Обсуждение Всеобщей декларации прав человека

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Обсуждение Всеобщей декларации прав человека






Дата публикации:
10 декабря 1948





Язык оригинала:
русский



человека, которые не только формулируются в несколько туманной форме, но и могут быть признаны юридически обязательными лишь весьма незначительным числом государств.

Тогда же глава делегации Южно-Африканского Союза выразил опасение, что проект декларации выходит далеко за рамки основных прав человека, и высказал сомнение в целесообразности декларации, которую похвальнее нарушить, чем блюсти. Наконец, он предупредил Комитет о том, что ведущиеся в нем обсуждения могут быть использованы в интересах политической и идеологической пропаганды.

Прения, по всей видимости, полностью подтверждают правильность опасений представителя Южно-Африканского Союза. Вместо того чтобы касаться лишь высокой области моральных принципов, выступления часто принимали форму нападок на государства — члены Организации Объединенных Наций. Показательно, что эти нападки обычно исходили от делегаций, представляющих страны, в которых большинство самых элементарных свобод, упомянутых в проекте декларации, в жизнь не проводятся.

Более того, проект декларации, представленный Генеральной Ассамблее, выходит далеко за рамки прав и свобод, предусмотренных Уставом Организации Объединенных Наций. Из положений Устава явствует, что права в социальной, культурной и экономической областях никогда не предполагалось включать в проект декларации. И действительно, в преамбуле, равно как и в статьях 1, 13, 55, 62 и 76, вопросы экономического, социального и культурного характера рассматриваются совершенно независимо от. мероприятий, направленных на «поощрение и развитие уважения к правам человека и основным свободам». Следовательно, в Уставе проводится различие между этими двумя группами проблем.

Законы, действующие в Южно-Африканском Союзе, обеспечивают каждому человеку, независимо от расы, религии и пола, пользование всеми основными правами и свободами, такими как неприкосновенность личности и имущества, свобода совести и религии, свобода мысли, свобода личности, равенство перед судом, и т. д. В этой области Южно-Африканский Союз не уступает ни одному из государств, представленных в Ассамблее.

Провозглашение именно таких элементарных основных прав и предусматривается в Уставе для обеспечения уважения к человеческому достоинству. Но он, безусловно, не включает в категорию основных прав человека некоторые права, которые Южно-Африканский Союз не может признать и которые заставляют его задавать себе вопрос, сколько же государств — членов Организации Объединенных Наций пожелают или смогут применять их на практике.

Возьмем, например, «право на труд и вознаграждение за труд». Южно-Африканский Союз прилагает максимум усилий, чтобы обеспечить

работой всех, кто в ней нуждается, но он не может брать на себя обязательство обеспечить полную занятость для всех. Включение подобной статьи создает обязательство, которое, вероятно, лишь очень немногие государства в состоянии выполнить.

Если же декларация не будет сопряжена с какими-либо обязательствами, она лишится всякой практической ценности. Однако согласно точке зрения, высказанной в Третьем комитете многими делегациями, которые считают задачей декларации определение прав и свобод, упомянутых в Уставе, принятие декларации повлечет за собой ряд юридических обязательств для правительств, которые ее подпишут. Г-н Эндрьюс спрашивает, отдают ли себе делегации, поддерживающие эту точку зрения, отчет в том, до какой степени они связывают свои правительства. Область, охватываемая декларацией, практически такова, что многие вопросы, которые до сих пор считались целиком и полностью внутренним делом государств, смогут в будущем явиться предметом прений в Генеральной Ассамблее и даже осуждения ею.

По вышеуказанным мотивам делегация Южно-Африканского Союза, к сожалению, считает себя вынужденной воздержаться при голосовании проекта декларации.

Заседание закрывается в 18 час. 20 мин.

СТО ВОСЕМЬДЕСЯТ ТРЕТЬЕ ПЛЕНАРНОЕ ЗАСЕДАНИЕ[править]

Пятница, 10 декабря 1948 года, 21 час. Дворец Шайо, Париж

Председатель: г-н Г. В. ЭВАТТ (Австралия).

119. Продолжение обсуждения проекта всеобщей декларации прав человека: доклад Третьего комитета (А/777)

ПОПРАВКА, ПРЕДЛОЖЕННАЯ СОЕДИНЕННЫМ КОРОЛЕВСТВОМ (A/778/Rev.l), И ПОПРАВКИ, ПРЕДЛОЖЕННЫЕ СОЮЗОМ СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК (А/784), К ПРОЕКТУ ДЕКЛАРАЦИИ

Проект резолюции, предложенный. Союзом Советских Социалистических Республик (А/7851 Rev.2)

Г-н РААФАТ (Египет) указывает, что его делегация высоко ценит благородные идеалы, которыми руководствовался в своей работе Третий комитет. Результатом этой работы является проект декларации прав человека, находящийся на рассмотрении Генеральной Ассамблеи. Эта декларация, так же как и Конвенция о геноциде, единогласно утвержденная Ассамблеей, представляет собой подлинный шаг вперед в установлении правовых и гуманных принципов.

Многие из принципов, изложенных в декларации, записаны в демократических конституциях различных стран, в том числе и в конституции Египта. Г-н Раафат, однако, хочет сделать оговорки относительно статей 17 и 19 проекта декларации.

В статье 17 говорится о праве вступать в брак без каких-либо ограничений по признаку расы, национальности и религии. В Египте, как почти во всех мусульманских странах, существуют определенные ограничения на вступление в брак женщин-мусульманок с лицами другого вероисповедания. Эти ограничения носят религиозный характер, они определяются самим духом мусульманской религии, и поэтому их нельзя игнорировать. Однако эти ограничения не оскорбляют совесть мира так, как это делают, например, ограничения по признаку расы, национальности или цвета кожи, которые существуют в некоторых странах, но которые в Египте не только осуждаются, но и вообще не существуют.

Обращаясь к статье 19, г-н Раафат указывает, что ее текст не ограничивается провозглашением свободы мысли, совести и религии, которую правительство Египта поддерживает 'без всяких оговорок, а провозглашает также право человека менять свою религию или убеждения; это «право» делегация Египта не может поддержать безоговорочно. Нельзя легко менять вероисповедание. Нередко человек переходит в другую религию под влиянием извне или для достижения не очень похвальных целей, например, чтобы получить развод. Делегация Египта опасается того, что, провозглашая право человека менять свою религию или убеждения, декларация будет поощрять, пусть и не преднамеренно, происки некоторых хорошо известных на Востоке миссий, которые всячески стараются обратить в свою веру народные массы Востока. Г-н Раафат указывает, что он мог бы и не излагать своих оговорок в отношении статей 17 и 19, однако считает, что лучше честно и открыто о них заявить, так как Египет, голосуя за декларацию, намерен добросовестно проводить ее в жизнь.

В заключение г-н Раафат заявляет, что после данных им объяснений, которые он просит занести в краткие отчеты, делегация Египта готова голосовать за декларацию прав человека.

