Ренато Курчо:Сражающаяся партия

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

То, что для Ленина было большевистской партией, сегодня, в условиях многонациональной организации капитала и международной репрессивной структуры империализма, является партизанской контрвластью, которая рождается из герильи. В этом процессе — национальном и международном, — партизанская контрвласть эволюционирует в Революционную Партию.

1[править]

Проблема организации вооружённого авангарда возникла в Италии конкретно в период 1969—70. То есть в момент, когда даже небольшим организациям рабочего авангарда стало ясно, что Коммунистическая Партия более не представляет материальных и политических интересов рабочего класса. Более того: КПИ уже давно представляло интересы других социальных классов.

И хотя этот процесс начался достаточно давно, только теперь его осознание достигло масс и спровоцировало разрыв, который в будущем, с усилением социальной борьбы, становился всё более глубоким.

Углубление внутреннего и экономического кризиса, стратегия «исторического компромисса» Компартии и последовавшие за ней тактические решения, оказали значительное влияние на рабочий класс крупных городских центров, трансформировав его в новый городской пролетариат.

Эта «трансформация» не была автоматической, но в ней мы сыграли одну из главных ролей.

Речь идёт о сосредоточении внимания итальянского пролетариата на том, что без решения проблемы насилия в ходе революционного процесса, не может быть и речи ни о какой революционной политике.

Другими словами: мы создали альтернативу ревизионизму КПИ в виде структуры, объединявшей военные и политические концепции.

Десятилетия рабской морали и ревизионистской риторики естественно не способствовали осуществлению наших революционных целей. Поэтому стало необходимым на первом этапе, — который длится и по сей день, — осуществлять акции вооружённой пропаганды, с целью накопления человеческого и материального капитала, необходимого для привидения в жизнь революционной политики противостояния Государству и его аппарату принуждения.

Этот выбор сегодня, пять лет спустя, делается сугубо по стратегическим соображениям. Его основная эффективность доказана существующей сегодня жёсткой связью между Организацией и народом; связью, которая позволила нам осуществлять непрерывный рост и расширение, несмотря на яростные удары реакции.

Сегодня Организация не только заразила инициативой действия большинство промышленных районов Севера, но и построила новые вооружённые авангардные структуры, сражающиеся на нашей стороне.

И эти авангардные группы мы должны сориентировать в направлении вопроса о единой организации.

Дальнейшее накопление революционного капитала зависит от решения этого вопроса. Всё более необходимым является решение различных революционных групп о присоединении к процессу «единства и борьбы», на основе которого и базируется вопрос о строительстве Сражающейся Пролетарской Партии.

Между тем, необходимо начать подведение итогов нашего первичного опыта. Какие принципы должны быть заложены в основу военно-политической организации? Практика сражения в эти года позволяет нам дать несколько ответов. Мы это делаем не для того, чтобы установить «абсолютные» принципы, но чтобы способствовать унификации дискурса, дать предпосылки и базы дальнейшего революционного импульса в нашей стране. Само собой, что эти принципы являются обязательными для комбатантов нашей Организации.

2[править]

Красные Бригады не только являются Сражающейся Пролетарской Партией, но и вооружённым авангардом, работающим внутри рабочего класса для укрепления позиций Партии.

Тем не менее, здесь находит своё отражение первая проблема: должен или не должен вооружённый авангард выступать в качестве «Партии» до её фактического рождения?

Многие товарищи из революционного лагеря упрекают нас в том, что мы утвердительно ответили на данный вопрос. Но их точка зрения неверна. Потому что истина заключается в том, что учреждение Партии — это не волевой акт и не декрет, и даже не принятие абстрактных «марксистско-ленинских» принципов. Строительство Партии — это не эволюционный мираж, но чёткая работа по объединению разрозненных автономных групп, действующих здесь и там.

Процесс политического, программного и организационного строительства Сражающейся Партии совсем не линейный, эволюционистский или же плавный. Наоборот, этот процесс нерегулярный, диалектический, продукт сознания военно-политического авангарда, который, в комплексном феномене классовой войны, утверждает обоснованность стратегической перспективы и коммунистической программы, которую он поддерживает и является необходимым инструментом для её реализации.

Таким образом, военно-политический авангард является «твёрдым ядром» Сражающейся Партии в процессе её рождения и строительства. Это не вопрос «нескромности», как некоторые говорят об этом, но только объективный взгляд на вооружённый авангард, являющийся осью организации, способный, в зависимости от избранной тактики, либо расширить собственную гегемонию (а значит, и гегемонию Партии), либо наоборот — уступить территорию.

