Уинстон Черчилль:Фултоновская речь

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Я был рад прибыть в Вестминистерский колледж сегодня в полдень и получить поздравления в связи с присвоением мне учёной степени.

Название "Вестминистер" вообще-то мне знакомо. Я, кажется, слышал его раньше. В другом Вестминстере я получил большую часть моего образования в политике, диалектике, риторике, и других вещах. Фактически это родственные учреждения.

Большая честь, для частного лица почти уникальная, быть представленным академической аудитории лично президентом Соединенных Штатов. Оторвавшись от своих тяжелых обязанностей, Президент преодолел тысячу миль, чтобы присутствовать на нашей встрече и дать мне возможность обратиться с этой трибуны к родственной нации, а также к населению моей страны и, возможно, некоторых других стран.

Президент сказал вам, что хочет (я уверен, это и ваше желание), чтобы я дал откровенную оценку нашему смутному и трудному времени. Я, конечно, воспользуюсь предоставленной мне свободой слова, я чувствую, что имею на это право, потому что любые частные амбиции, любые дикие мечты, которые я лелеял в свои молодые годы, короче говоря, сбылись.

Позвольте мне, однако, подчеркнуть, что я не имею никакой официальной миссии или статуса, и говорю только от себя лично. Я не являюсь никем иным, как самим собой. Я могу поэтому, опираясь на свой жизненный опыт, позволить себе высказать мое мнение по проблемам, которые окружили нас на следующий день после нашей окончательной победы, и попробовать убедить вас в том, что сила, которая была получена ценой многих жертв и страданий, должна быть сохранена для будущего процветания и безопасности человечества.

Соединенные Штаты стоят сейчас на вершине мировой мощи. Это - триумф американской демократии. С подобной мощью должна сочетаться страшная ответственность за будущее. Если вы посмотрите вокруг себя, вы ощутите не только чувство выполненного долга, но и беспокойство, опасение потерять достигнутое. Наши интересы теперь обоюдно ясны и понятны. Если мы будем от них отклоняться, игнорировать их достижение или тратить силы по мелочам, мы получим справедливые упреки от потомков. Hеобходимо, чтобы постоянство мнения, настойчивость в достижении цели и ясные решения определяли поведение англо-саксов. Именно так было во время войны. Мы должны, и я верю, мы будем соблюдать это серьезное условие.

Когда американские военные принимают важное решение, они имеют привычку писать во главе своей директивы слова "Общая стратегическая концепция". Это мудро, так как это ведет к ясности мысли. Что является общей стратегической концепцией, которую мы должны сейчас сформулировать? Это ни что иное, как безопасность и благосостояние, свобода и прогресс для всех домов и семей, для всех мужчин и женщин во всех странах. И здесь я говорю особенно о бесчисленном количестве домов или семей, в которых кормилец борется против проблем и трудностей жизни, охраняет жену и детей от нужды и лишений и воспитывает в семье страх перед Господом.

Чтобы обеспечить безопасность этим бесчисленным домам и семьям, необходимо оградить их от двух гигантских мародеров: войны и тирании. Все мы знаем хаос, в который погружается простая семья, когда проклятие войны нависает над их кормильцем.

Ужасное крушение Европы, с её померкшей красотой, и крушение большей части Азии стоит у нас в глазах. Когда планы злодеев или агрессивные помыслы могущественных государств разбивают на части систему цивилизованного общества, скромные простые люди сталкиваются с трудностями, с которыми они не могут справляться. Для них все искажено, все нарушено, смешено с грязью.

В сегодняшний тихий полдень, я с содроганием думаю, что случилось с миллионами людей и что еще может случиться сейчас, когда голод приходит на землю.

Hевозможно подсчитать то, что я называю "неучтённой суммой человеческих страданий". Hаша высшая задача и долг - защитить всех людей от ужасов и бедствий новой войны. Мы все согласны с этим.

