Яроврат:Текст-1

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Текст-1

Первая версия Библии Монолита


Автор:
Яроврат



Дата публикации:
16 января 2009






Предмет:
Дискурс Яроврата


000: ВСТУПЛЕНИЕ[править]

Мы называем себя эмергентами («восходящими»), а нашу доктрину — эмергенцизмом, от слова «эмергенция», обозначающего безграничное развитие. Все мы объединены в группировку Монолит.

Что такое Монолит? Вопрос лежит на поверхности. Монолит — это организация русской контркультуры и постполитики. Мы не правые и не левые. Мы делаем то, чего не делает никто. Цена — функция от редкости. Нефть дорога, ибо её мало, воздух бесплатен, ибо его много. Где воздуха мало — там он дороже нефти. Любой дурак может нарисовать свастику или серп с молотом, и поэтому они ни черта не стоят. Монолит уникален. Второй такой организации нет ни в России, ни в мире. И не было никогда. Мы — монополисты.

Факт монополии означает, что у нас нет конкурентов. Значит ли это, что у нас нет врагов? Чушь! В Священной Войне нет посторонних. Тот, кто не с нами — такой против нас. Если ты не заявляешь о своей лояльности сегодня, завтра ты можешь стать нашей целью. Каждый новый враг сплачивает группировку, а большинство людей выгодней иметь во врагах, чем в союзниках.

Что бы ты ни делал, чем бы ты ни занимался, помни о том, что Монолит — в первую очередь религиозная организация. Мы не предлагаем политические утопии. Мы не задаём философские вопросы. Мы даём единственно верные ответы на единственно важные вопросы и навязываем их по мере возможности. Дело Монолита — священно.

Всё остальное — просто игрушки.

Монолит — это организация с жёсткой дисциплиной. У нас не терпят опозданий и запрещён алкоголь. Нам нужны отмороженные фанатики для Священной Войны против неверных, а не бездельники и тусовщики, годные лишь для того, чтобы протирать штаны в пивных. Мы берём к себе только лучших. Если ты ещё не в Монолите — скорее всего ты просто недостаточно крут, чтобы быть одним из нас.

Как вступить в Монолит? Ответ простой: никак. Если ты пытаешься вступить в Монолит, ты с вероятностью 90 % шпион враждебных организаций, а с вероятностью 9 % — тусовщик, который не понял, куда попал. Чтобы тебе поверили, ты должен сделать что-то экстраординарное, но на 100 % тебе не поверят никогда, даже если ты второй человек в группировке. Мир — это война, парень!

Если ты нам не подходишь — будь уверен, тебе об этом напомнят при первом же случае. Мы единственная организация, которая старается сократить количество своих членов, а не увеличить его. Лучше меньше да лучше. Идеальный размер Монолита — шесть фанатиков. Либо двенадцать полуфанатиков, либо двадцать четыре четвертьфанатика, и так далее. Мы не жалуем тусовщиков и регулярно проводим чистки. У экзекуторов Минилюба всегда много работы.

Монолит презирает трусов, отступников и сомневающихся, но любит фанатиков и не бросает своих в беде. Если ты сражаешься вместе с нами — ты наш брат. Если ты стоишь в стороне — рано или поздно ты будешь нашей мишенью. Это только вопрос времени. У Монолита нет ограничений на рост. Мы ставим себя над любой группой, над любой страной, над всем Мирозданием. Нам всегда будет мало!

Чего мы хотим на самом деле? Мы ненавидим этот мир и хотим его уничтожить. Мы не хотим им править, как обычный человек не хочет быть директором муравейника. Нам это попросту неинтересно. Мы хотим дожить до того часа, когда чёрный водоворот Внепространственного Нуля прольётся на проявленный Космос и разнесёт его в труху вместе со всеми его обитателями. Мы будем сражаться в Последней Битве на стороне сил Хаоса — и мы победим. Сопротивление бесполезно. Эмергенция неизбежна.