Поэтому мы стремимся убедить в правильности наших позиций тех товарищей, — сторонников «революционной спонтанности», — которые, всё же признавая необходимость военных акций, проявляют свою политическую идентичность только в легальном поле, предпочитая маскировать военную инициативу за совершенно нелепыми символами, иногда очень различными.

«Вооружённая спонтанность» и «вооружённое крыло» — очень зыбкие теории, которые, в контексте централизации империалистических репрессий и укрепления позиций реакции, не имеют права на жизнь и не должны быть используемы. Их пагубные последствия хорошо известны: движение заплатило большой кровью за эти ошибочные стратегии.

Жить внутри масс[править]

До захвата власти, каждый коммунистический активист является солдатом классовой войны и руководителем вооружённой борьбы народных масс. Он должен быть подготовлен как в военном, так и в политическом отношении, чтобы играть эту сложную роль бойца, организатора и пропагандиста.

Таким образом, пролетарский авангард, взявший на себя историческую ответственность и давший начало процессу вооружённой борьбы, должен быть непосредственным инструментом выражения рабочего класса.

Переход в «вооружённую борьбу» не является переходом в заговорщицкую тайную секту, а участники вооружённой борьбы не живут, как это представляет Государство, в «берлогах».

Наоборот, партизанская война живёт на больших заводах и в многолюдных пролетарских районах промышленных центров. Инициатива вооружённой борьбы не ставит себя «выше масс», но только внутри них. Основная цель авангарда — постепенное вовлечение в его работу широких слоёв населения и значительное развитие военной и политической инициативы.

Постановка наступления[править]

Проблема войны, современной вооружённой борьбы, понимается нами не как проблема обороны, защиты пролетариатом своих политических свобод, защиты «демократии».

Это вопрос атаки, полного разрушения репрессивной машины Государства, жестокого подавления буржуазии диктатурой пролетариата, и, в конечном итоге, вооружённой борьбы за коммунизм.

В этой перспективе «Красные Бригады» стоят на позициях затяжной войны и народного движения.

Их инициатива политического нападения на режим и военного нападения на Государство, вынуждает буржуазию бросать силы на защиту всё большего и большего количества потенциальных целей для атак: совершенно различных по качеству и разбросанных на протяжённой территории.

Если утверждение Ленина о том, что «оборона — это смерть вооружённого восстания» верно, то столь же верна и наша концепция: пролетарское наступление — фактор постоянного кризиса и постепенного износа механизмов буржуазной системы.

Теоретическая постановка вопроса о наступлении базируется на трёх принципах: высокая мобильность, гибкость структуры и подпольная форма организации.

Высокая мобильность — это способность к постоянной смене точек и фронтов нападения, непрерывное изматывание буржуазии, заставляющее её держать в постоянном напряжении свой военный аппарат. Кроме того — это и быстрые точные атаки, нанесённые по центрам нервной системы буржуазии.

Под гибкостью структуры мы понимаем ненадёжность и ненужность на этом этапе войны тяжёлых организационных структур, или, по крайней мере, доведение этих структур до самых условных форм. Это закон классовой городской войны. Не должно быть фетишизма. Структуры — только инструменты революции, и самые ненужные из них в условиях неуверенности или опасности будут оставлены, а не защищены.

В городском буржуазном обществе всё покупается и всё продаётся. Единственные проблемы — деньги и технические знания для того, чтобы преобразовать деньги в необходимое революции оборудование. Таким образом, каждому партизану важно иметь способность к экспроприациям и военно-технические знания.

Это основное. Нет, мы конечно можем построить тяжёлые структуры, но пока нам это не будет нужно, мы не должны даже закладывать их основу.

Подполье[править]

Вопрос о подпольной деятельности возник непосредственно после 2 мая 1974 года. До того момента, как мы перешли на нелегальное положение, концепция подполья понималась, прежде всего, как тактический или оборонительный аспект, но не как стратегическая директива.

Кроме того, на наше сознание воздействовал давний предрассудок о разрыве «подполья» с деятельность «рабочих масс». Но наступление, развязанное врагом, отмело всякие сомнения, касающиеся подпольной деятельности. Мы осознали, что подпольная борьба — непременное условие для выживания военно-политической организации, атакующей империализм внутри городских центров.

