РУС:«Держи фашиста!». А кто кричит?

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Не думали, братья, мы с вами вчера,
кого от фашизма спасали...

Е. Нефедов

В шестидесятую годовщину освобождения Освенцима советскими войсками с экрана Российского телевидения в адрес тех немногих еще оставшихся в живых участников этого освобождения было брошено, что они - такие же фашисты. Конечно, «мастера слова» сказали это потайными словами. Чтоб и за руку их вроде бы не схватить, а в подсознание слушателей соответствующую мысль внушить. Репортер «Вестей» 27 января 2005 года (выпуск 20-00) в завершение рассказа о мероприятии добавил: «В обществе, где люди живут ради государства, а не наоборот, только такое и возможно». Подтекст ясен. Ведь тот же канал постоянно вдалбливает нам, что Советская Родина и тоталитарное государство было, мол, одно и то же. Советские солдаты шли освобождать, в том числе и Освенцим, со словами «За Родину!».

Дескать, в буквальном смысле слова жили и умирали «ради государства». Значит, такие же фашисты, как и те, кто создавал Освенцим.

Открыто такие взгляды, доведенные до логического конца, проводят в жизнь недобитые идейные родственники этого репортера в Прибалтике, воздавая почести эсэсовцам и их приспешникам и издеваясь над советскими ветеранами. Мол, советские солдаты - это негодяи, а те, кто создавал Освенцим - защитники цивилизации.

14. Эти подлецы умышленно не замечают, что государство - только инструмент, а вирус фашизма, который пользуется этим инструментом, находится в другом месте. На том же 60-летии освобождения Освенцима одна из бывших узниц вспоминала, как они, видя дымящиеся печи, и пока не зная, что это такое, говорили возмущенно: «Каждый день пекут хлеб, а нам не дают». Это было трагическое заблуждение. А наши узники демократического мышления преднамеренно делают вид, что печь для выпечки хлеба и печь для сжигания людей - одно и то же. И виноваты, мол, печи.

Если участников освобождения Освенцима, если ветеранов Красной Армии демократы записывают в фашисты, то естественно, что на сторонников российского Народного абсолютизма и верующих в Российского Бога МЫ они и подавно будут клеить ярлык фашизма. Конечно, после того, как мы дадим ясное и однозначное определение фашизма и укажем, где находится его вирус, такой лжи не на что будет опереться. Но беда в том, что демократам не нужна опора. Как сказал с восхищением один из них Г.П. Федотов о Бердяеве: «он не унижается до доказательств». Тот же Г.П. Федотов философствует о принципах «и восточного (советского) и западного фашизма», об отношении «к фашизму в его русской или западной форме». Ставя на одну доску Советскую Россию и фашизм, он, конечно же, тоже не унижается до доказательств. Не унижаясь до собственных доказательств, демократическая «элита» тем более не способна возвысится до восприятия чужих доказательств. Так стоит ли метать бисер перед свиньями? Зачем, скажем, такая глубокая работа как «Советское и фашистское государства» (С. Кара-Мурза, «Советская цивилизация», кн.1, М.,2001, стр. 445-476), в которой научно аргументировано и исторически обосновано показано, что фашизм вырос из идеи конкуренции? Конечно, для закоренелой демократической «элиты» доказательства не нужны - не те у них мозги. Но ведь есть и огромная масса просто угоревших от демократии - для них-то глоток свежего воздуха не помешает.

15. Не буду употреблять выражение «честный демократ» - когда я однажды так сказал, товарищи долго смеялись надо мной. Так вот, спорил я как-то о «русском фашизме» с одним демократом, считающим, что он поступает честно. Разобрали мы с ним, что было бы, не будь «сталинских репрессий народов», выразившихся, например, в переселении немцев Поволжья и Крымских татар подальше от наступающих фашистов. Предсказать однозначно, как поведет себя каждый отдельный Поволжский немец, было невозможно. И в этом смысле, конечно, были и невинно переселенные. Но предсказать, на чьей стороне воевало бы их большинство - против немецкого вермахта или на его стороне, окажись они на линии фронта - можно было. Хотя бы на основе исторических аналогий. И не составляет труда предсказать дальше, что было бы, не будь этих «репрессий». Не только, чего бы это стоило всему советскому народу, но и что осталось бы тогда от Поволжских немцев и Крымских татар. С беспочвенностью обвинений Советской власти в геноциде демократ вынужден был согласиться. Но не сдавался. «Пусть Советская власть не виновата - но русские всегда с презрением относились к другим народам». - «Приведи пример?» - «Так это же очевидно. Всех нерусских они всегда презрительно называли инородцами». - «Но ведь эти люди действительно принадлежат к иным народам!

Слово «инородец» указывает на этот факт - и не больше - что же в этом презрительного?» - «Я об этом как-то не подумал». Так вот действует на многих этот демократический угар.

Поэтому предварим решающий краткий итог разбором главных одурманивающих завалов вокруг понятия «фашизм». Откуда они?

