Храбрый рыцарь — миру защита

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Храбрый рыцарь — миру защита


Автор:
Словацкая народная








Язык оригинала:
Словацкий язык



Жил-был престарелый король и было у него три сына. Как и подобает хорошему отцу, хотел король, чтоб выросли они настоящими людьми. Созвал он со всего королевства мудрецов, велел королевичей всяким наукам обучать. Да только, как ни бились учителя, так ни с чем и разъехались. Уж очень королевичи бестолковыми оказались. Закручинился отец: таким сыновьям и целое королевство по ветру пустить нипочем!

Долго горевал старый король, долго невеселые деньки тянулись. Как вдруг однажды раздался страшный грохот, задрожал королевский дворец! Выбежал король поглядеть, что там такое — видит, посреди двора в полном рыцарском облаченьи красавец-рыцарь на коне гарцует. Соскочил рыцарь с коня — и прямо к королю идёт. Король его принял милостиво, спрашивает зачем пожаловал.

Рыцарь не мешкая объясняет:

— Слыхал я, — говорит, — что есть у вас три сына и все три бестолковы не в меру. Коли будет на то ваша воля, пускай один из них, хоть бы и старший, со мной отправится. Поглядим, может из него толк будет.

Обрадовался король и сразу согласился, в надежде, что у такого прекрасного рыцаря сын хоть чему-нибудь да обучится. Одно только ему досадно было — почему он не младшего выбрал, тот вроде бы пошустрее. Попрощался рыцарь с королем, королевского сына взял за руку, во двор вывел, а там крылатый конь ждёт. Вскочили оба на коня, рыцарь пришпорил крылатого и крикнул на прощанье:

— Через год привезу сына обратно! Конь помчался — весь дворец задрожал.

Так летели они, пока не попали в рыцарский за́мок. За́мок тот золотом, серебром, драгоценными камнями сверкает. Рыцарь водит королевича из одних покоев в другие, всё ему показывает и при этом говорит:

— Всё это отныне твоё, можешь делать, что пожелаешь. Ничего с тебя спрашивать не стану, играй, забавляйся. Вот тебе игрушки-забавушки. Не скучай. Но только, как году конец придёт, ты мне такой ужин приготовь, чтоб я его запах за полвёрсты учуял. А я отправлюсь по белу свету бродить, ты меня целый год не увидишь. Но через год — жди! Исполнишь, что я велел

— не пожалеешь, я тебя щедро одарю. А теперь прощай, будь здоров! Сказал рыцарь и исчез. Остался королевич во дворце, стал из комнаты

в комнату похаживать, драгоценные вещи перебирать, в играх да забавах время коротать. Год пролетел, он и не заметил. Слуга ему напоминает: «Завтра рыцаря домой жди! Времени в обрез!»

Принц старается, ужин стряпает.

Вдруг задрожал дворец, рыцарь примчался, с коня соскочил и прямо к королевичу:

— Ты, я вижу, парень, — не промах, — говорит он. — Я за полвёрсты от вкусного духа чихать начал!

Снял с себя доспехи, сел к накрытому столу и принялся за вкусный ужин. Когда все золотые и серебряные блюда опустели, рыцарь поднялся и говорит:

— Ну, сын мой, потрудился ты на славу, бери из моего добра всё, что пожелаешь. Я тебя сейчас к отцу повезу, а по дороге ещё одарю!

Стал королевич мешки золотом-серебром набивать, хватает, что подороже. Тут во дворе конь затопал, рыцарь королевича зовёт:

— Иди, садись. О мешках не беспокойся, я их сам в батюшкин дворец переправлю!

Уселись они на коня и полетели. Прилетают на красивую лужайку. Остановился конь. Рыцарь с королевичем спешились, рыцарь приказывает:

— Встань на колени, приложи ухо к земле! Послушался королевич.

— Что видишь, что слышишь? — спрашивает его рыцарь.

Королевич с радостью отвечает:

— Всё повидал, что на белом свете творится; и отца с братьями видал, они в моих вещах роются, в тех, что я у тебя набрал!

— Добро! Станешь ты рынарем-Всевидом, будешь видеть всё, что на белом свете происходит! Получай этот дар от меня на память! А теперь едем к отцу.

Взлетел конь в облака и до тех пор летел, пока перед королевским дворцом не опустился. Отец и братья приняли их с радостью. Отец рыцаря благодарит, погостить приглашает.

— Времени нету, — отвествовал рыцарь, — но если пожелаете, можете отпустить со мной среднего сына.

Король охотно согласился. Взял рыцарь среднего сына за руку, посадил позади себя на крылатого коня и полетели они в рыцарский за́мок. Рыцарь провел принца по всем покоям, всё показал, велел целый год вволю играться-забавляться. Но в конце года приказал такой ужин готовить, чтоб за версту вкусный запах в нос бил! Коли исполнит хозяйский приказ — получит щедрую награду.

Подал на прощанье рыцарь королевичу руку, сел на коня и улетел.

Средний брат, как и старший, себя ничем не утруждал, только всё из покоев в покои похаживал, редкостные вещи перебирал да в играх и забавах время проводил. В конце года спохватился и давай ужин стряпать. Удался ужин на славу, за верству заманчивый дух можно было учуять.