2 мая 1974 года мы приступили к строительству пролетарского авангарда в самых суровых условиях подполья. И это не помешало организации развить широкую борьбу внутри массового фронта: того лагеря, который в период с 1972 по 1974 гг. оформился в так называемую «рабочую автономию». Мы установили твёрдую позицию внутри масс, не позволив врагу, несмотря на неоднократные попытки и совершаемые нами первоначальные ошибки, уничтожить Организацию. В нашем опыте мы можем отметить два необходимых для развития подпольной борьбы условия.

Первое, это наличие товарищей, которые сделали ДОБРОВОЛЬНЫЙ ВЫБОР, порвав всякие связи с законностью, семьёй, работой и бросили все свои силы, всю свою энергию на развитие революционной войны. Речь идёт о новой революционной профессии, о профессиональных революционерах.

Этот добровольный выбор абсолютной секретности мы не должны путать с укрывательством от закона. Так называемое «уклонение от суда» есть навязанный властью фактор тем из революционных бойцов, которые были идентифицированы как организаторы и участники сражений. Уклонение от закона является оборонительным выбором комбатанта, который стремится избежать тюрьмы. Уход в подполье, напротив — это наступательный выбор комбатанта.

Кроме того, Организация подчас сама указывает, кто из её членов должен стать частью подпольного аппарата. Критерий выбора здесь исключительно военно-политические: то есть, таланты и опыт революционного бойца. Регулярные силы должны состоять из товарищей самого высокого уровня квалификации.

Второе условие может показаться менее драматичным, но этот только кажется.

Суть заключается в том, что боец, войдя в подпольную структуру, сохраняет свою идентичность и продуктивную роль в жизни общества, остаётся в «движении» и, таким образом, участвует в легальной политической работе.

Этот второй тип подпольной работы с политической точки зрения, является основой для совместного строительства пролетарской партии; с военной точки зрения — это основа для строительства и развития рабочей и народной милиции.

Отсеки и перегородки[править]

Разделение организации на отсеки — общий закон революционной городской войны. И один из основных догматов безопасности нашей Организации. Наш опыт хорошо показал, что те, кто пренебрегает этой нормой или же не соблюдает её с особой тщательностью, в конечном итоге неизбежно терпит поражение и разрушение.

Враг усиленно работает против нас, используя каждую ошибку, даже самую незначительную, совершаемую нами на этой земле.

Если по какой-то причине перегородки между различными отсеками Организации уничтожаются, мы обязаны немедленно восстановить их.

Маригелла: «Недопустимо, чтобы каждый знал каждого и всех вместе. Каждый должен знать только то, что касается его работы».

Че: «Никто, абсолютно никто, не должен знать ничего более того, что необходимо».

В нашей Организации присутствуют два типа деления на отсеки: вертикальное — между различными инстанциями на всех уровнях, и горизонтальное — между колоннами, фронтами, бригадами и товарищами.

То же самое относится и к автомобилям, домам, местам встреч или собраний.

Сегодня концепция деления на отсеки принята всеми организациями герильерос. И хотя очевидно, что подобный подход замедляет непосредственное функционирование, именно она обеспечивает жизнь организации в долгосрочной перспективе, помогая спокойно переносить все удары врага. На первый взгляд кажется, что установка перегородок есть весьма сложная операция, но в реальности это совершенно не так: адаптированная под данную систему организация, мало-помалу увеличивает ход своей работы, переходящей, в конечном итоге, к нормальному текущему режиму.

Нужно помнить, что даже идеально построенная система перегородок и делений на отсеки, ничего не будет стоить без сдержанного поведения каждого отдельного комбатанта.

Сдержанность, разумность суждений — основное правило поведения городского партизана. Этот фактор настолько же важен, как и соблюдение мер общей безопасности.

Деление на отсеки не обозначает «разделение на политические и тактические фракции». Это так же не обозначает полную информационную автономию, грозящую, опять же, фракционностью. Дабы предупредить эту опасность, следует развивать и усиливать практику информационных отношений и переписки. Все политические структуры Организации должны принять этот принцип. Распространение идей внутри организации городской герильи должно идти только письменно. Именно для этой цели нами и был задуман журнал «Вооружённая Борьба за Коммунизм»: теоретическая площадка, стабильный инструмент для обсуждений.

Резерв[править]

Данный принцип был ясно сформулирован братским уругвайским вооружённым движением MLN — Tupamaros. И мы готовы его повторить: «Резервы служат для того, чтобы никогда не ставить на карту все силы организации».

