Русалочка

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Русалочка


Автор:
Украинская народная








Язык оригинала:
Украинский язык



Было это давным-давно…
В те времена жили еще на нашей земле храбрые и славные рыцари — казаки-запорожцы. Они были так смелы и отважны, что слава их гремела не только на Днепровских порогах, но и по всей бескрайней Украине. Молва о них шла по всему белу свету.
И жил среди них молоденький казак, по имени Иваненко, круглый сирота. Он стыл храбрым воином и мог в одиночку сразиться хоть с тремя басурманами разом. Да только не по душе ему были война, бои и сражения. Его добрая и ласковая душа не позволяла ему убивать даже заклятого врага. Жизнь самое дорогое, что есть у каждого; а потому не хотел казак посягать на чью-либо жизнь.
Вот и оставил он Запорожскую Сечь. Покинул своих побратимов, славных воинов-казаков, и подался в монастырь. Некоторое время жил он среди монахов. но не пришлось ему по душе и монастырское житье. Кроме праведных, добродетельных монахов, святых людей, есть много и грешных, лукавых, несправедливых И этих, неправедных, было, к несчастью, больше. Увидел это казак Иваненко и сказал себе:
— Уж коль не остался я с казаками-рыцарями, где хороших людей больше, чем дурных, то не останусь и с монахами. А пойду лучше, куда глаза глядят. Может, сыщется на свете тихий уголок, где смогу я спокойно жить и трудиться в меру своих сил.
Сказано — сделано.
Шел он, шел… По лесам и болотам, по городам и весям. И дошел до Полтавщины, до речки Псел. II все ему тут показалось мило — и небо, и горы, и степи, — ну будто рай Божий! А речка была такая быстрая и прозрачная, что дно видно даже в самом глубоком месте. Вот и решил он здесь поселиться. Вырыл в горе пещеру, обшил ее досками, накрыл камышом, сделал окна и дверь, печь сложил и стал себе жить-поживать. Вокруг землянки посадил яблони, груши, сливы, ягоды, всякие овощи. Так и кормился он со своего огорода, а, случалось, и рыбку поймает.
Правда, жаль ему было и рыбу. Но что тут поделаешь, так уж устроен мир, что рыба существует для пропитания людей. Помнил казак и то, что сам Христос накормил голодных пятью рыбами. Несколько лет прожил казак в одиночестве. Потом появились и другие люди. Осмотрелись, оценили здешнюю красоту и построили себе домики. Так вырос хутор, который назвали Иваненков, потому что первым поселенцем был здесь казак Иваненко.
Скоро соседи-хуторяне стали просить казака, чтобы ловил он рыбу не только для себя, но и для них. Ведь люди эти не обжились как следует на новом месте, и не было у них еще ни лодок, ни сетей. А Иваненко стал уже умелым рыбаком.
И вот однажды, лунной ночью, отправился казак ловить рыбу. Забросил он свой невод и — глазом не успел моргнуть — как попалось в сеть что-то большое.
Стал он вытаскивать невод на берег. Вытянул до середины — и удивился. На песке показалась половина огромной рыбины, на которой серебром блестела и переливалась чешуя. Рванул он невод изо всех сил и вытащил его на берег. Вытащил и остолбенел.
Это была не рыба, а необыкновенной красоты девушка с блестящим рыбьим хвостом вместо ног.
Русалка! — вскрикнул казак.
И хоть был не робкого десятка, бросился прочь. Но тут услышал он нежный, словно плеск волны, голос:
— Куда же ты бежишь, казак?! Да, я — Русалка. Ты поймал не то, что нужно, но не оставляй меня в сетях. Отпусти меня в воду. Остановился казак, подошел к девушке. А как увидел ее — не смог уже отвести глаз! Уж больно она была хороша! Вот только бледная очень, да глаза печальные и задумчивые. Начал казак осторожно высвобождать Русалку из невода. Освободил и говорит: Ну, теперь ты — свободна. Плыви себе с Богом!