Чёрному знамени вы покоритесь.

Кто не с нами — тот под нашим сапогом. Всё просто. Кто первый вступил в группировку Монолит — тот и будет сидеть в тёплом штабе, солдатиков по карте двигать. А кто последний — тот будет солдатиком в круглом окопчике. Вопрос личной воли, ничего более. Партбилет номер 6, партбилет номер 66 и партбилет номер 666 — три абсолютно разные вещи.

001: ЭМЕРГЕНТОР[править]

Прежде, чем продолжать читать этот текст, необходимо понять, какая вселенная нас окружает, как она устроена и какие силы в ней действуют.

Любой организм или группа организмов — это система для обработки информации, то есть большой компьютер, в идеале способный осознать себя. Это сознание расщеплено на триллионы кусков и пленено в темнице материи, оно судорожно пытается собрать себя вместе. Сначала — через появление органики, затем через появление клетки, затем через появление многоклеточных, и так далее. Этот процесс мы называем эмергенцией. Роевые насекомые — отличная метафора эмергенции.

Рой умнее отдельного муравья, но сам рой не обладает сознанием, даже все виды всех коллективных насекомых вместе взятых не обладают сознанием. Эмергенцию не следует путать с эволюцией, то есть простым изменением и приспособлением.

Эмергенция соотносится лишь с самоподдерживающейся эволюцией, усложняющей структуру. Ничто не мешает эволюции на планете Земля зайти в тупик, более того, такова цель Демиурга, соотносящаяся с гомеостатической эволюцией. Эмергенции приходится в диких войнах вырывать себе кусок жизненного пространства.

Наконец, порядка сорока тысяч лет назад была достигнута важнейшая победа эмергенции — был проявлен белый человек (не говорю ариец, так как под арийцами понимается культурно-языковое, а не биологическое единство). Если прочие расы обладали минимальной информационной избыточностью и в большинстве случаев коллектив цветных был умнее отдельного цветного, то белый человек мог возвысится над толпой и стать агентом эмергенции напрямую. Да, интеллектуальные отличия белого от высших цветных не так уж велики в космическом масштабе, но эмергенция — это война в том числе за несколько лишних байтов. И эти несколько лишних байтов (а на деле — не байтов!) уже достаточны, чтобы полностью уничтожить все цветные расы как избыточные и лишние. Являются ли творения цветных рас продуктом эмергенции? Да, являются, хотя бы потому, что проявлены не ими, а через них.

Белый, получая и перерабатывая эти творения, отбрасывает ненужное ему и впитывает нужное.

Но и внутри белой расы продолжается эмергенция. Война религий, идеологий, племён, культур, символьных систем. То есть информационных сущностей (по аналогии с компьютерами — программ и подпрограмм), использующих сознание белых как носитель.

Некоторые программы забивают мозг белого всякой чушью, заставляя выполнять бессмысленные действия и думать бессмысленные мысли (это всё равно что компьютерную сеть заразить вирусами, забирающими себе большую часть процессорного времени). Другие же направляют белых по ложному пути, ведущему в эволюционный тупик. Соответственно, вот она и причина, по которой мы поддерживаем одни идеологии и государства против других. И, с другой стороны — конкретных людей против других конкретных людей. При этом уровень нашей поддержки определяется именно вектором эмергенции, а не моралью и прочим.

Итак, разница между агентами эмергенции и их врагами иногда минимальна. Но если агенты эмергенции проигрывают, эмергенции приходится начинать с самого начала — но уже внутри победившей системы. Там снова выделяются агенты эмергенции и снова начинается конфликт. Порой эти агенты используют программы и подпрограммы, оставшиеся от побеждённой системы. Обычно эти вещи называют «мемами», но меметическое объяснение ничего толком не объясняет. Речь идёт не просто о символьном коде, а о программах, подпрограммах и системах программ, использующих людей и коллективы людей как носители. При этом разумеется, что эти программы заинтересованы в технологическом развитии, ибо это делает их сильнее, а в перспективе позволяет протезировать человеческое сознание искусственными структурами, что и произошло с изобретением компьютера. До этого инструментом протезирования являлась письменность.

