Садао Араки:Задачи Японии в эпоху Сиова

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Задачи Японии в эпоху Сиова



Автор:
Садао Араки 
荒木貞夫








Язык оригинала:
Японский язык
Предмет:
Японский национализм
О тексте:
Садао Араки (яп. 荒木貞夫; 2 мая 1877 года, Токио — 2 ноября 1966 года, Токио) — японский государственный и военный деятель, самурай, генерал Императорской армии Японии, лидер националистов и теоретик Японской империи, министр образования (см. en:Sadao Araki)

Введение[править]

В результате своей великой экспедиции основатель императорской династии Дзиму построил первый императорский дворец в Кавасибара в районе Ямато (теперь префектура Нара) и торжественно установил основание государства и принцип верховной власти.

С тех пор императорская линия в течение 124 поколений непрерывно продолжалась и основание государства с каждым годом укреплялось. Великое дело японского народа (народа Ямато) с каждым годом процветает под отеческим руководством ряда императоров.

С глубоким чувством и гордостью мы вспоминаем блестящую 3000-летнюю историю государства.

Особенно при императоре Мейдзи, который взял на себя великую задачу руководить народом нововосстанавливающегося государства, народом, слава которого гремит по всему земному шару, — национальный дух, долгое время находившийся в скрытом состоянии, наконец показал свою действенность и живую энергию.

Императорское государство — Япония, так гигантски возвышающаяся над облаками горы Фудзи, является великой фигурой для мира. Стоя перед этой фигурой, мы не можем не почувствовать еще большей гордости бодрости.

Однако за последнее время в Японии появилась часть народа, которая забывает сущность собственного национального духа и духа нашего государственного строя, в нее легко проникает легкомысленная иностранная идеология, среди которой все более заметной становится тенденция к погоне за скоропреходящим весельем. Больше того, с каждым годом постепенно уничтожаются характерные особенности японского народа: простота, смелость и т. д.

Такое положение безусловно является результатом недопонимания и глупости. Процесс ухудшения народного духа протекает быстро, и направить его на путь добродетели чрезвычайно трудно. Тем более преступным является молчание компетентных лиц в то время, как они слышат проклятия по адресу великолепного государственного строя хотя бы и от небольшого числа людей.

Мы ни в какой степени не сомневаемся в искренности японского народа, имеющего ЗОООлетнюю историю, и в правильности основ государственности, которые должны быть вечны, как небо и земля. Но нам нужно постоянно придерживаться правила: «Будь готов к самому худшему и делай для избежания этого худшего все возможное».

Выражая здесь свое мнение о задачах Японии в эпоху Сиова, я не думаю совершить этим какой либо коренной переворот. Я думаю только о пользе, которую оно может принести хотя бы в небольшой степени.

Ошибочная философия об отсутствии различий[править]

Буддисты проповедуют мысль: «В природе нет различий». Пo их мнению, там, где нет различий, существует так называемый «искренний свет». Но этот «искренний свет» означает «свет пустоты», то есть «свет нигилизма». Однако разве сущностью современности является нигилизм? Иначе говоря, разве может существовать нигилизм в ограниченном свете? С этой точки зрения большому сомнению подлежит правильность философии об отсутствии различий.

В сущности нет ничего из существующего в космосе, что не имело бы своей цели: и у солнца, и у луны, и у бесчисленных звезд, и у земного шара — у всех имеется определенная цель. Это же можно сказать и о нашем мире: как у человека имеются характерные для него человеческие свойства и особенности, Так и каждое животное, каждое растение имеет свои свойства.

Только там, где существует различие, там создается достоинство.

Считая здесь лишним сравнивать человека с животными, возьмем для примера хотя бы собаку. Лягавая и пудель, и та и другая — собака. Но ведь существует большое различие между ними: в то время как пудель ценен только для забавы, лягавая собака является охотничьей и сторожевой. Но если лягавую собаку и пуделя в течение нескольких поколений мы поставим в одинаковые условия воспитания, обстановки, пищи и т. д., то разница в их особенностях исчезнет.

