Погребной-Александров:Не путевые, но всёже — заметки

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Не путевые, но всёже — заметки

эссе


Автор:
Алексей Погребной-Александров



Содержание





← назад  • вперёд →  >



О тексте:
...о Мире, вне осознания без внимательности к окружающей действительности и тайнам природы на планете Земля — из то, что рядом с нами. Эссе написано в 2010 г. и опубликовано на страничках виртуального пространства Иртернет.


Не путевые, но всёже — заметки
…о Мире, вне осознания без внимательности к окружающей действительности и тайнам природы на планете Земля — из то, что рядом с нами.


«А кто вам сказал, что наличие посмертной энергетической субстанции „ни аналитически, ни практически не потверждено“? Вы специалист в данном вопросе?! Или вы делали проверку? Или вам так кто-то сказал? Или вы прочли это в той же жёлтой прессе, или научной литературе? Продемонстрируйте достоверность исследований опровергающих данный вопрос и подтверждающих ваше мнение. Мне известен человек (а также, и не один учёный), который проводил такие эксперименты, но не желает доводить конечный результат до общественности. Во-первых: одни люди слишком злы и жестоки, а другие слишком сердобольны и добры — говорит он, и им продемонстрировать данные, всё одно, что взорвать атомную бомбу. Во-вторых: многие сразу сорвуться и побегут повторять эти эксперименты, убивая то что есть, для доказательств (а соответственно убивая себя и животных, как вид); они, в панике начнут искать способы борьбы с „нечистой силой“. В-третьих: безмозглые фанатики от религии воспользуются всеми этими исследованиями в своих корыстных целях. Есть ещё и в-четвёртых, и в-пятых, и даже в-десятых причины необходжимости отсутствия публикаций по данному вопросу. И здесь совершенно не при чём „академичность“ или „неакадимичность“, и совершенно ни к какому боку припёку „вера в богов“, как в высшую силу мироздания».[1]


      Мистика… иллюзии… мечты и реальность… Что нас окружает и что есть мы на самом деле? Слышали ли вы, как плачет ветер? Но, возможно… это вовсе не ветер, а души покинутых и захороненных глубоко под землёй тел — оплакивающие потерянное и бьющиеся в окна и двери, в надежде вновь обрести потерю: тёплое тело, ласкаемое солнечными лучами и нежными руками любимых. Души, не привыкшие к одиночеству или безграничной лёгкости и свободе. Души людей и животных, а может быть и растений — о чём мы совершенно не знаем точно, и — хотя некоторые представители от науки утверждают, что никакой души нет — они врут не только окружению, но и себе, так как сами не проверив и не познав — по причине отсутствия не просто желания (они, конечно же, желали бы узреть тайное хотя бы краем глаза и прикоснуться к нему мизинцем): страшатся… опорочить свою честь и звание перед коллегами, и, верят — в слово писанное и сказанное раскрученными именами.
 
      Так кончается наука и начинается вера: вера в идеалы, имена, звания, эфемерную академичность… — во всё, что было кем-то когда-то написано или сказано из их круга (пусть даже отдалённого во времени и пространстве). Так и привыкли оправдывать и оправдываться космосом и атомами, которых не видели многие из нас, но которые есть и коих кто-то открыл и описал, доказывая свои наблюдения личными записями и зарисовками, а с развитием техники — фотографиями или видеоизображением. И были такие, кто шёл в противовес устоявшемуся и привычному «научному» мнению: доказывал свою правоту под страхом наказания и смерти, а некто и пострадал за знания — не признаваемые и забытые на многие года, и даже — столетия.
 
      Природа плачет, погода шепчет…
 
      Познавая жизнь вокруг нас, мы постигаем самих себя, сравнивая с окружением в пространстве. Однако, задавались ли вы каким-либо вопросом о себе, смотря в «глаза» природы? Пытались ли вы сравнить множественные ситуации жизни, делая выводы из происшедшего, или сваливали всё на случай и забывали о прошлом, как о кошмарном сне?
 
      Суматоха, рутина, жизненные радости и неурядицы, повседневное стремление заработать копейку на прожитье и заботу о будущем себя и своих близких. Так пролетают дни за днями — проходят года. Зачастую помогает в этом и информационный ящик развлечений и чужих судеб: мы стремимся в завтра — надеясь увидеть очередную серию увлекательной «мыльной оперы», забываем обо всём и думаем только о моменте расслабления у телевизора. А потом? — в конце. В старости осознаём, что жизненная стихия завершилась ничем. Нет; конечно — кто-то нарожал детей, построил дом и насажал сады фруктовых деревьев, но… любимые «птенцы» разлетелись, дома опустели и пришли в запустение вместе с селениями, а деревья одичали и разрослись в беспорядке запущенного места, перестав плодоносить. Всё было, и… вроде бы пролетело так быстро и незаметно, что — кажется… Нет, не кажется — есть на самом деле: стремясь в завтра — упускали вчера и сегодня, а дни казались длинными в бесконечности и долгими во времени; год — целая вечность.
 