Следует держать на расстоянии от непосредственной подпольной работы часть важных секторов Организации до тех пор, пока мы не достигнем уровня развития, позволяющего не бояться полного разгрома со стороны Государства.

Кадровая стратегия[править]

Только нерегулярные силы должны заботиться о вербовке новых сторонников. Таким образом, они должны развиваться в двух аспектах: как военно-политический арьергард и как своеобразный инструмент рекрутинга, обладающий фильтром для отсева подозрительных элементов уже на первых уровнях. Работа нерегулярных сил осложняется тем, что, по мере того, как растёт авторитет Организации среди народных слоёв, многие товарищи готовы внести вклад в развитие герильи, не делая выбор в пользу подполья, но предлагая тысячи способов помощи.

Таким образом, нерегулярные силы должны работать в самых различных формах взаимного сотрудничества. Это не значит, что мы оппортунисты: мы просто рассчитываем эффективно использовать самые различные формы поддержки.

Тем не менее, неплохо было бы закрепить некоторые из основных принципов кадровой стратегии:

  • вхождение в Организацию может осуществляться только с самого «низшего» уровня, независимо от политического и военного опыта будущего бойца. Это делается не только с точки зрения безопасности и контроля, но и с точки зрения практики. «Стиль работы» нашей Организации имеет ряд важных особенностей, которые не могут быть постигнуты только внутри боевой практики, но исключительно в ходе практики исполнения, казалось бы, менее «героических» и важных заданий.
  • коллегиальное решение каждой ячейки о принятии нового товарища, должно базироваться на трёх аспектах: политическом, военном и аспекте безопасности.

Политический: кандидат знает и принимает стратегическую линию, политическую программу, принципы организации и её дисциплину.

Военный: кандидат входит в организацию после доказательства собственной тотальной готовности к вооружённой борьбе.

Безопасность: кандидат должен пройти все необходимые проверки безопасности и принять нормы внутреннего поведения; не должно быть даже тени сомнений, касающихся прошлой жизни кандидата и его прошлого политического опыта.

Регулярные и нерегулярные силы[править]

В условиях подполья Организация разделена на два типа функционирования: регулярные и нерегулярные силы. Оба типа равносильно важны для функционирования внутреннего аппарата, однако риск для каждого из них неравномерен.

Регулярные силы составлены из наиболее зрелых кадров с большим политическим и военным опытом. Они находятся в полном подполье, бойцы РС полностью рвут всякие связи с законностью.

Наш опыт доказывает, что без регулярных сил невозможно построение стабильных революционных инструментов, таких как фронты и колонны. Таким образом, РС имеют стратегическое значение, и главной их задачей является развитие непосредственно революционного аппарата.

Между РС осуществляется взаимный контроль и систематически выполняется практика критики и самокритики на коллегиальной основе. Коллегиальными так же являются все центры управления. Наши уругвайские товарищи из «Тупамарос» говорят: «Нет священных коров. Риски и лишения равны для всех. Руководители должны принимать участие в акциях. Мы не любим и презираем чистых теоретиков». Мы поддерживаем данную позицию.

Работы распределены между всеми участниками структуры равномерно, но с учётом таланта и опыта. Стиль жизни каждого товарища отличается максимальной простотой и строгостью.

Нерегулярные силы организуются в ячейках.

Они так же имеют стратегическое значение, однако активисты НС существуют в законном поле. Они составляют часть подпольной организации, но сами не находятся в подполье. Именно эта установка ограничивает их инициативу и отличает НС от РС.

Рабочие — участники НС, — играют наиболее важную функцию в данном типе функционирования. Они имеют две основные задачи: завоевание Организацией самой широкой народной поддержки и строительство органов пролетарской власти в данный момент.

С политической точки зрения, никаких различий между НС и РС мы не видим. Обе структуры имеют равные права и обязанности, обе выражают стратегическую линию Организации.

Нерегулярные силы организуются в ячейках внутри фабрик или фронтов. Ансамбль большого количества ячеек называется бригадой.

Каждая ячейка должна состоять, как минимум, из трёх членов, но ни в коем случае не превышать пяти. В каждой ячейке коллегиальным образом избирается командир, контактирующий непосредственно с руководством боле высокого уровня.

Так как ядро бригады должно использовать «автономную тактику», оно должно обладать собственной военной и логистической структурой.