Hаши американские товарищи по оружию, после объявления своей "общей стратегической концепции" и подсчёта имеющихся ресурсов, всегда переходят к следующему шагу - а именно, к технологии достижения цели. В мире снова имеется всеобщее согласие. Всемирная организация, созданная для главной цели - предотвращения войны – ООH. Эта преемница Лиги Hаций, с решающим дополнением Соединенных Штатов и всего, что это означает, - уже работает.

Мы должны почувствовать, что работа является плодотворной, что это действительность и не блеф, что это действенная сила и не просто игра в слова, что это истинный храм мира, в котором флаги многих наций могут однажды быть подняты и подняты не так, как на Вавилонской Башне.

Прежде, чем мы откажемся от страховки национальными вооружениями, т.е. от гонки вооружений, мы должны убедиться, что наш храм построен не на зыбучих песках или болоте, а на камне. Всем ясно, что наша дорога будет трудной и долгой, но если мы будем сплоченными, как это было во время двух мировых войн (хотя, увы, не очень - в промежутке между ними), мы без сомнения достигнем нашей общей цели.

Я хочу сделать конкретное предложение. Суды и судьи могут быть созданы, но они не могут функционировать без шерифов и констеблей. Организация Объединенных Hаций должна с самого начала иметь Международные вооруженные силы. В этом вопросе мы можем действовать постепенно, но начать надо немедленно. Я предлагаю, чтобы каждое государство предоставило определенное количество авиационных эскадрилий на службу ООН. Эти части были бы обучены и подготавливались в их собственной стране, но перемещались из одной страны в другую. Они носили бы униформу своих стран, но с другими знаками отличия. Они не могли бы использоваться против своей страны, но в других случаях подчинялись бы ООН. Это могло бы быть начато в скромных масштабах и расти по мере увеличения доверия. Я желал видеть это после первой мировой войны, и я искренне полагаю, что это можно сделать немедленно.

Было бы неправильно и недальновидно вручить секрет или технологию атомной бомбы, которыми обладают Соединенные Штаты, Великобритания, и Канада, организации, которая пока в младенческом возрасте. Было бы преступным безумием, бросить это в водоворот все еще взбудораженного и расколотого мира. Люди всех стран спокойно спят в своих кроватях, потому что эти знания и опыт по большей части находятся в американских руках.

Я не думаю, что бы мы спокойно спали при диаметрально противоположной ситуации, когда бы этим смертельным фактором монопольно обладали некоторые коммунистические или неофашистские государства. Это обстоятельство было бы ими использовано для того, чтобы навязать тоталитарные системы свободному демократическому миру и привело бы к ужасным последствиям. Слава Богу, этого не случилось, и мы хотя бы имеем некоторое время для укрепления нашего общего дома, и даже потом, в случае, если мы столкнёмся с этой угрозой, мы всё ещё будем обладать огромным превосходством, и сможем использовать его в качестве устрашения.

В дальнейшем, когда достаточное сотрудничество наций будет реально достигнуто и получит своё воплощение в эффективной мировой организации с необходимыми практическими гарантиями, эти полномочия были бы конечно предоставлены Союзу Наций.

Теперь я подхожу ко второй опасности, угрожающей обществу и простым гражданам - а именно, тирании. Мы не можем закрывать глаза на то, что, что права, которыми наслаждается каждый гражданин Британской Империи, не имеют силы в значительном числе стран, некоторые из которых являются очень крупными. В этих странах контроль за людьми осуществляется всемогущими полицейскими ведомствами.

Власть государства осуществляется без ограничения или диктаторами или малочисленными кликами, действующими через привилегированную часть населения и политическую полицию. Мы не имеем права сейчас, когда трудностей так много, насильственно вмешиваться во внутренние дела стран, которые мы не победили в войне. Hо мы не должны прекращать бесстрашно проповедовать основные принципы свободы и прав человека, которые являются достижением англо-саксонского мира и которые через Magna Carta, Билль о правах, Habeas Corpus, trial by juri, и английский общий закон находят максимально яркое выражение в Американской Декларации Hезависимости.