Г-н РАДОВАНОВИЧ (Югославия) говорит, что многие делегации считают декларацию прав человека одним из наиболее важных вопросов, обсуждаемых на третьей сессии Генеральной Ассамблеи. Многие делегаты подчеркивали историческое значение новой декларации, которую Организация Объединенных Наций собирается дать миру.

Представитель Югославии заявляет, что, несмотря на наличие положений прогрессивного характера, текст декларации вызывает ряд серьезных возражений.

Во-первых, делегация Югославии считает, что изложенные в декларации права человека отстают от прогресса, достигнутого в наше время в социальной области. Более того, они не обеспечивают полную правовую и социальную защиту человека. Для того чтобы декларация прав человека имела историческую и правовую ценность, она должна полностью отражать прогрессивные чаяния нынешнего поколения. Она также должна более полно охранять права человека не только как отдельной личности, но также и как члена той или иной социальной группы, так как ряд важнейших прав человека вытекает из взаимоотношений между человеком и обществом, членом которого он является.

Находящийся на рассмотрении Генеральной Ассамблеи проект декларации исходит из индивидуалистических концепций, рассматривающих человека как изолированную личность, обладающую только личными правами; ее существование не обусловливается ни социальной обстановкой, в которой она живет, ни силами, влияющими на ее положение в обществе. Декларация прав человека 1789 года могла строиться именно на такой основе. В ту эпоху она явилась протестом против феодального гнета и выражением нового, прогрессивного понимания свободы личности. Однако индивидуалистическое учение, освободившее человека от феодального рабства в конце XVIII века, в ходе дальнейшего развития общества привело к возрождению рабства во второй половине XIX века и особенно в нашем столетии в рамках нового, капиталистического, строя, который поставил человека в положение зависимости и экономического угнетения. Теоретически личности предоставляются все права человека, но реальное пользование этими правами полностью не обеспечивается.

Сейчас в развитии общества экономический фактор играет решающую роль. Поэтому социальное положение человека обусловливается не юридическими актами, а социально-экономическими условиями. Это означает, что отныне гражданский и политический статус человека самым тесным образом связан с его социальным статусом.

Имевшие место коренные социальные сдвиги подчеркивают необходимость расширения традиционных прав человека, обычно охватывавших политические и гражданские права, и установления категории социальных прав, включающих и коллективные права определенных общественных групп. Делегация Югославии считает, что о проекте декларации прав человека не учтены должным образом ни новые нужды современного общества, ни необходимость признания социальных прав. Вообще говоря, это декларация политических и гражданских прав человека. Двадцать из двадцати девяти статей проекта направлены на обеспечение этих прав. Несомненно, категория политических и гражданских прав имеет важнейшее значение для человека, и без признания этих прав защита личности невозможна. Г-н Радованович, однако, обращает внимание Ассамблеи на тот факт, что многие из прав, записанных в декларации, уже содержатся в декларациях, увидевших свет раньше, в последние 150 лет, и что они включены либо в законы, либо в конституции большинства современных государств. С этой точки зрения декларация является как бы международным кодифицирующим документом, а не документом, открывающим человеку новое и более счастливое будущее в обширной области социальных прав.

Делегация Югославии считает, что в декларацию, составляемую в наше время, эти традиционные права включить необходимо. Это отнюдь не новые права, ибо законодательство современных государств признает их, но, к сожалению, они еще не всюду осуществляются.

Историческое развитие капиталистического общества обрекло человека на существование в неблагоприятных экономических условиях. Поэтому провозглашение этих прав без гарантии надлежащих материальных условий, обеспечивающих пользование этими правами, будет фикцией. Кроме того, фашизм, враг демократии и международного мира, а также и прав человека, хотя и потерпел военное поражение, но полностью еще не обезврежен. Напротив, он продолжает существовать в весьма активных проявлениях.

Декларация прав человека, выработанная после страшных испытаний, пережитых человечеством в результате фашизма, не может обходить молчанием существование такого врага. Новой декларации прав человека не следует ограничиваться перечислением общеизвестных прав; она должна определять и социальные, и материальные условия, необходимые для осуществления этих прав. Нельзя допускать, чтобы фашизм использовал демократические институты в борьбе против демократии. Только в таком виде декларация явится шагом вперед в деле признания и защиты прав человека, хотя бы политических и гражданских. Однако декларация не пошла дальше старых представлений, и делегация Югославии сожалеет о том, что настойчивые попытки некоторых делегаций, в частности делегации Советского Союза, с точкой зрения которой делегация Югославии полностью солидарна, не встретили отклика у большинства членов Комитета; значительное число предложений, которые придали бы декларации положительный характер и сделали бы из нее орудие прогресса, было отклонено. Лишь в некоторых статьях проект декларации расширил обычные категории прав человека, включив положения, касающиеся социальных прав. В своей новой части, провозглашающей ряд социальных прав, в частности права, признание которых необходимо для защиты человека от эксплуатации, жертвой которой он является при капиталистическом строе, проект декларации в значительной мере неудовлетворителен. В него даже не включена система социального обеспечения трудящихся, разработанная еще перед второй мировой войной в ряде международных конвенций, составленных в сотрудничестве с Международным бюро труда. Затем г-н Радованович перечисляет некоторые из недостатков и пробелов проекта декларации в области охраны здоровья трудящихся.

Делегация Югославии считает, что вследствие такой трактовки социальных прав в проекте декларации нет и достаточных гарантий осуществления гражданских и политических прав. Чисто индивидуалистический подход большинства членов Третьего комитета, который является также характерной чертой декларации, влечет за собой и другой серьезный недостаток, а именно: в ней нет положений о защите различных групп населения, например национальных меньшинств.

В некоторых вопросах в декларации не учитывается реальная действительность: человек рассматривается как изолированная личность, а не как член общества. Такая точка зрения, лежащая в основе декларации, значительно уменьшает ее объективную ценность.

Благосостояние человека в большой мере зависит от условий, существующих в обществе, в котором он живет. Поэтому права человека должны также предусматривать защиту общины любого типа — социальной, религиозной и всякой другой. Еще важнее обеспечить защиту прав национальных меньшинств. Трудно себе представить, что будут уважаться права отдельного члена общины, если та община, членом которой он является, подвергается угнетению и преследованиям. В этом отношении один из наиболее серьезных недочетов декларации заключается в том, что в ней нет ни одного положения, касающегося защиты национальных меньшинств, и что в нее не вошли права человека, связанные с этой защитой. I

Все эти недочеты, наряду с другими, не указанными представителем Югославии, в значительной мере ослабляют политическую действенность проекта декларации, представленного Генеральной Ассамблее. Именно вследствие этих недочетов делегация Югославии вынуждена заявить о том, что подготовленный текст удовлетворяет ее не полностью. Она надеялась, что в результате прений в Третьем комитете будет выработан более полный и прогрессивный документ, лучше отвечающий требованиям эпохи.

