Пугало (чешская сказка)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Пугало (чешская сказка)


Автор:
Чешская народная








Язык оригинала:
Чешский язык



Жил в одном селе богатый крестьянин Гроуда. У него был батрак Матей. Вот как-то вечером Гроуда велел Матею поставить на огороде пугало, чтобы воры за капустой не лазили.

Пошёл Матей, поставил чучело. В это время пришла на огород соседка, дочь бедняка Каченка, наломать капустной ботвы. Разговорились они и мигом снюхались. Молодая кровь — ничего удивительного нет. Девушка всё хи-хи да ха-ха, а Матей так весь и загорелся. О чём они говорили, кто их знает, только с той поры приударил Матей за Ка-ченкой.

Узнал об этом её отец, взбеленился, грозит дочери: — Если только увижу тебя с этим парнем, изобью и из дому выгоню.

Но девушка и слушать не хочет, всё встречается с Матеем.

Узнали об этом и соседские парни. А как же, перестала Каченка на вечорки ходить, —значит, завела себе дружка! Подстерегли они Матея и напали на него: «Мы тебе, дескать, покажем, как за нашей девкой бегать!» Матей поймал одного из них и намял ему бока как следует.

А этот парень возьми да и подговори приятелей. Решили они отомстить Матего. Вот полез он через забор к Ка-ченке, а они сцапали его — и пошла работа. Всыпали Матею по первое число, синяков ему сколько наставили! Пото́м обвязали его соломой, нахлобучили на голову горшок, в рукава продели сажень, какой землю меряют, а лицо вымазали колесной мазью.

— Теперь ступай, — мол, — мальчик, на все четыре стороны.

Что делать? В таком виде никуда не сунешься. Пошёл он на хозяйский огород, сбросил пугало наземь и стал на его место.

Стои́т он час, стои́т другой, вдруг видит — идут на огород двое цыган и несут целый мешок добычи: гусей, уток, кур. Повесили их на сажень, что из рукавов Матея торчала, и взялись за капусту. Мигом срезали два кочана.

— А где взять котелок?

— Сними с чучела горшок, вот и будет у тебя в чём варить.

Сняли они горшок, нахлобучили на Матея шляпу со старого пугала и стали сговариваться, как бы им пана барона и лесничего укокошить. У них, мол, полны сундуки денег и образов несвяченых.

— Да ведь, слышь-ка, Дьюр, у них винтовки!

— Э, наплевать на винтовки! Мы сгребем денежки и дадим ходу!

А Матей всё это на ус наматывает. «Эх, думает, окаянные! Как же мне тем-то сообщить, чтоб были начеку?» А сам замер, стои́т, не шевельнётся. Вот цыгане ушли. Пото́м приходит Каченка, давай капустные листья обрывать. Увидала, что две головки срезаны.

— Эй ты, чучело, что плохо караулишь? Гляди-ка, у тебя капусту воруют.

Но Матей и не пикнул.

А тут, откуда ни возьмись, сам хозяин шагает, огород проверять. Как увидал Качу, забыл про капусту и — к ней.

Протянул свои лапы и давай её щипать. Матей не смог сдержаться, как засмеется. Девушка вырвалась — и ходу, так и чешет оттуда. Гроуда—за ней:

— Куда ты, Каченка, не убегай! Ведь это пугало, оно

никому про нас не расскажет. Чеготы удираешь?

Но девушки уж и след простыл. Ничего не поделаешь, повернулся хозяин и пошёл восвояси.

Вечер был хороший. Барон и лесничий вышли погулять. Идут мимо огорода, вдруг слышат — кто-то кричит:

— Ваша милость!

— Вы что-то сказали, пан лесничий?

— Я — ничего. Это кто-то другой. Прошли ещё шага два, Матей — опять:

— Ваша милость!

— Что такое?

— Я — ничего, это кто-то другой.

Только собрались идти дальше, слышат опять:

— Ваша милость!

— Да кто же это зовёт? Это ты, пугало?

— Ну да.

Подошли к нему. Матей и рассказал им, что цыгане замышляют.

— Иди с нами!

— Разве вы не видите, как меня обрядили? Куда же это я пойду срамиться?

— Кто же тебя так разукрасил?

— Полюбилась мне девушка, да отец не хочет её за меня выдать. А парни, нахалы чертовы, вот что со мной сделали.

Барон говорит:

— Ну, если ты правду сказал про цыган, получишь от меня вознаграждение. И не придётся тебе просить согласия её отца: в церкви вам сделают сразу все три оглашения.

Пошли они к лесу. У опушки костёр горит. Видят: следом за ними шагает Гроуда. Слегу срубить вышел. Они позвали его:

— Иди-ка, — мол, — с нами, нас больше будет.

А Гроуда испугался. «Я, дескать, поиграл малость с девкой, не рассказывайте никому».

— Ну, до этого нам де́ла нет. А ты иди с нами, чтоб нас было трое.

— Ну, тогда пойду хоть в пекло.

Срубил он себе хорошую дубинку. Подкрались они незаметно к цыганам:

— Вы что, ребята, задумали? Цыганы отпираются:

— У нас этого и в мыслях не было!

— Тогда пошли с нами к пугалу! Приходят на огород. Барон спрашивает у Матея:

— Это правда?

— Правда!

Как выговорило пугало это слово, цыгане упали перед ним на колени:

— Чудо, чудо! — кричат и стали просить прощения.

— Нет, нет, так легко вы не отделаетесь! идём в полицию. Что вам суд присудит, то и получите.

И в первое же воскресенье в церкви трижды огласили Матея и Качену. Фанфары протрубили им весёлый туш. Качин отец только дивился — никто ему ничего не говорил, и вдруг такая спешка! С чего это? Видно, этот Матей богатый!

И правда! Граф дал ему хутор с засеянным полем и назначил приказчиком. Стал Матей большим барином. Ребята думали осрамить его, а он сделался первым человеком в округе после графа!