Касым Тыныстанов

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Тыныстанов, Касым»)
Перейти к: навигация, поиск

Касым Тыныстанов (1901 - 6 ноября 1938) — учёный и зачинатель науки в Кыргызстане, создатель грамматики кыргызского языка, политик и пантюркист.

Биография[править]

Касым Тыныстанов родился в 1901 г. в селе Чырпыкты Иссык-кульского района. Как он сам пишет в своей автобиографии, научился читать и писать на арабском алфавите у отца. С 12 лет до 1916 г. он смог проучиться в общей сложности четыре с половиной года в Караколе и в селе Сазановке (в настоящее время с. Ананьево) Иссык-Кульской области Киргизстана.

В 1916 г. иссык-кульские кыргызы, в результате неудавшегося восстания против царской России, спасаясь от уничтожения, бежали в Китай. Касым вместе с родителями возвратился из Китая в декабре 1917 г. Он остался в Караколе с надеждой получить образование. Находясь там более полутора лет и убедившись, что в Караколе отсутствует такая возможность, он в поисках подходящей учёбы, в сентябре 1919 г., из Каракола пешком уходит в Алма-Ату через Каркыра. Там получив направление для учёбы и командировочные расходы, в октябре приезжает в г. Ташкент, где поступает на подготовительное отделение Казахского института просвещения (Казинпрос), с общежитием для приезжих студентов.

Коротко об основных узловых моментах его научной и организаторской деятельностях.

1. Судя по архивным материалам, будучи студентом младших курсов Казинпроса, он начал работать над созданием первоначального кыргызского алфавита. Нашу мысль подтверждает его первый спектакль, написанный на кыргызском языке под названием «Алымкул». Он поставлен летом в 1921 г. в Караколе труппой студентов, учащихся в городах Ташкента и Алма-Аты, приезжавших на каникулы, и из местных учащихся. К сожалению, рукопись сценария утеряна, как и многие другие рукописи Касыма, после его ареста. По логике вещей его сценарий, наверняка был написан на кыргызском языке на художественно оформленном тексте. Она многократно ставилась для кыргызских зрителей. Наше предположение подтверждается публикациями его поэтических и прозаических произведений, опубликованных в казахоязычных газетах, выпущенных в Ташкенте с 1922-г. только на кыргызском языке. Отсюда вытекает предположение, что, начиная с 1922-г. кыргызские студенты, обучающиеся в Ташкенте, хорошо знали первоначальный алфавит К. Тыныстанова, как позже утверждал выдающийся писатель Т. Сыдыкбеков, его песни были очень популярны среди кыргызской молодежи. Как писал профессор Е. Д. Поливанов в 1935-г., государственный заказ на создание кыргызского алфавита, на основе арабской графики, не случайно был предложен именно «ребятам из Научной Комиссии в 1924-г.» Из архивных материалов нам удалось выяснить, что среди тех молодых людей были: О. Алиев, Б. Данияров и К. Тыныстанов ([1], с. 79). Они также организовали и выпустили первый номер партийной газеты «Эркин-Тоо». Не даром день выпуска газеты и сегодня считается днем рождения кыргызского письменного языка. Эти работы тех молодых людей следует считать их выдающейся заслугой перед своим народом. Они же, научив читать и писать сплошь неграмотных кыргызов, ввели их в мировое информационное поле. Имя каждого из них достойно быть названым для сохранения их в народной памяти.

Как известно, составить первоначальный алфавит любого народа, проблема архисложная, требующая глубокого знания грамматики этого языка, кропотливого труда и огромного количества времени для адекватного приведения в соответствие каждого звука, произносимого в речи со своим образом — буквой. Эта мысль подтверждается архивными материалами, где выясняется, что над проблемой Касым работал предположительно с 1921 г. по 1926 г. включительно. За это время он улучшил начальную версию своего первоначального алфавита, постоянно работал над его уточнением, и, наконец, участвовал в подготовке алфавита на утверждение Правительством в 1924 г. В том же году он начал работать над улучшением алфавита и одновременно над созданием орфографии, начальная версия которой была утверждена Академическим центром в 1927-г.