Однако, несмотря на все эти недочеты, в проекте декларации имеются и некоторые положительные стороны. Прежде всего делегация Югославии хотела бы подчеркнуть значение положений статьи 3 относительно распространения декларации прав человека на население подопечных и несамоуправляющихся территорий. В этом отношении декларация представляет собой один из немногих международных документов, в которых несправедливые дискриминационные статьи о колониях не только отсутствуют, но и заменены другими, имеющими противоположный смысл и признающими равноправие населения колоний и народов других территорий. Это положение является шагом вперед, заслуживающим того, чтобы его отметить, так как в нем нашел воплощение великий принцип справедливого отношения ко всем, не применявшийся до сих пор к многострадальным колониальным народам.

Обращаясь к другим положениям декларации, представитель Югославии указал, что, несмотря на недостаточность той части декларации, где говорится о социальных правах, в ней зафиксированы два важных принципа, касающиеся социальной защиты в области труда и социального обеспечения. Помимо этого, в части, касающейся политических и социальных прав, в декларации имеются положения, которые представитель Югославии считает чрезвычайно ценными.

Делегация Советского Союза внесла ряд поправок, которые значительно улучшили бы текст проекта. Она предложила сформулировать статью 3 таким образом, чтобы она обеспечивала защиту всех национальных групп и меньшинств. Отсутствие такого положения в декларации является серьезным недостатком, на который делегация Югославии уже обращала внимание Генеральной Ассамблеи[1]. В предлагаемом делегацией Советского Союза тексте статьи 20 говорится о мерах против фашизма; включение этого положения придало бы декларации ясно выраженный демократический характер. В этом же свете следует рассматривать и предложение Советского Союза, касающееся статьи 22, в котором определяются и подтверждаются основные демократические принципы в области государственного управления.

Принятие этих поправок значительно повысило бы ценность проекта декларации и устранило бы многие из его недочетов. Исходя из этих соображений, делегация Югославии будет голосовать за поправки, внесенные делегацией Советского Союза.

С другой стороны, делегация Югославии не видит, что даст принятие поправки, предложенной Соединенным Королевством. Она ничуть не улучшает редакцию статьи 3, а, наоборот, ослабляет ее значение. В самом деле, в этой поправке предлагается заменить конкретное положение, провозглашающее равноправие колониальных народов с народами других территорий, положением, которое провозглашает лишь общее равноправие народов вообще. Делегация Югославии считает, что, поскольку в колониальном мире царит жесточайшее неравенство, необходимо сделать ясное заявление по этому вопросу.

В заключение представитель Югославии уточняет, что он критикует' не сами принципы, записанные в проекте, хотя он предпочел бы, чтобы они были сформулированы более точно, а те серьезные недочеты и пробелы, которыми проект страдает.

Делегация Югославии выражает надежду, что Генеральная Ассамблея примет поправки, внесенные делегацией Советского Союза, ибо они в значительной мере повысят ценность декларации придадут ей больший вес и исправят ряд ее недостатков.

Г-н КАРРЕРА АНДРАДЕ (Эквадор) напоминает, что после нескольких веков политической борьбы, которая велась ради объединения человечества, наконец наступил решительный момент — выработан документ, в котором 58 государств выразили единство мыслей и стремлений в области основных прав человека. Человечество с незапамятных времен стремится установить международные нормы, помогающие обеспечить мир и дать точное определение всеобщего принципа прав человека. Повсюду в мире человек стремился создать атмосферу справедливости, в которой он мог бы жить и благоденствовать, пользуясь социальными, юридическими, политическими, моральными и религиозными правами. На развалинах, оставшихся после второй мировой войны, человек вновь зажег неугасимое пламя цивилизации, свободы и права. Читая статьи декларации, мы видим многообразие источников прав человека. Правда, ряд статей уже вошли в конституции некоторых государств — членов Организации Объединенных Наций, демократический строй которых обеспечивает пользование зафиксированными в них правами. Но это лишь придает дополнительную силу декларации и показывает, что этот международный документ исходит не из утопии, а из реальных политических условий.

Многие из прав, провозглашенных декларацией, уже давно известны человечеству; но есть в ней и права, появившиеся лишь недавно, например право на труд и на отдых, на достаточно высокий жизненный уровень и на социальное обеспечение. Все эти права являются подлинным завоеванием XIX века и основой современного демократического строя, исходящего из посылки, что мир в человеческом обществе зависит от благоденствия отдельных людей.

В развивающейся сейчас общественной формации существует тесная взаимосвязь между человеком, государством и мировым порядком; поэтому, если человек будет жить в мире и будет материально обеспечен, мир и благополучие будут существовать на всем земном шаре.

Делегация Эквадора не поддержит ни один проект резолюции, рекомендующий вернуть декларацию прав человека в Третий комитет для пересмотра. Такого рода отсрочка не улучшит международную обстановку и разочарует простых людей всего мира, которые сейчас ждут не только восстановления разрушенных ценностей, но и возрождения человеческого достоинства.

Поскольку нацизм и фашизм побеждены, потерпели поражение и жестокие тоталитарные государства. Организация Объединенных Наций должна стремиться создать новый демократический интернационализм, целью которого будут не война и конфликты, а установление прочного мира. Долг демократических государств создать справедливый социальный порядок, чтобы положить начало веку прогресса.

В декларации прав человека перечислен ряд новых прав, признание которых является логическим результатом победы демократии и зарождения того духа интернационализма, о котором оратор говорил выше. Некоторые положения декларации касаются мероприятий в социальной области, а другие — всеобщей защиты прав человека. Все люди имеют право жить в мире, где царят справедливость, уважение законов и признание свобод. Включение этих положений — одно из крупнейших достижений Организации Объединенных Наций. Декларация прав человека была разработана Третьим комитетом при помощи специализированных учреждений, использовавших многолетний опыт работы в этой области. В декларации делается попытка определить права, которыми человек должен пользоваться с момента рождения; она опирается на взаимопонимание в социальной и международной областях.

В редакционном подкомитете делегация Эквадора предложила более рациональное построение декларации. Она считала, что нужно перечислить все права, начиная с общих и кончая частными, а именно право на жизнь, право на труд и право на достаточно высокий жизненный уровень. Однако это предложение было отклонено большинством членов Комитета. Положения статьи 1 декларации известны всем, так как они сходны с некоторыми положениями Боготской декларации. Вклад делегации Эквадора нашел свое отражение в статьях 10 и 24, в которых говорится о свободе и личной неприкосновенности человека, а также о его праве на труд.

Боготская декларация установила недопустимость не только произвольных арестов и заключения в тюрьму, но также и устаревшего обычая высылки из страны, который еще существует в некоторых странах Латинской Америки и по сей день. Нельзя подвергать человека изгнанию, ибо нередко родина ему дороже жизни. В Третьем комитете многие делегации поддержали предложение делегации Эквадора включить в статью 10 положение, запрещающее изгнание.

Делегация Эквадора предложила редакционному подкомитету включить положение о социальной защите, с тем чтобы обеспечить трудящимся достаточно высокую заработную плату, которая позволила бы им вести достойное существование. Это добавление к статье 24 было принято Третьим комитетом.

