Пилипка-сынок

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Пилипка-сынок


Автор:
Белорусская народная











Жили муж и жена. А детей у них не было. Горюет жена: некого поколыхать, некого утешить...

Пошёл однажды муж в лес, вырубил из ольхи полено, принёс домой и говорит жене:

— На, поколыхай.

Положила жена полено в колыбель и давай колыхать, песенки напевать.

— Люли-люли, сынок, с белыми плечами, с чёрными очами...

Колыхала день, колыхала второй, а на третий глядь — лежит в колыбели мальчик!

Обрадовались муж с женой, назвали сынка Пилипкой и стали за ним ухаживать.

Подрос Пилипка и говорит отцу:

— Сделай мне, тата, золотой челнок, серебряное вёслышко — хочу рыбу ловить.

Сделал ему отец золотой челнок, серебряное вёслышко и отправил на озеро рыбу ловить.

А сынок — уж если ловить, так ловить — день-деньской ловит и ночь ловит. Даже домой не идёт: уж больно хорошо рыба ловится! Мать ему сама и обед носила. Принесёт к озеру и кличет:

— Пилипка-сынок, выходи на бережок, съешь пирожок!

Подплывет Пилипка к берегу, выбросит из челна рыбу, а сам съест пирожок и опять на озеро.

Проведала старая ведьма Баба Яга — костяная нога, как мать кличет Пилипку, и порешила его со свету сжить.

Взяла она мешок и кочергу, подошла к озеру и начала кликать:

— Пилипка-сынок, выходи на бережок, съешь пирожок!

Пилипка подумал, что это мать, и подплыл. А Баба Яга подцепила кочергой челнок, вытащила на берег, схватила Пилипку и — в мешок.

— Ага, — говорит, — больше не будешь ты рыбку ловить!

Закинула мешок за плечи и понесла к себе, в чащу лесную.

Долго она несла, уморилась, села отдохнуть и уснула. А Пилипка тем временем выбрался из мешка, наложил в него тяжёлых камней и вернулся опять к озеру.

Проснулась Баба Яга, схватила мешок с камнями и, кряхтя, понесла домой.

Принесла и говорит своей дочке:

— Изжарь мне на обед этого рыбака.

Вытряхнула Баба Яга мешок на пол, а там одни только камни... Разозлилась она и как закричит на всю хату:

— Я тебе покажу, как меня обманывать! Побежала она опять на берег озера и давай звать Пилипку:

— Пилипка-сынок, выходи на бережок, съешь пирожок!

Услыхал это Пилипка:

— Нет, — говорит, — ты не моя мать, а ведьма Баба Яга: я тебя знаю! У моей мамы голос потоньше.

Как ни звала Баба Яга, а Пилипка её не послушался.

«Ладно, — подумала Баба Яга, — сделаю я себе голос потоньше».

Побежала она к кузнецу и говорит:

— Кузнец, кузнец, наточи мне язык, чтобы был потоньше.

— Ладно, — говорит кузнец, — наточу. Клади на наковальню.

Положила Баба Яга свой длинный язык на наковальню.

Взял кузнец молот и начал клепать язык. Выклепал так, что он совсем тонким сделался.

Побежала Баба Яга к озеру и кличет Пилипку тоненьким голоском:

— Пилипка-сынок, выходи на бережок, съешь пирожок!

Услыхал Пилипка и подумал, что это мать его кличет. Подплыл он к берегу, а Баба Яга цап его да в мешок!

— Теперь ты меня не обманешь! — радуется Баба Яга.

И, не отдыхая, принесла она его прямо домой. Вытряхнула из мешка и говорит дочке:

— Вот он, обманщик! Топи печь, изжарь его. Чтоб был к обеду готов.

Сказала, а сама куда-то ушла. Растопила дочка печь, принесла лопату и говорит Пилипке:

— Ложись на лопату, я тебя в печь посажу.

Лёг Пилипка и поднял ноги вверх.

— Не так! — кричит ведьмина дочка. — Этак я тебя в печь не всажу.

Пилипка свесил ноги вниз.

— Не так! — опять кричит ведьмина дочка.

— А как же? — спрашивает Пилипка. — Покажи сама.

— Глупый ты! — выругала его ведьмина дочка. — Вот как надо. Смотри.

Легла она сама на лопату, протянулась. А Пилипка за лопату да в печь! И заслонкой её прикрыл и покрепче ведьминой ступой прижал, чтоб не выскочила из горячей печи.

Только он выбежал из хаты, видит — идет Баба Яга.

Прыгнул Пилипка на высокий густой явор и спрятался в ветках.

Вошла баба Яга в хату, понюхала — жареным пахнет. Достала из печи жаркое, наелась мяса, кости на двор выбросила и начала на них покатываться, приговаривая:

— Поваляюсь, покатаюсь, Пилипкиного мясца наевшись, крови напившись.

А Пилипка в ответ ей с явора:

— Поваляйся, покатайся, дочкиного мясца наевшись, дочкиной крови напившись.

Услыхала это ведьма, так и почернела от злости.

Побежала к явору и давай его зубами подгрызать. Грызла-грызла, зубы поломала, а крепкий явор стоит, как стоял.

Побежала тогда Баба Яга к кузнецу:

— Кузнец, кузнец, выкуй мне стальной топор, а не то я твоих детей съем.

Испугался кузнец, выковал ей топор. Прибежала баба Яга к явору, стала его рубить.

А Пилипка говорит:

— Не в явор, а в камень!

А ведьма своё:

— Не в камень, а в явор!

А Пилипка своё:

— Не в явор, а в камень!

Тут топор как стукнется о камень — весь выщербился.

Взвыла от злости ведьма, схватила топор и побежала к кузнецу точить.

Видит Пилипка — начал явор покачиваться. Подрубила его ведьма. Надо спасаться, пока не поздно.

Летит стадо гусей. Пилипка к ним:

— Гуси, гуси, сбросьте мне по пёрышку! Я с вами к отцу-матери полечу, там вам заплачу. Гуси сбросили ему по перышку. Сделал Пилипка из этих перьев только полкрыла. Летит вторая стая гусей. Пилипка просит:

— Гуси, гуси, сбросьте мне по пёрышку! Я с вами к отцу-матери полечу, там вам заплачу...

И вторая стая сбросила ему по перышку.

Потом прилетела третья и четвёртая. И все гуси сбросили Пилипке по пёрышку.

Сделал себе Пилипка крылья и полетел вслед за гусями.

Прибежала ведьма от кузнеца, рубит явор, так щепки и летят.

Рубила, рубила, а явор — бух! — упал на ведьму и задушил её.

А Пилипка прилетел с гусями домой. Обрадовались отец с матерью, что Пилипка вернулся, усадили его за стол и начали потчевать, а гусям дали овса. Вот и сказка вся.