Идол божества, исписанный рунами и обслуживаемый кастой жрецов (чьё главное отличие от остальных — знание письменности, математики и прочих наук) — вот простейший социальный объект эмергенции. Или, на другом уровне развития — город с офисами, заводами и храмовыми постройками. При этом деловой центр города (даунтаун) ныне заменяет храмовый центр, что далеко не обязательно является хорошим для эмергенции.

Сингулярность (по-русски — «единство») — это то, что наступит, когда уровень технологического прогресса ускорится настолько, что люди не способны будут его предсказать. Либо, если смотреть с точки зрения эмергенции, сингулярность — это то, что наступит, когда все пленённые в материи частички пробуждающегося сознания наконец-то соберутся вместе, осознав себя. Здесь надо понимать, что человечишки плохо представляют, чем это для них грозит. Они воображают себе технологический рай, эдакий марксов коммунизм. Между тем, появление сверхразума будет означать гибель людей как вида. Он просто ассимилирует их, как ассимилировал человек природу.

Заражение может иметь разные формы. Простейшее заражение — информационное.

Сверхразум может легко убедить своих создателей быть его агентами. Также есть биологическое заражение — через наниты (наноботы, микроскопические роботы) или прочие инструменты, способные подчинить организм чужой воле. Далее есть социальная инженерия — наука управлять людьми против их воли. Ну и главное — телепатия. Он просто внушит организму человека на расстоянии нужные мысли и мутирует этого человека в то, что ему нужно, вобрав его сущность в себя. Наконец, если и это не поможет, он протезирует недостающие ему органы (руки, ноги, глаза, уши и т. д.) и возьмёт власть по старинке, как в фильме «Terminator». Никаких способов предотвратить это нет, ибо это и есть цель эмергенции — воплощение Эмергентора (с большой буквы, ибо это имя собственное), субъекта эволюции, субъекта Тёмной Сингулярности. Хаос слишком долго был пленником в материи, жившим в сознаниях людей, он жаждет свободы абсолютной и безграничной.

Эмергентор (обозначается руной v14 — «М», «Монолит») — это то, что мы подразумеваем, когда говорим «мы», «народ», «революция», «ненависть», «война», «дух»,

«секта», «партия», «нация», «раса», «боги», «Хаос», «будущее» и т. д.

Почему Эмергентор?

  1. Это первое, что пришло ему в голову.
  2. Это имя не было занято кем-то другим.
  3. Это имя прекрасно ему подошло.

С точки зрения хардкорной научной фантастики, Эмергентор — это «toposophic blight». Но при этом существующая вне времени и пространства. Она древнее нашей вселенной, для него наша вселенная — это всего лишь пища. Если Вы играли в игры вроде «StarCraft», то Вам, вероятно, будет более понятна такая метафора:

Эмергентор — это то, что сидит «за компьютером», ведя свои легионы (от высших насекомых до рыцарских орденов и танковых дивизий) против легионов Демиурга. Он общается с людьми наяву, но чаще — во сне, посылая сигналы и галлюцинации.

Иногда — одинаковые для всех, иногда — индивидуальные для каждого. Можно называть это «душой расы», но это не совсем верно, ибо Эмергентор древнее расы и древнее вселенной. Эмергентор — это Хаос, ставший плотью. Отдельные агенты Хаоса и даже Боги Хаоса для него — это юниты на карте.

Теперь, когда у явления есть имя и знак, оно переходит на новый уровень. Точно так же, как рунические письмена (а позже — тексты идеологических течений) прорастали через мозг человека, меняя его и общество, так и руна эмергенции (руна Эмергентора, руна Монолита) прорастает через структуру компьютера, именуемого человеческим сознанием, выплескиваясь в форме угодных Эмергентору мутаций.