То же самое мы имеем и в мире человека. Если здесь не существует большого различия между людьми в отношении внешности, то все же существуют различия, определяемые расовой принадлежностью и национальностью.

У нас, у японцев, имеются свои свойства и своя цель, а у китайцев свои особенности. Такие же различия имеются и среди других государств. Только тогда, когда народы различных стран знают свои особенности и искренне добиваются достижения своих целей, только тогда наступит рай на земле.

Поэтому мы, японцы, должны иметь достаточное представление о своих свойствах и целях и соответственно этому направлять наши действия. Идея об отсутствии различий не может быть нами признана. Мы верим, что, только стоя на точке зрения абсолютного различия, мы придем к человечеству, среди КОТОРОГО не будет различий. Помимо этого пути нет другого, по которому мы могли бы пойти.

Осознание себя как японцев[править]

Международное положение сейчас вызывает много беспокойств ввиду открытого антагонизма между странами, угнетения слабых более сильными и мирового экономического кризиса, приводящего хозяйства различных стран к хаотическому положению.

С другой стороны, внутри страны все еще имеются легкомысленные выступления эгоистичных заграничных идей, чем усиливается общественное беспокойство.

В данное время, чреватое разного рода событиями, мы находимся лицом к лицу с небывало серьезным положением. Как мы должны относиться к этому положению?

О том, что мы должны иметь бодрость, — говорить здесь не нужно. Однако одной бодрости недостаточно. Надо прежде всего иметь прозорливое «осознание». Прежде чем предпринимать ряд мер внешнего и внутреннего порядка, надо предварительно тщательно их исследовать. А тем более неотложным для нас делом является осознание самих себя.

Не осознавая самих себя, мы не можем предпринимать правильных мер. Основным является то, что все должно исходить от нас самих. Если мы будем забывать об этом основном непременном условии, то бессознательно будем впадать в иллюзии или в ересь. Вот именно поэтому мы должны открыто говорить: «Всякие изучения должны исходить из самоосознания». Прежде чем приступить к изучению того или иного вопроса в столь небывало тяжелом положении, надо твердо осознать: «Я — японец». Изучать те или иные вопросы без самоосознания — это значит мерить без меры.

Возьмем один пример — нынешнее манчжурское положение. Почему возникли манчжурские события и в чем их сущность — это должен понимать весь народ.

Когда ставится вопрос о причинах манчжурского инцидента, то каждый японец ищет их в незаконном нарушении Китаем договоров, в недопустимом игнорировании их международных обычаев и в несправедливом посягательстве на приобретенные Японией права и интересы.

Бесспорно, что все это является поводами происхождения инцидента, но, откровенно говоря, этот инцидент вырос не на таких мелких вопросах. В основе его лежит коренной вопрос. Что же это такое? Это — оскорбление Китаем Японии.

Однако могут сказать, что не только один Китай, но посути весь мир пренебрежительно относится к настоящему положению Японии.

Какая позиция была занята Китаем вскоре после возникновения манчжурского инцидента? Характерны настроения ряда государств, входящих в Лигу наций, против Японии в связи с инцидентом!

В Китае произвольно игнорируются договоры, которые надлежит строго соблюдать по международному публичному праву. Там постоянно нарушаются законно приобретенные Японией права и интересы. К тому же, там проводятся такие антияпонские действия, что даже в учебниках для начальных школ откровенно пишется против Японии. Совершенно понятно, что Япония рано или поздно должна была выйти из терпения.

Действия Японии ни в чем не противоречат принципам справедливости.

Забывая свою основную задачу — действовать на началах справедливости, Лига наций в течение долгого времени пыталась отклонить и осудить справедливые требования и действия Японии. В конечном счете стало ясным, что пренебрежение по адресу Японии стало крупным течением мирового масштаба.

