Уильям Пирс:Отвечая на огонь

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

ОТВЕЧАЯ НА ОГОНЬ[править]

Вопрос, который на уме каждого патриота, каждого неравнодушного американца, состоит в следующем: «Что мы должны делать, чтобы наиболее эффективно противостоять врагам нашего народа? Какими методами должны мы бороться с олигархами средств массовой информации, политиками, либералами и прочими, которые разрушают наше общество, нашу цивилизацию и нашу расу?»

Несколько дней назад я был на ток-шоу христианского радио и там общее мнение, похоже, склонялось к тому, что мы должны читать нашу Библию и молиться. Я не верю, что это поможет нам решить наши задачи.

Когда я говорю с консерваторами, то в основном я слышу разговоры о выборах правильных политиков в Конгресс и Белый Дом. Некоторые из них поддерживают Республиканцев, другие—третью партию.

Я должен сказать, что у меня столько же доверия к такому подходу, сколько и к молитвам. Если бы у нас в стране была пропорциональная система представительства, как во многих европейских странах, так что мы могли бы надеяться избрать несколько ответственных людей в Конгресс и иметь там свой голос, то тогда я бы относился с большим терпением к консерваторам. Но пока в нашей стране господствует игра в двухпартийную систему, от выборов будет не больше пользы, чем от молитв.

В разговорах с некоторыми моими молодыми радикальными друзьями, особенно скинхедовского направления, я вижу их склонность к бомбам, поджогам, убийствам и грабежам. Они хотели бы разрушить все то зло, в которое превратилось наше сегодняшнее общество. Кое-что из их музыки отражает такую позицию, и я полагаю, что их музыка является откровенным выражением их чувств. В самом деле, когда я анализирую свои собственные чувства, то они оказываются такими же. Это общество взывает к тому, чтобы быть разрушенным, как это было с Содомом и Гоморрой. Каждый раз, когда я вижу на экране телевизора этот ухмыляющийся, лживый кусок грязи, который находится в Белом Доме, и напоминающий нам, что он по-прежнему Президент, по-прежнему главнокоммандующий нашими вооруженными силами—и, что хуже всего, по-прежнему воспринимается большинством американцев как их Президент,—то я должен спросить у себя, как разумные люди могут верить, что та система, которая привела Билла Клинтона в Белый Дом—та система, которая завела нас в эту помойную яму,—поможет нам выбраться из нее. Я имею в виду то, что приблизительно половина избирателей, похоже, с энтузиазмом желают иметь своим следующим Президентом человека, который был верным помощником нынешнего куска грязи. Что касается Республиканцев, то в них я вижу различие лишь в степени, а не по существу. Республиканцы взывают к немного более преуспевающим слоям населения, к немного более образованным слоям, и поэтому они обязаны быть немного менее откровенными в своем мошенничестве и измене. Найдется ли хоть десять порядочных людей во всей прогнившей системе, что послужило бы оправданием ее сохранения? Думаю, что нет.

В среду и четверг на этой неделе мне нужно было приехать в Нью-Йорк подготовить интервью с Майком Уоллесом для «60 Минут». И ей Богу, я чувствовал то же, что и Джон Рокер, когда он обозревал площадь Таймс: город-зоопарк. Нью-йоркские евреи называют это «разнообразием» и любят это. Я называю это безобразием и воплощением дегенеративности, и я ненавижу это. Мне страстно захотелось сравнять этот город с землей, а затем перепахать его с солью. Когда я вижу женщину из нашего народа—Белую женщину—идущую по тротуару в Нью-Йорке рука об руку с черным обитателем африканских джунглей потому, что ее научили этой моде нью-йоркские телевизионные лорды, я испытываю ярость, которую трудно подавить. Почему я не могу сделать то, что является справедливым и естественным, и убить тех, кто совершает подобные мерзости, а также тех, кто учит их этому? Я чувствую, что моим долгом честного человека своей расы является делать все, что в моих силах, чтобы выкорчевать тех, кто растлевает мой народ. Я чувствую, что мой долг—показать пример другим.

И меня тошнит, что я должен подавлять в себе эту ярость. Но вы знаете, это как раз то, что я прошу делать молодых людей, когда они слушают свою боевую музыку. Я говорю, что им необходима самодисциплина: это отлично, что они слушают людей, поющих об уничтожении врагов нашего народа, ибо это помогает воспитывать сознание и решимость, но они должны контролировать свой гнев и не позволять ему становиться саморазрушительным. Они не должны прибегать к вандализму или хулиганству или бессмысленным, пьяным потасовкам, и в результате оказаться в тюрьме; вместо этого они должны закалять и готовить себя к тому времени, когда их гнев может быть использован созидательно. А мы, все остальные? Что мы должны делать сейчас?