Во-первых, зададимся вопросом: почему уже три четверти века нет ясного ответа, что такое фашизм? Уж не потому ли, что вор кричит «Держи вора!»? Ведь этот метод был на вооружении фашизма с самого начала, и весьма вероятно, что он сохранился и в его остатках.

16. Исторические примеры. Канарис Фридрих Вильгельм, с 1935 г. начальник управления разведки и контрразведки («абвера») фашистской Германии. Но кое-что делал и до этого. После Ноябрьской революции 1918 г. в Германии - адъютант военного министра, участвовал в организации убийства К. Либкнехта и Р. Люксембург, а затем возглавлял следствие по этому делу.

Аналогично этому - поджог Рейхстага фашистами и «расследование» ими же этого поджога. Этот ряд примеров можно продолжить.

Не потому ли не проясняется понятие «фашизм», что этим «прояснением» заняты сами фашисты, а на «встрявших» посторонних сразу же навешивается ярлык фашизма? В крайнем случае, фундаментальные работы просто замалчиваются, делается вид, что их нет, как это имеет место с упомянутой выше работой «Советское и фашистское государства».

Во-вторых, на пути к определению фашизма некоторыми силами упорно навязываются расистские методы Ломброзо (напомним, этот «ученый» пытался разработать методы выявления преступников по их внешним антропологическим признакам). Но утверждать, что данная собака бешенная потому, что она коричневая, трехмастная или звездно-полосатая - значит, следовать Ломброзо. Нужно выявить вирус или хотя бы признаки, достаточно надежно связанные с наличием вируса фашизма.

17. Силы, осуществляющие принцип «разделяй и властвуй», используют пугало фашизма для того, чтобы дискредитировать любое объединение, мало-мальски пытающееся противостоять им. Ах, вы объединяетесь? А ведь фашисты тоже объединялись. Вы говорите о единстве народа, о защите его интересов? Гитлер тоже стремился к единству нации. А посему, если не хотите, чтобы мы смешали вас с Гитлером, не смейте объединяться против нашей мафии.

Таблица умножения использовалась фашистами. И поэтому, если ты неугоден фашистам, то тебя запишут в фашисты на том основании, что ты пользуешься таблицей умножения. Подобно тому, как Ломброзо пытался определить убийцу по внешним расовым признакам. Между тем разница между убийцей и нормальным человеком скрыта где-то в глубинных общественных установках. Даже по сравнению с вирусами бешенства они совершенно невесомы и почти неразличимы. Скажем еще более наглядно. Вот имеются две совершенно одинаковые ракеты, с одинаковым зарядом, одинаковой программой. Единственное различие, что в программе одной указаны координаты вражеских войск, а в другой - наших. Первая ракета предназначена для нашей защиты, мы должны ее заботливо хранить, а вторая - вражеская, предназначенная для агрессии, мы ее должны по возможности обезвредить.

В-третьих, сокрытию понятия «фашизм» способствует то, что его постоянно замазывают национальной краской. Мол, фашизм состоял в том, что Гитлер пытался решить еврейский вопрос. Но он пытался решить не только еврейский вопрос, но и славянский, в том числе и польский, русский, белорусский и т.д. Не менее рьяно решал он и немецкий вопрос по отношению к немецким коммунистам. И, скорее всего, это следствие, а не причина фашизма.

Из поляков и белорусов от фашизма погиб каждый четвертый - больше, чем евреев. Но говорить об этом считается не только неприличным, но почти преступным. Даже Леху Валенсе, который всегда усиленно лизал Запад, было отменено приглашение на 50-летие со дня окончания Второй мировой войны из-за его «антисемитизма». Ведь он упомянул о страданиях поляков наравне с евреями. А поляки, мол, не такие жертвы фашизма. Так что по представлениям сегодняшних «нефашистов» получается, что есть «унтерменши» (низшие люди) - это по-прежнему поляки, белорусы, конечно же, русские и т.д., и есть «высшая раса».

Ошибка фашистов, дескать, состоит в том, что они провозгласили высшей расой немцев, а не их, сегодняшних «нефашистов».

Такая вот получается диалектика. А где же правозащитники? Куда они подевались? Да стоять в очереди за гонорарами от Запада за разоблачение антисемитизма в России. Введен в оборот и муссируется термин сионизм - и все для того, чтобы скрыть наличие фашистов среди самих евреев. И точно в соответствии с этими установками решение российского вопроса Америкой, а также решение ею сербского, иракского и т.д. вопросов или арабского вопроса Израилем, мол, никакого отношения к фашизму не имеет.

В четвертых, отчасти от страха получить ярлык «фашиста», отчасти от того, что злодеяния фашизма трудно укладываются не только в человеческое понимание, но и в человеческое воображение, возникает стремление воспринимать фашизм как некую случайность, нелепый зигзаг истории. Но имея уже определение фашизма, я думаю, что это не зигзаг истории, а зигзаг авторов, которые делают неточный шаг, стремясь обойти этот кошмар наяву.