На вопрос, откуда получилось такое положение, ответ прост. Оно получилось оттого, что японцы сами забыли свою национальную гордость, забыли свои убеждения и потеряли самоосознание. Оно получилось оттого, что японцы утонули в легкомысленной заграничной идеологии, унизив свой престиж перед всем миром. Надо сказать, что является совершенно естественным то, что они оказались оскорбленными рядом держав и Китаем.

Поэтому не только для того, чтобы выработать контрмеры в отношении Манчжурии и Монголии, но и для того, чтобы показать всему миру свою блестящую сущность, нам нужно, чтобы у всего народа были разбужены убеждения и идеалы императорской армии, чтобы народ имел решимость идти под еще большим прицелом, избегая отдельных прагматических идей.

А иначе даже в том случае, когда манчжуромонгольский вопрос будет разрешен удовлетворительно для Японии, перед нами будет стоять вопрос: неужели это положение еще долго продолжится?

Значительная часть народа удовлетворена только превращением Манчжурии и Монголии в японскую колонию экономического значения. Но я уверен в том, что от такого легкомыслия нам не только ничего не следует ожидать, но даже в недалеком будущем будем иметь события больших масштабов и значения, чем настоящие события.

С такой точки зрения нам кажется, что континентальная теория, которая до сих пор имела место в Японии, оказывается бессодержательной.

Думаем, что при рассмотрении и установлении японской политики в отношении континента личные интересы должны быть отодвинуты на второстепенный план. В японской континентальной политике должен быть взят более высокий прицел. Экономическое развитие Японии в Манчжурии и Монголии является в конечном счете только второстепенным делом. Поскольку развитие на континенте нужно для спасения Японии, для спасения Востока и для спасения мира, нам нужно теперь иметь чрезвычайную решимость.

Но для этого надо иметь прежде всего самоосознание: «Я — Японец».

Мысли о японском духе[править]

Тайной победы на войне является знание себя и противника. Это основной принцип, который применяется ко всему. Не зная себя, ничего не можешь знать.

Я думаю, что для того, чтобы Япония могла избежать ее настоящего затруднительного положения, нет другого средства, кроме того, чтобы весь японский народ решительно и полно осознал себя японцем. Только тогда развитие Японии получит достаточный размах, когда это самоосознание будет достигнуто.

Но что должно быть конкретными объектами этого самоосознания японцев? Что является основными отличительными чертами Японии? Это не что иное, как великий идеал, представляемый тремя регалиями японской династии: яшма, зеркало и меч, которые были даны Аматераомиками при создании японского государства. Как всем японцам известно, эти три регалии являются прообразом:

зеркало — справедливости,

яшма — милосердия,

меч — смелости.

Именно справедливость, милосердие и смелость, представленные тремя регалиями японской династии, являются основным идеалом Японского государства, путь которого указывался императорами. Это так называемый настоящий «императорский путь». Японская история представляет из себя не что иное, как осуществление этого пути. Сохранить этот путь, прославить его — является долгом японского народа как верного подданного его величества.

Основная сущность японского государственного строя заключается в единении высшего с низшим, монарха с народом. Тем самым становится ясной цель японцев, которая сводится к тому, чтобы прославлять величие императора, для этого же следует общественное благосостояние ставить выше частного, личного.

И тогда, когда японский народ усвоит этот настоящий национальный дух и осознает свою истинную цель, естественно, что будет усиленно развиваться и он сам.

Настоящее затруднительное положение не может быть ликвидировано до тех пор, пока японский народ не будет воодушевлен желанием реализовать с максимальной решимостью свой великий идеал мирового значения. Без этого воодушевления невозможно ни коренное разрешение манчжуромонгольского вопроса, ни континентальной политики.

