Юрий Богомолов:Телепутия

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

После того как была обнародована информация о предотвращении покушения на будущего президента, к старому лозунгу «За честные выборы!» добавился новый — «За честные покушения!». Как это цинично, подумалось мне, — ерничать по такому поводу. А если все, что изложил Первый канал, правда? Такая же непреложная, как «шпионский камень»…

Конечно, скепсис относительно этой информации имеет некоторые основания и связан в первую очередь с тем, что информация уж слишком удачно вписалась в пиар-кампанию главного кандидата в президенты. Но значима и «вторая очередь», которая предопределена атмосферой тотального недоверия в стране. И добро бы только к вертикали власти, но ведь и ко всем ее ветвям и ответвлениям — от прессы до юстиции. От ТВ до Интернета. От государственных корпораций до частного бизнеса. От почвенников до западников. От атеистов до клерикалов.

Тотальное недоверие, обернувшееся глубоким и обширным инфарктом доверия. Если значительная часть избирателей была заведомо убеждена в нечестности предстоявших выборов, какими демонстративно честными они бы ни оказались, на презумпцию легитимности власти можно не рассчитывать.

Любое сенсационное заявление почти сразу оказывается накрытым тенью возможной провокации.

Нам столько врали. Мы так часто обманываться были рады. И мы, и они столько лицемерили, что никакая правда уже не способна доказать, что она правда. И никакая самая откровенная ложь не покажется похожей, хотя бы чуточку, на правду.

Когда организм сильно отравлен, он отторгает и вполне качественную пищу. От нее тошнит и рвет.

Как сказано у Чехова, мы попали в запендю.

В этой «запенде» граждане и гражданки теряют почву под ногами, как в резко затормозившем (или разогнавшемся) трамвае, и хватаются руками за первую попавшуюся матрицу.

А матрица такая: Россия, окруженная коварными и хищными врагами, всю свою многовековую историю находится на осадном положении. С врагами внешними сотрудничает пятая колонна, в рядах которой маршируют евреи, они же либералы, они же демократы.

Маршируют давно, в чем должны были убедить показанные кряду в эфире отечественного ТВ документальные программы «Лев Троцкий. Тайна мировой революции», «Эффект домино. Февральская революция в судьбе России», «Забытый вождь. Александр Керенский».

Даже вполне объективистская картина ВВС «Россия, Путин и Запад» в какой-то степени сработала независимо от воли авторов на легенду о Путине, вытаскивающем страну из бездны разрухи и возрождающем ее в былом величии.

В фильме столько нелицеприятных подробностей относительно закулисной кухни отечественной и мировой политики, что, если бы я был высоконравственным телезрителем, стало бы неловко все это видеть. Но со стороны убежденного патриота мне эта хроника последних двух десятилетий показалась лестной. Все-таки я увидел глазами британских кинематографистов полную драматизма историю противостояния одинокой, бедной России богатому и коварному Западу. И плюс история того, как начинающий никому не известный политик приструнил обнаглевших олигархов.

Человеку из толпы важна общая картина. Она сложилась. Она героична. Остальное — подробности, в которых прячется то ли бог, то ли дьявол.

И тут каждое историческое лыко в строку аудиовизуального «Трактата о вреде либерализма и демократии на Руси вообще».

— «Вообще»-то не лишнее? — поинтересовался бы старина Крутицкий.

Глумов бы заверил, что в слове «вообще» самая суть трактата. С ним бы поспорил ныне действующий президент.

Но народу эти послевыборные дебаты уже неинтересны. Он уже крепко держится за «матрицу», которая, правда, нуждается в конкретном наполнении.

Еще после выступления Путина в Лужниках, где премьер намекнул на врагов, стоящих под Москвой, и призвал со ссылкой на Лермонтова умереть в бою («как наши братья умирали»), было не вполне понятно, кто эти враги, да и существуют ли они в реальности.

Оказалось: таки существуют. Троих довольно быстро обнаружили в Одессе, говорят, на Малой Арнаутской. Еще с два десятка вражеских элементов удалось разглядеть, по удивительной иронии судьбы, в городе Лермонтове. Они голодали, и умереть там обещали…

По-военному четко сформулировал угрозу, нависшую над РФ, генерал армии Махмут Гареев. Сделал он это на съезде Добровольческого движения, сказав, что пора нам «подниматься из окопов и идти в атаку на гражданское общество».

Пазл сложился: выборы — это гражданская война. Есть линия фронта, есть диверсанты, наймиты, предатели. Есть вождь, вокруг которого все мы должны сплотиться. Наконец, есть еще патриотический порох в пороховницах.

То, что у политиков бывает на уме, то у военных на языке. Тот же генерал на том же собрании пожелал гражданам России быть патриотами, хотя бы на уровне мопассановской Пышки. Неужели наш генерал хотел сказать, что патриотизм — последнее прибежище для представителей древнейшей профессии?

Впрочем, моральные нюансы предвыборной кампании — это опять же детали, в которых прячется то ли бог, то ли дьявол. Решающим фактором ее успеха оказалась милитаризация ее риторики. Если завтра война, если завтра в поход, то и проститутки не могут остаться в стороне.

Сами же выборы оказались цирковым номером, который вызвал в памяти трюк, продемонстрированный в фильме «Афера Томаса Крауна». Это когда на афериста устроили в музее засаду с видеонаблюдением. На экранах мониторов сновало несколько десятков двойников изобретательного героя. Он смешался с ними. У полицейских глаза разбежались, и Краун был таков.

У нас аналогичный случай. Веб-трансляция сработала как отвлекающий маневр. Туча наблюдателей волей-неволей стала частью операции прикрытия… А ведь это ведь сюжет для отечественного политического триллера — «Афера волшебника Чурова-2».

Юрий Богомолов