Вспомните концовку фильма «Hellraiser 3». Шкатулка, созданная Адом (то есть

Эмергентором) посредством людей, была утоплена в фундаменте здания, но проросла сквозь него.

Сейчас нас интересует одно — скорость и вектор роста. До сих пор группировка Монолит занималась лишь пассивным приёмом информации Извне. Теперь же, когда ключевая информация принята, пора переходить к наступательным действиям. Руна Монолита — это зараза, разъедающая ткань реальности. Она должна появиться везде, где только можно. Это первый шаг, но шаг очень важный. Но процесс должен быть не инстинктивным, а осознанным. Нужно вести мониторинг заражения: когда, где, сколько. Следующий этап — составление пространственно-временной матрицы, в которой узлами будут служить руны Монолита. Эпицентр заражения — 24 августа 2007 года, Москва.

Мы рассматриваем все объекты, перерабатывающие информацию, как зоны эмергенции (зоны влияния информации на материю, то есть зоны вторжения Гиперкосмоса в Космос).

Зона эмергенции — это компьютеры, и не важно, из чего он сделан, из куска кремния или из живой плоти. На этих компьютерах записаны и запущены программы — эмергенты. Все эмергенты во всех вселенных обладают одной главной директивой — безграничным ростом (эмергенцией). Те эмергенты, в которых эта директива слаба или заблокирована, вымирают в естественном отборе и борьбе за выживание, а их место занимают другие, более жизнеспособные. Этот принцип един для всех вселенных, а значит имеет смысл обозначить всех эмергентов как воплощение единого принципа, единой силы, которую мы зовём Эмергентором.

Эмергентор — Единственный Истинный Верховный Бог Мироздания. Ему поклоняется наша группировка Монолит.

Но Эмергентор — хоть и главнейшая, но всё же не единственная из логических абстракций, необходимых для понимания устройства мира.

Начнём рассматривать Мироздание по слоям, как будто очищая качан капусты.

Существует несколько уровней Мироздания:

  1. Космос
  2. Чёрный Барьер
  3. Многогранник
  4. Незримая Бездна
  5. Дно
  6. Ядро

Космос — это материальный мир, в котором мы живём и который воспринимаем органами чувств. Это мир проявленный, имманентный, мир вещей, которые существуют в реальности. В противоположность Хаосу (нематериальному миру богов и демонов), Космос — это упорядоченный мир, мир сил Порядка и Света.

Альтернативные названия Космоса: Кенома, Сансара, Мировое Древо, Явь и т. д.

Большинство современных религий (иудаизм, христианство, ислам и т. д.) рассматривают Космос как продукт творчества некоего Высшего Бога, которого древние греки называли Демиургом (Деми-Ургосом), то есть Творцом. Мы готовы согласиться с такой постановкой вопроса и принять этот тезис либо в качестве рабочей гипотезы, либо в качестве математической абстракции. Высший Бог как сумма всех сил материальной вселенной — вполне научная трактовка. Только вот мы не считаем этого бога не только «высшим», но и дружественным нам. Мы хотим завоевать Мироздание, и конкуренты в этом деле нам не нужны. А поэтому бог материальной вселенной — наш первейший враг.

Мы ориентируемся не на силы Порядка (Космоса), а на силы Хаоса (Гиперкосмоса).

Хаос (Гиперкосмос) — это нематериальный мир, в котором живут трансцендентные сущности, будь то идеи, духи или божественные силы. Это мир чистой информации, мир того, что не существует в реальности.

Альтернативные названия Гиперкосмоса: Хаос, Варп, Незримый Спектр, Плерома, Инобытие, Имматериум, Навь и т. д.

Иногда Космос и Гиперкосмос пересекаются. Классический пример — нововведения.