2. 20 декабря 1924 г., во время открытия Академического Центра (АЦ) при Отделе Народного образования (ОНО) Кара-Киргизской АО, решением Революционного Комитета АО председателем АЦ назначается Э. Арабаев, заместителем К. Тыныстанов, секретарем К. К. Юдахин. Основными задачами, поставленными перед АЦ были: руководство научной и учебно-методической работой Обл. ОНО, оказание содействия по реализации в жизнь его учебно-плановой работы. В частности по направлению научных изысканий: создание научно-исследовательских планов; направление научной деятельности научных учреждений ОНО; организация научных исследований на территории Кыргызстана; изучение вопросов быта, языка, этнографии и др.; координация НИР научных обществ и научных учреждений Кыргызстана; участие в управлении филиалами научных учреждений СССР, находящимися на территории Кыргызстана; создание учебников, учебных пособий и осуществление научно-учебного плана в издательской деятельности в Кыргызстане ([1], гл. 2). Природный организаторский талант Касыма проявился уже в первые месяцы работы в руководстве АЦ. Об этом свидетельствуют сохранившиеся архивные материалы, состоявшие из планов работ и отчетов АЦ и Научной Комиссии (НК), большинство которых были составлены им лично до назначения его комиссаром НКП. Они были претворены в жизнь во время его работы комиссаром. К концу 1924-г. Касым пришёл к выводу о необходимости перехода на новый, более прогрессивный кыргызский алфавит, основанный либо на кириллице, либо на латинской графике. Он должен был быть удобным и для использования технических средств, используемых в то время для размножения печатных текстов. Весной 1925-г. Касым, выступая с рядом статей, убеждает государственное и партийное руководство страны о необходимости перехода на новый алфавит. Поддержав его предложение, руководство Кыргызской АО созывает особое совещание с участием передовой части учительства и городского актива, перед предстоящим областным научно-педагогическим съездом. Касым, выступая на совещании с докладом и демонстрируя собственный проект нового алфавита, аргументировано проанализировал недостатки недавно официально принятого алфавита и убедительно доказал участникам совещания преимущество предложенного им алфавита, основанного на латинице ([1], с. 94). Особое совещание принимает решение о том, что на предстоящем научно-педагогическом съезде поставит вопрос «О ликвидации арабского алфавита и о переходе на один из европейских алфавитов». Научно-педагогический съезд проходит с 25 по 27 мая 1925 г. в г. Пишпек. После ожесточенной борьбы между сторонниками и противниками проекта нового кыргызского алфавита съезд поддерживает проект К. Тыныстанова. В резолюциях съезда были даны конкретные указания о принципах построения латинского алфавита, одновременно предусматривались организационные и агитационно-пропагандистские мероприятия, связанные с введением нового алфавита ([1], с. 85-89). Как известно, сразу после завершения работы Научно-педагогического съезда, проходившегося в мае 1925 г., согласно его решения и по поддержке Обл. ОНП о необходимости начинать обучение молодежи Кыргызстана новому алфавиту, НК создает добровольное общество «Друзей нового алфавита» во главе с К. Тыныстановым. Активисты общества его кружков во всех уголках Кыргызстана начинают свои работы, связанные с обучением учителей школ и сельской молодежи новому алфавиту. Через полгода Касым готовится к участию с докладом в работе предстоящего первого Всесоюзного Тюркологического съезда, где он должен был выступать с докладом о проекте нового кыргызского алфавита, составителем которого он являлся. Кроме того, получив поддержку научно-педагогического съезда в Кыргызстане, и имея моральную поддержку своего народа, он был обязан достойно представить его на Тюркологическом съезде. Съезд проходил в г. Баку с 26 февраля по 5 марта 1926 г. Участники тюркологического съезда приняли его проект благожелательно и высказались в пользу нового кыргызского алфавита. Касым позже писал о том, что приехал в Пишпек окрыленный поддержкой съезда, получив «сильное моральное оружие в деле завоевания дальнейшей позиции новым алфавитом» ([1], с. 97). Доклад Касыма был опубликован «В бюллетенях съезда», а его дискуссионное выступление на съезде было принято одобрительными голосами и аплодисментами, что свидетельствовало о том, что его речь понравилась присутствующим. Доказательством этого явился тот факт, что кыргызский ученый был избран в состав комиссии для редактирования и внесения соответствующих исправлений в резолюцию об алфавите, принятой съездом. Сразу после съезда Касым стал постоянным членом Научного Совета Всесоюзного Центрального Комитета нового алфавита, до выполнения Комитетом своей миссии по переводу письменности тюркоязычных народов на новый алфавит. Итак, его замечательная работа по созданию нового кыргызского алфавита привела его в ряд выдающихся тюркологов Советского Союза и мира, таких как В. В. Бартольд, С. Ф. Ольденбург, С. Е. Малов, Б. Чобанзаде, Л. Б. Щерба и других. Далее, в 1928 году он составил алфавит уйгурского языка и первоначальный алфавит для дунган, проживающих в средней Азии и в Казахстане. Касым много лет продолжал трудиться в общесоюзной ответственной работе по созданию письменностей и по переводу народов СССР, не имеющих письменностей, на новый унифицированный алфавит. Примерно через полтора года после вышеназванного съезда, Постановлением Президиума Исполкома Кирг. АССР создается Комитет Нового киргизского алфавита (КНКА) под председательством председателя Исполкома А. Орозбекова ([1], с. 99). КНКА открывается при Обл. ОНП, позже он работал при Наркомпросе. Заместителем КНКА был назначен К. Тыныстанов. В структуре Комитета НКА функционировала маленькая группа, которая занималась переводом кыргызской письменности с арабского алфавита на латинский, кроме того, вели значительный объём научных исследований, связанных с кыргызской лингвистикой. Понимая крайнюю необходимость наличия журнала на кыргызском языке, для ускорения решения проблемы перехода на новый алфавит, по инициативе К. Тыныстанова, Т. Айтматова и др., на частные средства передовой интеллигенции в 1928 г. выпускается научно-педагогический журнал «Жаны маданият жолунда». Важная роль этого журнала определялась не только ускорением работы по переводу письменности на новый алфавит, но и в повышении научно-методического уровня работников просвещения. С образованием Наркомпроса Кирг. АССР весной 1927 г., его первым комиссаром (министром) назначается К. Тыныстанов. Время, с продолжительностью около шести лет, когда Касым начал возглавлять НК и далее работал комиссаром, было очень продуктивным для Кыргызстана. Этот период характеризуется резким скачкообразным подъемом в деле народного просвещения и организации основы тех наук, связанных с разносторонним изучением природы Кыргызстана. Безусловно, решающим фактором роста был экономический рост Страны Советов.

