Хосе Антонио Примо де Ривера:Бескрылая победа

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Бескрылая победа



Автор:
Хосе Антонио Примо де Ривера



Опубликовано:
Дата публикации:
7 декабря 1933






О тексте:
«Фаланхе Эспаньола, № 1, 7 декабря 1933 г. Статья тогда была запрещена цензурой. Перепечатана в еженедельнике „Арриба“, № 23, 12 декабря 1935 г.
[Примо де Ривера Х. А. Стрелы Фаланги. Избр. труды. М. Слава! 2010. 364 с. ISBN 978-5-902825-20-3]

Испания 19 ноября снова разыграла лотерею. Избирательные урны очень похожи на лотерейное колесо. В одном случае всё зависит от того, какой шар первым докатится до отверстия, в другом — какая пачка бюллетене окажется толще другой. Выигрыш в лотерею зависит от какого-то домового, победа на выборах — от доброго или злого духа справедливости, репрессий или истерии. Чистая случайность: хорошая шутка над кандидатом может в последний момент лишить его победы. Желание сбросить раздражающее правительство может побудить народ к тысяче нарушений.

И есть люди, которые верят, что в этой лотерее победила контрреволюция. Многие так довольны.

Снова Испания якобы заживляет рану, зашивая её, тогда как внутренний процесс продолжается. Если говорить проще, то объявляют, что с революцией покончено, в то время как революция продолжает жить внутри, более или менее прикрытая тонким слоем избирательных бюллетеней.

Запомните такие данные: есть провинции — прежде всего в Андалузии — где 60 % избирателей не голосовали. В целых селениях с тысячами избирателей насчитали лишь сотни поданных голосов. В то время как эти немногие избиратели голосовали, толпы разъярённых людей оставались в своих углах скрытой угрозой, одинаково ненавидя кандидатов всех партий. „Все они одним миром мазаны“, — ворчали андалузские крестьяне. — Какое нам, рабочим людям, дело до этого? Да пусть политики разорвут друг друга на куски!» А на белых стенах деревенских домов пылают красные надписи: «Рабочий не голосуй! Твой единственный путь — социальная революция». А на плакатах, выполненных в качестве офортов, изображены измождённые фигуры с надписями вроде такой: «Пока народ умирает с голоду, кандидаты тратят миллионы на пропаганду. Рабочий не голосуй!»

И во многих местах рабочие не голосовали. Они позволили себе роскошь отдать в руки буржуазии, главным образом, правой, законодательную машину. Приказ, своевременно данный профсоюзами, всеобщая мобилизация пролетарских масс, могли бы привести к поражению многих правых кандидатов. Рабочие это знали, однако воздержались от голосования. Надо было быть слепым, чтобы не видеть за этим презрением страшную угрозу тем, кто мнит себя победителями.

Для правых завоёванный ими парламент — как новая игрушка для ребёнка. Они верят, как недавно верил Асанья, что мир таков, каким он виден через волшебный фонарь парламента. Заперевшись в парламенте, они верят, что распоряжаются сынами Испании. Но за стенами парламента лежит Испания, которая презирает эту игрушку.

Испания — страна трагической судьбы. По призванию она должна быть имперским орлом, а не попугаем в парламентской клетке. То, что мы читаем на стенах домов в андалузских селениях, выражает вековую тоску по великим делам. Испания, страна голода и засух, где время от времени в местных вспышках жестокости вырывается веками накопленный гнев.

Это Испания, которую плохо понимают, совершила революцию. Революция это всегда, в принципе, антиклассическая вещь. Любая революция разрывает многие гармоничные образования. Но революция, начавшись, имеет лишь два исхода: либо она превратится во всеобщий потоп, либо её удастся направить в определённое русло. Чего нельзя сделать, так это избежать её, вести себя так, словно её нет.

Тяжесть настоящего момента заключается в том, что победившие партии, гордые результатами голосования, полагают, что могут уже не думать о революции. Они считают её законченной. Они будут довольствоваться организацией мелкотравчатой парламентской жизни, пожинать её плоды и проявлять осторожность — заниматься только маленькими делами. Теперь начнётся делёжка должностей. Будет сформировано правительство, будут издаваться законы на бумаге. А Испания останется вне всего этого.

Мы это знаем и будем её искать. Передышка хороша для тех, кто занимается делёжкой, но горе тем, кто не слышит шум потока революции, сегодня более или менее приглушённый, и считаем за благо пустить всё на самотёк. Мы поедем по полям и сёлам Испании, чтобы превратить её отчаяние в стимул, чтобы объединить её жителей вокруг общего дела, чтобы превратить в стимул то, что сегодня выгладит просто как ярость животных, запертых в клетки, не знающих, что такое человеческая жизнь. Наша Испания открыта для риска и опасных дорог и на них мы найдём её, в то время как во дворце Кортесов группы депутатов будут праздновать свою бескрылую победу.