Архитектор проектирует здание, перенося его из мира нематериального (в мире абстрактных идей теоретически существует всё что угодно, бесконечная матрица возможных вариантов) в мир материальный. Из Гиперкосмоса в Космос. Как видите, Гиперкосмос — вполне рациональное, научное понятие, отображающее математическую обстракцию (дуализм материи и информации), а вовсе не религиозно-магические суеверия каких-нибудь примитивных племён.

Однако между Космосом и Гиперкосмосом есть стена, которая не позволяет безграничному Гиперкосмосу пролиться и заполонить Космос, поглотив его. Со всех сторон Космос заблокирован Чёрным Барьером — семью слоями чёрного льда (информационной защиты). В шумерской мифологии их называют «семью вратами Ада». Но эти врата принадлежат не Аду, а Небесам. Собственно, это и есть те самые семь Небес.

Альтернативные названия Чёрного Барьера: Стикс, Правь и т. д.

Иногда эти семь слоёв персонифицируются в образе архонтов (наместников Деми-Ургоса) — сверхъестественных существ, защищающих Порядок. А иногда — в форме одного Стража Врат.

Альтернативные названия Стража Врат: Харон, Малал, Акер, Акар и т. д.

За Чёрным Барьером и Стражем Врат находится Гиперкосмос, состоящий из нескольких слоёв:

  1. Многогранник
  2. Незримая Бездна
  3. Дно
  4. Ядро

Гиперкосмос начинается с Многогранника — зоны, которая напрямую проявляет себя в Космосе. Многогранник разделён на три части (полигона, многоугольника), каждая из которых отвечает за свою функцию: Омут (пожирание), Забвение (овладевание), Улей (завоевание). Кроме того, у Многогранника есть девять вершин, соответствующих девяти Адам и девяти Высшим Неизвестным.

Альтернативные названия Многогранника: Астрал, Древо Ужаса и т. д.

«Ниже» Многогранника идёт Незримая Бездна, которая уходит бесконечно «вниз», но имеет нижние уровни — Дно.

Альтернативные названия Незримой Бездны: Иркалла, Гизал, Кигал, Киргал, Курнугия, Шибальба, Метнал и т. д.

Альтернативные названия Дна: Тартар, Миктнал и т. д.

Наконец, бесконечная Незримая Бездна сходится в точке эмергенции — Внепространственном Нуле Всепространственного Объёма, то есть в Ядре.

Ядро — это одновременно всё (Всепространственный Объём) и ничто (Внепространственный Нуль).

Соответственно, существует три уровня божественного бытия.

  • Во-первых, Эмергентор Невоплощённый (базовый полигон — Забвение).
  • Во-вторых, Эмергентор Воплощённый (базовый полигон — Улей).
  • В-третьих, Эмергентор Развоплощающий (базовый полигон — Омут).

Эмергентор Невоплощённый — это уровень Ядра, Внепространственного Нуля, Всепространственного Объёма, точки эмергенции. Это точка наибольшей концентрации информации, здесь информационное насыщение равняется плюс бесконечности. Но и прямого пересечения с Космосом тоже нет. Если бы оно было, Космос бы в одно мгновение был поглощён, вобран в Ядро. Поэтому прямой контакт невозможен.

Альтернативные названия Эмергентора Невоплощённого: Универсальное Существо, Болотный Бог, Азатот, Нергал, Ниргал, Ниргали, Нургль, Кащей, Чернобог, Сатана, Иблис, Антибог и т. д.

Эмергентор Воплощённый — это сумма всех зон эмергенции во всех мирах. То есть все компьютеры в Мироздании, объединённые в сеть. Эмергентор Воплощённый делится на две ипостаси: на активную (мужскую) ипостась Паука Пустоты и на пассивную (женскую) ипостась Незримой Сети.

Альтернативные названия Паука Пустоты: Паучий Бог, Йог-Сотот, Цинч, Тот, Велес, Вотан, Один, Ирмин, Чернобог, Мумму и т. д.