      А кто-то ждал, жил скоромно и в молитвах: ждал и надеялся встретиться или увидеться вновь — вернуться самому или вернуть другого; изменить и измениться, но оставаясь лишь в желаниях без стремлений и дел. Они совершенно не страдали и не тратили нервы, воспитывая взрослеющих малышей или выслушивая капризы недовольных жизнью напарников; не заботились о сущем и завтрашнем: «— как Бог пошлёт и что даст». Для таких, время останавливалось в пространстве подсознания и года казались неделями — с напоминанием о каждой подробности существования; они не менялись даже внешне.
 
      Изменив привычное, — меняемся сами: одни стареют и умирают — другие… на какое-то время замирают в развитии, а третьи — процветают и познают новое.
 
      Странное чувство: постоянно думая о дне завтрашнем, мы ускоряем процесс истечения времени — думая о прошлом и надеясь на возвращение, останавливаем или затормаживаем его. Это подобно пружине или длинному резиновому шпагату, которые — в конечном итоге, пружинят или рвутся. Наступает переломный момент (и не без помощи со стороны), когда приходит осознание времени и места, и, ситуации меняются, зачастую — в прогрессии и нарастании. Да… время есть величина не постоянная: величина внутренняя — человеческая или субъективная — относительная, и… — внешняя; величина времени и пространства вместе взятых, а возможно — не только пересекаемых, но и самостоятельно единых в обеих ипостасях.
 
      Есть мир внутри нас — и это не тот мир, о котором говорят психологи, а есть всем известный и привычный — внешний. Это как надутый воздушный шар, ограниченный пространством: внутри совершенно другая жизненная среда; социум бактерий живёт своей обыденной жизнью (как и мы — люди) не подозревая, что за стенками ограниченного пространства существует другое «мировое сообщество» с такие же, как они, и не только «по образу и подобию» — с более разнообразным многообразием. Выверните «пространство» наизнанку и Мир жизни поменяется местами, оставаясь при этом неизменным по составу, но изменится по величине и объёму. При этом, всё имеет границы во множестве изменчивых состояний: даже пространство, под условным именованием — Космос.
 
 
      °°° 
      Во дворе сильный ветер и льёт нескончаемый дождь. Постоянные удары порывов ветра в окно и дом содрогается от сильных его дуновений. По улицам раскидало мусорные баки и с крыш срывало покрытие из рубероида. Пронзительный и неприятный холод врывался в дом через вытяжные и вентиляционные трубы. Приходилось включать отопление. Электрические провода отрывало от высоковольтных столбов и некоторые кварталы, и даже целые районы города оставались без света. Ливень шёл уже сутки, не переставая ни на минуту, и подвалы некоторых домов заполнялись ливневыми водами.
 
      Сильные ветры и сезонные дожди не редкость в Нью-Йорке. Жители привыкли и зачастую готовы к подобным стихиям. Редкость — снега, которые выпадают за ночь до полутора метров высотой и создают на некоторое время проблемы с движением. И бывает-то это пару тройку раз за зиму. Сейсмические предупреждения подобного характера демонстрируются в ежедневных сообщениях о погоде за неделю и могут вызывать ажиотаж в магазинах, при которых с полок сметается почти всё — вплоть до соли. В это время затрудняется снабжение, да и добраться до ближайшего магазина бывает проблематично из-за засыпанных сугробами дорог и тротуаров. Постоянно курсирующие машины санитарной компании города в течении суток очищают шоссе от снежных завалов, посыпая покрытие песком со специальной солю, хотя — через пару дней снег прекрасно сходит сам, при смене снегопада ясной тёплой погодой и возможным последующим дождём.
 
      В комнате было по-утреннему прохладно. Ал удобно разместился в кресле. Закутав ещё горячее и обнажённое после сна молодое тело в плед, пристроил на коленях «лаптоп» и принялся копаться в безграничном пространстве виртуального мира, ища новых встреч и знакомств. Странно, — подумалось ему. Лаптоп… Лапданс… В мыслях молодого человека всплыли образы, связанные со словами английского языка, но чем-то очень знакомыми и так похожими на русскую речь. «Лап» — лапать. «Топ» — топать. «Данс» — танцевать. Ему вспомнились клубные шалости, при которых — за ваши денежки — в тёмной комнате или в отдельной кабинке, у вас на коленках станцует прекрасная девушка или парень (кому что по нраву и по душе), нежно прикасаясь руками, прижимаясь и потираясь своим телом о ваши гениталии под застёгнутой ширинкой в штанах — «лапая» ваше, не на шутку возбуждённые части где ни попадя (особенно в эрогенных зонах разгорячённого прикосновениями тела — промежности, паха, груди, ягодиц, вздымаемого от нетерпения и готового вырваться из заточения, в ограниченном — сковывающем движение пространстве, детородного органа). Да уж… — как всё запущено, — произнёс Ал, делая вывод.
 