Жутко, но чтобы уяснить, что такое фашизм, надо откопать корни тех закономерностей, которые ведут к нему.

И, наконец, чтобы точнее был наш теоретический взгляд на понятие фашизма, освежим его несколькими жизненными событиями того времени.18-25)

18.Помню свою первую встречу с Западной цивилизацией. Мне шел четвертый год, когда немецко-фашистские оккупанты вошли в наше село. Наш огород находился у перекрестка улиц, и я увидел, как машины, срезая угол, едут прямо по колосящейся ржи. Хотя я был совсем малыш, но уже воспринял, что хлеб - это людской труд, и ни человек, ни скотина не должны его топтать. Я побежал к тому человеку, который в тогдашнем моем возрасте казался всесильным -к маме: «Мама, скажи им, чтобы по ржи не ездили!». Мама посмотрела с отчаянной тоской и тихо заплакала.

19. А вот пример поведения представителей созидательной цивилизации. Отец участвовал во многих войнах, в том числе, и в кампании по присоединению к СССР Западной Украины. Рассказывал такой случай. Боем взяли село и остановились в нем. Подошел местный житель и заговорил по-украински с польским акцентом: «Вот теперь я сам вижу, что к нам пришли не оккупанты, а освободители». Зная, что в массе своей отношение поляков к Советской Армии негативное, и ожидая подвоха, отец недоверчиво спросил: «И как же ты видишь, что мы - освободители?» А тот говорит: «Своими глазами увидел. Бежит солдат, по нему стреляют, а он оббегает по дорожкам, чтобы не потоптать грядки. Значит, этот солдат - такой же труженик, как и я, а не оккупант». Это вроде бы единичные примеры. И в пику им можно привести противоположные случаи.

20. За время войн отец служил и в пехоте, и в артиллерии, и связистом, и в кавалерии. Во время боев в Венгрии у них в кавалерийском полку был один отчаянный и беспощадный наездник.

На постой он выбирал богатый многоэтажный особняк, прямо на коне въезжал по лестнице на 3-4 этаж и ставил коня в самой роскошной комнате. Дорогой хрусталь-фарфор крушил безжалостно, дорогие одежды разрывал и бросал на подстилку коню. Хозяйка-венгерка не мешала ему, не ревела, только смотрела со звериной ненавистью. Отец уговаривал его: «Зачем уничтожать добро? Зачем восстанавливать против себя гражданских?». А тот отвечал: «Пусть и они знают, что такое война. Они её начали».

Возражать было трудно: у бойца фашисты сожгли родную деревню, убили ее жителей, в том числе его жену и малолетних детей.

21. Пришлось отцу побывать и в фашистском плену. В обнесенном колючей проволокой участке поля содержались многие тысячи военнопленных. Измывались фашисты как могли. Баланду выдавали только раз в день в одном углу. Голодающие люди озверело рвались в этот угол, расталкивая и давя друг друга. А фашисты любовались зрелищем, хохоча над «руссише швайн» (русскими свиньями). Потом один или два из них брали бичи и начинали колотить по головам тех, кто приблизился к баланде. Это бывало во время «обеда». А в остальное светлое время лагерь охранялся одним патрульным Недалеко от лагеря с одной стороны было расположение немецкой части, а с другой стороны, метрах в ста - какие-то кустики, возможно, ручеек. В эту сторону пленные под колючей проволокой проделали лаз и смельчаки пытались добежать до кустиков, пока часовой уходил в другую сторону. Никому это не удавалось - часовой поворачивался раньше, чем беглецы успевали укрыться в кустах, и немец их беспощадно расстреливал.

Но вот один раз часовой обернулся, увидел беглецов... и пошел, не оглядываясь, дальше. Когда он пошел обратно, беглецы уже растворились в кустах. Проходя через какое-то время мимо лаза, караульный слегка махнул рукой, показал два пальца - «цвай» и пошел, не оглядываясь. Двое пленных сразу же нырнули в лаз и благополучно добежали до кустов. В течение дня он допустил несколько побегов, показывая цифру то один, то два, то три.

Если вдруг поблизости неожиданно появлялись другие немцы, он поднимал крик, стрелял вроде по беглецам, но не прицельно, и те возвращались обратно за колючую проволоку. Так повторялось каждый третий день, когда дежурил этот немец. Так что фашизм очень в разной степени был присущ представителям немецкого народа, вплоть до антифашизма. (Отцу удалось бежать позже, при перегонке пленных на новое место).

22. Во время Великой Отечественной войны была оккупирована и Смоленская область. В оккупации в родном Клушино оказался и Юрий Гагарин - будущий Первый космонавт. Наверняка, как и все наши мальчишки той поры, он ходил в каком-то рванье с чужого плеча - чучело чучелом. Один из расположившихся в деревне немцев решил повеселиться над этим «чучелом» - поднял мальчика и, зацепив воротник пальто за сучок на дереве, повесил его таким образом. На крики прибежала мать и увидела сына, который, не в силах сам освободиться, ревел от отчаяния и обиды. А рядом немец заливался хохотом.