Возможно, что декларация прав человека удовлетворяет не всех, но на той стадии исторического развития, на которой мы сейчас находимся, необходимо в первую очередь установить основные принципы. Является ли декларация неполной или неудовлетворительной, покажет время; лучше всего судить о ней по результатам. Декларация прав человека внесет в жизнь людей здоровый демократический дух и обеспечит им необходимую защиту. Этот документ следует считать еще одной вехой на пути к миру, так как демократические государства тесно связаны друг с другом конвенциями и международными договорами, существующими благодаря бдительности общественного мнения и свободной печати. Никто не станет прибегать к войне, когда соблюдаются международные соглашения. Именно поэтому мир должен бить тревогу, когда некоторые государства нарушают права человека, ибо эти нарушения ставят под удар коллективную безопасность.

Г-н Каррера Андраде обращается к членам Генеральной Ассамблеи с призывом не откладывать утверждение декларации прав человека, ибо это приведет лишь к одному результату — усилится охватившее мир разочарование и затруднится деятельность Организации Объединенных Наций, направленная на обеспечение мира.

Теперь наступил исторический момент, когда следует провозгласить достоинство человека, его веру в прогресс общества и в правовые нормы, которые укажут путь к новой эре справедливости и культуры.

Г-н Абдул Рахман КАЯЛИ (Сирия) говорит, что, по мнению его делегации, в декларации излагаются принципы, которые вошли в конституцию Сирии, вступившую в силу пять лет назад. Поэтому делегация Сирии стремилась принять участие в обсуждении и оказать содействие в составлении текста декларации. Делегация Сирии не считает текст декларации безупречным или отражающим все чаяния человечества. Декларацию следует улучшить и дополнить. Но этого нельзя сделать за один год, для этого требуются долгие годы накопления опыта.

При обсуждении статей декларации в Третьем комитете оказалось, что не все члены Комитета согласны с некоторыми идеями и принципами. Делегация Сирии возражала против одних и соглашалась с другими. Однако делегация Сирии присоединится к большинству, так как демократия означает признание воли большинства.

В ходе обсуждения делегация Сирии поддерживала три принципа:

Во-первых, декларация должна касаться прав личности, а не прав государства и общества. Человека надлежит рассматривать в ней как отдельную личность, ибо если не будут обеспечены безопасность и благоденствие отдельной личности, не сможет существовать и общество. Другим сторонам вопроса должны быть посвящены отдельные декларации, принимаемые посредством международных соглашений.

Во-вторых,, провозглашаемые в декларации принципы должны излагаться в гармоничной, логичной, четкой, краткой, точной и понятной для всех форме. Нельзя допускать никакой двусмысленности.

В-третьих, между декларацией и Уставом Организации Объединенных Наций не должно быть противоречий. В большей своей части декларация провозглашает абстрактные принципы и идеалы, применение которых должно обеспечиваться специальными документами, которые будут выработаны впоследствии. Вот почему статьи декларации формулируются в четкой и краткой форме.

Руководствуясь этими принципами, государства должны сотрудничать друг с другом. Делегация Сирии, как и многие другие делегации, считает, что невзгоды, переживаемые миром, объясняются не разногласиями между сильными и слабыми или между малыми и великими государствами, не отсутствием равновесия между отдельными государствами, а тем, что люди не пользуются равными возможностями. При наличии свободы и равных возможностей для развития их способностей, свободы и возможности следовать своим склонностям люди жили бы в дружбе. Всем людям должны быть предоставлены равные возможности строить свою жизнь так, как подобает человеку.

Пока социальная справедливость не обеспечена, люди будут бороться друг против друга и на земном шаре не воцарится мир. Именно поэтому великие реформаторы, мыслители и философы на протяжении многих веков старались выработать декларацию прав человека, которая отвечала бы требованиям социальной справедливости, обеспечивала бы равные возможности для всех и основывалась бы на братстве народов, о чем и говорится в статье 1 данной декларации. Г-н Каяли сообщает, что он обратился к Третьему комитету за разъяснением слова «братство» и обнаружил, что все толкуют его как право человека на жизнь, свободу и личную неприкосновенность. Странно, что при существующих условиях приходится давать определение понятия братства; гораздо важнее дать определение других понятий, не вошедших в рассматриваемую декларацию.

Некоторые делегаты возражали против декларации либо на том основании, что она не отвечает идеалу совершенства, либо потому, что некоторые правительства не применяют ее принципы ни в своих собственных странах, ни на подопечных территориях, ни в колониях. Здесь также предлагалось перенести обсуждение декларации на четвертую сессию Генеральной Ассамблеи, с тем чтобы Экономический и Социальный Совет имел возможность вновь ее пересмотреть. Но что же еще может сделать Экономический и Социальный Совет, как не утвердить декларацию в ее настоящей редакции? Права человека провозглашаются не впервые; в ходе истории они декларировались неоднократно. Не все прежние декларации были безукоризненны и не все они применялись на практике. Развитие цивилизации шло медленно, для него потребовались столетия преследований и тирании, пока наконец не была составлена данная декларация. Она не является результатом работы всего лишь 'нескольких представителей в Ассамблее или в Экономическом и Социальном Совете; она — плод труда многих поколений, стремившихся к этой цели. Наконец-то народы мира услышат о том, что их чаяния осуществлены Организацией Объединенных Наций.

Государства должны честно и неуклонно стремиться уважать права человека, провозглашенные в настоящей декларации, и проводить их в жизнь в своем законодательстве, политике, в системе государственного управления и образования, что облегчит задачу обеспечения прочного мира.

Г-н Каяли считает, что делегаты, критиковавшие другие государства, заняли неправильную позицию. Они утверждали, что их правительства ведут себя правильно всегда и во всех случаях, тогда как правительства других государств всегда неправы. Им стоило бы задуматься над тем, обоснованны ли их заявления и может ли такого •рода позиция способствовать безукоризненно правильной линии поведения.

Правительство Сирии полно решимости соблюдать права, которые обеспечат каждому человеку надлежащее место в братстве людей. Представитель Сирии полагает, что это не пустая надежда, а реалистическая позиция. Он призывает государства — члены Организации Объединенных Наций не занимать непримиримой позиции и не сеять рознь между народами. Он обращается к ним с призывом не порабощать другие' народы. Всякое государство, стремящееся поработить другое государство, порабощает лишь самое себя; то же можно сказать и об отдельном человеке.

Г-н ВЫШИНСКИЙ (Союз Советских Социалистических Республик) напоминает, что делегация Советского Союза и другие делегации, разделяющие ее точку зрения, уже дали свою оценку проекта декларации прав человека, представленного Третьим комитетом Генеральной Ассамблее, а также ссылались на конкретные статьи декларации в доказательство того, что проект неудовлетворителен. Несмотря на то что в проекте, как указал г-н Вышинский на предыдущем заседании, есть некоторые элементы положительного характера и известные достоинства, Генеральной Ассамблее не к лицу выпускать такого рода документы от имени Организации Объединенных Наций именно ввиду того значения, которое должна иметь декларация прав человека. Делегация Советского Союза говорила о том, что в ряде статей этого проекта совершенно игнорируются суверенные права демократических государств, не говоря уже о том, что в проекте имеются положения, которые находятся в прямом противоречии с принципами, провозглашенными Уставом Организации Объединенных Наций, запрещающими вмешательство во внутренние дела государств.