Автономная тактика обозначает, что бригада действует в соответствии со стратегической линией Организации, но берёт на себя ответственность за те или иные действия в соответствии со сложившейся актуальной ситуацией на собственной территории.

Фронты[править]

Фронты были созданы для удовлетворения потребностей развития и стандартизации работы и борьбы в конкретных областях.

Представляют собой структуру, вертикально проходящую сквозь Организацию. Таким образом, они являются наиболее подходящими инструментами для выполнения оперативных задач, поставленных центральным руководством.

На данном этапе борьбы, существует 4 фронта: Логистический, Большие Фабрики, Контрреволюционный, Тюремный и Антигерилья.

А) Логистический фронт[править]

Городская герилья действует в условиях «тотального окружения», поэтому её инфраструктура должна быть построена исходя именно из этого фактора. Ломая это окружение, мы обходим сети государственного контроля.

В городах, в отличие от сельской местности, этот контроль не является исключительно военным; вернее, военный контроль использует механизмы так же бюрократического и общественного контроля. Логистическая структура нашей Организации должна обходить любой контроль, применяемый Государством.

До сих пор мы стараемся реализовать эту цель в тактическом ключе, то есть — строить инфраструктуру, используя «дыры» в механизмах контроля и неспособность властей, ввиду тех или иных ограничений, полностью контролировать общество. На этой фазе нашей основной задачей является принятие стратегической линии построения логистической структуры, опирающейся на народные массы.

Утопией, первым шагом к провалу, политической ошибкой, является суждение о том, что инфраструктуру для партизанской войны можно построить в воздухе, на «третей позиции» между пролетариатом и буржуазией. Политический принцип «рабочего движения и его вооружённого авангарда» должен найти своё место и в концепции построения инфраструктуры.

Б) Фронт борьбы с контрреволюцией[править]

Этот фронт должен, с одной стороны, анализировать и индивидуализировать проекты, организации и ключевых руководителей контрреволюционной реакции, ведущей наступление против пролетарской инициативы, с другой стороны — он должен организовывать внутри народа механизмы классовой войны для её непрерывного продолжения в формате стачек, забастовок, протестов и т. д.

Исходя из нашего прошлого опыта, и с позиций самокритики, мы можем отметить две пагубные тенденции, влияющие на работу данного фронта: «шпионская» паранойя и непонимание революционной властью местной ситуации.

В первом случае, фронт выстраивается как техническая структура для сбора информации: прикладывая все свои силы для нейтрализации контрреволюции, фронт всё больше и больше разобщает рабочее движение. Не понимая глубоких проблем рабочего класса и списывая всё на происки контрреволюции, фронту не удаётся организовать людей в группы борьбы.

Во втором случае, упорствуя в построении революционных ячеек на местном уровне, например, в определённом районе, фронт не может согласовать требования местного уровня с общими тенденциями Организации. Результат очевиден: неспособность вести наступление из-за противоречий с местным рабочим движением.

В) Тюрьмы и Антигерилья[править]

Высокое число потерь — закон городской герильи. В некоторых случаях потери никак не связаны с ошибками внутренней структуры или личного поведения. Таким образом, тюрьма — второй дом для революционера.

Исходя из того, что тюремное заключение для некоторых товарищей может быть весьма продолжительным, мы ставим перед собой основные задачи:

  • организация движения заключённых революционеров на базе классовой войны
  • поддержка этого движения извне. Обеспечение безопасности членов движения и содействие в достижении им поставленных целей, посредством выборочных действий и пропорционального интенсивного насилия, направленного против репрессивного аппарата.

Служители тюрем должны знать, что никто из них не останется безнаказанным. Их убеждение в неотвратимости наказания должно базироваться на конкретных фактах.

Так же фронт должен развивать и укреплять политические связи со всеми заключёнными товарищами и заботиться об их материальных, духовных и юридических нуждах.

Но это ещё не всё. Вокруг всех судебных и репрессивных учреждений сегодня созданы корпуса антигерильи и отделы по борьбе с экстремизмом. Инструмент войны и репрессий против пролетарского движения, все составляющие их элементы должны быть известны и подвержены пропорциональному насилию со стороны партизан. Организация этой работы ложится на плечи фронта.

Г) Заводской фронт[править]

Нашей главной задачей работы на заводах и фабриках является создание стратегической базы рабочей власти. Вторая цель — создание партизанских структур, то есть — строительство вооружённого авангарда рабочего класса.