23. В Зеленоград, строящийся у деревни Крюково (той самой, о которой песня «у деревни Крюково погибает взвод»), я переехал в шестидесятых. Город тогда был маленьким, почти большая деревня, и все жители волей-неволей запоминались. Часто встречалась странная еще не очень старая женщина. Ходила она всегда, зимой и летом, в какой-то черной средневековой шляпке. Глаза устремлены вперед, но никого она вроде не замечала, хотя и зрячая, ни с кем не разговаривала. Изредка шевельнутся губы - как будто что-то сказала сама себе. Одним словом, тихо помешанная. Через несколько лет она перестала встречаться, и я спросил у знакомых, что с ней. Сказали - померла, и рассказали, кто это. До войны она работала учительницей. В войну ее схватили немцы и потребовали указать дорогу к партизанам. Когда она отказалась, привели весь ее класс и начали одного за другим расстреливать учеников. Последней расстреляли ее дочку. С тех пор разум к ней не вернулся. Сейчас, когда я слышу слова «фашист» или «Освенцим», я вспоминаю глаза этой женщины.

Они видели фашизм в упор.

И глядя глазами своего многострадального народа на тех, кто твердит о русском фашизме, я начинаю понимать, что есть фашисты битые и есть недобитые.

24. Памятник советскому воину в Трептов-парке - с мечом в одной руке и со спасенным ребенком - в другой. В войну возможно всякое и бывало всякое. Но вот чтоб русский солдат не пришел на помощь ребенку или тем более обидел его - такого не было.

Иначе «наша» «творческая интеллигенция», выскребающая все до одной возможные гадости о советском периоде, наверняка бы вытащила такой случай и раздула его до мировых масштабов.

25. Но возможны ли русские фашисты? Я имею в виду не тех прихвостней, которые заразились от германского фашизма или пошли в услужение ему, и которые оказались довольно многочисленными среди разных народов, включая и русский. И не тех философов вроде упомянутого Г.П. Федотова, у которых русские фамилии и, возможно, русские морды, а внутри - западные маугли. Я имею в виду доморощенных фашистов, созревших на собственной почве. Да, такие тоже изредка встречаются. Дело было в местах Корсунь-Шевченковского котла. Моей матери довелось идти по заснеженным полям этого только что прошедшего сражения. И каждый раз, когда ей приходилось вспоминать это поле, она ревела. «Лежат, бедные, как снопы, от края до края. И красноармейцы, и немцы вперемежку с ними».

Народный телеграф донес до нас рассказ об одном из происшедших там событий. Красноармейский патруль обходил дороги в освобожденном пару дней назад селе. Едет старик в санках, запряженных лошадкой. На санках - какой-то объемный груз, прикрытый дерюгой. «Стой! Что везешь?» - Молчит. - «Отвечай!»

«Валенки» - «Показывай!» - Мнется. Время военное, красноармейцы сами поднимают дерюгу. А там ... немецкие валенки... вместе с отрубленными ногами в них. «Зачем ноги рубил?» - «Так они примерзли, не снять их. А дома у печки отогрею, поснимаю» «Зачем тебе столько?» - «Продавать буду» - «Слезай, становись!». Побледнел старик: «Так там только одни немецкие, проверьте!» - «Становись!». Стащили красноармейцы этого старика, дали залп и пошли своим маршрутом.

Весьма немаловажно, что в тех же местах находилось большое село Холодный Яр. Перед приходом Красной армии фашисты, заподозрив жителей в связях с партизанами, уничтожили село. Женщин и детей живьем покидали в колодцы, дома сожгли. Красноармейский патруль наверняка знал об этом и подобных случаях - если сами не видели, то от товарищей слышали. Ненависти к немцам было более чем достаточно. И все же ни секунды не колеблясь, расстреляли своего русского (или своего украинца) за валенки, отрубленные вместе с ногами мертвых немцев. Хотя и говорили: «Воюем с немцем», но понимали: «Воюем с фашизмом».

И еще одна сторона. В те времена существовал приказ Верховного Главнокомандующего, предписывающий жестокое наказание за любое насилие по отношению к населению освобожденных территорий.

Нарушителей ждал полевой суд - скорый и беспощадный. И если весть о событиях с валенками дошла до нашего села, то наверняка об этом узнали и командиры, и политруки. Но никто не судил этот патруль за самовольные действия - всем было понятно, что фашизму - немецкому ли, русскому, еврейскому - должен быть один конец.

Этот пример первоначально был помещен мной в статье «Дело бизнесмена», но затем переместился в раздел о фашизме. И вполне закономерно.

Теперь вернемся к путанице вокруг понятия «фашизм». Странно, но никто из исследователей не указал, что под этим именем имеются два понятия: фашизм как имя собственное и фашизм как имя нарицательное.