Делегация Советского Союза также указывала на то обстоятельство, что в процессе работы она приложила немало усилий к тому, чтобы устранить из декларации прав человека указанные выше недостатки. Этого ей не удалось сделать, что и является одним из главных мотивов, почему делегация Советского Союза не может присоединиться к такой декларации.

В настоящее время получила некоторое хождение определенная теория, выдвинутая некоторыми делегациями еще на прошлой сессии, совершенно неправильная и фальшивая теория о том, что принцип государственного суверенитета представляет собой реакционную и якобы уже устаревшую идею и что будто бы отказ от этого принципа и является одним из необходимых условий международного сотрудничества. Проект декларации прав человека как будто бы идет навстречу этим действительно реакционным взглядам, направленным против государственного суверенитета и находящимся, таким образом, в полном противоречии с принципами Организации Объединенных Наций. Иногда раздаются возражения такого рода: вопросы государства не должны затрагиваться декларацией прав человека именно потому, что эта декларация посвящена правам человека. Но с такого рода позицией нельзя согласиться уже по одному тому, что права человека немыслимы вне государства; само понятие права есть понятие государственное. Права человека немыслимы без того, чтобы они не пользовались защитой и охраной со стороны государства. В противном случае они превращаются в пустую абстракцию, в ничего не значащую иллюзию, которая легко создается, но так же легко и исчезает.

Представитель Франции здесь говорил о том, что' абсолютный суверенитет провозглашал и Гитлер. Он процитировал замечание Гитлера о том, что каждый человек — хозяин в своем доме, и утверждал, что такая позиция, будучи преступлением против прав немецкого народа, стала преступлением против прав человека в других странах.

Но это представление о причинах развязывания второй мировой войны противоречит фактам. Причины второй мировой войны заключаются не; в нарушении прав немецкого народа, а в политике тогдашних руководителей Европы, а именно Даладье и Чемберлена, которых поддерживали Соединенные Штаты Америки. Сущность этой внешней политики заключалась в том, чтобы всячески поощрять восстановление военной мощи гитлеровской Германии и направить подготовлявшуюся Гитлером агрессию на Советский Союз, на восток. Представитель Франции, высказываясь таким образом, забыл действительные причины возникновения второй мировой войны.

Вопрос о государственном суверенитете является действительно чрезвычайно важным вопросом. Целый ряд ученых-международников определяли государственный суверенитет как право государства осуществлять свою волю и никогда не служить орудием политики какого-либо другого государства. Такое определение ближе к истине, чем точка зрения представителя Франции.

Но есть и представители другого направления, которые занимают действительно реакционную позицию, всячески пороча принцип государственного суверенитета, забывая о том, что, похоронив суверенитет, можно легко похоронить вместе с ним и само государство. Пропаганда против государственного суверенитета, прикрываемая нападками на абсолютный суверенитет, — это не что иное, как идеологическая подготовка к политической капитуляции страны перед более могущественной, державой, перед ее экономической мощью. Делегация Советского Союза считает, что нужно предостеречь общественное мнение против планов мирового господства, угрожающих экономической и политической самостоятельности других государств, тем более слабых государств. Независимость и благополучие страны обеспечиваются торжеством принципа государственного суверенитета. Вот почему делегация Советского Союза отвергает эту теорию отрицания государственного суверенитета, выдвинутую представителем Франции. По-видимому, он вдохновлялся примером г-на Идена, заявившего 22 ноября 1945 года в палате общин, что в связи с изобретением атомной бомбы он не видит другого способа оградить мир от нее, кроме отказа от нашего нынешнего представления о суверенитете. Или, быть может, представителя Франции вдохновлял г-н Бевин, который заявил, что на смену суверенитету отдельных государств вскоре придет суверенитет всего человечества в целом.

Принцип государственного суверенитета является единственной защитой более слабых стран против экспансионистских устремлений более сильных государств, и хотя в ряде случаев этот государственный суверенитет подорван такими мероприятиями, как план Маршалла, как создание западноевропейского политического блока,, он все еще сохраняет свою силу и свое значение.

В процессе всей работы по подготовке декларации прав человека делегация Советского Союза прилагала все усилия к тому, чтобы декларация отвечала по крайней мере следующим двум основным требованиям: она должна обеспечить уважение к правам человека и к основным свободам для всех, без различия расы, национальности, сословия, религии, языка и пола, в соответствии с принципами демократии, государственного суверенитета и политической независимости государства. Декларация прав человека должна не только провозглашать права человека, но и обеспечивать их осуществление с учетом, разумеется, экономических, социальных и национальных особенностей каждой страны.

Нельзя ограничиваться фиксированием только формальных прав граждан. Необходимо не просто провозглашать равенство прав человека, но и обеспечить осуществление этих прав известными материальными средствами. Нельзя, разумеется, ставить перед таким документом, как декларация прав человека, те же задачи, которые ставятся перед конституцией государств. Но тем не менее декларация должна преодолеть этот узко формальный горизонт, этот абстрактный характер тех принципиальных положений, которые включаются в нее. Представленный Ассамблее проект декларации не отвечает указанным принципам. Исходя из этого, делегация Советского Союза на 180-м пленарном заседании предложила отложить принятие декларации прав человека со всеми теми приложениями, которые к ней подготовлены, до следующей сессии. Но если бы это предложение не было принято, делегация Советского Союза представила бы ряд предложений, которые могли бы в значительной степени исправить эту декларацию.

Г-н Вышинский напоминает о заявлении генералиссимуса Сталина о том, что конституция Советского Союза исходит из того, что все нации и расы равноправны, что разница в цвете кожи или языке, в культурном уровне или в уровне государственного развития не может служить основанием для того, чтобы оправдать национальное неравенство. Конституции же капиталистических стран исходят из предпосылок о том, что расы и нации не могут быть равноправными. Эту характеристику следовало бы припомнить в связи с рассматриваемым Ассамблеей проектом декларации, ибо этот проект носит на себе печать тех же самых особенностей. Это, в частности, выражено в статье 2, которая хотя и провозглашает равноправие без различия расы национальности, языка и т. п., но ограничивается общей фразой о том, что человек должен обладать всеми правами, изложенными в декларации. Этого, конечно, совершенно недостаточно. Еще более неудовлетворительной является статья 3, которая ограничивается общими формулировками относительно распространения прав, провозглашаемых декларацией, на население подопечных и несамоуправляющихся территорий.

