Павел Святенков:Не в Империю — а в лоно Церкви

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

История текста[править]

Опубликовано в «Русском журнале» 6 августа 2001 года.


НЕ В ИМПЕРИЮ — А В ЛОНО ЦЕРКВИ[править]

«Украинский вопрос» в российской политике имеет сравнительно недолгую историю. Создание независимого Украинского государства не было воспринято всерьез ни политической элитой, ни гражданами двух стран. «Курица не птица — Украина не заграница» — говорили в народе, а руководители двух стран долго не могли договориться о разграничении сфер влияния. Украина противопоставляла себя России по большинству политических проблем.

Попытки Украины противодействовать России на постсоветском пространстве имеют глубокие корни, только на первый взгляд лежащие в сфере геополитики. Создание в рамках СНГ антироссийского блока ГУУАМ в свое время чуть не привело к развалу содружества. Хотя, конечно, существовали силы, которые подталкивали Украину к созданию подобных организаций (а Украина — естественный лидер этого объединения просто в силу подавляющего превосходства над остальными странами ГУУАМ по численности населения и территории). Однако для Украины участие в антироссийских блоках не могло быть приоритетом национальной политики в силу того, что у нее нет серьезных, системных противоречий с Россией и ее союзниками. В отличие от Украины, Азербайджан находится в постоянном конфликте с союзной нам Арменией, у Молдавии проблемы с Приднестровьем и находящимися там российскими войсками, Грузия противостоит России из-за проблем с Южной Осетией и Абхазией, Узбекистан был не доволен российским военным присутствием в Таджикистане и т. п.

Между тем, споры России и Украины по территориальному вопросу в данный момент затихли. Статус Крыма и Черноморского флота определен межправительственными соглашениями. Однако борьба за Украину, в сущности, только начинается.

«Украинский вопрос» четко связан с процессом становления украинской нации и, в частности, процессом ее самоидентификации. Истории Украины и России за редкими исключениями совпадают. Киев — «мать городов русских». Украинец Гоголь — великий русский писатель. Первоначально центром Русской православной церкви был Киев, и там же находился митрополичий престол. Его переезд по маршруту Киев-Владимир-Москва может с определенной точки зрения рассматриваться как вынужденная мера, своего рода «авиньонское пленение» русской православной церкви. Естественно, что на фоне общих государственных деятелей, таких как киевские князья, и общих деятелей культуры, таких как Гоголь и Булгаков (последний долгое время жил в Киеве), — собственно украинские политики и писатели «не смотрятся». Можно убедить людей, что Мазепа сражался за правое дело, но невозможно доказать, что он был фигурой, более значимой в историческом масштабе, чем Петр Первый. Можно сказать, что Гоголь «продался москалям» и потому нельзя считать его украинским писателем, однако нельзя утверждать, что на Украине найдется хоть один прозаик, превзошедший его по таланту.

Противостояние Москве и «москалям» показывает, что украинское руководство пыталось оформить национальное самосознание через механизм «негативной самоидентификации». Кто такой украинец? — Украинец — это не «москаль». Подобные тенденции были особенно сильны на «заре украинской государственности». Украина выступала против любых предложений России, даже тех, которые были ей объективно выгодны. Однако «энергетический заряд» подобной «негативной самоидентификации» не мог сохраняться долго. С течением времени Украина должна найти свое собственное определение, кто есть «украинец» и чем он отличается от «русского». В последнее время «негативная самоидентификация» стала давать сбои. Никто уже не обвиняет москалей в том, что они «едят наше сало». Кравчук покинул свой пост. Украина имеет множество связей с Россией. Самое время подумать о позитивном варианте национальной самоидентификации. И здесь особую роль может сыграть религия. Недаром Украину посетил Папа римский Иоанн Павел Второй. В зависимости от принятия той или иной религиозной системы из украинцев могут получиться совершенно разные нации. Вариантов положительной самоидентификации через религию может быть несколько:

Украинцы становятся католиками. Украинец = поляк.

Украинцы становятся греко-католиками. Украинец = поляк «православного обряда».

Украинцы принимают православие в версии Украинской автономной православной Церкви (не признается каноническими православными церквями). Украинец — антирусский и антикатолик одновременно (учитывая большую численность представителей данной церкви в Канаде — скорее протестант!)

Украинцы принимают православие в версии Украинской православной церкви Киевского Патриархата (неканоническая, откололась от РПЦ в начале 90-х). Украинец — антирусский и антикатолик одновременно (в данном варианте создается негативная самоидентификация через религиозный механизм).

Украинцы принимают православие в версии Украинской православной церкви Московского Патриархата (имеет автономию в соответствии с Уставом РПЦ и Патриаршим Томосом). Украинцы=малороссы, «автономные русские».

Украинцы принимают православие по версии канонической автокефальной Украинской православной церкви (которая может быть создана только с согласия Русской православной церкви). Украинцы=часть православного мира, братья по вере русским, противники католикам

Итак, существуют три пути самоидентификации через религию — принятие той или иной формы католичества, восстановление связи с Московской Патриархией и каноническим православием, противостояние им обоим одновременно (фактически, скрытый протестантизм, близкий к его англиканской версии). Или, если сформулировать еще жестче, — либо украинцы становятся католиками (и тогда крен в сторону Польши и католического мира), либо остаются православными (и тогда крен в сторону России). Кроме того, существуют два варианта идентификации через неканонические православные церкви — либо «украинство» вместе с УАПЦ, либо создание негативной самоидентификации на новом, «религиозном» витке (в случае победы УПЦ КП). Последнее, впрочем, маловероятно. Еще менее вероятно создание на Украине собственной канонической автокефальной церкви. Внешне ситуация кажется безвыходной.

Цели России в данной ситуации очевидны — предотвратить сценарий, при котором положительная самоидентификация Украины будет проведена на базе антироссийской политики. Кроме того, важно добиться, чтобы Украина осталась союзником России. Для этого нужно изменить статус Православия прежде всего в самой России, сделать его наднациональной интегрирующей силой в рамках СНГ. Легко заметить, что потенциально Русская православная церковь таковой и является. Ее каноническая территория — вся территория бывшего CCCР за исключением Грузии. В Грузии, кстати, недавно был заключен конкордат между церковью и государством, предоставивший грузинской церкви особый правовой статус. Почему бы не проделать то же самое и в России? Тогда РПЦ перестанет быть сугубо «москальской» организацией, появится своего рода «православный Ватикан», который сможет объединить верующих всего СНГ, не боясь обвинений в связи с каким-то отдельным государством. Национальный подъем на Украине и сохранение ее исторической связи с Россией напрямую зависят от статуса РПЦ. Если его повысить, Украина может быть интегрирована в единое православное пространство на территории СНГ без ущерба для своей национальной идентичности.