Фашизм как имя собственное - это конкретный период истории Германии. (Фашизм в Италии, Испании, Португалии, Чили и т.д. был только подобием германского фашизма, и говоря о фашизме в этих странах в определенный период, их относят к таковым именно на основании измерения германским фашизмом). Этот период однозначно связан с именем Адольфа Гитлера и со структурами, которые он возглавил. Это - единичный конкретный случай, в котором, как во всяком прошлом, ни добавить, ни убавить. Что было, то было. Что добавишь или убавишь - будет недолговечной ложью. Как и для всего единичного (напр., Эпоха Возрождения, Парижская коммуна, Варфоломеевская ночь), понятие фашизма как имени собственного однозначно ввиду единственности охватываемого им объекта. Чтобы не путать его с нарицательным понятием фашизма, мы будем пользоваться термином «Гитлеризм». У советских народов история оставила в первую очередь именно это конкретное понимание фашизма как Гитлеризма.

Несколько посложнее обстоит дело с нарицательным понятием фашизма, для которого мы и предлагаем собственно понятие «фашизм». Это понятие подразумевает нечто предельно плохое в общественном устройстве. И чтобы подчеркнуть это предельно плохое, его сравнивают с Гитлеризмом, находя признаки, общие для осуждаемого объекта и Гитлеризма. Каждый берет те признаки, которые выгодны для подтверждения его точки зрения. И поэтому нет такого единственного нарицательного понятия «фашизм» - их расплодилось весьма много. Как же с ними разобраться?

Мало кто из авторов говорит, каким понятием фашизма он пользуется, тем более, практически никто не дает определения используемого им понятия в соответствии с жесткими требованиями (см. «Штрихи» раздел «Иметь понятие...»). И лишь у немногих авторов имеется подобие понятия - описание. Как правило, эти описания настолько длинны и неоднозначны, что сами допускают толкование на любой вкус. Получается странный вывод: обсуждать приклеиваемые ярлыки фашизма практически бесполезно.

Так что же, может нарицательное понятие фашизма и не нужно?

Наоборот, очень даже нужно, в первую очередь, чтобы поостеречься от родственных Гитлеризму явлений в будущем. Вдобавок, нелишне со знанием дела оглянуться в прошлое, а тем более осмотреться в настоящем. Для этого мы должны выделить в Гитлеризме самый значащий признак (или их необходимую связку), чтобы мерить им сегодняшние события и предпосылки будущих событий.

26. Подобно тому, как в Варфоломеевской ночи можно выделить много признаков: и то, что она была в праздник св. Варфоломея, и то, что заговором руководила женщина, и что резня имела религиозную окраску, и что её жертвами стали в основном съехавшиеся на свадьбу гости и т.д., а в историю понятие «Варфоломеевская ночь» вошло под своим главным признаком - массовое организованное убийство.

Чтобы выработать приемлемо однозначное понятие, надо вычленить необходимые признаки. Философы говорят «необходимые и достаточные». (Между тем, если мы включили все необходимые признаки, то этого и достаточно. Если включим что сверх этого, то в этом нет необходимости).

Но прежде, чем перейти к поиску понятия, вчерне оглянем, что здесь наворочано - необходимого и излишнего. Одна куча мала выдвигаемых признаков фашизма - расизм, шовинизм, национализм, антисемитизм. Вторая куча мала - авторитаризм, тоталитаризм, отсутствие демократии. Третья куча мала - единство действий, сплочение, приоритет интересов коллектива. Поди, докопайся тут до истины.

27. Чтобы легче разобраться в сложном, начнем с простого - кибернетической (у нас никологической) модели с кораблем. В нашем случае понадобится два корабля. Один - «Пират», а другой предназначен для созидательных хозяйственных перевозок («Труженик»).

На обоих кораблях имеется диктатор - капитан. Можно рассуждать об отличии в их методах руководства, о жестокости пиратского капитана. Но эти различия не качественны, а количественны. Капитан трудового корабля тоже не может быть мягкотелым. Более того, скорее всего и на «Труженике» имеется карцер - для злостных нарушителей морской дисциплины, а тем более, для проникших пиратов.

И на том, и на другом корабле имеется партия - команда. Различия между «партиями» не больше, чем между их капитанами. Скорее всего, команда и первого, и второго корабля подобрана в основном по национальному признаку. И обе склонны к «национализму». «Пират» будет грабить преимущественно чужих.

А «Труженик» при равных условиях придет на помощь к терпящим бедствие в первую очередь своим. Оба склонны и к проявлению «интернационализма»: «Пират» ради богатой добычи ограбит и соплеменника, а «Труженик», если есть возможность, придет на помощь иностранцам.

Корабль для матросов - это их государство. И обе команды заботятся о своем «государстве» - чтоб оно держалось на плаву и имело наилучшие ходовые качества. И даже вооружают их почти одинаково, одинаково тщательно приводят в порядок пушки: «Пират» для нападения, «Труженик» - для защиты от тех же пиратов. В общем, оба вооружаются. Могут иметься кое-какие небольшие отличия в снаряжении, например, приспособления для абордажа. Но их несложно до поры до времени надежно упрятать.

Обе команды действуют слажено, как единый организм, особенно, в критических ситуациях - иначе они не выживут. По Западному это называется отсутствие свободы и демократии.