3. Как известно, с апреля 1925 г. АЦ временно прекращает свою работу. Функциональные обязанности АЦ передается НК. Дальнейшая плановая работа НК, продолжается в качестве преемницы АЦ. С августа 1925 г. Касым назначается временно исполняющим обязанности председателя НК. Вместе с русскоязычным секретарем НК он продолжает работу. Далее он ещё два раза составляет планы научных и хозяйственных работ НК. Как показали архивные материалы, планы содержали основные концепции по руководству научными и научно-методическими работами в Кыргызстане. В первом перспективном плане на 1924/1925 учебный год, НК должна была организовать Литературное бюро в г. Пишпек с целью привлечения к работе по созданию и снабжению учебниками и учебными пособиями школ первой ступени, а также по сбору материалов по краеведению. В следующем учебном году (1926/1927 уч. г.) необходимо было «изучить быт, а также особенности языка Киргизии». Отсутствие необходимых материалов по перечисленным проблемам вынудила НК организовать экспедицию к весне 1926 г., для «подробного изучения во всех отношениях Ферганской части Киргизии» (то есть территорию сегодняшних Ошских и Жалал-Абадских областей). Из-за отсутствия финансовых средств у страны, планированная экспедиция была проведена только в 1927 г. Начиная с 1924 г., сразу после утверждения первоначального алфавита, Касым составил первые образцы хрестоматии первых трех классов начальной школы и грамматику кыргызского языка, начиная с букваря, фонетики и морфологии, кончая синтаксисом. Его «Морфология» (1934 г.) и «Синтаксис» (1936 г.) были выпущены в качестве нормативных, стабильных учебников для школ. ([1], стр. 216—220). Он создал для грамматики кыргызского языка удачную терминологическую систему. Приблизительно около 90 % его терминов, введенных им в научный оборот в теории кырызского языка, верно служат народу и по сегодняшний день. Он составил комплекс программ по языкознанию для педтехникума и для пединститута, а также подготовил учебник грамматики для пединститутов, который должен был увидеть свет к концу 1937 г. Тем самым, до его ареста, он не только заложил фундамент грамматики, но и успел создать основы теории грамматики кыргызского языка. Первоначальный алфавит Касыма был основан на арабском алфавите. Над этим он работал, предположительно, с 1921-г. Постоянно улучшая номенклатуру этого алфавита и создавая основы соответствующей орфографии, он в 1927-г. выпустил первоначальный учебник «Эне тилибиз» (Киргосиздат, Фрунзе, 1927-г., ч.1 с. 57). Этот учебник с незначительными изменениями был издан в 1928-г. на новом алфавите, позже названным народом «касымовским алфавитом». Сравнивая два этих учебника можно увидеть, что в них использована одна и та же система алфавита с соответствующими по смыслу звуками, но с различными очертаниями букв. «Касымовский алфавит» основанный на латинской графике оказался и рациональным. Этот факт можно объяснить тем, что составляя алфавит, он работал над ним очень долго (то есть после арабской графики почти с 1921 г.), параллельно создавал основы грамматики кыргызского языка и разрабатывал её орфографию. В мае 1934-г. на Республиканском орфографическом совещании [2] К.Тыныстанов выступал с заказанным Правительством докладом на русском языке. После доработки на конференции, материалы доклада были размножены на двух языках (кыргызском и русском). Работа была издана для широкого обсуждения КНИИ культурного строительства в 1934 г. Она опубликована под названием «Проект новой орфографии киргизского литературного языка» (Фрунзе: Киргосиздат 1934 г. −24 с.), под авторством К. Тыныстанова. По утверждению автора проекта, он «отличался от первой орфографии главным образом тем, что в нём подробно рассматривались правила передачи советских и интернациональных терминов» ([1], стр. 226). Это был второй составленный Касымом проект орфографии. Как он позже писал: «Первая орфография и грамматика (часть фонетики и часть морфологии) были разработаны К. Тыныстановым и изданы 1927-г. Киргосиздатом ещё на арабском алфавите. Это орфография была утверждена Академическим Центром Народного Комиссариата Просвещения» ([1], стр. 222). Касымовский проект после двухгодичной дискуссии, был представлен на рассмотрение конференции по языковому строительству, которая состоялась в сентябре 1936-г. в г. Фрунзе. К этому проекту был приложен краткий свод правил пунктуации. Далее он пишет «…Проект с незначительными изменениями был одобрен конференцией и представлен на утверждение Киргизского правительства, которое, внеся изменения в отдельные положения, утвердило его в начале 1937 г. и отправило в Москву в ЦКНА на отзыв для получения санкции Совета национальностей. При этом правительство также окончательно утвердило состав и порядок киргизского алфавита как стабильный, не внеся никакого изменения…Таким образом, Киргизия имеет стабильную орфографию» ([1], с. 228). Дальнейшая судьба касымовской орфографии общеизвестна…

