Николай Троицкий:Возьмут ли фашисты Москву

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

История текста[править]

Статья Николая Троицкого в «Газете.ru», посвящённая русскому национально-освободительному движению (с точки зрения не сочувствующего ему либерала). Интересна чётким перечислением основных провалов.

Текст приводится по первопубликации: http://gazeta.ru/2006/06/09/oa_203168.shtml

ВОЗЬМУТ ЛИ ФАШИСТЫ МОСКВУ[править]

Угроза русского фашизма, судя по всему, станет главной темой избирательной кампании 20072008 годов. Телевидение и интернет уже практически ежедневно вещают о наступлении «коричневой чумы». Ультранационалистам приписывают такие способности, о которых они сами и не догадываются.

Отчаяние патриотов[править]

Национальный вопрос – совсем не новая карта в политической колоде.

Желающие разыграть ее появились в России одновременно со свободой слова. Васильевская «Память», баркашовское РНЕ, генерал Макашов, кубанский губернатор-патриот Кондратенко хоть уже и не вызывают озноба, но их имена и эмблемы еще можно встретить на давно не крашенных заборах. Подле и после них появлялись фюреры помельче – они тоже сильно шумели, расклеивали какие-то «дацзыбао», куда-то баллотировались, однако никому из «коричневых» пока не удалось сколотить что-либо похожее на серьезное политическое движение, сравнимое по силе, например, с Национальным фронтом Ле Пена во Франции или ультраправой австрийской партией Хайдера. Курьезно, но факт: самым успешным русским националистом был и остается Владимир Жириновский. Это обстоятельство, видимо, означает, что великорусский шовинизм может иметь публичный успех, только если вырядить его в шутовские одежды и опустить до уровня пародии. (Удачный дебют блока «Родина» на выборах 2003 года не в счет. У той «Родины» главным лозунгом была борьба с олигархами.) Подлинных националистов это давно приводит в отчаяние. Покидая пост лидера кубанского патриотического движения «Отечество», бывший губернатор Краснодарского края Николай Кондратенко ошарашил соратников горьким откровением: у русских нет национального чувства, из них невозможно выковать настоящих патриотов. Такое же разочарование пережили и Александр Баркашов, и Дмитрий Васильев, и множество других националистов-неудачников. Все они в конечном счете объясняли свое фиаско слабостью «национального чувства» в народе.

Ропот масс[править]

Самым чутким индикатором фашизоидных настроений социологи считают лозунг «Россия – для русских». По данным ВЦИОМ, в прошлом году этот призыв поддерживали 16% россиян. Много это или мало? Поскольку для нормального человека ксенофобия – безусловное зло, то оно неприемлемо в любой концентрации. Но для того, кто хотел бы сделать на национализме серьезную политическую карьеру, 16% – мелочь. Возможно, это как раз те проценты, которые уже прибрал к рукам Жириновский.

Значительно тревожнее выглядят данные, характеризующие степень неприязни россиян к иммигрантам: по опросам ВЦИОМ, до 69% наших граждан считают, что «большое количество приезжих» – это плохо. Но на подобные вопросы таким же образом отвечают и большинство немцев, французов, австрийцев и прочих европейцев. Всюду иммигранты – сильнейший социальный раздражитель, а в России иммиграция – процесс в значительной мере «теневой», сильно криминализованный, поэтому и воспринимается особенно остро. Но можно ли конвертировать глухое раздражение в активное политическое действие – большой вопрос. Убийства на национальной основе, происходящие, к сожалению, с удручающей регулярностью, вряд ли попадают под определение «политическая акция». Это уголовщина на почве ксенофобии, в которой трудно усмотреть по-настоящему идейную мотивацию. Бандиты, убившие студентов из Перу и Сенегала, едва ли смогут объяснить, какую угрозу представляют для России перуанцы или сенегальцы. Тем более это не способны понять психически нормальные граждане.