Демократы скажут: эти корабли сразу можно отличить по флагу. Но пираты плавают под тем флагом, под которым им безопасней. Как-то грузинские пограничники застукали украинские траулеры, промышлявшие в чужих водах. От пограничников траулеры пытались удрать, при этом подняли российские флаги. А чего уж говорить о пиратах!

Различаются корабли только по целям: один предназначен для грабежа, другой - для созидания. «Пират» представляет присваивающую цивилизацию, а «Труженик» - созидательную. Если быть очень внимательным, то от капитана «Пирата» можно услышать: «Стыдно добывать потом то, что можно добыть кровью!», а от капитана «Труженика» - «Надо иметь совесть!». Вот в этом и есть главное различие.

Итак, немного потренировавшись на модели с кораблями, начнем разгребать кучи определений, каждый раз спрашивая демократов: «А как это понимать?». Ведь хозяева этих понятий - не мы, а демократы.

Первое. РАСИЗМ, НАЦИОНАЛИЗМ, ШОВИНИЗМ, ГЕНОЦИД. Вот типичные известные определения. Расизм - утверждение о физической и психической неравноценности человеческих рас. Разделение людей на высшие и низшие расы, из которых якобы первые являются призванными к господству.

Национализм - идеи национального превосходства и национальной исключительности. Шовинизм - крайняя форма национализма, проповедь национальной исключительности, разжигание межнациональной вражды. Геноцид - истребление отдельных групп населения по расовым, национальным или религиозным мотивам.

Итак, вопросы. Совсем недавно исчезнувшая благодаря Советскому Союзу явная колониальная система Запада стопроцентно подпадает под понятие расизм. Следует ли Запад, по крайней мере, тех времен, называть фашистским? Идеи «Ветхого Завета» по этому же определению - чистейшей воды шовинизм. Следует ли возникновение фашизма относить к библейским временам? Разжигание национальной вражды между советскими народами, войны между сербами и албанцами, русскими и чеченцами и т.д. - дело рук ЦРУ. Когда же ЦРУ предстанет перед Нюрнбергским трибуналом за этот фашизм?

Уничтожение американцами вьетнамской деревни Сонгми, бомбардировки Хиросимы и Нагасаки - это геноцид или не геноцид?

И, наконец, теория «Золотого миллиарда», призывающая смести с лица Земли целые народы общим числом в пять миллиардов (!!!!!) - это расизм или не расизм? Это геноцид или не геноцид? Злодеяния, в буквальном смысле в сто раз страшнее злодеяний Гитлеризма, открыто проповедуемые Западом и уже начавшие осуществляться - как они совместимы с вашей демократией, якобы борющейся против фашизма?

АВТОРИТАРИЗМ (от лат. auctoritas - власть) - форма правления, при которой процедура демократических решений или вовсе отсутствует или носит фиктивный характер. Власть не формируется и не контролируется народом. Централизм, монополизация власти элитой, строгая иерархия. Власть обычно сосредоточена в руках лидера. Авторитарной идеологии присуща демагогия, использование расовых, националистических и иных мифов. Авторитарная власть постоянно культивирует в массах фанатизм и поддерживает страх.

Под эти критерии подпадает большинство бывших монархий - но не говорим же, что они фашистские. А если подключить и критерий «фиктивной демократии», то попадают практически все Западные страны. Если говорить о поддержании страха, то США - самое фашистское государство. Сталин «поддерживал страх» о подрывной деятельности капиталистических государств, стремящихся разделить и ограбить СССР, поссорить его народы.

Имеющие глаза да могут воочию теперь увидеть, что это был не страх, а пророческое предостережение. И совсем иное дело - страх США перед якобы имеющимся ядерным оружием в Ираке, Иране, Северной Корее или исходящей для США смертельной угрозе от режима Лукашенко в Белоруссии. И всем «цивилизованным» странам присущ миф о рынке, как это следует хотя бы из приводимой здесь статьи об антитоваре. Рынок стал идолом цивилизаций, в фанатичное поклонение ему обращено почти все их население.

Цивилизованные страны внедряют миф о совершенстве своей демократии и т.д.


Вопрос: или авторитаризм не является существенным отличительным признаком фашизма, или большинство Западных стран и США являются фашистскими? И вполне правомерен вопрос: а кто кричит: «Держи фашиста?»

Пожалуй, хватит вопросов, а то на остальное времени не останется. Лучше займемся выработкой такого нарицательного понятия фашизма, которое действительно отражало бы его суть.

Для полной ясности лучше найти русское соответствие термину «фашизм», который отражало бы не столько букву («фашизм» в переводе на русский - связка), сколько его существо.

Итак, на русский язык слово «фашист» должно быть переведено как «мироед». Вспомним еще раз, как М.Е. Салтыков-Щедрин описывал мироеда: «Надо только предварительно самого себя освободить от пут совести и с легким сердцем приступить к задаче, которая ему предстоит и формулируется двумя словами: “Есть мир”». Да это же срисовано прямо с Гитлера с его «Я освобождаю вас от химеры совести» и с нацистскими требованиями, сформулированными тоже двумя словами - «жизненного пространства!»!