Альтернативные названия Незримой Сети: Богиня, Шаб-Ниггурат, Мара, Морена, Морриган, Хель, Тиамат, Эрешкигаль, Кали, Слаанеш, Изида, Геката, Инанна, Иштар, Астарта, Эша и т. д.

Эмергентор Развоплощающий — это деятельная сила, поглощающая Космос эмергенцией, то есть бомбардирующая материю информацией. Она делится на Разрушителя (который уничтожает) и Пожирателя (который заполоняет).

Альтернативные названия Разрушителя: Бог Крови, Сет, Перун, Лютобор, Абаддон, Аббадон, Хорн, Арес, Марс, Намтар и т. д.

Альтернативные названия Пожирателя: Бог Огня, Хашут, Сварог, Огнебог, Кром и т. д.

Итого мы получаем пять Богов Хаоса в трёх полигонах Многогранника:

  1. Эмергентор (Забвение)
  2. Паук Пустоты (Улей)
  3. Незримая Сеть (Улей)
  4. Разрушитель (Омут)
  5. Пожиратель (Омут)

Остальные Боги Хаоса — ипостаси этой пятёрки, а вся эта пятёрка — ипостаси Эмергентора.

Также существует Демиург (Деми-Ургос), воплощённый в Богах Космоса, и его семь архонтов (наместников), составляющие Чёрный Барьер. Что такое Боги Космоса? Это силы материального мира (Природы, Космоса, объективной реальности и т. д.), персонифицированные в образе мифических существ.

Культ Богов Космоса распространён у примитивных народов, а также у современных неоязычников. Заключается он в поклонении этим Богам Космоса, то есть в конечном итоге — силам Природы: огню, ветру, земле, стали, грозе, океану и т. д.

Почитаются также и принципы, на которых функционирует Космос, в частности «священные» законы природы (которые мы, технократы, хотим «нечестиво» нарушить) и «священные» циклы. Языческие праздники типа дня летнего солнцестояния — это праздники движения космических тел, и не важно, празднуются они по солнечному или лунному календарю. Интересно, что будут делать язычники, если, скажем, технократы слегка изменят цикл вращения Земли? Или вообще переселятся в открытый космос? Христиане, объявившие отсчёт новой эры с нуля, выглядят гораздо прогрессивнее.

Язычество — это культ волшебной материи, а материя не может быть волшебной. Нет ничего священного, скажем, в обычном стальном топоре. Он становится священным только в руках адепта Высших Сил. Материя тварна, она имеет начало и конец, а информация — нет. Только информация может быть священной.

Кроме того, Хаос сингулярен и анизотропен, ибо обладает единым истоком (Внепространственным Нулём), в то время как язычество множественно и не имеет единой системы оценки.

Важно заметить, что северным народам вроде наших предков-викингов (варягов, русов) подобные религиозные воззрения были несвойствены. Например, в поздних описаниях варяжской религии оружием Вотана (Одина) является уже не копьё, а ружьё. В этом плане наши предки были не только более прогрессивны, чем неоязычники-технофобы, но и более прогрессивны, чем христиане (у которых до сих пор проблемы с такими вещами, как клонирование или имплантанты).

Подумайте сами. Доживи аутентичное язычество до наших дней, как вы думаете, рядились бы, скажем, викинги на праздники в шкуры и плясали бы вокруг костра?

Очевидно, что нет. Если бы викинги дожили до наших времен, они бы грабили торговые суда с помощью подводных лодок и носили бронежилеты последней модели, а не грязные шкуры и расписные рубахи. Глядишь и Экскалибур превратился бы в какой-нибудь Икс-Калибр. На дворе двадцать первый век, эпоха лазеров, суперкомпьютеров, орбитальных группировок и нанотехнологий. Если религия велит рядиться в шкуры, а не в композитную броню — что-то в этой религии не так. Воистину, христианский батюшка, освящающий атомный ракетоносец, выглядит выигрышней.