4. Очень удачным и в дальнейшем продуктивным оказался план работы НК на 1926/1927 г., составленным К. Тыныстановым. Документ представлен им как «Хозяйственный план Научной Комиссии (будущего Научного Совета) Наркомпроса Киргизской АССР» ([1], с. 52). Как известно, Киргизская АССР была образована 1 февраля 1926 г. Экономическое состояние Союза ССР начало улучшатся. Появилась реальная материальная возможность серьёзно уделить внимание на образование и науку. Хотя Научный Совет ещё не существовал, так как Наркомпрос Киргизской АССР начал функционировать только весной 1927 г., видимо перспективный план был составлен К. Тыныстановым по заданию руководителей Автономной республики. В качестве основных плановых работ НК опиралась на «Хозяйственный план» Научного Совета. В плановом году НК предусматривались следующие разделы: "1. Создание подотделов при Научном Совете, занимающихся собранием и изучением научных и этнографических материалов, которое должны состоять из: а) методического бюро; б) терминологической комиссии; в) издания и собрания народных и этнографических материалов. 2. Организация краеведческих учреждений: а) общества краеведения; б) краеведческого музея. 3. Организация «Комитета нового алфавита» ([1], с. 52). Как ясно видно из содержания трех подпунктов раздела 1, АЦ и НК первоначальную работу начали с тех вопросов, которые раньше частично были внедрены в жизнь. В плане подробно расписаны цели, задачи и затрачиваемые средства, необходимые для реализаций их в жизнь ([1], с. 52-53). Аналогичное разъяснение дается по подпункту а) раздела 2. По подпункту б) раздела 2, сказано о необходимости организации Центрального Государственного музея, где сформулирована цель такого музея…- «обслуживание всей Киргизии в смысле выявления коллекций природы и быта данного края. По выше изложенным соображениям музей должен был иметь при себе следующие отделы: 1. Естественно научный; 2. Историко-этнографический и 3. Сельскохозяйственный» ([1], с. 54-55). В третьем разделе плана речь шла о создании Комитета по проведению нового Киргизского алфавита, основанного на латинице. В этом плане написано: «Согласно постановлениям первого Областного научно-педагогического съезда КАО в 1925 году в г. Пишпек первого Всесоюзного тюркологического съезда в г. Баку в 1926 году и постановлению Коллегии Обл. ОНО, утвержденному правительством, должен быть Комитет нового алфавита при Научном Совете. … Цель Комитета — ликвидация арабского алфавита и переход на новый алфавит на латинской основе» ([1], с. 5). Далее приводится перечень задач, необходимых для реализации Комитетом. Перечисляются штатные единицы, состоящие из пяти человек и статьи расходов Комитета. Хотя «Хозяйственный план» составлен на 1926/1927 г., он оказался перспективным планом, который Наркомпрос во главе с К. Тыныстановым претворил в жизнь в течение более чем трех лет. Особо следует отметить роль Союзных Центральных органов, которые оказали щедрую методическую помощь и материальную поддержку.