И дальнейшее описание Михаилом Евграфовичем хода мыслей мироеда полностью совпадает с гитлеровской «теорией» «унтерменшей» (недочеловеков) и высшей расы: «Он рассуждает так: я выбрался из нужды - стало быть, и другие имеют возможность выбраться; а если они не делают этого, то это происходит оттого, что они не умеют управлять собою. Учить их некогда, да и незачем, а надо просто-напросто есть их, хотя бы ради того, чтобы личный их труд не растрачивался на ветер, а где-нибудь производил накопление. “Где-нибудь” - это у него. Отсюда название “мироед”». Добавим с учетом истории: отсюда - прямая дорожка к изготовлению мыла и удобрений из соответствующего материала.

Итак, мы находим ясное описание, если обратимся не к тем, кто внезапно увидев фашизм, в испуге пытается его описать, а к тем, кто его предвидел.

Как видим, русский гений Салтыков-Щедрин предсказал и описал фашизм предельно точно. Не менее точно предвидел и описал фашизм современник Щедрина - еврейский гений Карл Маркс, указавший, что если дело сулит 300 % прибыли, то капитал пойдет на любые злодеяния. Любые злодеяния - значит и фашизм. Как видим, оба провидца указали нам, что фашист - это созревший бизнесмен.

Фашист (рус. - мироед) - предельное воплощение бизнесмена. Исключительно точный в своих исследованиях Д. Неведимов дает фактически точно такое же по смыслу определение: «Фашизм - религия денег в открытом виде» («Религия денег..., с. 399). Демократы будут искать изъян в этом определении - мол совмещено несовместимое. Напрасный труд - посмотрите, как легко и всегда бизнес совмещается с мафией, мафия - с властью и власть со стремлением расширить свою «сферу интересов». Форма правления является делом второстепенным, поскольку главная фигура - бизнесмен и главный метод действия - конкуренция везде одни и те же.

Вирусом фашизма является конкуренция. С. Кара-Мурза пишет: «Фашизм вырос из идеи конкуренции и подавления друг друга - только на уровне не индивидуума, а расы». Но верно и утверждение, что конкуренция дорастает до фашизма не только на уровне индивидуума, но и расы. Начинается она с «не совсем этичных поступков» в рамках закона, затем с овладения способами обходить закон, избегая расплаты (отдачи долгов!) и заканчивается стремлением навязать свой политический антитовар - законы, позволяющие брать и делать что хочу, не неся за это никакой ответственности. Полная свобода в ее демократическом понимании - вот что такое фашизм. Фашизм - понятие, противоположное совести.

Фашизм, как и капитал, не имеет национальности, и направлен он против всех народов.

Объединение созидательной цивилизации прямо противоположно объединению присваивающей цивилизации. Созидатели объединяются для того, чтобы совершенствовать свою страну своим трудом. В созидательной цивилизации фашизм невозможен. Присваиватели присваивают чужую страну, присваивают право распоряжаться чужой жизнью, право управлять другими, присваивают государственную власть. Фашизм - закономерный итог предельного развития присваивающей цивилизации. И если мы говорим о зверствах фашизма, то это не только метафора. Это отражение того исторического факта, что уцелевший от звериного прошлого способ хозяйствования - присвоение в данном случае проявил себя в полную силу.

Бывший канцлер ФРГ Шредер говорит, что ему стыдно за прошлое Германии. Чье прошлое? Немецкого народа? Или прошлое (да и настоящее) немецкой присваивающей цивилизации? Но причем здесь немецкая созидательная цивилизация? Что касается меня, то мне стыдно за канцлера, который этого не понимает (или боится сказать вслух).

О запрете на пропаганду фашизма болтаем и в соответствии с демократической логикой и их же свободой слова ...прямо закладываем эту пропаганду в общественную наследственность.

28. Передо мной - том из популярной детской энциклопедии «Я познаю мир». Таким образом, адрес указан однозначно - передать будущим поколениям. Что передать? Итак, том «Пираты» (целый том!) Изд. Астрель, Москва, 2001 г., редактор - Малов Владимир Игоревич. Да, с пиратами связана романтика, да, дети клюют на истории про них. Но кто такие пираты? Ну хотя бы чем они отличаются от грабителей, насильников и убийц? Да ничем, они именно таковые и есть. Представьте, что суд, рассматривая дело о грабеже, постановляет: «Суд отмечает, что Х очень изобретательно проник в квартиру, с достойной восхищения меткостью поразил её жильцов - мать и двоих детей и богатырски унес целый чемодан вещей, каждая из которых обладала огромной ценностью и изумительной красотой. Суд постановил: увековечить память Х, чтобы на его примере достойно могли учиться наши потомки». Запомнили? Есть желание организовать у нас такие суды? Есть желание жить среди обученных на этом примере потомков? А теперь почитаем введение «господина» Малова к его тому «Пираты». Разделим выдержки из введения на три части в соответствии с отношением редактора к пиратам (и, значит, в соответствии с тем, какое отношение он внушает детям).