Делегация Советского Союза не может не обратить внимания на то, что проект декларации совершенно обходит такой исключительной важности вопрос, как право каждого народа и каждой нации на национальное самоопределение. Утверждение этого права является громадным достижением национальной политики Советского Союза. Хотя делегация Советского Союза далека от того, чтобы рекомендовать проведение этого принципа в декларации прав человека в таком же полном объеме, как это сделано в советской конституции, она, однако, считает, что этот опыт решения национального вопроса следует учесть. Делегация Советского Союза считает поэтому статью 3 проекта декларации недостаточной, ибо она не идет дальше провозглашения прав населения подопечных и несамоуправляющихся территорий. Ввиду этого делегация Советского Союза считает необходимым заменить статью 3 новым текстом, изложенным в документе А/784. В этой связи г-н Вышинский напоминает о словах г-на Молотова о том, что разрешение национального вопроса в Советском Союзе является одним из самых поучительных фактов современности.

Имеется еще значительное число стран, где национальный вопрос представляет собой еще далеко не решенную задачу, ибо ее решение требует соответствующих экономических, социальных и политических предпосылок. Этого нельзя не учитывать при составлении проекта декларации прав человека, который будет исходить от Организации Объединенных Наций, но, с другой стороны, нельзя не учитывать и опыт, накопленный уже в других странах в борьбе за права человека.

Вместо статьи 20 проекта делегация Советского Союза предлагает дать текст новой статьи, которая говорила бы о неотъемлемом праве каждого человека свободно выражать и распространять демократические взгляды. На 181-м пленарном заседании представитель Соединенного Королевства защищал свободу без всяких ограничений, в том числе и свободу фашистской пропаганды. То, что здесь говорил представитель Соединенного Королевства, мешает уважающим себя людям вступать с ним в полемику. Он говорил, что поправки Советского Союза были отклонены потому, что они ограничивают свободу. Но делегация Советского Союза говорила отчетливо и ясно, что она требует только ограничения свободы фашистской пропаганды и фашистской деятельности; она не требует ограничения пропаганды и деятельности никаких других общественных организаций, кроме фашистских. Пропаганда фашизма — это преступление, но если говорить, что ограничение фашистской пропаганды недопустимо с точки 'зрения принципов неограниченной свободы, то в таком случае можно было бы то же самое сказать относительно законов, ограничивающих деятельность всяких преступников, убийц, воров, мошенников и т. п. Но для дискуссии такого рода в этом собрании нет места.

Делегация Советского Союза также предлагает сделать ряд изменений в статье 22 проекта и эту измененную статью включить вместо той, которая изложена в проекте; в новой статье будет говориться, что каждый гражданин любого государства, независимо от расы, цвета кожи, национальности, сословия, имущественного 'положения, социального происхождения, языка, религии или 'пола, должен иметь право на участие в управлении государством. Недостаточно сказать о праве каждого человека принимать участие в управлении своей страной. Надо сказать, что он также имеет право избирать и быть избранным во все органы власти и не только на основе всеобщего, равного и тайного избирательного права, но и на основе прямого избирательного права, единственного демократического избирательного права. Надо ясно сказать, что каждый гражданин любого государства должен иметь равную с другими гражданами возможность на занятие любой государственной и общественной должности в своей стране. Ничего этого нет в действительности в статье 22. Следовательно, нельзя требовать, чтобы те, кто придерживается иных принципиальных позиций, согласились с такой формулировкой данной статьи.

Делегация Советского Союза предлагает, кроме того, после статьи 30 проекта декларации включить новую статью следующего содержания:

«Перечисленные в настоящей Декларации права к основные свободы человека и гражданина обеспечиваются законами государств. Всякие нарушения или ограничения этих прав, прямые или косвенные, являются нарушением настоящей Декларации и несовместимы с высокими принципами, провозглашенными в Уставе Организации Объединенных Наций».

Почему возникают препятствия, когда делегация Советского Союза ставит вопрос о том, чтобы записать в декларацию прав такую статью? Эта статья говорит сама за себя, она призывает гарантировать законом права и основные свободы человека и гражданина; она провозглашает нарушением настоящей декларации всякие нарушения и ограничения прав, прямые или косвенные; она признает такие нарушения несовместимыми с высокими принципами, провозглашенными в Уставе Организации Объединенных Наций. Такая статья полностью соответствует принципам, выраженным в Уставе Организации Объединенных Наций.

Таковы положения важнейшего принципиального значения, которые должны быть включены в декларацию прав человека, чтобы она могла отвечать стремлениям миллионов и миллионов простых людей, стремлениям всех миролюбивых народов к установлению и укреплению основных свобод и прав человека, к демократии и прогрессу, к миру и безопасности народов. Делегация Советского Союза глубоко убеждена в том, что без этих поправок проект декларации прав человека останется недоработанным, .неудовлетворительным и не достигнет той цели, которой он призван служить в соответствии с теми требованиями, которые должны предъявляться к документу, исходящему от Организации Объединенных Наций.

Есть один вопрос, который возник в процессе прений и который, по мнению г-на Вышинского, имеет не теоретический характер, хотя он подавался в теоретическом плане. Это вопрос о той тенденции, которая якобы наблюдается у делегации Советского Союза, когда она вносит свои предложения.

Говорили, будто Советский Союз стремится подчинить личность государству, чтобы человек был превращен в какой-то винтик могущественного, всемогущего государства. Пожалуй, что-то вроде «Левиафана» Гоббса. Но это пустые разговоры, свидетельствующие о том, что авторы этих рассуждений не отдавали себе достаточно ясного отчета в том, что они излагают, и не проконтролировали в достаточной мере смысл того, что они позволили себе говорить в отношении Союза Советских Социалистических Республик. Они забывают, очевидно, что противоречия между государством и личностью — это факт, который существует в истории с того момента, когда появились в обществе антагонистические классы, Где общество разделено на классы, там господствующие классы имеют в своих руках аппарат господства, которым является государство. В таких обществах государство, являющееся орудием, господствующих классов, противостоит по своим целям и защищаемым им интересам остальным классам. Здесь государство стремится к господству над личностью, интересы которой сталкиваются с интересами государства.

Иное дело в обществе, где нет антагонистических классов. Там, естественно, нет и не может быть противоречия между государством и человеком, ибо государство — это коллективный человек. Это противоречие в таком обществе уничтожено развитием общества, которое пришло, уже к тому, что нет деления этого общества на противоположные классы: на класс эксплуататоров и класс эксплуатируемых.

Здесь поэтому нет проблемы государства и. личности в ее историческом смысле. В Советском Союзе эта проблема уже снята историей. Там взаимоотношения государства и личности находятся в состоянии гармонии. Их интересы совпадают. Это нашло свое выражение в формуле, которой гордятся все передовые люди: «Союз Советских Социалистических Республик есть социалистическое государство рабочих и крестьян». Уже эта формула говорит о том, что в советском государстве нет проблемы противоречия между государством и личностью в том. смысле, как она существовала на всех этапах исторического общества, разделившегося на классы, — феодального, буржуазного, капиталистического и нынешнего социалистически-капиталистического общества. Советский Союз хотел бы видеть и в других государствах приближение к этому высокому идеалу, уже осуществленному на одной шестой части земного шара.