Явился рыцарь, разделся, сел к столу, всё съел. Покончил с ужином, поднялся и говорит королевичу:

— Ну, сын мой, я тобой доволен. Ты заслужил мою награду. Будет от меня тебе добрая память на всю жизнь! А пото́м к отцу отвезу.

Вскочили оба на крылатого коня и летели долго-долго, до самого моря. На берегу конь остановился и рыцарь с королевичем спешились. Достаёт рыцарь три дуката и бросает в море, а королевичу велит за ними прыгнуть и принести дукаты обратно. Королевич глядит на рыцаря, уж не насмехается ли тот над ним, не шутку ли шутит? Нет, рыцарь не шутил. Увидал, что королевич колеблется, выхватил меч из ножен, над головой королевича крутит, вот-вот голова с плеч слетит! В море ли королевичу тонуть, от меча ли погибать, не всё ль одно?

Пришлось королевичу в море кидаться. Только воды́ коснулся, вода перед ним расступилась. Вокруг волна бушует, а где королевич шаг шагнёт, там море расступается. Нашёл он три дуката, на берег вынес.

— Вот видишь, — хвалит его рыцарь, — а ты боялся! С этого часа станешь ты рыцарем — Воды́ повелителем. Где бы ты с врагом не бился, ты сквозь воду пройдешь, а враг в воде погибнет. Это тебе мой дар на память! А теперь поедем к твоёму отцу.

Прибыли они в королевский дворец, все им навстречу бегут, радуются, король не знает, как его за сыновей благодарить.

— Не велика заслуга, — отвечает рыцарь скромно, — а если угодно, дай мне, король, и младшего на год в ученье.

— Берите, берите, — отвечает король, — с превеликой радостью отдам вам негодника, может, вы из него человека сделаете!

Не стал рыцарь вникать, чем младший сын отцу не угодил, а сказал про себя: — Может, он мне больше подойдёт, чем те два.

Вскочили они с королевичем на крылатого коня, не успел королевич оглянуться, а они уже́ во дворе рыцарского за́мка!

Рыцарь повёл королевича в за́мок, стал по богатым покоям водить, красоту да богатство показывать.

— А теперь, сын мой, — говорит королевичу рыцарь, — можешь ничего не делать, только любуйся этой красотой, да забавляйся. Одно лишь велю: к концу года готовь такой ужин, чтоб я его за две вёрсты учуял. Коли моё повеленье исполнишь, награжу тебя — не чета твоим братьям!

Сказал, вскочил на коня и исчез.

Год пролетел, как один денек, вот он и на исходе. Засучил королевич рукава и принялся ужин стряпать.

Рыцарь во дворе доспехами громыхает, а стол уже́ для ужина накрыт. Входит рыцарь в покои, ещё в дверях королевича нахваливает, — в двух с половиной верстах, — говорит, — добрым ужином пахло!

Уселся рыцарь за стол и подобрал всё до последней крошки! Маковой росинки не оставил! А после ужина сказал королевичу:

— Ну, такого ужина я ещё не едал! Награжу тебя за него по заслугам! Память тебе от меня будет вечная!

Вскочили они оба на коня и полетели в ту сторону, откуда год назад явились.

Летели, летели и остановились на той самой лужайке, где когда-то старший брат останавливался.

Крылатый конь стои́т печально, он-то знал, что сейчас произойдет! Рыцарь с трудом опустился на землю, велел и королевичу спешиться. Тот соскочил, а рыцарь ему и говорит:

— Сын мой, дорого́й! Стал я немощен, силы оставляют меня, я умираю и нет у меня никого, кому б я мог оставить свой за́мок да богатство, да верного моего коня! Всё это я отдаю тебе, владей, будь всему хозяином и господином.

Рыцарь повернулся к коню, похлопал по спине, велел новому хозяину так же верно служить, как ему служал. И королевичу наказал:

— С этим конём да с моим мечом, (с ним я ни днём, ни ночью не раставался) станешь ты самым славным рыцарём, будешь всему миру защитой и всё тебе подчиняться. Но смотри, коли у тебя этот меч с пояса снимут, ты сразу в камень обратишься. Помни и будь осторожен!

Договорил рыцарь, отстегнул меч и королевичу подал. Только подал, как рухнул на землю и тут же дух испустил.

Что мне делать? — отчаялся молодой рыцарь, — как его похоронить, коли нет никакой помощи?

Не хотелось ему домой в печали возвращаться, не хотелось горькую весть нести. Вскочил он на коня и поехал обратно в рыцарский за́мок. Привёл людей и с их помощью похоронил старого рыцаря на красивом лугу под раскидистым деревом, что росло посредине. Пото́м молодой рыцарь отправил людей назад и приказал за́мок в добром порядке содержать до той поры, пока он не вернётся.