— Трудно мне доползти до воды, — говорит ему Русалочка. — Уж коли ты так добр ко мне и согласился меня отпустить, так сделай еще одно доброе дело: отнеси к воде. Не хватило духу казаку Иваненко отказать девушке. Поднял ее, отнес к реке и бережно опустил в воду. Русалка юркнула в речку, но вскоре над водой вновь появились ее нежные, словно высеченные из розового мрамора, руки и увенчанная белыми цветами головка. Она благодарно улыбнулась казаку и сказала:
— Спасибо тебе, рыбак. Отныне я буду верно служить тебе. И чего бы ты ни пожелал от реки, получишь в тот же миг…
Улыбнулся тогда и казак.
Благодарю тебя, красна девица! Что же мне попросить у речки?.. Ничего мне от нее не надо, кроме хорошего улова. Но с этим делом я и сам управлюсь. А у девушки я никогда еще помощи не просил и просить не стану.
— Ладно! — ответила Русалка. Будь по-твоему. Только не забывай обо мне.
— Не забуду! — сказал казак.
— Ну так прощай, казак… Хотя нет… — прервала она сама себя. Раз уж ты не боишься меня, то… До свидания!..
— Будь здорова, плыви! — ответил казак, глядя, как она уплывает.
Собираясь домой, он вернулся за неводом и заметил в нем десяток ершей и сомика. Рыбы оказалось столько, сколько было ему нужно.
Вот тебе раз! — подумал он. — Гляди-ка, какое неожиданное знакомство!..
С той поры ни днем, ни ночью не выходила у него из головы прекрасная Русалочка. Что бы он ни делал, а думал только о ней. День миновал, другой, третий, — казак не идет на речку. Не хочет, чтобы Русалка вновь одарила его рыбой. Не годится это! Не к лицу молодому казаку, чтобы в работе помогала ему девушка!
На пятый день играли на Иваненковом хуторе свадьбу. И стал отец невесты просить казака, чтобы наловил он рыбы для свадебного стола. Что тут скажешь?! Взял он свой невод и поплыл на лодке вверх по реке, подальше от того места, где поймал он Русалку. Думал, что там он не встретит ее, а значит, обойдется без ее помощи.
Вечерело. Забросил казак невод в воду и думает: Пару-то щук я и без нее поймаю. А может, и линь какой-нибудь попадется… — И не успел он так подумать, как почувствовал, что рыба дергает невод.
Вытащил он невод на лодку. Так и есть: две хороших щуки и линь, да преогромный!..
— Так вот ты какая! улыбнувшись, громко сказал казак. Тебе и говорить ничего не нужно, сама догадываешься!
И тут — возле лодки вынырнула Русалочка и говорит:
— Добрый вечер, казак! Поймал, что хотел?
Поймал, поймал! Спасибо тебе… И поплыл он вниз по реке, а Русалочка поплыла рядом с лодкой.
Плывут они, разговаривают. Хорошо стало на душе у казака от их разговора.
Никогда, говорит, — не думал, что вы Русалки такие милые и славные. Старые люди говорят, что вы рыбаков в воду завлекаете, христианские души губите.
Русалочка слушает его и смеется, словно серебряными колокольчиками звенит.
— Если бы люди не выдумывали всякого вздора, то было бы больше проку и от нас, и от другой невидимой силы. Вот послушай-ка…
Оглянулся рыбак, а ее уж и след простыл!
Что за чудеса? — воскликнул казак, осмотрелся вокруг и заметил на берегу какого-то человека.
Тут только уразумел он, что не желала Русалка другим людям показываться.
И очень захотелось казаку вновь увидеться с Русалочкой. Вот и стал он ловить рыбу только по ночам. Рыба ловилась хорошо, и всегда попадалось в сети ровно столько, сколько ему требовалось. У него было теперь много свободного времени, и жить ему стало интересно и весело. Русалочка была пригожая и милая. Она много рассказывала о всяких подводных чудесах, о старике Водяном, Ребятах-Потерчатах, о рыбах, раках и подводных растениях. А ей самой было интересно слушать рассказы казака о жизни людей. Вдоволь наговорившись, они пели чудесные песни. Казак играл на бандуре. Он научил Русалочку многим казацким и бурлацким песням.
И не успели они оглянуться, как прошло веселое лето. Небо потемнело. Пожелтела и опала в лесу листва. Вместо жемчужной росы траву по утрам покрывала серебристая изморозь. Однажды ночью ударил крепкий мороз и сковал прозрачным льдом, словно зеленоватым стеклом, всю речку Псел.