Люди любой страны должны иметь конституционные права; свободные выборы с тайным избирательным бюллетенем, чтобы выбирать или изменить характер или форму правительства, которое ими правит; это свобода слова и мысли; это суды, независимые от исполнителя и несменяемые, которые должны управлять законами, которые получили одобрение большинства или освящены традициями. Свобода должна быть в каждом доме. Вот всемирная декларация британской и американской нации. Позвольте нам проповедовать, то, что мы делаем, и делать то, что мы проповедуем.

Я указал две больших опасности, которые угрожают людям: война и тирания. Я еще не говорил о бедности и лишениях, которые вызывают во многих случаях беспокойство. Но, если угроза войны и тирании отдалится, нет сомнения, что наука и сотрудничество в последующие мирные годы, приведут к увеличению благосостояния.

Сейчас, в этот грустный и торжественный момент, мы погружены в голод и бедствие, которые являются последствиями нашей великой борьбы; но это пройдет и может пройти быстро, и нет причин, мешающих этому, кроме человеческого безумия или сверхчеловеческого преступления.

Я часто цитирую слова, которые услышал 50 лет назад от большого ирландско-американского оратора, моего друга, Г. Bourke Cockran.

"Достаточно всего для всех. Земля - щедрая мать; она обеспечит в достаточно продовольствия для всех ее детей, если они будут обрабатывать ее почву по закону и в мире".

Я чувствую, что все со мной согласны.

Говоря о методе реализации нашей общей стратегической концепции, я чувствую обеспокоенность, поэтому я сюда и приехал и поэтому я тут говорю.

Hи уверенность в предотвращение войны, ни непрерывное повышение уровня мировой организации не будут достигнуты без братского объединения англоговорящих народов. Это означает особые отношения между Британским Содружеством наций и США.

Это не общие фразы, и я сейчас уточню. Братская ассоциация требует не только возрастающей дружбы и взаимного понимания между нашими двумя обширными, но родственными системами общества, но и близких отношений между нашими военными советниками, общего изучения потенциальных опасностей, оружия и инструкций, и обмена чиновниками и студентами в технических колледжах, разработки средств обеспечения взаимной безопасности, объединенного использования всех военно-морских и воздушных баз. Это, возможно, удвоило бы подвижность американских морских и воздушных сил. Это было бы усилением сил Британской Империи, и это привело бы к экономии финансов. Мы используем вместе большое количество островов; их число может быть увеличено в ближайшем будущем. Соединенные Штаты имеют постоянное соглашение о защите с Канадским Доминионом, который так предан Британскому Содружеству наций.

Это соглашение более эффективно, чем многие формальные союзы. Этот принцип должен быть расширен на все Британское Содружество наций с полной взаимностью.

Таким образом, во всех случаях, и только таким образом, мы будем в безопасности. В конечном счете, я чувствую, мы можем подойти к принципу общего гражданства, но оставим ходу событий решение этого вопроса.

Имеется, однако, важный вопрос, который мы должны задать. Будут ли особые отношения между Соединенными Штатами и Британским Содружеством наций в противоречии с лояльностью к Содружеству Наций? Я отвечаю, что, наоборот, это, вероятно, единственное средство для достижения организацией полного развития и могущества. Пример тому особые отношения между Соединенными Штатами и Канадой, которые я только что упомянул, а также специальные отношения между Соединенными Штатами и южноамериканскими республиками. Мы, британцы, имеем соглашение относительно сотрудничества и взаимной помощи с Советской Россией на 20 лет. Я согласен с г. Бевином, министром иностранных дел Великобритании, что мы заинтересованы в соглашении на 50 лет. Мы стремимся к взаимной помощи и сотрудничеству. Британцы имеют союз с Португалией, не нарушенный с 1384, и который имел плодотворные результаты в критические моменты в последней войне.

Hи один из этих договоров не противоречит общему интересу мирового соглашения, или всемирной организации, напротив, они помогают этому. "В доме моего отца - много пристроек". Особые отношения между членами Объединенных Hации, которые не имеют никаких агрессивных целей против любой другой страны, которые не замышляют ничего, несовместимого с Уставом ООH, не являются вредными, они являются выгодными и, я полагаю, обязательными.

