Павел Святенков:Рождение оппозиции из духа террора

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

История текста[править]

Опубликовано в Агентстве политических новостей 14 мая 2006 года.


РОЖДЕНИЕ ОППОЗИЦИИ ИЗ ДУХА ТЕРРОРА[править]

События в Беслане завершили пост-ельцинскую эру России.

Россия осталась прежней. Цели наших врагов изменились.

Увидев, что Россия Путина стала постепенно выбираться из бесконечного кризиса, противники России перешли от политики блокирования и ослабления нашей страны к политике прямого разрушения государства.

Все наблюдатели сходятся во мнении, что истинная цель последних терактов — свержение президента и разрушение Российской Федерации. В программной статье в лондонской «Таймс» сформулированы требования к России и Путину:

«Следует объединить усилия с новым правительством Грузии при президенте Саакашвили, прекратив нападки Москвы на близость последнего к Соединенным Штатам и вместо этого разработав общую стратегию безопасности, которая позволит избавиться от лагерей повстанцев по обе стороны Кавказского хребта. Россия должна признать и компенсировать прежние злоупотребления в сфере прав человека, выделить значительную долю доходов от нефти в распоряжение заслуживающих доверия чеченских представителей, с которыми ей следует достичь соглашения в ходе переговоров».

На первом этапе от России требуется всего-то уйти из Закавказья и передать Чечню под международный протекторат («заслуживающие доверия чеченские представители» — понятное дело, должны заслужить доверия «международного сообщества», а вовсе не России). И это только первый этап. Уход из Чечни автоматически означает уход из Кавказа. Далее — везде. Если методами террора от страны можно отколоть один кусок, то теми же методами можно отколоть и другой. Раскол под воздействием внешних сил становится реальностью.

Как же действия внешних сил сказываются на внутренней ситуации в России? Формально Путин не побежден. Он сохранил результаты своей политики в Чечне. Кризиса власти не произошло. Страна пока что сохранена. Однако в реальности произошел важный раскол. Раскол между Путиным и государством.

В предшествующий период Путин и государство были синонимами. Фигура президента настолько олицетворяла собой Россию и власть, что часть политтехнологов всерьез считала, что без него существование России находится под вопросом. 2008 год, год конституционной отставки Путина, виделся годом тотального политического кризиса. Теперь все это позади.

Захват школы в Беслане стал поводом для расщепления в общественном сознании понятий «государство» и «Путин». Пожалуй, это самый тяжелый удар по президенту, который только мог быть. Ибо подобная конструкция создает вероятность появления лидера, который будет в большей степени ассоциироваться с государством, чем нынешний президент. Иначе говоря, дает возможность появления оппозиции.

Оппозиция возникает в зазоре между Путиным и государством. Мы пока не знаем ее тактико-технических характеристик. Но если до терактов появление «Ельцина» в противовес ПутинуГорбачеву» было невозможным даже теоретически, то теперь ниша для него подготовлена самим ходом событий.

Власть слишком инертна и дезориентирована в эти дни. Она пытается заполнить зазор между собой и государством митингами и шествиями. Но все больше запутывается. Между тем ниша оппозиции складывается из требования более эффективного государства. Более эффективного в борьбе с террористами, менее либерального в политическом смысле.

Напомним, что похожая ситуация сложилась в России перед революцией 1917 года. Оппозиция Николаю Второму выступала под лозунгом более эффективного государства, что в тех условиях означало — более эффективно воюющее государство. Слова «Глупость или измена?», произнесенные с думской трибуны, предопределили судьбу режима.

Вырулить из сложившейся ситуации будет непросто. В обществе присутствует запрос на сильное государство. Просто серия отставок ничего не даст. Не забудем, что Николай Второй (как и Ельцин) в последние годы менял министров как перчатки. Ни к чему хорошему, кроме тотального кадрового кризиса, это не привело.

Чтобы ликвидировать последствия бесланского теракта в умах, президенту придется вернуть себе инициативу, выступить с четкой и внятной программой по усилению силовых структур и государства в целом. Научиться одерживать победы, в том числе и над внешним противником.

Нынешняя, постбеслановская Россия не может долгое время пребывать в ситуации равновесия. Либо мы сумеем одержать победу над врагом, посягнувшим на наш суверенитет, либо он одержит победу над нами. В последнем случае судьба российского государства и общества печальна.