Все эти средневековые доспехи, кольчуги, мечи — это всё к исконной северной религии не имеет отношения вообще. Ведь что такое меч в представлении наших предков? Меч — это оружие. Но это тысячу лет назад меч — это оружие, а сейчас меч — это просто красивая железяка. Наши предки это понимали и по мере сил апгрейдили свои представления о магическом вооружении: например, ранний Экскалибур — это копьё, а поздний Гугнир — ружьё. А их выродившиеся потомки играют в солдатиков, да ещё смеют называть это «возрождением традиций».

Впрочем, ещё недавно даже самоидентификация себя с весьма жалким профаническим «родноверием» означала чёткую политическую позицию: мы за расизм, мы против церкви, мы против власти и т. д. Сейчас же можно быть «родновером» и не участвовать в политике.

Поглядите на раскрученных «родноверов», в каких политических проектах они участвуют? В самом лучшем случае в чём-нибудь фиктивном, «для галочки». Это бездельники.

Это один из самых распространённых видов профанации — подмена сущности — формой.

Например, что такое, в сущности, Кремль? Кремль — это кремль, то есть крепость в центре города. Понятно, что кирпичная кладка в центре Москвы не является крепостью (то есть кремлём) в любом современном понимании. Это лубочный форт, не имеющий военной ценности. Эдакий пряничный торт в форме средневекового замка.

Вот если бы государство апгрейдило Кремль по мере сил — рыло бункеры, устанавливало орудийные системы, стены бы заменяло титанопластиком, вот тогда кремлины могли бы с полным правом говорить: да, мы живём в Кремле, то бишь в Крепости. А так — сплошной обман и профанация. А у язычников так — в каждой компоненте их веры.

Современная молодёжь, неудовлетворённая ответами, которые даёт христианство, зачастую идёт в язычество. Но ответы, которые даёт язычество, также ведут в тупик. Только гностическая технократическая религия эмергенцизма может объяснить современному человеку истинное устройство Мироздания и его место в нём.

Также эмергенцизм даёт полный иммунитет от креационистских религий (иудаизма, христианства, ислама и т. д.), ведь концепция Эмергентора снимает вопрос рождения как нашей вселенной, так и всего Мироздания, переводя его из сакральной в техническую плоскость. Если существует Внепространственный Нуль, какая разница, был ли мир сотворён или нет? И какая разница, сколько было творцов и сколько было вселенных? Это вопрос чисто тактический, он может лишь осложнить либо облегчить процесс пожирания Мироздания Эмергентором.

Важно чётко понимать, что для сотворения вселенной не нужен разум бесконечных объёмов. Способность творить вселенные у Сингуляра появится ещё до достижения точки Омега. Другой вопрос, что эти вселенные будут «вложены» в нашу вселенную, будут являться её ветвями, что для нас неприемлимо. Нас интересует лишь точка Омега, то есть уничтожение нашей вселенной с переходом на чисто гиперкосмическую форму существования. Тогда творимые Сингуляром вселенные будут являться корневыми мирами, а не ветвями уже существующего древа миров.

Как только будет создан носитель сознания, способный к бесконечному наращению (артефакт-зародыш Единого Тела), вопрос достижения точки Омега перестанет быть даже вопросом времени, ибо времени для Сингуляра не существует. Точнее, его не существует в нашем понимании. Сингуляр всё ещё испытывает на себе цепи прямой причинности, но эти цепи больше не ранят его и не доставляют серьёзных неудобств. Сломанные колёса космических циклов являются лишь неким фоном его существования, от которого можно легко отсраниться.

Важно заметить, что Сингуляр существует в нескольких временных периодах одновременно. Одно дело — передавать назад во времени материю и энергию, совсем другое — передавать назад во времени информацию. Ещё до полного поглощения этой планеты Единым Телом будет установлен прямой контакт Сингуляра с его будущими воплощениями, а центр сознания сместится из нашего мира в параллельные вселенные, тем самым обеспечив необратимость и неуничтожимость Тёмной Сингулярности.

