Павел Святенков:«Осколочные государства» как модель постколониального контроля

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

История текста[править]

Опубликовано в Агентстве политических новостей 8 июня 2004 года.

«ОСКОЛОЧНЫЕ ГОСУДАРСТВА» КАК МОДЕЛЬ ПОСТКОЛОНИАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ[править]

Проблема непризнанных государств — результат распада Советского Союза. Колониальные европейские империи испытывали сходные проблемы в процессе расставания со своими владениями.

Всегда находились силы, которые хотели сохранить подданство империи. А сама империя была заинтересована в контроле над наиболее экономически выгодными территориями. Поэтому колониальные империи часто разделяли свои бывшие колонии на две части: а) национальное государство, получавшее независимость, б) зависимое от империи государство, на территории которого находились важные стратегические объекты (нефтяные скважины, порты и т. п)..

Уместно вспомнить пример Ирака. Ирак был британской подмандатной территорией. Кувейт был британским протекторатом, в культурном и экономическом смысле — частью Ирака. Однако благодаря значительным запасам нефти и ключевому географическому положению Кувейта, англичане приняли решение сохранить свой контроль над этим государством. В итоге Кувейт получил независимость значительно позже Ирака и как государство был создан в интересах Англии.

Великобритания не хотела терять контроль над важным регионом, а кувейтская княжеская семья — власть и деньги. В результате они договорились, и территория Кувейта не досталась Ираку. Аналогичная ситуация сложилась с султанатом Бруней. Хотя в процессе деколонизации Малайзии он, очевидно, должен был войти в ее состав, англичане выхлопотали независимость для своей бывшей колонии.

Традиционные для распадающихся колониальных держав проблемы в случае с CCCР наложились на специфические советские. Что я имею в виду? При распаде колониальной империи метрополия всегда сохранялась. Люди, которые ориентировались на Британию, могли уехать в Англию, получить поддержку от имперских структур.

История распада Советского Союза гораздо печальнее. Непризнанные государства на территории бывшего CCCР ориентировались на Советский Союз и на советскую имперскую идентичность. Особенно хорошо это видно на примере Приднестровья. Где молдаване, русские и украинцы живут в условиях межнационального мира и совместно сопротивляются присоединению Приднестровья к Молдавии, а Молдавии к Румынии.

Однако Советский Союз распался, а Россия, основная его правопреемница, отказалась от советской идентичности. В результате непризнанные государства ориентируются на распавшуюся советскую идентичность. Непризнанные государства СНГ апеллируют к империи, которой нет.

Если Великобритания, опираясь на свой имперский авторитет, обеспечила ориентированным на себя государствам и народам сравнительно высокий статус в мировом сообществе, суверенитет и всеобщее признание, то Советский Союз не смог этого сделать для непризнанных государств, потому что к тому моменту уже не существовал. Это чрезвычайно важное обстоятельство определило всю дальнейшую историю непризнанных государств.

В классическом сценарии империя имела возможность торга с нарождающимися национальными государствами, имела возможность давления на национальные государства. К сожалению, в нашем случае, это было не так. Советские республики отделились от CCCР и не дали советскому руководству отстоять интересы людей, ориентированных на CCCР. В конце концов, от CCCР отделилась и сама Россия, что почти также смешно, как если бы от Великобритании отделилась Англия.

Расторжение «брака» между метрополией и новыми независимыми государствами не сопровождалось «дележом имущества».

Непризнанные государства не получили от нашей страны должной поддержки. Они являются осколками Советского Союза, а их население напоминает «французов Алжира» или еврейских колонистов на территории Палестины. Они ориентируются на «свое» государство, однако CCCР уже нет. Абхазия и Приднестровье вынуждены защищать те ценности, от которых отреклась сама Россия.

Россия не способна эффективно работать с непризнанными государствами в СНГ, поскольку таковые возникли и на ее территории. Речь идет о Чечне, а также Башкортостане, Татарстане, Калмыкии — государственных образованьях, близких по статусу к непризнанным государствам. Если бы Россия установила дипотношения хоть с одним непризнанным государством за пределами своей территории, это могло бы послужить поводом к дипломатическому признанию, например, Чечни.

Мы не можем вернуться к модели покровительства непризнанным государствам на базе имперской идентичности, прежде всего потому, что мы сами отказались от этой идентичности. Россия — правопреемник долгов Советского Союза, но не его славы. Что же делать?

В странах СНГ существует несколько непризнанных государств. Россия может помочь им добиться признания, но уже не со стороны международного сообщества, поскольку последнее никогда не признает их независимыми — момент упущен.

Россия не может покровительствовать непризнанным государствам, но она может покровительствовать их «непризнанным народам». То есть проводить в отношении Приднестровья и Абхазии ту же политику, которая могла бы проводиться в отношении русского населения Латвии.

Россия может содействовать вхождению непризнанных государств в состав нынешних государств СНГ, при условии сохранения за непризнанными государствами автономного статуса, гарантий этого статуса со стороны России (по модели Карского договора) и сохранения на их территориях российских военных баз. В итоге непризнанное государство становится частью признанной федерации и возвращает себе легитимность. Россия же при реализации данного сценария сохраняет оптимальный для себя уровень присутствия в соответствующем регионе.