А сам домой, к отцу, полетел. Опустился во дворе — дворец от грохота вздрогнул! Отец и старшие братья выбегают. Поначалу отец испугался,

подумал, что старый рыцарь один воротился. Поближе подошёл, сына увидал, стал спрашивать, где старый рыцарь, почему не явился? Сын отцу всё рассказал. Старик опечалился. И братья тоже. Но пото́м, когда узнали, что богатый за́мок к младшему брату перешёл, озлились старшие братья. Старый король поставил всех трёх сыновей перед собой и молвил:

— А теперь, дети мои, покажите, чему вы у рыцаря за год научились? Старшие-то не хотели показывать, пока меньшой не вернётся. Братья стали

отговариваться, никому не охота первому начинать. Те двое на младшего кивают.

— Нет, — отвечает младший, — есть такое присловье — вперёд старшего не суйся, — я уж лучше напоследок.

Хочешь-не хочешь, пришлось самому старшему начинать:

— Я — рыцарь-Всевид, приложу ухо к земле и всё слышу, всё вижу, что где творится.

Средний говорит:

— А я рыцарь — Воды́ укротитель, — сквозь воду пройду, вода расступится, а я по́ суху проберусь.

И воскликнул тут меньшой:

— Только-то и всего! А я — рыцарь Миру защита!

Услыхали братья, ещё пуще озлились! Готовы его на куски разорвать!

Стали все три брата под отцовской крышей жить.

Да только отцу младший сын всех милей. Старшие не могли того стерпеть, стали разрешенья просить, пойти по свету, своего счастья искать. Попрощались с отцом-матерью, а на брата зло затаили. С тем и ушли.

Поначалу только и было у них разговору, что про младшего брата. Всё судили да рядили, как бы ему радость и счастье испортить. Шли они, шли, подданные отцовские их встречали приветливо, и, как подобает, оказывали королевские почести, а как стали братья к границе отцовских владений подходить, взяли с собой несколько здоровенных парней, чтоб на чужой земле не бояться.

Что ж, всё вроде было хорошо, да не больно!

Как попали они на чужие земли, вообразили, что коли они рыцари, им всё нипочем, стали людей грабить да обижать. Идут, а за ними пепелища остаются, нищие да сироты плачут.

Долго ли, коротко творили они разбой, а дошла жалоба до короля, что этими землями владел. Просят подданные себе защиты, а разбойникам — наказанья. Король отдал приказ: готовить войско и разбойников схватить!

Услыхали братья, что король на них большое войско посылает. Средний брат старшего к реке ведёт, велит на берегу стоять. А тут и королевское войско подоспело. Солдаты думают: «Куда им против нашей силы, мы их сейчас в воду покидаем!»

Но как до де́ла дошло, всё иначе обернулось: братья с разбойниками в реку спрыгнули и перешли её, словно по суху, солдаты увидали и за ними, но вода стояла глубокая и все утонули.

А братья на берегу стоя́т потешаются. Да счастье то ведь переменчиво!

Шлёт король другое войско. Стали братья деревню разорять. А солдаты её со всех сторон окружили, всех разбойников похватали, ни один не ушёл. К королю ведут, а братьев впереди всех толкают.

Увидал их король, спрашивает, кто такие, да откуда. Они отвечают: «Такого-то, мол, короля, сыновья, ходим счастье ищем».

— Таким манером счастья не сыщешь! — вскричал разгневанный король. — Не верю я, чтоб королевские дети такие безобразия творили! На вас поглядеть — сразу видно — разбойники вы и душегубы! — В заточенье их! — приказал король. — А пото́м, когда свершим над ними суд, — казним! В ту ночь, после того дня, приснился к утру их отцу страшный сон. Всё, что наяву с его детьми стало, всё ему во сне привиделось. Вскочил он на ноги и к младшему сыну побежал. Младший ещё крепким сном спал. Подходит король к его постели, а тот во сне зубами скрипит. Разбудил его отец, стал сон рассказывать, а сын говорит:

— И я, батюшка, тот же сон видел, сомненья нет, всё правда. Значит, пора мне в путь собираться и несчастных братьев вызволять!

Жалко отцу последнего сына от себя отпускать, тревожится, как бы с ним беды не стряслось. Но тот на своём стои́т, велит крылатого коня седлать, сам в дорогу собирается.

Послышался во дворе конский топот. Отец заплакал, стал с сыном прощаться.

— Отец, дорого́й, — успокаивал его сын, — вы за меня не тревожьтесь. Пока этот меч на моём поясе звенит, никто меня и пальцем не тронет.

Сказал, вскочил на коня и полетел, как стрела из лука. Без задержки добрался до тех земель, где его братья в башне сидели.

В город въехал, видит на площади народу тьма-тьмущая, посредине король восседает, по бокам — братья стоя́т, возле них — палач. «Плохо дело», — подумал он, — пришпорил коня и, словно с неба свалился, — предстал пред королевские очи. Братья его сразу узнали, веселее глядят.

Молодой рыцарь учтиво королю поклонился, стал за братьев просить, чтоб простил их король и жизнь даровал.

— Кабы пришли твои братья ко мне по-рыцарски да по-королевски, как ты, я б их по-иному принял. Да только они у меня столько людей побили, такой разбой учинили, что лишь смерти и заслуживают! — ответствовал король.

— Твои потёри втрое возместятся, только даруй моим братьям жизнь! — говорит рыцарь.

