Оленёнок

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Оленёнок


Автор:
Словацкая народная








Язык оригинала:
Словацкий язык



Жил когда-то бедный лесник. Жена у него умерла, осталось двое деток, Эвичка да Яник. Лесник женился во второй раз. Ох, и натёрпелись же бедные дети от ненавистной мачехи! Слова доброго не слыхали, взгляда ласкового не видали, каждый божий день она их бранила да наказывала.

В те времена люди бедно жили, а уж лесникам и вовсе туго приходилось.

Бывало по три дня нет в доме ни кусочка хле́ба.

Однажды утром спрашивает лесник:

— Жена! Чем сегодня детей кормить будем?

— А я почём знаю? — отвечает она. — Ступай в лес, может, что принесёшь. Пошёл лесник в лес. Уже́ смеркаться начало, а он только одну птицу поймал.

— Получай птицу, — говорит он жене, — да свари на ужин.

Сварила она птицу, каждому досталось по кусочку, облизнулись, но досыта не наелись. На другой день лесник опять спрашивает:

— Что мы есть будем? А жена отрезала:

— Что ты всё ноешь да стонешь. Ступай лучше в лес на охоту! Отправился лесник на охоту. На этот раз посчастливилось ему зайца

поймать. Обрадовался он, принёс добычу жене, велел на ужин изжарить, а сам обратно в лес вернулся, может, опять повезёт.

Мачеха зайца освежевала, собралась на противень класть, да задумала по воду сбегать. Пока ходила — откуда ни возьмись кошка! Схватила зайца и была такова. Вернулась мачеха, увидала, что стряслось, чуть замертво не грохнулась.

Стала думать, чем мужа кормить? Да ещё его деток мерзких? Убью-ка их, а мужу скажу — в лес убежали и не вернулись.

Вышла во двор, кричит:

— Дети, соберите хворосту, будем мясо жарить! Дети хворост собирают, сестрица братцу и говорит:

— Кто знает, зачем мачехе хворост понадобился!

— Мясо жарить, — отвечает братец.

— Нет, слыхала я, как она бормочет: «сегодня очерёдь мальчишки!» Видно, она что-то недоброе замышляет!

— Ох, сестрица, я боюсь!

— Не бойся, братец! Как вернемся домой, я стану просить, чтоб мачеха мне волосы расчесала. А ты мою ленту схвати, и поскорей с ней из дому беги! Я — за тобой, так и убежим.

Притащили дети хворост, мачеха их хвалит: молодцы́, дескать, быстро управились. Эвичка просит её косу заплести, а она отвечает:

— Сначала воду в большой котёл наноси!

Эвичка воду наносила и побежала на чердак, там у неё два яблочка-дичка припрятаны были. Взяла она яблочки и вернулась к мачехе.

Мачеха расплела Эвичке косу, ленточку в сторону отложила, стала ей волосы расчесывать. Тут Яник в комнату вскочил, схватил ленту и помчался прочь из дому! Эвичка за ним бежит и кричит: «Отдай мою ленту! Отдай мою ленту!»

Мачеха подождала немного и за ними во двор выскочила, глядит, а они уже́ далеко убежали. Поняла она, что дети её провели, рассвирепела, кричит, что есть сил:

— Чтоб вам в того зверя превратиться, из чьего следа воды́ напьётесь!

Бегут братец с сестрицей по горам, по долам, куда глаза́ глядят. Солнце высоко стои́т, припекает. Стала Яника жажда мучить. Видит он медвежий след, в нём водица дождевая отстоялась.

— Эвичка-сестренка, я пить хочу!

— Ах, не пей, братец, не пей! Ведь это медвежий след. Напьешься, превратишься в медвежонка! Съешь-ка лучше яблочко-дичок, утоли жажду.

Съел Яник яблоко, утолил жажду.

Шли-шли, глядят, — волчьи следы. Яника ещё больше жажда мучит.

— Эвичка-сестричка, я пить хочу. Напьюсь-ка из лужицы!

— Ох, не пей, братец, не пей! Напьешься из волчьего следочка, волчонком станешь! Съешь-ка лучше яблочко! — просит сестрица.

Яник съел яблоко, утолил жажду.

Идут они дальше. А солнце всё сильнее печёт, Яник совсем из сил выбился.

— Эвичка-сестричка, дай мне ещё яблочко?