Товарищи организации должны, таким образом, учитывать два направления.

С одной стороны, они должны возглавить процесс политической напряжённости, трясущей фабрику, и сориентировать рабочее движение на цели, которые выражают высшую степень пролетарского сознания в данной ситуации.

С другой стороны, через партизанские акции, товарищи должны открыть для рабочих новые горизонты борьбы, а так же защитить движение от репрессий властей.

Следует в полной мере принять концепцию, которая гласит, что между целями рабочего движения и целями герильи существует прямая диалектическая взаимосвязь. Во всех своих начинаниях, товарищи должны осознавать это.

То есть, каждая бригада должна действовать в чётко определённом политическом локальном контексте. Необходимо безжалостно уничтожать «конспиративные» тенденции внутри бригад, поскольку, в данном случае, термин «подполье» есть синоним термина «разрыв с рабочими массами».

Бригада должна бороться и своими действиями заставить сражаться, быть организованной и заставить организоваться всё движение. Должна восторжествовать идея гражданской войны и захвата власти. Это обозначает, что герилья есть авангард движения сопротивления рабочего класса.

Для этого вокруг бригады необходимо сформировать механизмы пропаганды и поддержки с целью влияния на сознание рабочих и последующей организации их на всех уровнях заводской иерархии.

Сектантство — контрреволюционное преступление. Мы должны полностью освободить наше сознание от данной концепции, не теряя, однако, политической способности к созданию узкого организационного аппарата.

Объединение народа для приведения в жизнь стратегии классовой революционной войны — есть высший принцип, который должен быть заложен в фундаменте нашей работы по строительству пролетарской власти.

11. Пропаганда и сети поддержки[править]

Нерегулярные силы связаны со спонтанными и организованными действиями масс через сети пропаганды и сети стабильной поддержки.

Сети пропаганды, подобно корням дерева, соединяют Организацию с рабочими массами, донося до них информацию, программы и директивы вооружённого авангарда. Способность герильи построить народную власть напрямую зависит от способности к построению обширной и разнообразной сети пропаганды.

Сети поддержки составлены из политически однородных товарищей, предложивших услуги помощи Организации, но по различным причинам, отказавшихся войти непосредственно в сражающуюся структуру.

Каждая бригада должна располагать большим количеством сетей поддержки и пропаганды. Каждый товарищ должен располагать не только военными, но и политическими знаниями, крайне необходимыми на этом этапе борьбы. Поэтому, большое значение имеет военно-политическое образование.

12. Колонны[править]

Наша концепция развития Организации в двух секторах (регулярные и нерегулярные силы), с организационной точки зрения, применима и по отношению к Колоннам. Таким образом, можно сказать, что Колонна — это микрокосм Организации, олицетворяющий всю её стратегическую постановку, политическую линию и стиль работы.

Говоря, что Колонна — это микрокосм Организации, мы хотим подчеркнуть, что каждая колонна должна быть в состоянии действовать на всех фронтах внутри своей географической территории.

С политической точки зрения, колонны подчинены непосредственно Стратегическому Руководству и руководству Фронтов.

С военной точки зрения, колонны самостоятельны и имеют возможность действовать абсолютно независимо.

С организационной точки зрения, колонны полностью автономны и не связаны друг с другом.

Рассчитывая на собственный политический, военный и логистический аппараты, каждая колонна в состоянии решить ВСЕ свои проблемы. Ни в коем случае одна колонна не должна опираться на другую в решении каких-то вопросов. В противном случае, вместо того, чтобы принять решение о сносе перегородок между колоннами, лучше всего отложить на некоторое время решение этих вопросов (если это возможно) и сосредоточить свои силы на укреплении и расширении работы структуры.

Все колонны должны принять концепцию «расчёта на собственные силы».

Создание новых колонн на новых территориях должно происходить только посредством деления уже существующих колонн. Ни в коем случае не должно происходить создание «с нуля». Только посредством прогрессивного деления одной колонны, мы можем дать жизнь двум жизнеспособным структурам.

Революционная традиция требует от нас нарекать сражающиеся организации именами героев, которые на собственном примере показали пролетарским массам, какую цену они готовы заплатить за их освобождение, за создание нового общества, коммунистического общества. Эта традиция должна стать и нашей традицией. Таким образом, мы, например, нарекли туринскую колонну именем нашей павшей подруги Маргариты Кагол.