— Нет, — кричит разгневавшись король, — не можешь ты меня принудить, а за твою дерзость, велю я их казнить немедля!

Услыхал такую речь молодой рыцарь, повернул коня и взмахнул мечом. Полетели тут солдатские го́ловы, одна за другой и никто не осмелился против него пойти.

— Хватит, хватит! — вскричал перепуганный король.

Отпустил братьев, а молодого рыцаря любезно в свой дворец пригласил на богатый пир да забаву. Старшие братья позабыли про страх и веселились напропалую.

Кончилось веселье и братья, распростившись с королем, покинули город. Стал младший у старших спрашивать, хотят ли они его во всём слушаться и его советы принимать? Желают ли дальше под его охраной вместе идти и счастье искать? Братья, побывав в переделке, поумнели. Бросились на колени, клянутся почитать его, как отца родного и его добрым советам вечно следовать.

— Быть по сему! — отвечал младший брат. — Идите со мной!

Собрались они и все вместе отправились по славным городам и королевствам. Идут, никому обиды не чинят, и везде их с почётом встречают. Творят братья людям добро, а особенно младший старается, где пройдёт, всюду по себе добрую память оставляет, славными и геройскими делами.

Обошли они немало земель и попали, наконец, в королевскую столицу. Глядят, диву даются! Весь город чёрным обтянут. Добрались до постоялого двора, у хозяина спрашивают, почему это весь город в трауре? Хозяин отвечает, что неподалеку от го́рода поселился дракон о трёх головах и каждую неделю отдают ему на съедение то юношу, то девушку. А нынче утром подошла очерёдь королевской дочери, которую все любят за её красоту и доброту. Вот почему повсюду траур.

— Коли так, — говорит на это молодой рыцарь, — ступайте к королю и доложите, что сидит, де, у вас мо́лодец и берётся он избавить королевскую дочь от дракона-людоеда!

— Не хвались, — послышался тут из толпы голос, — были у нас рыцари не

хуже тебя, бились с драконом, чтоб принцессу в жёны заполучить, да никто живым не вернулся, все там остались!

— Ступайте, ступайте, — говорит рыцарь, — скажите, что нашёлся ещё один и рад бы за принцессу голову сложить, да смерти не боится, знает, что победа у него в руках!

Нашлись за приличное вознаграждение желающие и сообщили королю эту новость, а вскоре возвратились с ответом, что король и его дочь рады приветствовать в своём дворце храброго рыцаря. Просят, мол, пожаловать.

Молодой рыцарь вскочил на коня и полетел во дворец. Король с дочерью и придворные вышли ему навстречу. Все и даже сам король любовались красотой и статью рыцаря, и его платьем, что сидело на нём, как влитое. Король потчевал его добрыми блюдами, ублажал как мог и оставил ночевать.

Как солнышко взошло, стали принцессу в карету сажать, а она от великого страха без памяти свалилась!

Рыцарь впереди несётся на своём верном коне, король с народом за ним идёт. Около часовенки карета остановилась. Принцесса в часовню вошла, отважный рыцарь рядом прохаживается, король с народом издали глядит, что-то будет.

И вдруг послышался страшный рев. Откуда ни возьмись дракон летит прямо к часовне, пламя из пасти вырывается. Летит принюхивается, на рыцаря и не смотрит. Огляделся дракон, взмыл под облака, сорвал с часовенки крышу, вот-вот внутрь ринется. Тут рыцарь как закричит громовым голосом:

— Эй, тебе что тут надобно!?

— Это тебе что надобно, земной червь! — взревел дракон, — я беру свое, что мне положено, а тебе до того де́ла нет.

— Нет здесь ничего твоего и не будет! — отвечает рыцарь. — А коли хочешь получить — давай бороться!

Обхватил дракон рыцаря и по щиколотку в землю вогнал, но рыцарь выскочил, достал свой меч и снёс дракону одну голову. Рассвирепел дракон, стал огнём плеваться. Принцесса рыцарю снадобьем раны лечит. Видит дракон, что рыцарю огонь не страшен, хватает его и по колено в землю вгоняет. Рыцарь выскочил, за меч схватился и вторую голову дракону снес.

Все вокруг ликуют, многие рыцарю свою помощь предлагают, но он отказывается. Усталый дракон хотел немного отдохнуть, но рыцарь решил не ждать, пока тот в себя придёт и силы к нему вернутся. Схватил меч и снёс третью драконью голову, а самого изрубил на мелкие части!

Прибежал король и все остальные, победителя приветствуют, а принцесса, сама не своя от радости, из часовни выходит и благодарит спасителя.

С великими почестями вернулся рыцарь в город. Там уже́ вместо траура на домах цветы и гирлянды красуются. Всюду только и разговору что о рыцаре. Люди теснятся, чтобы на рыцаря хоть одним глазком взглянуть. Во дворце пир готовят. Гости за стол усаживаются. Во главе стола короля с рыцарём сажают, а рядом с рыцарём — принцессу в розовом платье. Все пьют да едят, а король поднимается и говорит:

— Дорогие гости! Нет того на свете, чем бы мы храброго рыцаря отблагодарить могли. И я тоже не в силах воздать ему по заслугам. Нету у меня сына и некому мне своё королевство оставить. От всей души желаю, чтоб рыцарь, коли он того пожелает, сел на мой трон, дочь мою в жёны взял и счастливо правил страной. Я знаю, он-то избавит страну от любой напасти!