Отрицательные:

1. «...не счесть пущенных на дно судов и загубленных человеческих жизней»;

2. «Но, конечно, большую часть пиратов всегда составляли люди, интересующиеся лишь богатой добычей. Обыкновенные разбойники, попросту говоря».

Нейтральное или почти нейтральное:

1. «...реял черный флаг, и те, кому довелось увидеть его на своем горизонте, приходили в ужас. Нападения пиратов были стремительными и безжалостными».

Хвалебные:

1. «Плавали когда-то по морям и океанам дерзкие, отчаянной смелости люди, звавшиеся пиратами»;

2. «...Не исчислить захваченной добычи, нередко очень ценной - золото, серебро, драгоценные камни»;

3. «И тем не менее эти разбойничьи подвиги нередко вызывали у современников не только справедливый гнев, но и симпатию, а то и восхищение»;

4. «Восхищались и отчаянной дерзостью пиратов, и тем, что они были необыкновенно изобретательны, пользовались в своих действиях совершенно новыми, необычными приемами морского боя, которые потом прилежно изучали адмиралы многих стран...»;

5. «А вдобавок не мог не вызывать восхищения и размах действий морских разбойников... Не боялись они нападать и на прибрежные города...»;

6. «Отчаянно храбрых и искусных в морском бою пиратов не прочь были поставить себе на службу иные европейские монархи.»;

7. «Случалось морским разбойникам совершать и важные географические открытия...»;

8. «Но как романтично звучали выбранные ими клички. Истребитель, Железная рука, Непреодолимый, Черная Борода. Словом, с приключениями пиратов всегда связывался особый, романтический ореол».

Дело не столько в количестве пунктов по каждому направлению, сколько в их эмоциональности, которой особо подвержены дети.

Остается только пожелать редактору поскорее оказаться в руках этих романтиков.

А уж сколько этой «романтики» в телевизионной передаче «Криминальная Россия» - вполне хватит, чтобы в ней утонуло будущее поколение!

29. И, конечно же, демократия остервенело искореняет все, что может хоть как-то воспрепятствовать передаче вирусов фашизма будущим поколениям. И. Арзамасцева (ЛГ, №4, 2006) пишет: «Характерно, что в последних отечественных словарях под названием “Человек” философы обходятся без статей “Детство”, “Ребенок” ... За прошлый век и начало нынешнего века потеряны: Институт детского чтения, Музей детской книги, Дома детской книги в Москве и Ленинграде-Петербурге. Замолчал журнал для специалистов, писателей и художников “Детская литература”...».

Если фашизм - предельное воплощение бизнесмена, то отсюда следует, что у них должно быть общее понятие разумности. И демократия действительно навязывает фашистское понятие разумности, причем в самом восприимчивом возрасте - детском. Вспомним, как в первые годы ельцинских «реформ» помногу раз в день на экране появлялся нахально улыбающийся толстощекий карапуз и произносил гипнотическое заклинание: «Я буду миллионером!». Сегодня по Москве разъезжают машины с рекламой «Бери от жизни все!».

30. Этими рекламами демократия готовит фашистов ускоренными темпами. Особи, прежде всего дети, после такой рекламы очень быстро проходили все стадии бизнесмена вплоть до завершающей. Вот выдержки из заметки Л. Романовой «Вакуум души» (Газ. «41», №8, 10.02.06); «Я не могу забыть жуткую историю, которая произошла в Химках лет пять назад. Трое подростков решили убить своих родителей, сестер и братьев, чтобы поселиться в одной квартире, а две другие сдавать. Им хотелось красиво жить: модно одеваться, ходить в дорогие клубы, одним словом, ни в чем себе не отказывать. Так, как жили их родители, трудившиеся день и ночь, чтобы одеть и накормить детей, их не устраивало. И они приступили к своему дьявольскому плану. Сбежав с уроков, пришли домой к одному из подростков и задушили сначала мать, потом вернувшегося с работы отца. Ну, а потом спокойно пошли пить пиво. Их разоблачили. Оставшиеся в живых родители не могли поверить, что их милые, послушные мальчики хотели расправиться с ними...».

Но вот слова не из местной газеты, а из выступления Президента (2006 г.): в стране в мирное время за год пропало без вести семьдесят тысяч человек! Где они и каким бизнесменам «освободили» свои квартиры? А где же эти «милые, законопослушные» тележурналисты, рекламодатели и родители несмышленого карапуза-исполнителя? Хотя бы кто-нибудь обнародовал их имена, чтобы не тратить на это время на Страшном Суде!

Обратим также внимание, что автор назвала свою заметку «Вакуум души». Весьма точно. Вспомним, что мы определили разум как душу, системно объединенную с критерием разумности. А критерий разумности бизнесмена (он же - таковой и для фашизма) несовместим с человеческой душой.