Я говорил ранее о Храме Мира. Рабочие всех стран должны строить этот храм. Если двое из рабочих знают друг друга особенно хорошо, и они старые друзья, если их семейства сроднились, и если они имеют "веру в цель друг друга, надежду в будущее друг друга и милосердие к недостаткам друг друга" - использую некоторые хорошие слова, которые я узнал здесь на днях - почему бы им не работать вместе над общей задачей в качестве друзей и партнёров? Почему они не могут принимать участие в совместной работе?

Разве они должны делать так что бы этот храм не был построен, или, чтобы построенный, он смог разрушиться, и мы доказали снова, что ничему не научились и остались снова на второй год в школе войны, несравнимо более жестокой, чем та, которую мы только что закончили?

Средние века могут вернуться, каменный век может вернуться на сверкающих крыльях науки, и то, что теперь могло быть потоком невиданных материальных благ для человечества, может принести полное разрушение. Остерегайтесь, я говорю; времени может быть мало.

Hе позволяйте себе безвольно плыть по потоку жизни. Если имеется возможность некоего братского союза, подобного мною описанному, который увеличивает нашу силу и нашу безопасность, гарантированные обоими странами, претворите его в реальность и положите фундамент прочному миру. Идите по пути разума. Предотвращать гораздо легче, чем исправлять.

На поле боя, недавно озарённое победой союзников, упала зловещая тень. Никто не знает, что намерены делать Советская Россия и коммунистическая международная коммунистическая в ближайшем будущем, каковы пределы их экспансии и энергии обращения в свою веру. Я испытываю огромное восхищение и уважение к храбрым русским людям и к моему боевому товарищу, маршалу Сталину. В Англии есть глубокое сочувствие и доброжелательность - я не сомневаюсь в этом - ко всем русским людям и решение стойко добиваться, несмотря на множество различий и проблем, установления долгой дружбы. Мы понимаем потребность России в безопасности ее западных границ способной исключить любую возможность немецкой агрессии. Мы приветствуем Россию среди ведущих наций мира. Это место занято ею по праву. Мы приветствуем её флаг на морях.


В особенности мы приветствуем длительные, частые и интенсивыные контакты между русскими людьми и нашими гражданами с обеих сторон Атлантики. Всё это я постоянно учитываю. Однако, я уверен, что вы бы желали, чтобы я изложил факты о существующем положения в Европе так, как я их вижу.

От Штеттина на Балтике до Триеста в Aдриатике поперек континента протянулся железный занавес. По ту сторону воображаемой линии оказались все столицы древних государств Центральной и Восточной Европы. Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест и София, все эти известные города, а также населённые пункты вокруг них находятся в том, что я должен называть Советской сферой, и все подчинено, в той или иной форме, не только Советскому влиянию, но очень сильному и, во многих случаях, чрезвычайно сильному контролю Москвы. Только Афины, - вечнопрекрасная Греция, - является свободной в выборе будущего, благодаря британской, американской и французской помощи. Контролируемое русскими польское правительство было поощрено делать большие и неправомерные нападки на Германию, и теперь имеют место массовые изгнания миллионов немцев в удручающем и невообразимом масштабе. Коммунистические партии, которые были очень небольшими во всех восточных государствах Европы, всюду дорвались до власти и получили неограниченный тоталитарный контроль. Полицейские правительства преобладают в почти каждом случае, и пока, кроме Чехословакии, нигде нет и подобия подлинной демократии.

Турция и Иран также глубоко встревожены и обеспокоены требованиями, которые предъявляет к ним московское правительство. Русские сделали попытку в Берлине создать марионеточную коммунистическую партию в их зоне оккупации Германии, особо поддерживая группу левых немецких лидеров. В конце военных действий в прошлом июне, американские и британские армии очистили западные районы, в соответствии с ранее достигнутым соглашением, на глубину в некоторых местах до 150 миль и на фронте почти 400 миль, и позволили нашим российским союзникам занять эту обширную дополнительную территорию.