Все это подтверждается такими историческими фактами, которые имели место, начиная с эры Мейдзи, как японокитайская, японорусская и японогерманская войны, торжественно проводившиеся под этим великим идеалом. Позиция Японии тогда была признана всем миром. На этой основе создалось величие Японского государства, выросла и увеличилась его сила. Если бы эти войны проводились Японией на основе эгоистичных интересов, если бы они носили разбойничий, грабительский характер, тогда по всей вероятности Япония была бы объектом упреков со стороны всех государств мира и в конце концов попала бы в затруднительное положение, граничащее с безвыходным. Германия во время последней европейской войны является живым доказательством этому.

С самого начала истории превосходство Японии заключалось в том, что зло и несправедливость никогда не руководили ее действиями, никогда не заменяли высокой нравственности ее поступков.

Теперь однако есть основание для беспокойства, так как среди народа имеется группа людей, численно хотя и незначительная, но которая, будучи захваченной иностранной радикальной идеологией и следуя теории марксизма, иногда забывает честь Японии, ее цели и свой долг. Есть также люди, которые ведут себя к гибели, предаваясь лени и покою при отсутствии идеалов и сознательности.

Здесь не нужно будет говорить о том, что теория материализма, не признающая духовных функций человека, превращающая его в машину, лишающая его идеалов и свободы, превращающая его в раба общества, — является вредной для здорового общества.

Мы, верящие в японские традиции и японский дух, сильно желаем того, чтобы весь японский народ немедленно пробудился от дурного сна и, объединясь под великим идеалом, стал бы апостолом-проповедником высокой императорской нравственности.

Япония и мир[править]

Теперь рассмотрим внешнюю позицию Японии.

С тех пор как Япония, начиная с эпохи Мейдзи, показала всему миру свое действительное, искреннее лицо, она все время действовала на основе справедливости и имела решимость прибегать к реальной силе, жертвуя собой в пользу мира. Она никогда не колебалась в деле уничтожения зла. В результате этого она стала одной из трех крупнейших держав мира.

Оказать величию императора поддержку — это значит реализовать великий идеал Великой Японии. Для этого японский народ напрягал все свои силы, так как у него горело великое самоосознание как японского народа.

Однако за последнее время это сильное национальное воодушевление постепенно падает, даже, можно сказать, находится в резко упадочном положении.

Для примера возьмем распространение в обществе легкомысленной идеологии. Капиталисты заботятся только о своих интересах, не обращая внимания на общественную жизнь; политики часто забывают общее положение страны, увлекаясь интересами своих партий; служащие и учащиеся забывают свой долг, предаваясь увеселениям и утехам.

Словом, можно сказать, что всюду имеется легкомысленное течение, эгоизм, исключающий бодрость, честь и идеал. Кто может не беспокоиться о будущности государства, думая о дальнейших результатах такого положения? Да ведь этот вопрос не только будущего. Ведь признаки бедствия вырисовываются уже теперь.

В действительности ведь имеется крупный печальный факт изоляции Японии в ее международном положении, — и японский народ должен знать, что, до тех пор пока он не оставит свое равнодушие, Япония будет постоянно подвержена этому положению изоляции.

Изучить причины такого положения является неотложно необходимым. Они просты. Они заключаются в том, что японцы забыли свое национальное самоосознание, забыли правильное представление об императорской Японии.

Что же может остаться от Японии, когда забывается великая душа государства, когда оставляется национальная гордость? То, что Япония является сейчас объектом пренебрежения со стороны всего мира и получила оскорбление от Китая, в конечном счете случилось по вине самой Японии. Надо хорошо понять, что отсюда произошли и манчжурский инцидент и атака на Японию со стороны государств, объединенных Лигой наций.

Повторяю, нынешний манчжурский инцидент возник не на основе таких мелких вопросов, как игнорирование договоров или посягательство на права и интересы Японии. Основной причиной инцидента является оскорбление Японии Китаем. Лига наций не могла отличить справедливости от несправедливости, что привело в результате к тому, что и она оскорбляет Японию. Таким образом должно быть ясно всякому, что непосредственной причиной изоляции Японии является оскорбление, полученное ею от всего мира, и что это случилось по вине самой Японии.