Пытаясь ответить на этот вопрос, мы должны всегда помнить о той поистине странной ситуации, в которой мы находимся сегодня. Она сюрреальна. Против нас ведется война на уничтожение. Мы несем страшные потери и огромные разрушения и, тем не менее, большинство из нас занимаются своими повседневными делами, как будто бы ничего не происходит. Наши города оккупируются и отнимаются у нас; занимаются наши пригороды. Наши школы превращены в джунгли. Вот немного статистических данных, которые вы легко можете проверить: в 1950 году 90% населения Соединенных Штатов составляли Белые. Большинство из оставшихся 10% составляли Черные, державшиеся своей общиной; они не часто попадались на глаза. Сегодня доля Белых понизилась до 70% с небольшим. На самом же деле, положение еще хуже, поскольку общее население страны почти удвоилось за последние 50 лет, от 151 млн в 1951 году до 280 млн сегодня, включая нелегально приехавших. Это означает, что не-Белых сегодня в стране более чем в 5 раз больше, чем 50 лет назад, а относительное число не-Белых возросло в 3 раза. Более того, мы постоянно видим их перед нашими глазами; они уже не держатся, как раньше, своих городских районов и своих школ. Мы, конечно, все это замечаем, хотя это и происходило на протяжении нескольких десятилетий. Это влияет на нашу повседневную жизнь.

И вы знаете, что это вторжение в наше жизненное пространство не-Белых меньшинств не есть непредвиденное явление, подобно глобальному потеплению. Оно было разработано теми, которые хотят стереть с лица земли наш народ, разрушить нашу расу. Сейчас наши враги так близки к своей цели и настолько уверены в ее достижении, что они открыто бахвалятся, что в течение следующих нескольких десятилетий, они низведут Белую расу в Америке до положения меньшинства; тогда они смогут прикончить нас с помощью демократического процесса. Билл Клинтон заявлял об этом не раз за последние несколько лет, выступая перед еврейской или либеральной аудиторией, и каждый раз срывая бурные аплодисменты. Некоторые из тех, кто аплодируют ему, просто плывут по течению, отдают дань моде ненавидеть Белых людей и поклоняются идее равенства и мультикультурализма, другие же являются активными членами вражеской армии.

То, что эти враги делают с нами, это такое же враждебное действие, как если бы они обстреливали нас через границу из артиллерии и сбрасывали бомбы на наши города. Мы должны активно защищать себя. Мы должны отстреливаться. Мы должны идти от двери к двери со списком имен и убивать тех, кто организовал это нападение на наш народ.

И это самое настоящее организованное нападение: изменения в наших иммиграционных законах, позволяющие прибывать миллионам не-Белых со всех концов света, и в то же время, отсекая иммиграцию Белых из Европы; отказ отлавливать и депортировать незаконных иммигрантов за исключением некоторых показных случаев; насильственная интеграция Белых с не-Белыми в школах, жилых районах и на рабочих местах; поощрение смешанных браков подконтрольными СМИ.

Все эти вещи делаются умышленно. Это все заранее планировались. Мы знаем, кто является организаторами. Организовав эту войну против нашего народа, они открыли свое лицо. Это, прежде всего боссы СМИ и другие предводители евреев. Евреи были основной движущей силой, стоявшей за изменениями в наших иммиграционных законах, они были самыми могущественными сторонниками всех так называемых законов о гражданских правах, которые разрушили наши школы и жилые районы; и что самое важное, они являются производителями и распространителями ядовитой пропаганды равенства и расового смешения, идущей из Голливуда и Нью-Йорка, которая держит наш народ в расслабленном, пассивном состоянии и лишает его способности к сопротивлению. Евреи сколотили армию своих сторонников из нееврейского лагеря: политиков, священников и отцов церкви, феминисток и гомосексуалистов, членов либерального истеблишмента в системе образования.

Политики—это просто безнравственные оппортунисты, которые будут плясать под музыку того, кто на данные момент контролирует СМИ. Все они принадлежать к этой породе, по крайней мере, те, кто находится на политическом Олимпе. Если же в глубине сцены появится человек, не являющийся безнравственным оппортунистом и попытается принять участие в игре, то он получает прием, какой получили Пэт Бьюкенен и Йорг Хайдер.