Затужил, закручинился казак-рыболов. Не мог он теперь видеться со своей милой Русалочкой. Словно недужный, сидел он в своей землянке и не знал, за что взяться, куда податься, чтобы развеять грусть-тоску…
Прорубил он лунки во льду, чтобы рыбам было чем дышать. Но рыбу не ловил…
Шло время.
Миновала уже и Варвара, о которой люди говорят, что она «от ночи оторвала, да ко дню приметала». Минули и Николай с Савкой, что «без гвоздей на речках мосты строят» из прочного, чистого и гладкого льда. Приближалось Рождество…
И стали хуторяне уговаривать казака, чтобы наловил он- рыбы на Сочельник. Не мог он в Святой вечер оставить людей без рыбы, взял свой невод, топор и отправился на речку к своим лункам. В этот день разыгралась сильная вьюга. Валил такой снег, будто кто-то пух из перин выпустил…
Дошел рыбак до старой ветлы, которая стояла напротив того места, где прорубил он самую большую лунку. Сбросил тулуп, взял топор и принялся искать эту лунку. Мороз затянул ее тонким ледком, а ветер присыпал толстым слоем снега. Промахнулся казак и ступил прямо в лунку, на тонкий лед. Лед проломился, упал Иваненко в воду и пошел под лед…
Да только не утонул казак. Спасла ему жизнь его Русалочка, которая со своими сестрами вынесла его из воды на лед. Но этого было мало. Рыбак потерял сознание, и, чтобы оживить его, выбралась Русалка из воды и начала растирать казака снегом. Долго старалась она, пока не раскрыл он глаза и не стал дышать полной грудью. А как увидел казак возле себя милую свою Русалочку, так и забыл обо всем на свете. Накинул он на нее свой тулуп, и стали они, как и прежде, смеяться и болтать. И никак они не могли наговориться. А лунка тем временем опять замерзла. Когда же пришло время расставаться, стал рыбак искать свой топор, а его нет. Что тут делать?! Лед-то прорубить нечем, и не может он Русалочку отпустить в воду. А тут и петухи на хуторе стали петь… Завернул тогда казак Русалочку в теплый тулуп и понес к своей землянке. Придя домой, он натопил печь, уложил свою гостью на белую постель, накормил-напоил, а сам с утра пораньше снова отправился за рыбой. Не хотел он, чтобы к нему в землянку пришли люди и увидели его милую Русалочку.
Так же, как и летом, — в один миг, — наловил казак рыбы, разнес ее по домам и поспешил в город за гостинцами. Накупил он там для своей милой женушки всякой всячины: и сорочек вышитых, и безрукавку плисовую, и монисто богатое с монетами, и платок шелковый. Не купил только туфельки, ведь не было у нее ножек. Накупил всего и заторопился домой.
Да только хутор его был неблизко. Когда он был уже недалеко от дома, взошла вечерняя звезда и начался Сочельник. Заспешил казак пуще прежнего и с горечью промолвил:
— Бедная моя головушка! Русалочка-то моя с кровати не встает, а я так опоздал, что и время ужина пропустил. Когда ж я теперь сварю кутью и узвар?
Отворил он дверь своей землянки и глазам не поверил. Стоят в красном углу, на зеленом сене два горшочка-близнеца: в одном — - кутья, в другом — узвар! А на столе гора пшеничных пирогов: и с кашей, и с картошкой, и с маком. Здесь же и рыба жареная, и борщ постный с вьюнами. Все это — на роскошной белой скатерти, затканной серебром. А посредине, в сверкающей раковине — чудесная, свежая водяная лилия!..
На кровати, как лежала, так и лежит его милая женушка, ласково ему улыбаясь…
С той поры и зажили душа в душу казак Иваненко и Русалочка из речки Псел. Казак ловил рыбу, а Русалка вроде никогда и с кровати не встает, но все у нее в землянке прибрано, начищено, ухожено. Рай да и только! И сама она такая добрая и милая, как теплый майский вечер. Казак Иваненко был от счастья на седьмом небе. Да только недолго длилось его счастье. Увидели люди, что есть у казака жена. Увидели и то, что она «недужая» и никогда не поднимается с кровати. Поначалу жалели они казака. А потом стали поговаривать, что не такая она немощная, как ленивая. И начали люди глумиться нал ней и казака допекать. Казалось бы, не их это дело. Да только так уж люди устроены, что всегда вмешиваются, куда не следует!..