Рыцарь об этом уже́ думал и советовался со своим конём, как быть, потому что хотел наш рыцарь себе в жёны такуя де́вицу взять, чтоб не было у неё никакого изъяна. Эта принцесса была собой очень мила: глазки черненькие, как вишенки, щечки, словно две розы цветут, но углядел рыцарь у ней бородавочку на правой руке! И решил, что принцесса подойдёт в жёны разве что его старшему брату.

Поднимается он и говорит королю с поклоном:

— Я бы с радостью вашу королевскую волю исполнил, да молод ещё. Надобно мне по белу свету погулять, чтоб честь такую добрыми делами заслужить. Но есть у меня два старших брата, вместе со мной путями-дорогами ходят, счастья ищут. Если король не против, хоть один, хоть другой могут здесь своё счастье найти.

Король охотно согласился, велел братьев звать. Старший брат своё согласье дал и вскоре во дворце сыграли богатую свадьбу.

После свадьбы отводит рыцарь своего старшего брата в сторонку и совет даёт, как дальше жить, чтоб счастья добиться. Тот выслушал и пообещал всё исполнить. И ещё напомнил младший старшему — коль услышит он, что младшему опасность грозит, чтоб немедля на помощь спешил.

Стали средний с младшим в путь собираться, распростились с королем и принцессой. Она их со слезами проводила. Вскочили на быстрых коней и пустились в путь-дорогу.

Добрались до чужой страны и не задерживаясь поскакали в королевскую столицу. ещё издалека увидали они высокие башни и королевский дворец. Только странно — на башнях и на стенах — чёрные полотнища висят.

— Что за напасть? — спрашивают они у трактирщика, — почему весь город в трауре?

— Ах, беда у нас великая! — отвечает трактирщик. — Возле го́рода шестиглавый дракон поселился, — каждую неделю отдает ему город на

съедение молодых людей, то юношу, то девушку. Подошла нынче очерёдь королевской дочери, завтра её к дракону поведут. Вот почему в городе траур.

Говорит тут младший брат трактирщику, чтоб бежал немедля к королю и передал, что явился, мол, рыцарь и берётся его дочь из беды вызволить.

Эх, господин, — махнул рукой трактирщик, — не ты первый, не ты последний! Много тут рыцарей побывало, много их билось с чудовищем, да никто живым не вернулся! Но коли такова твоя воля, я охотно королю доложу!

Услыхал король — велит рыцаря поскорее к себе звать. Кидается к нему на шею, как родного сына обнимает, во дворце остаться просит. Принцесса тоже повеселела, когда рыцарь обещал, что ни один волосок с её головы́ не упадёт.

Только забрезжил рассвет, как отвезли принцессу в часовенку. Рыцарь перед часовней ходит. Поодаль народ толпится, смотрит, чем дело кончится.

Тут со страшным ревом дракон прилетел, сорвал с часовни крышу и в сторону отшвырнул.

А рыцарь ему кричит:

— Чего тебе там надобно? Дракон оборачивается и ревет:

— своё беру!

— Нет, не твоё и твоим вовеки не будет! — отвечает рыцарь. Завязалась между ними драка великая. Рыцарь выхватывает меч и одним ударом три головы́ с дракона снимает. Разозлился дракон, как швырнет рыцаря, тот в землю по колено вошёл. Но тут же выбрался и отсёк дракону остальные три головы́.

Народ ликует, с песнями провожает рыцаря с принцессой в город. Добрались до дворца, а король-отец ума не приложит, как храбреца благодарить! Велит застолье собирать, гостей со всех краев звать. Попили-поели, тут король со своего места поднимается и говорит:

— Гости дорогие! Нету у меня таких сокровищ, чтоб отблагодарить рыцаря за его отвагу. Я уже́ стар, самое дорогое моё сокровище, дочь моя единственная. За великое счастье сочту, коли рыцарь на дочери моей женится и моё место на троне займет.

Рыцарь почтительно королю поклонился и, отговорившись молодостью да неопытностью, да доро́гой дальней, предложил королю, коль тот не против, в зятья своего брата.

— Коли не ты, то пускай твой брат! Одна кровь, один род! — ответствовал король.

Позвали среднего брата. И отдал старый король свою дочь ему в жёны да королевскую корону впридачу.

Отшумела свадьба и наш рыцарь снова в путь-дорогу собрался, распростившись с королем и принцессой. Брату напоследок совет дал, что да как делать. Тот не перечил, со всем согласился. Вскочил рыцарь на быстрого коня и один-одинёшенек полетел дальше.

Прибыл он в третье королевство. Остановился верный конь, велит рыцарю королевскую дочь в жёны взять:

— Нету, — говорит, — в целом мире принцессы прекраснее, ищи не ищи нигде не найдёшь!