Священники и отцы церкви усматривают для себя преимущество в населении, которое доверчиво, суеверно и со всем соглашается, и они являются такими же оппортунистами, как и политики. Вообще, христианское церковное руководство быстро опустилось за последние несколько столетий, и особенно в течение 20-го века. Раньше Университет Боба Джоунза запрещал смешанные браки, и это было его подлинным утверждением праведности, но посмотрите, как быстро он уступил и отказался от этого принципа несколько недель назад, чтобы избежать критики в СМИ. Сравните это беспринципное и оппортунистическое поведение с принципиальной позицией, занятой Мартином Лютером 480 лет назад. Он был готов сгореть на костре из-за гораздо менее фундаментальных вопросов учения.

Феминистки и гомосексуалисты выступили против собственного народа и стали сторонниками евреев потому, что так у них больше шансов удержать то неестественное преимущество, которое они сейчас имеют. Они опасаются, что если Белые люди восстановят контроль над положением, то им придется вернуться на свое место.

Что касается либералов, то многие из них просто оппортунисты, как и политики. Они бездушные идеологические хамелеоны без всякой нравственности. Они поддерживают то, что является Политически Корректным на данный момент, и выступают против всего того, что им не является. Для них важна именно Политическая Корректность сама по себе, а не какая-нибудь конкретная доктрина. Остальные либералы—те, кто действительно верит в лунатические доктрины равенства, разнообразия и мультикультурализма, и благословляет их —просто сумасшедшие, которых надо удавить, как больных щенков.

Таково положение, которое мы имеем сегодня. Это более опасное положение, более угрожающее положение, в сравнении с тем, с чем мы сталкивались в прошлом, включая нашествия мавров, монголов и турок. Мы знали, как сражаться с теми захватчиками, и мы сражались. Если вы встречали турка, то либо вы убивали его, либо он вас. Имеется три важных отличия между предшествующими войнами за выживание и войной, которую мы ведем сегодня.

Во-первых, прежние войны обладали элементом неожиданности, который отсутствует в сегодняшней войне. Когда орда монголов неожиданно появлялась на горизонте, и вы видели дым горящих деревень позади них, то вы не продолжали, как ни в чем не бывало играть в футбол и не сидели, сложа руки, чтобы посмотреть, чем это все закончится.

Во-вторых, распространение измены среди нашего народа сегодня намного шире, чем когда-либо прежде. Когда мавры вторглись на Иберийский полуостров в восьмом веке, то люди, которые им тайно открыли городские ворота, были евреями; но наш народ был тесно сплочен против врага. Когда монголы вторглись в Россию, и когда турки осадили Константинополь, то вероятно среди нашего народа было несколько предателей, которые тайно работали на врага, но их число было, несомненно, очень незначительно. Сегодня, все наше общество изъедено изменой с головы до ног. В частности, все политические структуры и бульшая часть лидеров нашего общества находятся во вражеском лагере. Убей солдата врага и твоя собственная полиция схватит тебя и посадит в тюремную камеру. Как я уже сказал, это странная война.

Третье важное различие—это роль СМИ. Это первая настоящая расовая война, которую мы ведем, и в которой задействованы СМИ, и почти все они в руках врага.

Враг использует СМИ по двум направлениям. Он использует их для контроля исхода демократического политического процесса: именно через эти СМИ политические вопросы и кандидаты представляются публике. Таким образом, политики автоматически попадают к нему на крючок. Он использует СМИ, чтобы вводить в заблуждение людей и парализовать их волю к сопротивлению. Все, что происходит в мире, показывается публике через искажающие линзы телевидения. Еврейские боссы СМИ способны дать свою интерпретацию каждому вопросу и свое объяснение любому событию. Если евреи решат, что нам необходимо заморить голодом до смерти еще один миллион иракских детей с тем, чтобы эта страна не могла представлять в будущем какой-либо опасности для Израиля, то программа телевизионных новостей АВС Майкла Эйснера объяснит, почему поддержание блокады необходимо для комфорта и безопасности обывателей всей Америки, просиживающих диваны перед телевизорами. Если сербы будут упорствовать в своей решимости вернуть свою суверенную территорию, сейчас занимаемую натовскими солдатами Мадлены Олбрайт,—если сербы будут продолжать протестовать, что эти солдаты защищают банды убийц АОК, проводящих этническую чистку сербской провинции Косово от оставшихся еще там сербов—тогда Замнер Редстоун велит своим телевизионным комментаторам CBS объяснить, почему необходима и оправдана еще одна гуманитарная бомбардировка Белграда, которую необходимо предпринять нашему правительству. Этого достаточно, чтобы обыватели продолжали спокойно просиживать диваны перед телевизорами.