Японский народ должен понять это отчетливо. Он должен также понять и то, что, только усвоив эту истину, он может избежать имеющиеся затруднения.

При наличии такого положения манчжурский инцидент является для Японии случаем, данный богом. Надо признать, что бог забил во все колокола, чтобы тем самым разбудить японский народ.

Мы никоим образом не придерживаемся пессимистического взгляда в отношении современного затруднительного положения. Мы твердо верим в то, что настоящее международное положение быстро улучшится для Японии, если японский народ возродится из великой души Японского государства и покажет себя как японский народ. При этом условии скоро придет время, когда весь мир радостно встретит императорскую нравственность.

Настоящее положение Восточной Азии[править]

Наша «императорская нравственность», являющаяся воплощением сочетания истинной души Японского государства с великим идеалом японского народа, должна проповедываться и распространяться по всему миру. Все препятствия, стоящие на пути этого дела, должны решительно уничтожаться, Не останавливаясь перед применением реальной силы.

Здесь нам придется предварительно рассмотреть настоящее положение в Восточной Азии, так как наши мероприятия устанавливаются прежде всего в соответствии с условиями непосредственно граничащих с нами государств.

Спрашивается: какое положение в Восточной Азии в настоящее время?

В Китае уже в течение 20 лет беспрерывно господствует беспорядок, там до сих пор нет даже центрального правительства и нет самой сути государства.

В Индии под гнетом Англии страдает более 300 млн человек, и она теперь лицом к лицу стоит перед серьезным кризисом.

Как в Средней Азии, так и в Сибири не найдется даже одного куска свободы. И Монголия тоже как будто превратилась во вторую Среднюю Азию. Таким образом на континенте Восточной Азии кроме Японии самостоятельным государством является только Сиам.

При наличии такого положения является непозволительным умалчивать и упускать из виду Японию, которая является самым сильным государством в Восточной Азии и у которой не только имеется соответственно этому действительная сила, но также и историческая миссия спасти рад государств Восточной Азии. Япония должна решительно встать во имя справедливости, хотя бы и была реальная угроза разорения отечества. Во всяком случае нам нужно решительно бороться за правду.

Говорят, что Англия — страна джентльменов. Если это так, то почему национальноосвободительное движение в Индии все более обостряется из года в год? В Америке выставляется эмблема гуманности и справедливости, но чувствуется ли это в ее внешней политике по отношению к Панаме, Кубе, Мексике и ряду стран Средней и Южной Америки? При рассмотрении других государств, действующих на международной арене, мы видим, что нигде нет императорской нравственности.

Различные страны Восточной Азии являются объектами гнета со стороны белой расы.

Разбуженная императорская Япония больше не может позволить произвол белой расы. Миссией Японии является борьба со всеми действиями, несовместимыми с императорской нравственностью, от какой бы страны эти действия ни исходили.

В этом смысле Япония не может упускать из виду ни одного случая беспорядка, возникающего в том или другом пункте Восточной Азии. Так как нарушение мира, абсолютно несовместимо с великими идеалами императорской Японии, нужно всегда иметь необходимые приготовления и решимость сразу же устранять такие беспорядки, хотя бы и пришлось для этого прибегать к реальной силе. Мы уверены, что, пока существует такая решимость и действительные силы, мы можем ожидать мира.

Нам очень жаль, что Китай до сих пор не понимает искренности Японии и напрасно прибегает к помощи Европы и Америки, что он все еще продолжает играть в техническую дипломатию, становясь с каждым годом во вое более невыгодное для себя положение.

Поверхностным взглядом или сознательным искажением действительности является представление о том, что Япония является милитаристической страной и проводит агрессивную политику. У Японии нет других намерений, как всеми силами реализовать свой основной идеал — сохранение мира.