Кстати, россияне, при всем их недовольстве приезжими, не склонны преувеличивать угрозу иноземной экспансии. Аналитический центр Юрия Левады периодически проводит опросы на тему «Что угрожает России». Рейтинг угроз, составленный в декабре 2005 года, включает 19 номинаций. Среди фобий, терзающих россиян, есть и «передел собственности», и «массовые репрессии», и «распад России», и много других ужасов, но не выявлено страха перед нашествием инородцев. Недолюбливая некоторые народы и народности (особенно кавказцев), россияне все же не видят в них потенциальных оккупантов, не считают, что они представляют реальную опасность для национального суверенитета. И это, наверное, главная проблема для тех, кто хотел бы преобразовать бытовую ксенофобию в политический капитал.

Заемные средства[править]

Человечество, к несчастью (или к счастью), знает, из каких зерен и на каких почвах произрастает фашизм. Стандартная схема этого процесса представлена на с. 43. Из нее следует: чтобы кухонный национализм стал руководством к действию, кто-то должен написать Mein Kampf. Это задача не для малолетних скинов и не для угрюмых стрелков из подворотни, а для интеллектуалов. Они должны дать массам Учение – внятно описать национальную угрозу, образ врага, сформулировать задачи движения, вооружить его «фирменным» набором слов и символов… Таковых вероучителей у русских националистов на сегодня нет. Наиболее заметные из идеологов-патриотов: Александр Проханов, Эдуард Лимонов, Геннадий Зюганов, Александр Дугин – выражают не столько националистические, сколько имперские воззрения, что совсем не одно и то же. О нищете шовинистической идеологии красноречиво говорит тот факт, что почти вся символика и обрядность, которой пользуются русские националисты (свастика, черные мундиры, высокие ботинки, бритые головы, правая рука навскидку), имеют заемное, инонациональное происхождение. Вся эта импортная атрибутика окрашена для русских людей в устойчиво негативные цвета.

Каковы теоретики – таковы и практики. Среди российских «партайгеноссе» не видно лидеров-харизматиков, способных повести за собой миллионы. Говоря словами Высоцкого, «настоящих буйных мало, вот и нету вожаков». Хотя дело, вероятно, не только в дефиците «буйства». Ни у одной фашизоидной организации, выставлявшейся на выборы, не оказывалось не только позитивных проектов, но и вообще никаких программ, кроме десятка забористых лозунгов.

На призыв «Бей чурок!» могут сбежаться десяток-другой недорослей, если же партия хочет соблазнить 40–50 млн избирателей, она должна рассказать массам, что надо будет делать после «битья чурок». А ничего такого националистыпрактики рассказать не могут, поскольку это должны придумать, но не придумали националисты-идеологи.

Бумажный тигр[править]

История не знает случаев, когда фашистские партии приходили бы к власти, не имея солидной финансовой поддержки со стороны крупного бизнеса, не располагая серьезным влиянием в силовых структурах и не пользуясь как минимум скрытым сочувствием государственной бюрократии. Русские фашисты всех этих ресурсов, к счастью, пока лишены. Главное – у них нет щедрых спонсоров, поскольку отечественным капиталистам эта публика просто-напросто не интересна. Основные проблемы бизнес-сообщества лежат в сфере его отношений с властью, а этот узел нельзя развязать возбуждением «национального чувства». Более того, деловые круги России, от хозяина строительного концерна до владельца кафе, заинтересованы в притоке иммигрантов. Использование дешевой иностранной рабсилы – это их бизнес. Попутно нелегальная иммиграция кормит несметное число коррумпированных чиновников и милиционеров, которым тоже не с руки помогать националистам очищать страну от инородцев.

Не могут рассчитывать ультраправые и на административный ресурс. Отстранение партии «Родина» от московских выборов, изгнание ее лидера Дмитрия Рогозина – явные свидетельства того, что власть не нуждается в слишком уж старательных националистах. В прошлые годы попытки участия «коричневых» (например, объединения «Спас», Национально-республиканской партии) в парламентских выборах тоже пресекались по инициативе властей. Судя по всему, правящий класс, как и бизнес, не видит в националистах своих помощников. Русский фашизм может пригодиться партии власти только в управляемом варианте и в сугубо тактических целях – в качестве «бумажного тигра», которым можно пугать и заграницу (дескать, только правящий режим может сдержать эту темную силу), и собственных граждан.

«Ложная угроза» – распространенный способ прикрытия истинных намерений.