СМИ осуществляют еще одну деятельность, которая, однако, гораздо более разрушительна, чем просто введение публики в заблуждение о происходящих событиях. Они активно способствуют коррозии воли народа к сопротивлению, сманивая значительные слои населения на свою сторону. Они проводят подрывную деятельность в отношении одних и запугивают других. Именно еврейские СМИ внушили миллионам Белых детей подражать одежде, речи и манерам Черных, и слушать нравственно и культурно разрушительную музыку Черных, даже скандировать анти-Белые песенки вместе со своими любимыми Черными рэп-певцами. СМИ также ответственны за такое положение, когда Белые взрослые тратят сотни часов ежегодно, восхищаясь ужимками Черных баскетболистов, считают более искусных Черных игроков знаменитостями, героями, образцами для подражания. Находящиеся в руках евреев средства массовой информации и развлечений дают им бульшее военное преимущество над нами, чем тысяча вооруженных до зубов дивизий на земле и эскадрильи из десяти тысячи бомбардировщиков В2 в воздухе, с ядерными бомбами на борту: поистине колоссальная сила.

Итак, поскольку СМИ—самое мощное вражеское оружие, то я, не мудрствуя лукаво, предпринял попытку создать наши собственные средства массовой информации. У меня нет уверенности, что то, что я делаю, является достаточным, но я уверен, что без голоса, который сможет достигать всего нашего народа, информировать весь наш народ и вдохновлять какую-то его часть, мы проиграем. Если голоса наших врагов—единственные голоса, которые слышит наш народ, то мы проиграем.

Вы можете видеть тысячи доказательств этого положения. Возьмем, например, проблему иммиграции: мексиканские иммигранты тысячами завозятся в некогда Белые местности, чтобы работать на птицефабриках или в сельском хозяйстве. Местные Белые люди приходят в недоумение, когда их налоги возрастают, их школы начинают заполняться молодыми мексиканцами, и их женщины уже не чувствуют себя в безопасности на улицах. В этот момент политики, священники и социальные работники начинают уверять людей, что мексиканцы в их районе—это благо; что это поможет экономике, что это добавит «разнообразия» их школам, а больше «разнообразия»—это всегда великолепно; что мы нация иммигрантов и всегда существуют небольшие проблемы, связанные с новой волной иммигрантов, так что надо быть всего лишь терпеливее и терпимее. И тому подобное. И, кроме того, это неизбежно, с этим вы ничего не можете поделать, и если вам это не нравится, то вы расист или «человеконенавистник».

Подобные рассуждения присутствуют во всех вражеских СМИ: в газетах, на радио, на местном телевидении. И когда люди слышат только это, то у них опускаются руки. Они не оказывают сопротивления. Они не стреляют в политиков и священников, не ломают шею социальным работникам и не гонят мексиканцев обратно к границе, поскольку они знают, что прибудет полиция и армия врага, чтобы защитить мексиканцев и арестовать американцев. Поэтому люди не оказывают сопротивления и позволяют врагу занимать свои населенные пункты, школы и экономику. Это то, что сегодня происходит в Америке в большинстве мест. Но в некоторых местах мы начинаем обладать своим собственным голосом. В некоторых местах моя организация, Национальный Альянс, смогла противодействовать врагу: когда Белый район в Северной Каролине был заполонен мексиканцами, то мы смогли организовать публичные протесты и сказать людям, что они не должны отступать перед вторжением, что они могут оказывать сопротивление; когда Дональд Тайсон, сторонник и друг Билла Клинтона, привез десятки тысяч мексиканцев в Белые районы Арканзаса, чтобы они работали на его птицефабриках, то мы отпечатали и распространили достаточное количество плакатов, чтобы, по крайней мере, местное население могло услышать противоположный голос, чтобы оно знало, что существует точка зрения, отличная от точки зрения политиков, священников и социальных работников.

Конечно, то, что мы делаем сейчас, противоборствуя массированному огню вражеских СМИ,—недостаточно. Это все равно, что отстреливаться револьвером от ракетного крейсера. Но наш голос становится громче и достигает все больше и больше людей. Через три или четыре месяца он, возможно, сравняется с винтовкой 22 калибра. И наступит день, когда мы взорвем этот ракетный крейсер. А пока, было бы неплохо, если бы побольше людей достали свои револьверы и помогли нам отстреливаться.