В манчжурском инциденте Япония прибегла к вооруженной силе. Но это означает, что Япония взяла в свои руки меч для того, чтобы спасти многих, принеся в жертву одного.

Важность манчжуромонгольского вопроса[править]

Здесь не следовало бы говорить о важности манчжуромонгольского вопроса, так как после возникновения инцидента она была всесторонне разъяснена и стала хорошо известной народу. Но здесь нужно заострить внимание на то, какой простор для распространения императорской нравственности представляют Манчжурия и Монголия.

Манчжурия и Монголия служили ареной японокитайской и японорусской войны, где погибло около 100 тыс. человек и было израсходовано около 2 млрд иен государственных средств. Там живет около 1 млн человек наших соотечественников (из которых 200 тыс. японцев и 800 тыс. корейцев), туда вложено более 1500 млн иен капиталов. В вопросах регулирования населения, продовольствия, сырья для тяжелой промышленности и наконец государственной обороны существование Японской империи тесно связано с Манчжурией и Монголией. Бесспорно разрешение этих вопросов очень важно, но в конечном счете они являются второстепенными вопросами.

Мы считаем манчжуромонгольский вопрос важным потому, что, если мы не установим прочно своего престижа в Манчжурии и Монголии, мы никак не сможем распространить великие идеалы, развивавшиеся на протяжении 3000летней истории Японии. Япония не должна удовлетворяться только собственным расцветом свои идеалы она должна распространять по всему Дальнему Востоку и далее по всему миру.

Настоящее же положение на Дальнем Востоке и положение во всем мире диктуют Японии необходимость выступления. Думаю, что в этом смысле имеет большое значение манчжурский инцидент. Япония уже сделала по указанию бога первый шаг вперед. Там, куда императорская армия направлена, где действует реальная сила ее, сохраняются мир и спокойствие. Императорская армия даром не употребляет оружия. Мир и справедливость заставляют ее приняться за меч, ибо это является необходимым средством реализации ее идеалов.

Если спросить, чьей территорией является Манчжурия, — территория ли эта Китая, территория ли это России, или же она является самостоятельным государством, — очевидно никто в мире не сможет дать на этот вопрос точного ответа. Даже сам Китай не может удовлетворительно на него ответить.

Прежде чем ставить вопрос о мире в Восточной Азии, надо дать себе отчетливое представление о роли Монголии. Япония не желает допускать существование такой двусмысленной территории, каковой является Монголия, непосредственно граничащая со сферой влияния Японии. Монголия должна быть во всяком случае территорией, принадлежащей Востоку, и ей надо дать мир и спокойствие. Никак нельзя оставить ее в положении, ПРИ КОТОРОМ другие государства распространяют в отношении ее свою агрессивную политику. Оставить Монголию в двусмысленном положении — значит сохранить очаг беспорядков на Дальнем Востоке.

Можно было бы сказать, что вопрос о распространении в Монголии императорской идеи является более трудным, чем аналогичный вопрос в отношении Манчжурии. Нужно здесь выразить отчетливо и откровенна ту мысль, что, какой бы враг ни противостоял распространению императорской идеи, он должен быть уничтожен.

Далее, обращая наше внимание на великую работу по выполнению наших идеалов и целей, по сохранению мира на Дальнем Востоке, мы должны внимательно следить за действиями нашей соседки — России, памятуя, что все еще существует название «Владивосток» (что порусски означает «владеть Дальним Востоком»).

Вопрос о корейцах[править]

Сохранить мир на Востоке — это традиционный государственный принцип императорской Японии. Она это неоднократно доказывала, рискуя собственной судьбой. Япония вела японокитайскую, японорусскую и японогерманскую войны только для того, чтобы прежде всего сохранить мир на Дальнем Востоке.