5. Кыргызстан, получив свою государственность осенью 1924-г., вошёл в состав РСФСР под названием Каракиргизской автономной области. Весной 1927 г. начал функционировать Академический центр при Наркомпросе Киргизской АССР, который на более высоком уровне организовал научно-методические работы по разделам науки, характерные для Кыргызстана, как, например, организация историко-этнографических экспедиций в Кыргызстане и др. Перечисленные два первоначальных научных учреждения, создав реальную базу, дали возможность выделить из них отдельные подразделения и в ноябре 1928 г. был открыт первый Киргизский Научно-Исследовательский Институт Краеведения (КНИИК). При полном и внимательном изучении архивных материалов Касыма, ясно видно, что любые его научные или научно-методические работы направлены на решение сугубо практических задач Кыргызстана, точнее трудно найти его научную работу, носящую академический характер. Ему был свойствен рационализм, системность подхода к решению сложнейших научных проблем, а при решении жизненно важных прикладных проблем — простота и ясность мысли, а также практичная привлекательность. Почти вся его организаторская деятельность также содержала аналогичный подход. К примеру, с целью создания оригинальных переводных учебников и учебно-методических пособий для школ первой ступени, НК организовала Литературное бюро и для изучения природных ресурсов Кыргызстана Краеведческое общество. Через небольшой промежуток времени, обнаружилась необходимость в создании оплачиваемых небольших научно-методических структур, таких как Методическое бюро и Терминологическая Комиссия (со сдельной оплатой). Далее организовали Государственный Краеведческий Музей. Первые два подразделения постепенно обеспечили школы республики всеми необходимыми учебниками и учебно-методическими пособиями. Краеведческий музей играл роль первого научно исследовательского учреждения, где накопилась коллекция вещественного характера, постепенно создавая материальную базу, необходимую для функционирования естественных, экономических, сельскохозяйственных и др. наук в Кыргызстане. Молодое государство в плановом порядке с 1924/1925 уч. года, начало организовать государственные школы с начальными классами. К концу 1924 г. начались выпускаться первые оригинальные учебники на кыргызском языке: «Алиппе» (Э. Арабаев), «Хрестоматия» (К. Тыныстанов), переводные книги «Арифметика» (перевод Б. Даниярова) и др. Перед Академическим центром (АК) и Научной Комиссией (НК), сразу встала сложнейшая проблема — обеспечить оригинальными и переводными учебниками, а также методическими пособиями на кыргызском языке. С этой целью НК организовала Терминологическую Комиссию (ТК) и Методическое бюро (МБ). Как руководитель НК, Касым с первых дней существования ТК, был его научным руководителем и активным исполнителем по составлению терминологических словарей. Существующее положение вещей, созданное в то время, объясняется крайней недостаточностью компетентных специалистов. Рассматривая терминологическую систему, как раздел кыргызского языкознания, обогащающий его лексикологию, он сформулировал её основные принципы, необходимые для составления предметных термин-систем. На основе этих принципов, ещё летом 1927 г., он вместе со своими соратниками разработал вполне современную теорию кыргызской терминологии ([1], с. 227—228). Составляя учебники по хрестоматии и первоначальные учебники по грамматике, он обеспечил их остроумной терминологической системой. Нужда школ заставила его стать «многостаночником». Он один или в соавторстве составил терминологические словари по семи разным предметам: по философии, общественно-политическим и социально-экономическим предметам, а также по зоологии, состоящей из трех частей. В Рукописном фонде НАН КР находится шли только третья часть «Зоологического словаря», посвященной «Классу птиц». Он был составлен на трех языках: латинском, русском и кыргызском. Судьба двух первых частей словаря неизвестна ([1], с. 235). Заметим, что терминологические словари по выше перечисленным гуманитарным предметам были рассчитаны для широкого круга читателей общества.