В подготовке проекта декларации отразились две противоположные линии. Одна линия — это линия защиты принципа демократии и мира. Эта линия требует обуздать фашизм и фашистско-расистскую деятельность. Другая линия — это линия реакции и агрессии, линия поддержки и использования реакционных сил вплоть до фашизма и нацизма. Борьба этих двух линий нашла свое отражение и в работе Третьего комитета, и в том сопротивлении, которое встретили в этом Комитете предложения делегаций, проводящих в этой борьбе линию борьбы за демократию и прогресс против реакции и агрессии.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ закрывает прения и заявляет, что Генеральная Ассамблея переходит к голосованию.

Первым он ставит на голосование проект резолюции Советского Союза (A/785/Rev.2). Если его отклонят, то будет поставлена на голосование каждая из пяти поправок в отдельности. Четыре из них внесены делегацией Советского Союза, а пятая — делегацией Соединенного Королевства. Последним Председатель предлагает поставить на голосование текст проекта декларации либо в его настоящей редакции, либо с внесенными в него поправками.

Г-н ВЫШИНСКИЙ (Союз Советских Социалистических Республик) отмечает, что делегация Советского Союза не просила поименного голосования по представленному ею проекту резолюции.

Резолюция Советского Союза отклоняется 45 голосами против 6 при 3 воздержавшихся.

Г-н КАЦ-СУХИ (Польша) просит провести поименное голосование по поправкам.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ставит на голосование первую поправку Советского Союза, в которой предлагается заменить статью 3 проекта декларации новым текстом (А/784).

Проводится поименное голосование.

В результате жеребьевки, проведенной Председателем, представитель Украинской Советской Социалистической Республики приглашается голосовать первым.

Голосовали за: Украинская Советская Социалистическая Республика, Союз Советских Социалистических Республик, Югославия, Белорусская Советская Социалистическая Республика, Колумбия, Чехословакия, Пакистан, Польша.

Голосовали против: Соединенное Королевство, 'Соединенные Штаты Америки, Уругвай, Венесуэла, Австралия, Бельгия, Боливия, Бразилия, Канада, Чили, Китай, Коста-Рика, Дания, Доминиканская Республика, Франция, Греция, Исландия, Индия, Иран, Ливан, Люксембург, Мексика, Нидерланды, Новая Зеландия, Никарагуа, Норвегия, Панама, Парагвай, Перу, Филиппины, Сиам, Швеция, Сирия, Турция.

Воздержались: Южно-Африканский Союз, Афганистан, Аргентина, Бирма, Куба, Эквадор, Египет, Сальвадор, Эфиопия, Гватемала, Гаити, Ирак, Либерия, Саудовская Аравия.

Первая поправка Советского Союза отклоняется 34 голосами против 8 при 14 воздержавшихся.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ставит на голосование вторую поправку Советского Союза, в которой предлагается заменить текст статьи 20 новым текстом.

Проводится поименное голосование.

В результате жеребьевки, проведенной Председателем, представитель Аргентины приглашается голосовать первым.

Голосовали за: Белорусская Советская Социалистическая Республика, Чехословакия, Польша, Украинская Советская Социалистическая Республика, Союз Советских Социалистических Республик, Югославия.

Голосовали против: Австралия, Бельгия, Боливия, Бразилия, Канада, Чили, Китай, Колумбия, Куба, Дания, Доминиканская Республика, Египет, Сальвадор, Франция, Греция, Гватемала, Гаити, Исландия, Индия, Иран, Ирак, Ливан, Либерия, Люксембург, Мексика, Нидерланды, Новая Зеландия, Никарагуа, Норвегия, Пакистан, Панама, Парагвай, Перу, Филиппины, Швеция, Сирия, Турция, Соединенное Королевство, Соединенные Штаты Америки, Уругвай, Венесуэла.

Воздержались: Аргентина, Бирма, Коста-Рика, Эквадор, Эфиопия, Саудовская Аравия, Сиам, Южно-Африканский Союз, Афганистан.

Вторая поправка Советского Союза отклоняется 41 голосом против 6 при 9 воздержавшихся.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ставит на голосование третью поправку Советского Союза, в которой предлагается заменить текст статьи 22 новым текстом.

Проводится поименное голосование.

В результате жеребьевки, проведенной Председателем, представитель Гаити, приглашается голосовать первым.

Голосовали за: Гаити, Польша, Украинская Советская Социалистическая Республика, Союз' Советских Социалистических Республик, Югославия, Бирма, Белорусская Советская Социалистическая Республика, Чехословакия, Гондурас,

Голосовали против: Исландия, Индия, Иран, Ирак, Ливан, Люксембург, Мексика, Нидерланды, Новая Зеландия, Никарагуа, Норвегия, Пакистан, Парагвай, Перу, Филиппины, Швеция, Сирия, Турция, Соединенное Королевство, Соединенные Штаты Америки, Уругвай, Венесуэла, Австралия, Бельгия, Боливия, Бразилия, Канада, Чили, Китай, Дания, Доминиканская Республика, Сальвадор, Эфиопия, Франция, Греция, Гватемала.

Воздержались: Либерия, Саудовская Аравия, Сиам, Южно-Африканский Союз, Афганистан, Аргентина, Колумбия, Коста-Рика, Куба, Эквадор, Египет.

Третья поправка Советского Союза отклоняется 36 голосами против 9 при 11 воздержавшихся.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ставит на голосование четвертую поправку Советского Союза, предлагающую включить в проект декларации новую статью после статьи 30.

Проводится поименное голосование.

В результате жеребьевки, проведенной Председателем, представитель Ирана приглашается голосовать первым.

Голосовали за: Пакистан, Польша, Украинская Советская Социалистическая Республика, Союз Советских Социалистических Республик, Югославия, Белорусская Советская Социалистическая Республика, Колумбия, Чехословакия, Гаити, Индия.

Голосовали против: Иран, Ирак, Ливан, Люксембург, Мексика, Нидерланды, Новая Зеландия, Никарагуа, Норвегия, Панама, Парагвай, Перу, Филиппины, Сиам, Швеция, Сирия, Турция, Соединенное Королевство, Соединенные Штаты Америки, Венесуэла, Австралия, Бельгия, Боливия, Бразилия, Канада, Чили, Китай, Коста-Рика, Дания, Доминиканская Республика, Греция, Исландия,

Воздержались: Либерия, Саудовская Аравия, Южно-Африканский Союз, Уругвай, Афганистан, Аргентина, Бирма, Куба, Эквадор, Египет, Сальвадор, Эфиопия, Франция, Гватемала.

Четвертая поправка Советского Союза отклоняется 32 голосами против 10 при 14 воздержавшихся.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ставит на голосование поправку Соединенного Королевства (A/778/Rev.l), в .которой предлагается исключить статью 3 и вместо нее добавить к статье 2 второй пункт, гласящий:

«Кроме того, не должно проводиться никакого различия, на основе политического, правового или международного статуса страны или территории, к которой человек принадлежит, независимо от того, является ли эта территория независимой, подопечной, несамоуправляющейся или как-либо иначе ограниченной в своем суверенитете».