      Неожиданно раздался сильный хлопок чердачной двери в потолке третьего этажа, и такой же внизу — в гараже. Как будто кто-то с силой захлопнул дверь сверку и рванул — запертую в гараж. По комнатам скользнул холодный ветер. Странно… неужели так слышно за стеной? — подумалось парню. Возможно — соседские пацаны гарцуют: опять чего-то не поделили и в драке ударили по стенной перегородке между домами. Хотя эти перегородки и имели предусмотренные стандартами звукоизоляционные материалы, да и расстояние было не маленьким, всё же, иногда можно услышать глухие шумы и ругань чего-то не поделившей молодёжи соседского дома, и лай — «разнимающей их» собаки. Не тут-то было…
 
      На первом этаже раздался грохот падающих баков, а затем послышался шорох и странные звуки. Возня усилилась. Раздался тихий плач и хныканье. Разговоров или отдельных слов не было. По звукам — было похоже на голос молодой девушки. Ал насторожился; нехотя поднялся с кресла и, накинув роскошный шёлковый халат, направился к лестничной площадке ведущей вниз. Звуки стихли — всё успокоилось, как будто ничего не происходило вовсе. Парень осторожно спустился вниз, стараясь не спугнуть непрошеных гостей и не привлекая к себе внимания шумом. Вход из комнаты в гараж был открыт — дверь нараспашку, даже учитывая то, что она всегда была закрыта и зафиксирована пружинящим язычком замка. Ни в гараже, ни на этаже — никого. Пол гаража оказался залитым водой и разбросанными повсюду сухими листьями с улицы, будто кто-то открывал гаражные ворота. Со двора раздался стон и хныканье. Затем — плачь… В ворота с грохотом и силой кто-то постучал, и тяжёлые створки начали вибрировать как будто на них падали снаружи или пытались облокотиться. Ал вздрогнул от неожиданности. Дверь не была замкнута, и, при желании её можно было открыть, поднимая вверх по полозьям. Сами ворота, без усилий со стороны человека, никогда не открывались. Всхлипывающий плачущий звук продолжался. Ал проверил створки и полозья. Ничего неестественного не обнаружил. Заглянул в окно — во двор. Никого. Толкнул дверь гаража и почувствовал сопротивление снаружи. Толкнул сильнее. Дверь вновь завибрировала и начала подниматься. Не раздумывая, от неожиданности и охватившего ужаса, Ал наступил на один из выступов двери, опёрся за верх и, не дав двери открыться, рывком опустил створки вниз. Чувствовалось сопротивление снаружи и сила, поднимающая ворота вновь. Ал зафиксировал защёлку замка, заблокировав движение. Звук и усилия прекратились. Ни на улице, ни во дворе и за воротами гаража совершенно никого небыло.
 
      Полтергейст…
 
      Не раз, живущий в новом доме у старого кладбища, которое находилось в расстоянии двух улиц, парень наблюдал необычные и странные явления. На цокольном этаже — у гаража, сама по себе начинала играть музыкальная табакерка, по нескольку раз заканчивая когда-то начатую мелодию без дополнительного повторного взвода пружины. Изредка отбивали время сломанные и стоящие для красоты в углу той же нижней комнаты старинные «дедовские» напольные часы. То и дело в доме раздавались странные звуки или включались электронные приборы и отключенная от питания сигнализация. За стенами ванной комнаты раздавался стук, когда туда кто-то заходил ночью. Неожиданно появлялись и исчезали энергетические шары разных размеров — от 5 до 20-25 см в диаметре, тёмного и светлого оттенка из теней и света. Забредшая из вскрытого старого склепа сущность. До одной недели, в углу спальни наблюдалось человекоподобная фигура еле заметного прозрачно-белёсого оттенка и высотой около метра или чуть выше. Над косяками и в тёмных углах переходов в комнаты виднелись фантомные конструкции в виде перекладин и косяков, но они были «живыми» и медленно передвигались, особенно если за ними наблюдали или пытались сфотографировать и снять на видеокамеру, «сущности» старались скрытся в тень или в более тёмное место. «Холодный воздух» в тёплой комнате касался тела и осаждался на нём, как будто пытался согреться на поверхности живого организма… Да, всё можно объяснить, но только тогда, когда знаешь на сто процентов предмет спора и исследований — что мог проверить не столь лишь в наблюдениях натуралиста, сколько в экспериментах естествоиспытателя и в анализах реального учёного жизнью и специалиста своего дела.
 
      Но всё это — повествования другого, возможно уже научного, рассказа.

Примечание[править]

  1. Фрагмент из раздела обсуждений к статье «Телепортация»