6. Глубокое грамматическое исследование, основанное на рациональной системе нового алфавита, созданного им, и детальное изучение закономерностей словоизменения и словообразования кыргызских слов, дало ему возможность открыть новый раздел в языкознании — морфонологию. На основе выявленных им закономерностей грамматики, ему удалось создать остроумный алгоритм, использовав который он придумал простое и оригинальное техническое средство, названное «технической таблицей». С помощью этого средства за короткий промежуток времени, Касым собрал богатый лексический запас кыргызского языка, содержащий около ста тысяч слов. Из них в систематизированном виде выбрал около 56400 слов и сдал в Институт, с целью использования их для толкового словаря и/или для составления русско-кыргызского словаря. Экспертная комиссия, образованная Наркомпросом КАО в 1932 г. изучив качество лексикона односложных и неразложимых основ двухсложных слов, пришла к выводу, что его открытие является фундаментальным. На основании решения экспертной комиссии Наркомпрос республики эту работу Касыма отметил денежной премией. Известный профессор-полиглот Е. Д. Поливанов в отзыве о научной деятельности Касыма в 1935 г. писал «…2) начав с задания лексикологического характера, т. Тыныстанов самостоятельно изобрел оригинальный способ (и технический прибор) для исчерпывающего обследования словарного запаса в индивидуальном языковом мышлении (изобретение это может иметь большое теоретическое и прикладное значение); 3) работа над словарем привела Т. Тыныстанова к вопросам так называемой морфонологии…» ([1], с. 248). В качестве руководителя НК, Касым не только организовывал экспедиции внутри Кыргызстана, но и координировал работу совместных экспедиций, приезжающих в Кыргызстан из Союзного центра и из других Союзных республик, по изучению проблем, связанных с нашим краем. Их совместная работа была нацелена на подготовку молодых людей к научной работе. Он не ограничивался планированием и организацией экспедиций, а лично участвовал в работе лингвистических экспедиций: составлял планы их работ, писал методические записки, инструкции для участников экспедиций. Сам обрабатывал и систематизировал материалы экспедиций. В результате анализа этих материалов, выступал с научными публикациями. Итак, обрабатывая материалы лингвистических экспедиций, он ввел в научный оборот кыргызского языкознания такие его фундаментальные разделы, как текстология и диалектология. На основании своих диалектологических исследований он создал общую для кыргызской грамматики стройную орфографическую систему, а его текстологический анализ, проведенный по «Датка айым» Молдо Нияза, стал первым методическим образцом и наглядным примером для анализа письменных текстов. Благодаря системной и добросовестной работе Касыма, кыргызская лингвистика и строительство кыргызского литературного языка получили развитие в рациональном направлении. Итак, благодаря системной и добросовестной работе Касыма, кыргызская лингвистика и строительство кыргызского литературного языка получили развитие в рациональном направлении.