13. Революционные комитеты[править]

Развитие колонн, сконцентрированных в городах, рискует переродиться в абстрактную деятельность в случае, если не принимается во внимание тот факт, что даже за пределами границ колонн существует энергия, направленная на развитие классовой войны.

Как использовать и, в первую очередь, как организовать эту силу?

За пять лет борьбы нашей Организации, мы так и не сумели найти удовлетворительный ответ. Мы колеблемся между двумя крайностями: либо игнорировать данную проблему, либо прилагать все силы для включения этих периферийных товарищей в структуры Организации. Но теперь мы должны дать более конкретный ответ.

Во-первых, мы не должны игнорировать существование сражающихся ячеек, которые действуют вне наших структур. Ячеек, которые, в силу своего общественного происхождения, не могут быть выкорчеваны или «пересажаны» на другую почву. Мы должны понять, что невозможно переориентировать эти местные авангардные группы, не разрушив очагов революционной инициативы, то есть — не создавая предпосылок для противоречий и дальнейших конфликтов между «центром» и «периферией».

Кроме того, учитывая увеличение дефицита военных кадров, на данном этапе даже периферия может играть важную роль поддержки городской герильи. Именно через эти акции поддержки, бойцы периферийных групп могут накопить достаточный военно-политический опыт и потенциал для перехода ко второй фазе борьбы: всеобщей народной войны.

Итак, эти силы могут быть организованы в Революционных Комитетах, непосредственно примыкающих к колоннам. Под Революционным Комитетом мы понимаем внутреннюю структуру Организации, военно-политический элемент Колонны, сражающийся организм.

Должны быть исключены любые концепции революционных комитетов, сводящие их роль исключительно к второстепенным факторам борьбы; так же мы отвергаем и концепцию последующего растворения этих сражающихся организмов.

Революционный Комитет — это форма революционной силы на периферии, а не мутная кучка сочувствующих. Члены РК являются товарищами Организации, действующими в рамках её стратегии, тактики и военно-политической программы. Вследствие этого, они принимают её имя и символ.

РК функционирует в соответствии с доминирующими интересами Колонны, то есть, он подчинён инициативе Колонны.

14. Стратегическое Руководство[править]

Это главное руководство нашей Организации.

СР избирается в коллегиальной форме руководителями фронтов и колонн. Та же коллегия может наложить вето на избрание или же отозвать кого-либо из членов СР в случае веских причин. Мотивации подобного решения должны быть озвучены в течение чрезвычайного собрания. Именно собрание, заслушав доклад, принимает решение о снятии с поста.

Члены СР исполняют свои обязанности в течение сессии, после чего они могут быть переизбраны или сняты с должностей.

Совет СР формулирует общие стратегические ориентации и политическую линию Организации. Ему принадлежат следующие права, признанные всеми членами Организации:

  • право выпуска законов и революционных регламентов
  • право применения дисциплинарных и репрессивных наказаний по отношению к членам организации, замеченных в неправильном или контрреволюционном поведении
  • право разработки, утверждения и пересмотра бюджета Организации
  • право вносить изменения в структуры Организации
  • право назначать членов Исполнительного Комитета и жёстко контролировать их деятельность.

Как правило, совет СР собирается дважды в год. Чрезвычайные собрания проводятся по просьбе Колонны, Фронта или Исполнительного Комитета.

15. Исполнительный Комитет[править]

На Исполнительный Комитет возложена задача руководства и координации деятельности колонн и фронтов. ИК ответственен Совету СР и только им он может быть назначен, переизбран или разогнан.

Все военные акции большого масштаба должны быть одобрены ИК.

Все акции по экспроприациям и самообеспечению должны быть одоюрены ИК.

В ходе принятия особо важных решений, ИК имеет право консультироваться со Стратегическим Руководством.

ИК имеет право применять все санкции, которые он сочтёт нужным для поддержания революционной дисциплины.

ИК ответственен за административное и материальное имущество Организации.

Так же ИК несёт ответственность за печатные органы и распространение важных политических сообщений Организации.

Члены ИК не имеют права поддерживать хоть какие-либо связи с людьми, не являющимися членами Организации.

ИК не несёт ответственность за работу по вербовке новых товарищей. Кроме того, члены ИК должны держаться как можно дальше от товарищей нерегулярных сил.

Как и все другие члены Организации, члены ИК участвуют в вооружённых акциях, экспроприациях и организационной работе.