Если советское правительство попытается сепаратно создать прокоммунистическую Германию в своей зоне, это создаст новые серьезные трудности в британской и американской зонах, и разделит побежденных немцев между Советами и западными демократическими государствами.

Из этих фактов можно сделать обобщённый вывод. Факты таковы: это, конечно, не та освобожденная Европа, за которую мы боролись.

Это не то, что необходимо для постоянного мира.

Безопасность мира требует нового единства в Европе, от которого не должна быть в стороне ни одна нация . Из-за ссор между сильными расами в Европе происходили все войны. Так было в прошлое время, так было и в случае мировой войны, свидетелями которой мы были.

Дважды в нашей жизни мы видели, как США, вопреки их желанию и традициям, вопреки убийственным аргументам, были втянуты непреодолимыми силами в эти войны, чтобы гарантировать победу добра над злом, но только после периода колоссальной бойни и разрушений. Дважды Соединенные Штаты были вынуждены посылать несколько миллионов молодых людей через Атлантику, чтобы вступить в войну; но теперь война может сама вступить в любую нацию, везде, где можно, и на Западе и на Востоке. Конечно мы должны сознательно строить в Европе эпоху вечного мира, работая в рамках Организации Объединенных Hаций и её Устава. Я уверен, что это магистральное направление мировой политики.

По эту сторону железного занавеса, опустившегося поперек Европы, тоже есть много причин для беспокойства.

Серьезные трудности создаёт в Италии коммунистическая партия, которая поддерживает притязания коммунистической марионетки Тито на итальянскую территорию в Адриатике.

Однако будущее Италии устойчиво.

Снова нельзя представить восстановленную Европу без сильной Франции. Всю мою сознательную жизнь я работал для сильной Франции и я никогда не терял веру в ее судьбу, даже в самое смутное время. Я не буду терять веру и теперь. Однако, в большом числе стран, далеких от российских границ по всему миру, коммунистические пятые колонны дестабилизируют ситуацию, работая в полном единстве и в абсолютном повиновении указаниям, которые они получают от коммунистического центра. Кроме Британского Содружества наций и Соединенных Штатов, где коммунизм еще в младенчестве, коммунистические партии или пятые колонны составляют возрастающий вызов и опасность христианской цивилизации.

Это слишком мрачные факты, чтобы рассказывать о них на другой день после победы, победы, достигнутой великим братством по оружию и обусловленной стремлением к свободе и демократии; но мы должны это знать, чтобы не сидеть сложа руки, когда еще есть время что-то сделать.

Беспокоит также перспектива на Дальнем Востоке и особенно в Манчжурии. Соглашение, которое было заключено в Ялте, к которому я был причастен, было чрезвычайно благоприятно для Советской России, но это происходило во время, когда никто не мог поручиться, что немецкая война не продлится все лето и осень 1945, а война с Японией, считалось, будет длиться еще 18 месяцев после конца немецкой войны. В этой стране вы все так хорошо осведомлены относительно Дальнего Востока, и вы такие преданные друзья Китая, что нет нужды распространяться далее на эту тему.

Я чувствовал себя обязанным указать на тень, которая, как на Западе, так и на Востоке, падает на мир. Я был министром во время Версальского соглашения и близким другом Ллойд Джорджа, который был главой британской делегации в Версале. Я лично не соглашался со многими вещами, которые тогда видел, но у меня осталось очень чёткое впечатление о той ситуации, и мне очень больно находить ей аналогии в современности. В те дни имелись светлые надежды и безграничная уверенность, что войны закончены, что Лига Hаций стала всемогущей. Сейчас я не вижу и не чувствую той же самой уверенности или даже тех надежд в нашем исстрадавшемся мире. Но я всё же склоняюсь, что война приближается, но не неизбежна.

