ побивахом!» Тотчас сообщили они другим разбойникам, и все вместе решили: неплохо бы взять храбреца к ним в атаманы!

А лентяю только того и надо. Подружились они и пошли по горам колобродить. Пронеслась о них слава повсюду, и всё из-за удальца атамана. Люди дрожали от страха — и старый и малый. Ну а ведь известно: один скажет, а другой повторит! Дошёл слух и до царя.

В стольном царском городе не было питьевой воды. Один-единственный пруд, да и в том пруду поселился дракон и требовал за воду кровавой дани — приводи ему на съедение по одному человеку в день.

Вот так и брал он от каждого дома по человеку. Дошёл черёд до царевны. Царь издал приказ: кто храбрец-удалец — пусть сразится с драконом и, коль одолеет его, большую награду получит.

Рассказали царю: у разбойников, мол, есть атаман, такой удалец, что одним махом может со́рок врагов изничтожить. Тотчас царь снарядил к атаману послов, чтоб просили его во дворец пожаловать со всей его шайкой. Ежели поборет дракона да спасёт царевну, царь не только помилует всю шайку, но и дочь за атамана выдаст замуж, а разбойников всех тотчас министрами назначит, чтобы сидели они до конца своих дней во дворце, а в горах не шатались.

Получил атаман такую весть, и разбойники сразу загорелись: идем, мол, изничтожим дракона. Очень уж им министрами стать захотелось. Да и то сказать: сражаться-то будет сам атаман, а они посидят в сторонке, да пото́м за наградой придут.

Атаман же, увидев их рвенье, хоть и знал, что придётся ему впереди всех идти, так рассудил: отказаться — неловко, вмиг раскроется хитрый обман и все поймут, что смельчак он аховый.

Вот явились разбойники к царю, а затем и на берег пруда побрели, — надо атаману прикинуть, как сподручнее дракона убить.

Осмотрелся атаман и решил: шайка пусть сидит в засаде, а он сам заберётся на дерево, ближе к пруду, да и будет оттуда командовать.

Под утро пришёл атаман вместе с шайкой к пруду, всех разбойников укрыл в засаде, сам на дерево влез, да таким молодцом глядит, будто всё ему нипочем. Хоть в душе и простился он с жизнью, а виду не подаёт, потому как ещё надеется, что, на дереве сидя, как-нибудь уцелеет. Разбойникам же строго приказал: без команды не сметь беспокоить дракона.

Вот немного погодя показался дракон из воды — да прямёхонько к дереву. Увидал его храбрый мухобой, и всё поджилки у него затряслись: что тут сделаешь! Пасть у дракона огромная — человека проглотит и не подавится.

«Да-а, попробуй убей его! Как же! — думал горе-храбрец. — Лучше уж прыгну к нему прямо в пасть, пусть проглотит — и всё тут. Конец атаманству, довольно головы людям морочить. Тут ведь не мух бить, со́рок штук одним махом. Тут — дракон!»

А дракон заприметил его, пасть раскрыл, поднял страшную башку, да и тянется прямо к атаману. Парень до того испугался, что и шайку вызвать из засады не мог, — мол, что ж вы, стреляйте, убейте дракона! Задрожали у храбреца руки-ноги, сорвался он с дерева и вниз полетел. В пасть дракону не угодил, а вцепился ему в загривок да с испугу за уши его ухватился, чтоб не упасть. Удивился дракон, даже остолбенел. Да ведь старые люди не зря говорят: «Коли трус свой страх пересилил, его уж никак не осилишь». Так и здесь. Раз дракон присмирел, атаман пересилил свой страх да как гаркнет разбойникам:

— Что вы стоите, чего ещё ждете? Может, хотите, чтобы я верхом на драконе к вам в гости приехал?

Как услышали его разбойники, подбежали к дракону со всех сторон, да и начали копья и стрелы метать в него. Так и убили.

Тут возрадовались и царь и народ, подхватили удальцов на руки, понесли с ликованием в город. Там большую награду отвалил царь всем храбрецам, да и к свадьбе царевниной стали готовиться. Но как раз в это самое время соседний царь объявил тому государству войну. Нагрянул непрошеный гость со своими войсками, да и зовёт царя: выходи, мол, помериться силами один на один. Царь сообщил разбойникам о новой беде и спрашивает, не поведёт ли удалой атаман на злодея-врага свою шайку, чтобы разбить его в пух и прах.

Атаман отвечал, что, конечно, пойдёт и врагов победит непременно, — только пусть ему дадут коня непугливого. Тотчас дал ему царь боевого коня, и поскакал молодец поглядеть на войско неприятеля. Как увидел тьму-тьмущую вражьих солдат, порешил: лучше уж с честью погибнуть, только бы не осрамиться.

Отыскал он сухое дерево, подскакал, привязал к нему свои руки, — ноги-то он ещё перед битвой приказал заковать себе, чтоб не мог он сойти с боевого коня до тех пор, пока всех неприятелей не истребит. Привязался он, значит, к засохшему дереву, да как всадил шпоры в коня, чтобы тот вскачь пустился и разорвал бы его, атамана, на части. Только вышло иначе: как рванулся конь, сухой ствол накренился, и выдернул его могучий скакун из земли. Упало дерево вместе с ветвями и комлем на плечо атаману. Ну, а конь помчался прямо к вражьим войскам. Увидели неприятели, что несётся на них чудо-всадник с дубиной в три обхвата, испугались, что побьёт он той дубиной солдат, побежали домой без оглядки, да своих же в сумятице смяли, побили и поранили.

Атаман сперва не понял, что выиграл битву, всё ждал — вот-вот на части его разорвёт! Но все-таки вовремя сообразил. Снял тогда с рук своих путы, порубил своей саблею мертвых да раненых, пролил множество крови и вернулся к царю.

Царь его принял с почётом, отдал дочь ему в жёны. Когда же царь скончался, атаман сел на трон, а разбойники стали министрами.

Вот оно как бывает: ложь к добру привела. Говорит пословица: «Опомниться пора, — ложь не доведёт до добра». А глядишь, случается и так, как в сей сказке о храбром лентяе.