Повторяем: сохранение мира на Дальнем Востоке означает прежде всего распространение императорской нравственности. Отсюда исходят как внешние, так и внутренние мероприятия Японии. На этом основании базировалась и аннексия Японией Кореи. Нам очень жаль, что с течением времени эта истина забывается. В императорском эдикте по поводу аннексии Кореи сказано так: «Под моей милостью народные массы будут увеличивать свое благосостояние. Промышленность и торговля значительно разовьются в условиях спокойного времени. Я твердо убежден, что тем самым, дело мира на Дальнем Востоке будет укреплено».

О великой душе бывшего императора Мейдзи можно судить уже из приведенных выше слов. Разве последующие государственные деятели хорошо восприняли эти слова?

Благодаря целому ряду установлений благосостояние Кореи с каждым днем и месяцем улучшается. Но там упускался из виду один большой факт — это вопрос о корейцах, живущих в Манчжурии. Они издавна являются подданными императора и нашими соотечественниками. Несмотря на то, что число их выражается в 800 тыс. человек, существование их совершенно упускалось до сих пор из виду. Под гнетом зверских китайских властей их жизни и имуществу постоянно угрожала опасность.

О чем заставляет нас подумать этот факт? Имея перед собою миллионные массы, которые бродяжничают в поисках земли, нельзя не принять на себя ответственность за них и оставить их в таком положении.

Полное объединение Японии с Кореей является основанием мира на Дальнем Востоке. Нельзя не заботиться о корейцах. Нужно кормить их, давать им силу жизни и тем самым обеспечить их будущность. Иначе великий дух аннексии Кореи в конце концов погибнет.

Глубокой ошибкой было бы думать, что с приобретением концессий на железные дороги и горную промышленность цели манчжуромонгольской политики Японии целиком достигнуты. До сих пор Япония, сосредоточивая свое внимание на этих правах и интересах, возбуждала подозрение других государств и находилась в изолированном положении. Воспользовавшись нынешним инцидентом, мы должны на деле показать, что заявления и действия Японии исходят исключительно из начал гуманности и стремления к миру.

Далее, в восточной части Сибири живет несколько сот тысяч корейцев, и положение их еще более ужасно. Мы должны глубоко почувствовать необходимость позаботиться о них, как мы это делаем в отношении корейцев, живущих в Манчжурии, и принять необходимые меры в ближайшем будущем для помощи им. Наши традиции и национальные чувства не позволяют нам молча, сложа руки, наблюдать их ужасное положение.

Японцы — апостолы мира[править]

С самого начала истории Япония являлась «государством военного искусства». Однако одновременно с этим существовала традиция не прибегать к оружию произвольно. В этом заключался национальный престиж Японии, и поэтому Япония никогда произвольно не прибегала к оружию. Так она твердо осуществляет дух императорской армии, путь к которой покоится на справедливости и милосердии.

Совершенно поверхностным является представление о Японии как о милитаристическом или империалистическом государстве. Такое представление может иметь только тот, кто не знает, что Япония берется за оружие только в борьбе за мир.

О том, как Япония любит мир и стремится к спокойствию и благосостоянию человечества, можно судить по императорским эдиктам каждого императора, где ясно упоминается об этом. Япония уважает военное искусство только для того, чтобы осуществить свои великие идеалы.

Нельзя японскому народу некритически воспринимать американскую и европейскую культуру и ослаблять традиционный японский дух. Развивая свой великий дух, определившийся в течение 300-летней истории, японский [в скане книги фрагмент предложения отсутствует].

Долой еретическую доктрину материализма! Уничтожить развратные течения!

На материю нельзя положиться.

Сильный дух и бодрость в конечном счете решают все.

Вопрос о численности населения важен. Важен также и продовольственный вопрос. Конечно важен вопрос и о международном положении. Однако нам не нужно слишком беспокоиться по этим вопросам. Японский народ должен стоять выше всех и смотреть дальше всех. Когда он осознает свою миссию и свои цели, все эти вопросы разрешатся сами собой.