Я уверен, что наша судьба пока в наших руках и в наших силах спасти будущее. Я чувствую, что я обязан говорить об этом при любой возможности. Я не верю, что Советская Россия желает войны. Их желания являются плодами войны и безмерного расширения их мощи и идеологии. В заключении я хотел бы сказать о необходимости постоянной борьбы за мир и об обеспечении условий для свободы и демократии во всех странах так быстро, насколько это вообще возможно. Трудности и опасности не исчезнут, если мы закроем глаза. Они не исчезнут от простого ожидания того, что должно случиться; и не будут отодвинуты политикой поблажек. Необходимо решение. Чем дольше это откладывать тем оно будет труднее, и тем больше будет опасность.

Я видел наших русских друзей и союзников во время войны и убежден, что нет ничего, что их восхищает больше силы, и нет ничего, что они уважают меньше, чем слабость. Особенно, военную слабость. Поэтому старая доктрина равновесия сил уже не работает.

Мы не можем попустительствовать, отсиживаясь за тесными границами и приглашая проверить их на прочность.

Если западные демократические государства сплотятся для строгого соблюдения принципов Устава Организации Объединенных Hаций, их влияние будет огромно, и никто не сможет им помешать.

Если, однако, они будут разделены или будут колебаться в выполнении обязанностей и если решающие годы пройдут без пользы, тогда, действительно, всех нас постигнет катастрофа.

Последний раз я видел это, и громко кричал моим соотечественникам и всему миру, но никто не обратил внимания. До 1933 или даже 1935 года Германия могла быть спасена от ужасной судьбы, мы все могли быть спасены от бедствий, которые Гитлер принес свободному человечеству. Никогда во всей мировой истории не имелось войны, которую легче было предотвратить своевременными действиями, чем та, которая только что опустошила такие большие области земного шара.

Это могло бы быть предотвращено, по моему глубокому убеждению, без единого выстрела, и Германии могла бы быть сегодня мощной, преуспевающей и великой; но никто меня не слушал, и одного за другим нас всех всосало в ужасный водоворот. Мы, конечно, не должны позволить, чтобы это случилось снова. Только теперь, в 1946, может быть достигнуто взаимопонимание с Россией под общей эгидой ООH при помощи мирового инструмента, поддерживаемого силой англо-саксонского мира и всех его образований.

Сейчас имеется решение. Я его с уважением предлагаю вам в этом обращении, которое назвал "Движущие силы мира".

Не позволяйте ни одному человеку недооценивать прочность Британской Империи, из-за того, что вы видите 46 миллионов жителей нашего острова, обеспокоенных поставками продовольствия, которого они произвели только половину даже по сравнению с военным временем, или потому что мы имеем трудности в перепрофилировании наших отраслей промышленности и внешней торговли после шести лет ожесточённых военных усилий. Не предполагайте, что мы не преодолеем эти темные годы лишений и не вступим во вторую половину нынешнего столетия. Мы успешно перенесли годы великой депрессии. Вы должны учитывать волю 70 или 80 миллионов британцев, живущих по всему миру и объединённых защитой своих традиций, своего образа жизни и строящих путь мира, поддерживаемый и вами и нами.

Если население англоговорящих наций Содружества объединится с США во всем, что такое объединение подразумевает:

в воздухе, на море, на всем пространстве земного шара и в науке, и в промышленности, и в моральной силе, то не будет никаких внезапных изменений случайного баланса сил, способного вводить в искушение, порождать амбиции и провоцировать авантюры. Hапротив, будет иметься дополнительная гарантия безопасности.

Если мы будем искренне придерживаться Устава ООH и идти вперед равномерно и расчётливо, не стремясь ни к каким землям или сокровищам, не стремясь ни к какому контролю над мыслями людей; если вся британская мораль и материальные силы и убеждения будут соединены с вашим братским союзом, будущее будет безоблачно не только для нас, но для всех, и не только в течение нашего времени, но и в течение грядущих столетий.

(Вестминистрский Колледж, Фултон, Mиссури, 5 марта 1946 г.)

Ссылки[править]

Фултоновская речь: справочная информация.