— Ах, братик, мой братик, нету у меня больше яблочка, потёрпи немножко, тут колодец неподалеку!

Видят — оленье копытце, а в нём водица.

— Эвичка-сестричка, не могу больше терпеть, напьюсь из оленьего копыт-

ца!

— Ах, братец, не пей, станешь оленёнком!

Не успела оглянуться, а Яник уже́ к копытцу прильнул, напился и тут же превратился в оленёнка.

Эвичка увидала, руки белые ломает, горькими слезами заливается: — Ах, братец, мой несчастный, что мне с тобой делать? Налетят собаки, тебя растерзают! Охотники придут и тебя убьют!

Эвичка слёзы льёт, а оленёнок печально бредет рядом. Не прошли и десятка шагов, видят родничок, чистый, как стеклышко. Напилась девочка ключевой водицы, и тут же у ней во лбу золотая звёзда засияла и волосы стали золотыми. Дальше идут, перед ними полянка, на полянке сена копна.

— Здесь мы, братец-оленёнок, жить останемся, — говорит сестра, — здесь нас мачеха не отыщет!

Забились от дождя и ветра в сено, скоротали ночь. А как солнышко взошло, се́ла Эвичка на сено, золотые волосы расчесывает, а сама слезами заливается, приговаривает:

Знала бы родная матушка, что я на сене сижу, золотые волосы чешу, она бы меня пожалела!

Стали они в лесу жить, оленёнок траву щиплет. Эвичка ягоды-корешки собирает. Много времени с той поры прошло.

Хаживал в этот лес на охоту молодой король.

Сидит однажды Эвичка на сене, золотые волосы расчесывает, вдруг оленёнок со всех ног бежит, за ним собака. Оленёнок в сено забился, а собака Эвичку увидала, хвостом завиляла и назад к своему хозяину помчалась.

Король собаке кусок мяса кинул, собака мясо схватила, девушке отнесла и к хозяину вернулась! Он опять ей мясо даёт, собака опять куда-то мясо тащит. В третий раз король собаке мясо кидает, а сам за ней идёт. Видит на сене девушка сидит.

— Ты что здесь делаешь? — удивился король.

Все-все ему Эвичка поведала, выслушал король и спрашивает:

— Пойдёшь со мной?

— Нет, не могу, ведь вы оленёнка убить велите! — отвечает Эвичка.

— Не бойся, — успокаивает её король. — Никто твоего оленёнка не тронет. Вам обоим у меня будет хорошо!

Понравились Эвичке добрые слова молодого короля, не стала она противиться, се́ла вместе с братцем-оленёнком в карету и поехала во дворец.

Во дворце с Эвичкой обходились ласково, ничего для неё не жалели. И братца-оленёнка не обижали.

Что ни день у Эвички новые наряды, один другого богаче, учителя к ней ходят, наукам королевским обучают.

Расцвела Эвичка, как маков цвет, а как в возраст стала входить — взял её король в жёны. Перед свадьбой поклялся он молодой жене, что никогда оленёнка в обиду не даст.

Худо ли хорошо ли дело будет — кто знает!

Жила в том за́мке старая карга, лютую злобу она на короля таила, что женился он на Эвичке, а не на её дочке.

Собрался король на войну идти. Приказал старухе, чтоб королеве верно служила, она вскоре ребёнка ожидала.

Родился красивый мальчик с золотой звёздочкой во лбу. Приболела королева, лежит в постели пить просит, а старуха ей и говорит:

— Под окном река течёт нагнись, да попей!

— Как же мне нагнуться, ведь у меня сил нет!

— А мне-то что, — шипит старуха, — не хочешь, не надо, я тебе не слуга!

Королеву жажда совсем замучила, ухватилась она за подоконник, перегнулась, старуха подскочила да в воду её и столкнула, а в постель свою дочку положила. Но мальчонку с золотой звёздочкой во лбу трогать не стала.

Королева не утонула, а обернулась золотой уточкой и стала вместе с другими утками по реке плавать.

Мальчик без матери кричит-надрывается, никак его старухе не укачать, не угомонить. Вдруг оленёнок в покои вбегает, рожки подставляет, «клади, мол, дитя, — показывает, — я его укачаю».

Старуха положила ребёнка оленёнку на рожки и закричала:

— Убирайся отсюда вон! Чтоб вам обоим шею свернуть!