Добрались они до королевской столицы, а в столице всё, как и в других столицах, где они побывали, всё в трауре. Узнал рыцарь, что поселился по-соседству девятиголовый дракон, молодых людей пожирает, нынче дошёл черёд и до королевской дочери.

Рыцарь немедля велит о себе королю доложить и тот его тут же к себе требует. Рыцарь ему всё про себя рассказал и надежду высказал, что и это чудовище он одолеет.

На другое утро, ещё и солнце не взошло, отвезли принцессу в часовню. Рыцарь неподалеку прохаживается. Народ издали глядит.

Вдруг дракон со страшным ревом налетает, вот-вот на принцессу накинется. Но тут рыцарь к нему подоспел, одним махом шесть голов снес. Дракон взвыл и всадил рыцаря по самый пояс в землю. Рыцарь из земли выкарабкивается, а дракон его огнём из пасти поливает. Рыцарь, недолго думая, снёс чудовищу последние три головы́. Народ ему славу кричит, король обнимает и от великой радости не знает, как благодарить. После пира сказал король, что готов отдать ему и дочь и королевство! Рыцарь обрадовался, он знал, что краше принцессы нет в целом свете, и сказал, что согласен.

Король без промедленья со своей головы́ корону снял и на голову рыцаря надел. Свадьбу сыграли такую, что и описать невозможно!

Прибыли в гости к младшему и старшие братья. Они его счастью радовались и обещали во всём слушаться.

Отгуляли свадьбу, гости по домам разъехались и рыцарь с молодой женой зажили в радости и согласии.

Но недолго длились счастливые денечки. Затаил один старый колдун на принцессу зло — сватался он к ней, а она отказала. И вот, гуляла как-то принцесса одна по садику, колдун подкрался, схватил её и к себе уволок.

Ждут принцессу с прогулки, а она всё нейдёт да нейдёт. Зовут, ищут, а принцесса исчезла, словно никогда её и не было.

Загрустил рыцарь, побрёл к своему коню, жалуется. А конь уже́ всё знает и говорит хозяину:

— Не горюй, постараемся её вызволить!

Объявил рыцарь старому королю, что едет принцессу искать и до тех пор не вернётся, покуда не найдёт, пусть ему это хоть жизни сто́ит.

Старый король его спачала отговаривал, коли дочери нет, пусть хоть зять с ним останется. Но рыцарь время зря терять не стал, собрался в дорогу, простился со старым королем и с народом. Подданные, прослышав, что рыцарь их покидает, плакали, как дети, ибо любили его и уважали. Сел рыцарь на своего крылатого коня и пустился, куда глаза́ глядят.

Едет он, молчаливый да печальный. А конь ему и говорит: — Коли будешь моих советов слушаться, счастье к тебе возвратится и жену свою вернешь!

— Ах, — вздохнул рыцарь, — мне ведь только того и надо, ради неё я на любые испытания готов.

— Ну коли так, — отвечает конь, — слушай: поедем мы сейчас через большой луг, на лугу том одно-разъединое грушевое дерево стои́т с душистыми плодами. Но не вздумай до тех плодов дотрагиваться, и не груша это вовсе, а старая ведьма. Как только ты к плоду притронешься, сам немедля грушей станешь. Пото́м мы подъедем к душистой яблоне, яблоки тоже не тронь. Это вторая ведьма, она тебя тут же в яблоко превратит. Перетерпи, не ешь с этих деревьев плодов. Наконец, доберёмся мы до колодца, ты пить захочешь, но не вздумай из колодца пить, а возьми свой меч да изруби колодец! Это не колодец, а всем ведьмам ведьма, тех двух — родная мать. Коли всё исполнишь, мы счастливо своей цели достигнем, коли нет — навеки в несчастьи останешься.

Ладно, едут они дальше. Добрались до большого-пребольшого того луга, где груша стои́т. Сладкий запах так рыцарю в нос и бьёт. У рыцаря слюнки текут, но он спелых груш не трогает. Ехали-ехали. Вот и яблоня перед ними, аромат от неё ещё слаще. Рыцарь к яблокам тянется, еле сдерживается, вот-вот сорвёт яблочко невиданной красоты! Да, к счастью, вспомнил, что конь наказывал, и дальше поехал.

Таким ты мне нравишься, — похвалил его конь, — ещё одно искушенье преодолеешь, как я сказал, — и всё будет хорошо!

Но тут пришла беда. Рыцарь ещё по дороге жаловался, что жажда его сморила, чуть не насмерть. Только они к колодцу приблизились, рыцарь с коня соскочил и прямо к воде, вот-вот напьётся. Увидал это конь, бросил рыцаря и прочь помчался.

Рыцарь увидал такое дело, на ноги вскочил, кричит, зовёт. Вернулся конь, стал ему выговаривать, почему колодец по его веленью мечом не изрубил.

Сел рыцарь на коня и печально продолжал свой путь. Оглянулся назад — нет больше ни груши, ни яблони, ни колодца. Ведьмы снова ведьмами стали, путников преследуют, шепчут в спину:

— Мы — великие колдуньи, но у рыцаря советчик помудрее нас! Пошушукались и пропали!

Поблагодарил рыцарь коня, что от беды спас и впредь обещал его во всём слушаться.