Очень досаждали они этим и казаку, и Русалочке.
Но больше всего печалило казака другое. Стал он замечать, что его милая женушка и вправду слабее: на глазах, прост тает, как воск. И худеет она, и дышать ей тяжко. Видать, трудно ей жить без воды Все равно, что рыбе на песке или вольной пташке и л теплого края жить в клетке, в холодной чужой сторож. И вот однажды, в конце зимы, начал казак расспрашивать Русалочку: — Скажи, что с тобой, милая моя женушка? Всю правду скажи… Чего тебе не хватает?
Всего у меня вдоволь и всем я довольна, дорогой муженек. Только одно, признаюсь, меня печалит: недолго мне жить осталось. Уговорила я своего отца Водяного, чтобы разрешил мне покинуть речку и жить на земле. Ведь хотела я быть с тобою вместе. Позволил он мне жить с тобою, да только не больше. чем до весны. А как пригреет весеннее солнышко и сойдет лед с реки, как выплывут мои сестры и подружки в первую лунную ночь на берег, так и придет мне конец. Развеюсь я. словно утреннее облачко, и упаду прозрачной росой на молодую траву…
Опустил казак голову Долго сидел молча, опечаленный, а потом и говорит:
— Одно только остается: отнесу я тебя ночью к реке. Отпущу снова в воду. Плыви себе и живи долго-долго. Пусть потеряю тебя, лишь бы ты жила… Спасибо тебе, добрый мой муж! ответила Русалочка. — Только теперь мне уже ничто не поможет. Коли уж вышла я из воды и пришла к тебе, ненаглядному, в дом, нет мне пути назад. Но я ни о чем не жалею. Знала я, что должна заплатить жизнью за свою любовь.
Заплакал казак и говорит:
Ну, что ж, любимая моя. делили мы с тобой счастье, разделим и беду. Без тебя мне свет не мил…
Готов и я отдать жизнь за нашу любовь.
Когда начало солнышко пригревать, когда начал снег таять да лёд на реке трещать, говорит

Русалочка своему мужу:
— Вот и истекает наше время. Отпусти меня, милый, этой ночью к реке. Попрошу я совета у отца своего, Водяного. Знаю я, не допустит он. чтобы погибла человеческая душа.
Согласился казак-рыболов. Взял он Русалочку на руки, отнес к реке и опустил в холодную воду. Отпустил её, а сам остался на берегу. Сидел, смотрел, как л ел по реке плывет, как зеленеет на взгорках первая травка… Так и ночь наступила. Уже и луна начала за гору садиться, и первые петухи вот-вот закричат, • — а он все сидит, склонив голову. Ждет, печалится…
Вдруг слышит Русалочкин голос:
Милый мой! Вот и пришла я к тебе!
Словно ото сна пробудился казак Иваненко.
— Куда же пойдем мы? — спрашивает.
— Смилостивился над нами батюшка и даровал нам еще долгую жизнь. Только жить мы будем не на земле, не в воде, а в воздухе. Будем летать над речкой. Оба мы любим наш родной Псел, вот и пришла я ещё раз спросить у тебя: так ли я тебе люба, что согласен ты не быть человеком, только бы оставаться нам вдвоем?
Ты и сама знаешь, моя милая! радостно ответил казак. Тут и спрашивать не о чем!
— Ну, так тому и быть! Наклонись ко мне, сокол ясный, обними покрепче и поцелуй!..
Прыгнул казак в воду, обнял свою красавицу-жену и прильнул к ее устам…
И вдруг забурлила вокруг вода. Небо закрыла черная туча. Загрохотал страшный гром, поднялся ветер и погнал высокую волну по тихой речке Псел…
Еще какое-то время качались, обнявшись, на волнах казак Иваненко и его жена, прекрасная Русалка. И видели они, как из бурных весенних волн появился седой, старый Водяной, как поднялся он над ними и взмахнул рукой…
И тут на хуторе запел первый петух. Влюбленные отделились от воды. На спинах у них выросли черные, словно бархатные, крылья с белой кромкой. Взмахнули они крыльями и протяжно закричали…
Взмыли над водой две речные чайки…
Только были это не чайки… А был это казак Иваненко и его верная жена, Русалочка из речки Псел.