Храбрый солдат

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Храбрый солдат


Автор:
Чешская народная








Язык оригинала:
Чешский язык



Был у одних родителей сын. Как подрос, пошёл в солдаты. Весёлый был парень, смелый, в трактирах всегда дрался. Ну, на военной службе ему хорошо было. Службу нес справно, наказаний никаких не получал, так отчего ж ему весёлым то не быть?

Вот однажды пишут ему из дому — просят вернуться. Срок он свой отслужил, его и отпустили. Пошёл он домой. По пути заходит в одно село. А надо сказать, что в тамошнем костеле водилась нечистая сила. По утрам костел бывал забрызган кровью. Жители объявили награду тому, кто согласился бы переночевать в костеле три ночи, узнать, что там за страсть такая. Мужики все зажиточные, не с пустыми карманами, награду назначили большую.

Солдат зашёл в трактир. В трактире ему всё это и рассказали.

— Хотел бы я посмотреть на нечистого! — говорит солдат. — Ведь я не знаю, что такое страх.

Привели его в поповский дом. Пришёл туда и староста. Тотчас договорились с солдатом, большие деньги обещали, если три ночи вытерпит.

— Ладно, — говорит. — Для начала посижу на амвоне. Только чтоб всю ночь там свет горел.

Вечером взял он с собою винца, табачку вдоволь, пришёл в костел, сел на амвон и сидит себе посиживает. Ждёт. А в старину священников хоронили всегда под алтарем. Вот бьют часы одиннадцать. А солдат сидит на амвоне, хлопает по табакерке и приговаривает:

— Выпьем, закурим, веселее будем!

Только пробили часы, откуда ни возьмись — выскочили четыре дракона, страшных да огромных. Один с ножом, другой с вилами, у третьего топор, четвёртый рукава засучивает— настоящие страшилища! И все к алтарю мчатся.

Священника мигом из могилы вытащили, на четыре части разрубили и давай его бить, колоть, по всему костёлу швырять. А как пробило полночь — швырнули обратно в гроб и исчезли. Никто бы этой страсти не выдержал, а солдат — ничего. Ведь он не знал, что такое страх.

А в селе то уж и не надеялись, что он живой. Утром пономарь бежит к костелу, не дышит. А солдат сидит как ни в чём не бывало, хлопает по табакерке и приговаривает:

— Выпьем да закурим, веселее будем!

Рассказал им всё как было, как священника драконы свирепые вилами кололи и швыряли.

— Следующую ночь, — говорит, o— буду сидеть внизу, на скамье.

Опять взял с собою вино, табакерку, свечи. Ждёт. Ну, всё опять повторилось, чудовища то же самое вытворяли, а в полночь швырнули священника в гроб и исчезли.

В третий вечер залез парень на клирос. Зажег свечу, трубку на пюпитр положил и опять, как стали часы то бить, хлопнул по табакерке:

— Выпьем да закурим, веселее будем.

Опять драконы ворвались, схватили священника, терзали его, терзали; двенадцать пробило, а они и не успели его в гроб то кинуть, бросили на полу и улетели.

Солдат сидит, смотрит на него. В половине первого священник встаёт возле гроба и кричит:

— Поди-ка сюда! А тот:

— Не пойду!

— Да иди же, четырех не боялся, а меня боишься!

— Иди сам, коли хочешь!

В третий раз позвал солдата священник, но тот стои́т на своём.

Подобрал священник свой саван, забрался на клирос, поклонился солдату и говорит:

— Пойдём со мною!

— А куда идти то?

— За алтарь!

Не хотелось парню идти, а мёртвяк уж тащить его собрался. Не отстает, вот-вот вцепится. Пришли они за алтарь, священник и говорит:

— Скреби стену!

— Сам скреби, обдирайся, а я не буду! — отвечает солдат.

Время идёт, священник скребет, карябает стену, все ногти обломал, просит солдата:

—— Помоги мне!

Тот вынул свой нож, и через минуту всё было готово, показалась в стене дверка. Священник опять просит:

— Отвори!

Солдат отворил, вынул из тайника три мешка денег.

— За то, что ты ничего не боялся, можешь взять их, но только не все: один мешок раздай бедным, другой в костел отнеси на поминовение усопших, а третий оставь себе. Эти деньги я обманом скопил. Бедным не раздавал, а сюда складывал. А теперь пойдём, положи меня обратно в гроб.

Только солдат убрал его и плитой задвинул, стали звонить на молитву. Приходит в костел пономарь и видит три мешка.

— Что это у тебя здесь?

— Это всё — деньги! Пономарь сейчас же к попу́:

— У солдата в костеле денег, денег! Не сосчитать!

А священник этот тоже жадный был. Услышал про деньги и бегом в костел. Солдат уже́ снова на клиросе.

— Что у тебя в мешках?

— Да деньги всё.

— Откуда взял?

— Ужо до́ма скажу.

Принёс солдат мешки к старосте, рассказал, как да что было.

— Этот мешок, — говорит, — бедным, вон тот — на панихиды, а этот — мой.

Ну, все бедняки сейчас же прибежали, каждому он по полной горсти отсыпал, а пото́м стал требовать обещанную плату. Священник говорит:

— Ничего ему не давайте, вон у него целый мешок золота, хватит с него.

А сам смотрит на этот мешок завидущими глазами.

— Ну, тем хуже для вас! Как бы вы своей жадностью беды не накликали, — пригрозил солдат.

Тут мужики, конечно, испугались. Заплатили солдату всё сполна. И принёс он домой родителям целое богатство.