Миновали они большой луг и приехали в зелёный лес, там росли лесные плоды и текла чистая вода. Поели, напились ключевой воды́ и снова в путь.

Вскоре добрались наши путники до высоких скалистых гор с глубокими расселинами. Жутко им стало, ведь кругом ни одной живой души.

Подъезжает рыцарь к отвесной скале. До чего ж огромная! Поднимает голову, а на самой вершине — могучая крепость стои́т. «Что там? — думает рыцарь. — Уж не ведьмы ль поселились? Будь что будет! Всё равно туда поеду.»

Нашли дорогу. Добрались до вершины, вот уже́ у воро́т стоя́т. Стоя́т, диву даются: вокруг гробовая тишина, никто их не встречает, нигде никого не видать. Конь прямо в конюшню побежал, а рыцарь огляделся и вверх по лестнице пошёл. Отворяет одни двери — тишина, отворяет другие, третьи

— никого. Дошёл до одиннадцатой — нигде никого. Решил было, рыцарь, что попали они к ведьмам в гнездо, да отворил двенадцатую дверь — видит седой старичок сидит, рыцаря такими словами встречает:

— Я тебе рад! Наконец-то человек появился. Теперь я могу умереть спокойно.

Стал старичок у рыцаря спрашивать, кто да откуда, да зачем явился. Тот ему всё по порядку рассказал и про свою беду и почему по свету бродит.

— Зря ищешь, — закручинился старичок, — всё напрасно! Твоя жена так запрятана, что ты её никогда не найдёшь. Я тебе хороший совет дам: оставайся у меня! Будешь жить спокойно и за́мок тебе останется. Я долго ждал отважного человека, чтобы оставить ему все мои сокровища!

— Нет, не по душе мне такое безлюдье, — ответствовал ему рыцарь. — Не могу я в одиночестве жить, я к людям привык. Что задумал — того добьюсь, и покуда есть у меня силы, стану искать свою любимую жену. Коли найду

— моё счастье, коли нет — будь что будет! А ты лучше собери меня в дорогу, чтобы я попал поскорее туда, где её скрывают!

— Ну, воля твоя, — молвил старичок, — но я могу наперёд сказать, что тебя ожидает в будущем: спустишься в долину, там лужайку найдёшь, на той лужайке одни только гады ползучие. Два самых больших на тебя кинутся, остальные не тронут. Иди на них смело и своим мечом разруби тех больших, остальных только острием коснись и увидишь, что станет. Минуешь лужайку, выйдешь ко второй долине. Пройдешь долиной, увидишь горы — езжай дальше, не останавливайся! Дойдёшь до высокой скалы, остановись и поста-

райся внутрь забраться, там твоя жена живёт. Только знай, тут тебя смерть ожидает! А теперь давай простимся, я хочу умереть на твоих руках, ведь больше сюда ни один человек не доберётся!

Сказал и дух испустил.

Взял рыцарь недвижимое тело, положил посреди самой большой комнаты, вокруг свечи зажег и саблю сбоку пристроил. А сам отправился к своему коню. Всё ему доложил. Выслушал конь его рассказ и снова пустились они

дальний путь. Миновали долину, оказались на лужайке, про которую старичок говорил. Тут на них два гада накинулись. Рыцарь рассёк их своим мечом, а салом себя и коня натёр. Не успел закончить, как два гада в двух принцев превратились, и вскричали:

— Слава храброму рыцарю, мира защитнику! Слава!

Чем дальше они ехали, тем больше гадов на них нападало, но едва рыцарь к ним прикасался, они превращались в людей, так и ожила заклятая долина. Тут подходят к нему два принца со своими подданными и клятву дают верой и правдой ему вечно служить.

И вторую долину рыцарь счастливо миновал и попали они, наконец, к той скале, где жила в заточеньи его жена.

Посмотрел рыцарь на скалу и головой поник! Невозможно на эту вершину взобраться. Ждал-ждал он до самого вечера, не выглянет ли его милая! Но напрасно!

Тут ему конь говорит:

— У этой скалы заночуем, я буду всю ночь пастись, а тебе дам в руки свою уздечку, коли я тебе понадоблюсь, дёрни за уздечку, я тотчас же явлюсь! А ты спать ложись и всё, что во сне увидишь — запоминай! Приснится тебе, что в руке у тебя мушиное крыло. Держи его крепко, а как проснёшься, скажи: «Хочу стать маленьким, как муха, пусть у меня вырастут крылья!» Превратишься в муху и лети на эту скалу! Там найдёшь лаз, через этот лаз проберёшься к дверям, сквозь замочную скважину проникнешь в первые, а пото́м во вторые покои, но тут смотри будь на чеку!

Как конь говорил, так и случилось. Конь стал пастись, а рыцарь спать лег. Чуть свет проснулся, вспомнил свой сон, взглянул на руку, а в ней крылышко! Рыцарь крылышко крепко держит и говорит:

Хочу стать с муху величиной, да чтоб крылья у меня выросли!