7. Как выше сказано, до октябрьской революции у кыргызов, не имеющих письменность было сильно развито устное творчество. Такие популярнейшие эпосы как «Манас», рассказанные из уст выдающегося манасчи как Сагымбай, Саякбай и др., как молоко матери впитались в сознание молодого поколения. Будучи способным юношей, Касым также с детства имел страсть к фольклору. По этой причине он летом 1923 г. будучи студентом, выезжал на экспедиции вдоль восточного берега Иссык-Куля, с целью сбора фольклорных материалов. С этого момента начинается его сотрудничество с НК. Непосредственную работу над «Манасом» Касым начинает в начале 1925 г., в качестве руководителя АЦ. Будучи председателем НК, Касым в середине 1925 г. выдвигал идею создания комиссии для проработки, систематизации и подбора художественно ценных разделов эпоса «Манас» с целью их издания. Уже в 1926 г. была издана часть эпоса «Семетей» (вариант Тыныбека), красотой которого он особенно восхищался и знал его наизусть. С этого времени основные научные направления работы по эпосу были определены: запись из уст народных сказителей С. Орозбакова и С. Каралаева и их научно-методическая обработка с целью подготовки их к публикации для широких слоев населения. В конце 1931 г. «Манас» впервые получает сценическое воплощение по сценарию К. Тыныстанова в национальном театре. Эпос составлял стержневую часть «Академических вечеров», состоящих из трех пьес. В то время он писал, что эпос «Манас» является «…началом киргизской устной поэзии и претендует на право первенства в сокровищнице мировой устной литературы не только по объёму своего материала, но и по своему удивительно красиво построенному сюжету» ([1], с. 209). Вначале 1935 г. Касым, как заместитель председателя редакционной коллегии эпоса «Манас» обращается с предложением об его издании на двух языках — русском и кыргызском. Одновременно он высказывает соображение по выбору кыргызского варианта эпоса и эпизодов для составления подстрочного перевода. Выдвигает принципы проведения текстологических, переводческих и др. работ, и доказывает необходимость параллельного проведения научно-исследовательских работ, определяющих художественные, эстетические, исторические, а также национальные особенности эпоса и его значение для духовной и культурной жизни кыргызского народа. В конце 1935 г. К. Тыныстанов, выступает с докладом на Всесоюзной конференции по манасоведению, проводимой 27-28 декабря в г. Фрунзе (она была организована Киргизским Обкомом партии). Он активно участвует в жесткой дискуссии, где наряду с известными учеными М. Ауэзовым, Е. Д. Поливановым и др. им удалось доказать народность эпоса и его непреходящее с течением времени значение ([1], с. 200). С 1936 г. до самого ареста Касым принимал деятельное участие, вместе с выдающимся ученым Е. Д. Поливановым, в переводе эпоса на русский язык в качестве подстрочного переводчика, проводил текстологическую работу по выбору эпизодов для составления подстрочников. Определил научно-методические принципы публикации и выполнил работу по подготовке изданий к публикации. К. Тыныстанов лично выполнял большую часть подстрочного перевода из «Великого похода», опубликованного в 1946 г. Оставил рукописи собственных переводов эпоса, состоящих из эпизодов «Рассказы Алмамбета», «Семетей» и др. состоящие из около пяти тысяч строк. Правильнее будет отметить, что он над этим эпосом работал до конца своей жизни. По свидетельству очевидцев, его любовь к эпосу была продемонстрирована и в ненавистных камерах тюрьмы, где он часами наизусть читал сокамерникам разные эпизоды из «Манаса», что в какой-то мере облегчало их тяжелое существование.