Поправка Соединенного Королевства принимается 29 голосами против 17 при 10 воздержавшихся.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ затем ставит на голосование текст, предложенный Третьим комитетом.

Г-н КАЦ-СУХИ (Польша) просит провести постатейное голосование проекта всеобщей декларации прав человека.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ напоминает, что была принята только поправка Соединенного Королевства, и поэтому он ставит на голосование проект декларации с этой поправкой.

Проект всеобщей декларации прав человека состоит из преамбулы и 31 статьи. Председатель проведет постатейное голосование декларации. Он спрашивает членов Генеральной Ассамблеи, как они хотели бы провести голосование преамбулы: в целом или по каждому из ее семи основных положений в отдельности.

Г-н КАЦ-СУХИ (Польша) просит голосовать по каждому из основных положений преамбулы в отдельности.

Первое положение принимается единогласно при 2 воздержавшихся.

Второе, третье, четвертое, пятое, шестое и седьмое положения принимаются единогласно.

Статья 1 принимается 45 голосами при 9 воздержавшихся.

Первый пункт статьи 2 принимается единогласно.

Второй пункт статьи 2 (поправка Соединенного Королевства) принимается 36 голосами против 1 при 8 воздержавшихся.

Статьи 4—13 принимаются единогласно.

Статья 14 принимается 44 голосами против б при 2 воздержавшихся.

Статьи 15—18 принимаются единогласно.

Статья 19 принимается 45 голосами при 4 воздержавшихся.

Статья 20 принимается 44 голосами против 7 при 2 воздержавшихся.

Статьи 21—26 принимаются единогласно.

Статья 27 принимается 53 голосами при 3 воздержавшихся.

Статья 28 принимается единогласно.

Статья 29 принимается 47 голосами при 8 воздержавшихся.

Статьи 30 и 31 принимаются единогласно.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ставит на голосование проект всеобщей декларации прав человека в целом с принятой ранее поправкой Соединенного Королевства. Он объявляет, что будет проведено поименное голосование. Поскольку статья 3 не была включена, нужно изменить нумерацию статей в окончательном тексте декларации.

Проводится поименное голосование.

В результате жеребьевки, проведенной Председателем, представитель Бирмы приглашается голосовать первым.

Голосовали за: Бирма, Канада, Чили, Китай, Колумбия, Коста-Рика, Куба, Дания, Доминиканская Республика, Эквадор, Египет, Сальвадор, Эфиопия, Франция, Греция, Гватемала, Гаити, Исландия, Индия, Иран, Ирак, Ливан, Либерия, Люксембург, Мексика, Нидерланды, Новая Зеландия, Никарагуа, Норвегия, Пакистан, Панама, Парагвай, Перу, Филиппины, Сиам, Швеция, Сирия, Турция, Соединенное Королевство, Соединенные Штаты Америки, Уругвай, Венесуэла, Афганистан, Аргентина, Австралия, Бельгия, Боливия, Бразилия.

Воздержались: Белорусская Советская Социалистическая Республика, Чехословакия, Польша, Саудовская Аравия, Украинская Советская Социалистическая Республика, Южно-Африканский Союз, Союз Советских Социалистических Республик, Югославия.

Всеобщая декларация прав человека принимается 48 голосами при 8 воздержавшихся.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ отмечает, что принятие столь важной Декларации значительным большинством и без всякой прямой оппозиции является поистине выдающимся достижением. И Генеральная Ассамблея, и Совет Безопасности неоднократно подвергались критике главным образом за то, что политической деятельности Организации Объединенных Наций в Совете Безопасности и в Ассамблее придается гораздо большее значение, чем ее деятельности, связанной с социальными задачами, человеком как таковым и задачами в области культуры, к которым 'Следует отнести и достигнутый сейчас результат. Как здесь уже указывалось, Декларация — это всего лишь .первый этап, так как она не является конвенцией, налагающей на различные государства обязательство соблюдать и осуществлять на деле основные права человека; в ней нет положений о проведении ее принципов в жизнь, но, несмотря на это, она представляет собой важный шаг вперед в великом процессе развития. Впервые организованное сообщество наций разработало декларацию прав и основных свобод человека. Этот документ подкрепляется авторитетом всех членов Организации Объединенных Наций, и миллионы людей — мужчин, женщин и детей, на всем земном шаре будут обращаться к нему за помощью, руководством и вдохновением.

Председатель благодарит тех, кто столь усердно и в течение долгого времени трудился для того, чтобы добиться этих результатов. Он выражает радость по поводу присутствия на заседании 'Представительницы Соединенных Штатов Америки г-жи Элеоноры Рузвельт, которая, пользуясь помощью многих других лиц, сыграла руководящую роль в подготовке Декларации и еще выше подняла престиж своей благородной фамилии. Председатель сожалеет о том, что он не может назвать по имени каждого, кто принимал участие в этой работе, например г-н Малик, представитель Ливана, заместитель Председателя Комитета и все другие члены Комитета, которые неустанно трудились именно в той области, на которую критики Организации Объединенных Наций не обращают почти никакого внимания.

В политической области, в комитетах, занимающихся политическими вопросами, существуют разногласия и возникают недоразумения, но, как показывают результаты только что проведенного голосования, в области социальных проблем имеются широкие перспективы согласия. Если эта работа 'будет проводиться все время, то тогда постепенно будут ликвидированы и разногласия политического характера, разделяющие членов Организации Объединенных Наций. Председатель считает большой честью для себя, что он председательствовал на заседании, во время которого проводилось данное голосование, и выражает благодарность всем тем, кто способствовал его успеху.

Затем Председатель ставит на голосование резолюцию В, касающуюся вопроса о праве представления петиций (A/777).

Резолюция принимается 40 голосами при 8 воздержавшихся.

Далее ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ставит на голосование резолюцию С относительно судьбы меньшинств.

Резолюция принимается 46 голосами против 6 при 2 воздержавшихся.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ставит на голосование резолюцию D относительно распространения и издания Всеобщей декларации прав человека.

Резолюция принимается 41 голосом при 9 воздержавшихся.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ставит на голосование резолюцию Е относительно разработки проекта пакта о правах человека и положения о мероприятиях по проведению его в жизнь.

Резолюция принимается 44 голосами при 8 воздержавшихся.

Заседание закрывается в 00 час. 10 мин.

Примечания[править]

  1. См. Официальные отчеты третьей сессии Генеральной Ассамблеи, Третий комитет, 103-е заседание


Flag of Russia.svg В соответствии со статьёй 8 Закон об авторском праве и смежных правах Российской Федерации, официальные документы (законы, судебные решения, иные тексты законодательного, административного и судебного характера), а также их официальные переводы; государственные символы и знаки (флаги, гербы, ордена, денежные знаки и иные государственные символы и знаки); произведения народного творчества; сообщения о событиях и фактах, имеющие информационный характер не являются объектами авторского права и не подпадают под действие законов об авторском праве.