Бредет оленёнок по-над берегом, видит по реке утки плывут. Остановился и спрашивает:

— Уточки серые! Где у сыночка матушка? Где у сиротинки родимая? А утки отвечают:

— Далеко не ходите, на реке ищите!

И тут подлетает к берегу золотая уточка, встряхивает крыльями, оборачивается королевой, берёт на руки своё дитя и говорит:

— Мой сыночек, милый, сыночек родимый, я тебя покормлю, искупаю. Покормила, искупала, перепеленала, и обратно оленёнку на рожки положила. А пото́м превратилась в золотую утку и улетела к реке.

Долго так продолжалось: оленёнок каждый день носил сыночка к матери, тот рос не по дням, а по часам и становился всё красивей.

А вскоре и король с войны весточку прислал, чтоб его домой ждали. Велит старуха дочери в постель лечь и притвориться больной. А когда король с войны придёт, наказывает оленьего мяса на обед просить.

Король с войны прибыл, увидал сына — обрадовался. А как глянул на ту, что в постели лежит, — обомлел! Куда только её красота девалась, где волосы

золотые и звёзда во лбу? Но старуха короля уговаривает: болезнь, дескать, никого не красит, а золотая звёзда и золотые волосы с королевы на ребёнка перешли. Старухина дочка в постели лежит и дурным голосом кричит:

— Дай мне оленьего мяса, вели оленёнка зарезать!

— Как же так, — дивится король, — ведь ты сама с меня клятву взяла, оленёнка в обиду не давать! А теперь велишь его зарезать?

А она всё пуще кричит:

— Ох, оленьего мяса хочу! Прикажите оленёнка зарезать!

Пришлось королю согласиться. Уже́ ножи точат, уже́ воду в котлах греют, вот-вот придёт оленёнку конец.

Но тут проснулся мальчик и стал плакать. Услыхал оленёнок, прибежал, рожками мотает.

Старуха ребёнка и так и сяк успокаивает, а он всё не утихает. А оленёнок всё рожками качает. Король удивляется, а старуха объясняет: оленёнок, мол, хочет дитя укачать. Разрешил король. Оленёнок ребёнка на рожки принял и опрометью кинулся прочь. Король испугался, как бы с сыном чего не случилось и отправился за ним следом. Оленёнок к Дунаю прибежал. Увидал уток, кричит:

— Утки сизокрылые, где у сыночка матушка, где у сиротинки родимая? А утки в ответ:

— Далеко не ходите, на запруде ищите!

Тут золотая уточка прилетела, превратилась в прекрасную женщину, взяла дитя на руки и молвила:

— Сыночек мой милый, сыночек родимый, я тебя покормлю, искупаю, перевью!

Обнимает его, целует, приговаривает:

— Что-то твой дорого́й батюшка поделывает? Кабы знал он, кабы ведал, как меня злая баба в Дунай столкнула!

Услыхал король, из кустов выскочил, жену к груди прижал, а она в золотую уточку превратилась, улететь хочет, но король её крепко держит:

— Не пущу, не пущу, — кричит, — пока не спадут с тебя злые чары!

Не успел договорить, как утка превратилась в златовласую женщину, олень в статного мо́лодца, а на руках у него дитя.

Счастливые и радостные отправились они во дворец. Король шурина и королеву с сыном спрятал, а злая старуха решила, что оленёнок с ребёнком пропали, и обрадовалась.

На следующий день велит король на праздник гостей созывать. Старуха от радости ног под собой не чует: дочка-то её королевой стала и сидит рядом с королем во главе стола!

Пируют гости, дорогие яства едят, доброе вино пьют. Но тут поднимается король и такую речь держит:

— Хочу я вам, гости мои, один вопрос задать. Скажите, какую кару заслужил злодей, коль он двух невинных хотел погубить, а ещё двух счастья лишить?

Старая карга с ответом спешит:

— Затолкать его в бочку с гвоздями да с высокой горы спустить! Что ж еще-то?

Вдруг распахиваются боковые двери и входят в зал королева с ребёнком и статный мо́лодец-красавец!

Рассказал тут король гостям, как было дело. И старой карге её вину доказал.

Втолкнули злую старуху с дочерью в бочку и с горы спустили.

Король посадил по правую руку королеву, по левую — её брата и стали они дальше пировать и веселиться все вместе. И сейчас, небось, веселятся, да радуются, коли ещё не померли.