8. О научной степени и звании К. Тыныстанова известны следующие данные: 2 марта 1934-г. на заседании Комиссия государственного музея краеведения и Киргизского НИИ краеведения обращается к Наркомпросу Киргизской АССР с просьбой присвоить Касыму Тыныстанову звание старшего научного сотрудника, а после того, как его научно-исследовательские работы прошли апробацию, ходатайствовать перед Наркомпросом РСФСР о присвоении ему звание действительного члена Киргизского НИИ Культурного строительства. С сентября 1933 г. в качестве и.о. профессора Киргизского пединститута К. Тыныстанов читает лекции по современному киргизскому языку и по его истории. Из-за исключения Касыма из ряда ВКП(б) в начале 1935 г., не состоялась защита его докторской диссертации. Согласно архивным данным защита докторской диссертации по кыргызской грамматике задержалась на один год и состоялась в 1936 г. на ученом совете академика Марра. Официальные документы об его степени и звания профессора в Центральных государственных архивах Кыргызстана, нами не обнаружены.

9. Согласно производственному плану Кыргызского НИИ Краеведения в 1929/1930 году научно-исследовательская работа проведена по четырём секциям: «растительности и почвы Киргизстана», где проводились исследования по почвоведению, ботанике и проводились фитотехнические работы; «Животный мир» — изучалась проблемы зоотехники и зоологии, «Экономика Кыргызстана» — сельское хозяйство и экономика промышленности; и «Культурно-социальная секция», где занимались задачами этнографии, палеоэтнологии, лингвистики и изучением истории края. Из перечня названий секций видно, что они составляли базу нескольких будущих научно-исследовательских институтов и лабораторий. Действительно, в ноябре 1930 г. из НИИ краеведения выделяется Киргизский НИИ животноводства. Институт краеведения реорганизовался в КНИИ культуры. Его многолетний и разносторонний кропотливый труд по культурному строительству Кыргызстана, не прошла без последствия для его здоровья. Серьёзно подорвав свое и так слабое здоровье, он по собственному заявлению, в начале сентября 1930 г. освобождается от должности комиссара и уходит на долгосрочное лечение. В конце мая 1931 г., Касым возвращаясь с лечения, начинает работать научным сотрудником НИИ культуры. По решению Коллегии Минпроса при этом институте создается «Научный Совет по киргизскому языку и литературе», где ему поручают руководство отделом языка, литературы и искусства. С этого момента до его ареста (арестован без вины 1 августа 1937 г., расстрелян 6 ноября 1938 г.) в основном, он продолжал научную работу над своим любимым детищем — над созданием грамматики кыргызского языка. В сентябре 1932 г. с целью усиления работы по культурному строительству решением Киробкома ВКП(б) КНИИ культуры, вновь преобразуется в КНИИ культурного строительства, там проводятся научно-исследовательские работы по научным направлениям: педагогика, история, кыргызский язык и литература, культурное строительство Автономной республики, программы, методика, а также культура дунганского народа и др. Из перечня направлений КНИИ культурного строительства видна роль К. Тыныстанова в организации такого института. Подавляющее большинство из направлений организовано Касымом, он также активно участвовал в начальном этапе их развития. Дальнейшая работа связана с расширением различных направлений народного образования. Они в основном включали основы наук, необходимых для повышения образовательного уровня народа и с делом культурного развития республики. Работая в НИИ после мая 1931 г. он существенно продвинул работу по грамматике кыргызского языка. В начале августа 1932 г. Касыма назначают И. О. директором НИИ культуры, которая продолжается до конца 1935 г. С этого момента его работа, связанная с культурой дунганского народа, которая началась в 1928-г. с составления алфавита дунган, проживающих в Средней Азии и Казахстане, продолжается с новой силой, но более по расширенному фронту. О его работе известный профессор С. А. Брубель, работавший тогда вместе с ним в Научном Совете Всесоюзного ЦК Нового алфавита, в отзыве написанном им 10.03.1935 г. пишет, что "…Касым был членом Научного Совета и плодотворно участвовал в общей работе по созданию письменности для народов СССР. Научная работа тов. Тыныстанова многогранна: участие в ряде научных совещаний и конференций, педагогическая работа, методические разработки, научно — организационная и административная деятельность и. т. д. Особо следует подчеркнуть создание им при Киргизском Научно-Исследовательском Институте дунганского сектора, который является очагом развития дунганской научно-исследовательской мысли, и который плодотворно работал под его руководством.

Ссылки[править]