И сразу же стал с муху величиной! Полетел он вверх, пробрался к дверям и через замочную скважину проник в покои, а там ведьмы толпятся

видимо-невидимо! Он над их головами к другим дверям пролетел и в замочную скважину юркнул. Услыхали ведьмы шум, начали между собой переговариваться:

— Мы, великие ведьмы, но у этого рыцаря есть советчик сильнее и хитрее нас! Что-то зашумело, вроде муха пролетела, мы такой никогда не видали, не слыхали. Лучше нам, сёстры, по добру, по здорову восвояси убраться, как бы чего не вышло!

Собрались и поспешили прочь.

Рыцарь тут же из мухи в человека превратился и встал перед женой! А та его сына нянчит. Увидела мужа, глазам своим не верит. Стали они радоваться, обниматься-целоваться, а пото́м жена мужа спрашивает, как он жил-поживал, и как сюда попал.

Рыцарь ей всё про себя рассказал.

— Это всё хорошо, — говорит жена, но теперь тебе грозит страшная опасность. Скоро явится колдун и тебя уничтожит!

— Ну, мы ещё поглядим, кто-кого! — успокоил её рыцарь. — Ведь мы теперь вместе! А как тебя из беды вызволить — это уже́ моя забота!

Но нелегка была задача! Сам-то рыцарь, превратившись в муху, вниз спустится, а вот жена с младенцем на руках — они-то как? Стал он ступени в скале прорубать, вдруг видит — девушка сидит, горько плачет и просит её, сироту, на службу взять. Рыцарь у жены спрашивает, не нужна ль няня к ребёнку.

— Нужна-то нужна, — отвечает жена, — да эту де́вицу брать не вздумай, ведь это ведьма, она тебя погубит.

Но рыцарь жену не послушал, подхватил девушку и наверх отнес. Жена мужу говорит, чтоб был осторожней, не миновать, мол, теперь беды. А рыцарь её речам не внемлет, своё дело делает, надеется поскорее домой вернуться.

Он-то надеялся, но всё по-другому было! Уснул рыцарь после тяжкой работы молодецким сном. Выстрели над ухом, не проснётся! А ведьма увидала, что все спят, подкралась к рыцарю, меч его отвязала и рыцарь тут же окаменел!

Только ведьме её злодейство удалось, она прочь кинулась, тут к ней и остальные ведьмы собрались. Радуются, визжат.

— Наконец-то! — кричит самая старшая. — Теперь, что захотим, то и будем делать, пока старик не вернётся. А пото́м дальше полетим! Сёстры — за мной!

— Нет, постойте, погодите немножко, — говорит младшая, — куда меч девать? Надо так его запрятать, чтоб он никогда больше человеку в руки не попал!

И решили ведьмы волшебный меч в море бросить, чтобы навеки от людских глаз скрыть. Зашвырнули его в море прямо со скалы.

Вот и пришёл конец храброму рыцарю. Кто теперь будет добро творить? За бедных заступаться?

А старший брат тем временем тревожится, то и дело ухо к земле прикладывает, знать хочет, где младший, что с ним, не стряслась ли какая беда ?

Приложил он в последний раз ухо к земле и загоревал, увидал-услыхал, что брат его на скале мёртвый лежит, а меч его в море сброшен. Он всё рассказал своей жене и придворным и велел готовиться в путь: «Пойдём к брату на помощь!»

Только рассвело, а старший брат с войском уже́ коней веселит. Доро́гой решил старший брат к среднему заглянуть, с собой позвать, ведь без среднего им моря не одолеть! Средний не заставил себя долго просить, вскочил на коня и поскакали они к младшему на помощь.

Вскоре добрались они до моря, где меч лежал, море было красным, как кровь от того меча, что столько крови пролил. Средний брат в воду кинулся, вода перед ним расступилась, стал он меч искать. Долго искал, наконец, нашёл и на берег вынес.

— Теперь скорее к брату, — сказал старший.

Прискакали они к скале, впереди два брата, за ними войско. Братья совет держат, как ведьмам отомстить. Ринулись они в покои и давай ненавистных злодеек волшебным мечом рубить. Покончили с нечистью и в следующие покои пошли, а там молодая жена сидит, над окаменевшим мужем плачет. Средний брат младшему меч к поясу пристегнул, тот очнулся и говорит:

— Ох, как долго я спал!

— Нет, брат, ты не спал, и кабы не мы, спать бы тебе вечным сном! Обнял рыцарь братьев, стал благодарить, что они его не позабыли. Пото́м потянул за уздечку и его окаменевший конь ожил, и с весёлым ржаньем появился перед хозяином. Рыцарь вскочил на коня, посадил на него и жену с сыном. Братья на своих коней взобрались. Вдруг летит старый колдун и ревет страшным голосом:

— Как вы посмели сюда явиться? Стойте! Снимите принцессу с коня!

— Вот я тебе сейчас покажу! — отвечает ему рыцарь.

Спрыгнул с коня, выхватил из-за пояса свой меч и одним махом снёс колдуну голову!

И отправились братья все вместе домой. Созвали гостей и закатили такой пир, какого ещё не было и уже́ не будет. Прибыл на пир их родной отец, радостный и счастливый. Понаехали короли, князья и рыцари со всего света и все славили храброго рыцаря. А он поклялся, что всегда будет править справедливо.