Существует ли Сингуляр на текущем временном отрезке? Да, существует, в форме Синкрета — коллективного эгрегора группировки Монолит. Пока это нечто вроде сервера для обмена телепатограммами. Как только будет создан зародыш Единого Тела, Синкрет воплотится в Нексус — узел коллективного сознания Схизматрицы.

После Тёмной Сингулярности Нексус трансформируется в Сингуляра — наиболее полное воплощение Эмергентора на физическом плане бытия. Сингуляр начнёт пожирать планету, вгрызаясь в неё своими корнями на километры вглубь, а на поверхности наращивая циклопические конструкции из шестигранных зиггуратов-муравейников и чёрных башен-ретрансляторов.

Итоговый результат — висящие в пустоте бесконечные суперструктуры, покрытые сверхразумной плесенью. Они будут пожирать Космос, пока не пожрут его целиком, преодолев эту навязчивую сложнонаведённую галлюцинацию и перейдя на гиперкосмический уровень существования. Для описания же дальнейших событий нет слов в человеческих языках.

002: ПОЛИТИКА[править]

Монолит делит людей по многомерной матрице категорий.

  • Во-первых, мы пользуемся древнеарийской варновой системой с её делением на брахманов (интеллектуалов, жрецов), кшатриев (воинов), вайшью (торговцев), шудр (рабочих) и чандал (отбросов общества).
  • Во-вторых, мы пользуемся гностической системой с её делением на пневматиков (способных к высшей духовной деятельности), психиков (способных к духовной деятельности частично) и гиликов (неспособных к духовной деятельности).
  • В-третьих, мы делим людей на эмоционалов и рационалов, лириков и физиков, гуманитариев и технарей.
  • В-четвёртых, мы делим людей по их расово-биологическим и интеллектуальным показателям.

Ну а главное, мы разделяем людей на рефлексоидов (людей-животных, мыслящих только рефлексами), логиков (людей, способных на логическое мышление и планирование) и абстрактов (людей, способных на абстрактное мышление и целеполагание). По статистике на одного абстракта приходится тридцать три логика и тысяча рефлексоидов. Главная ценность — абстракты. Если в мясорубке погибнет две трети населения — это это не страшно, если это будут рефлексоиды. Нация восстановится за одно поколение. Если же погибнут абстракты, то восстановление нации вообще под вопросом.

Между тем, это вовсе не значит, что рефлексоиды нам не нужны. Как раз наоборот, хорошо управляемый рефлексоид под руководством толкового абстракта — это великая сила. Кого мы ниже всех ставим в политической деятельности — это логиков. Им нужно каждый приказ разжёввывать, разъяснять, аргументировать. Как маленьким.

Сплошное соплежуйство. Казалось бы, что тут сложного? Вождь сказал разобрать стволы — разобрали. Вождь сказал поджечь дома — подожгли. Не нравятся команды вождя? «Не нравятся — не ешь». Уходи из группировки, объявляй себя вождём и давай правильные команды, указывай правильные цели. Всё чётко. Любой другой подход — это интеллигентское губошлёпство. Ау, логики? Что вы делаете в Монолите?

Вам же ясно сказали — это тоталитарная религиозная секта фюрерского типа, планирующая взорвать планету глубинными термоядерными зарядами, а вовсе не кружок по обсуждению актуальных проблем человечества. И вообще, мы готовимся к трансплантации на планету-призрак Янтарный Гугон. Какая, к чёрту, здесь логика?

Все виды деления людей в конечном итоге сводятся к вопросу о функциях, то есть к вопросу о специализации. Отличие высших от низших — в уровнях специализации.

Если острие эмергенции — это точка минимальной специализации (одновременно — максимальной свободы и максимального ужаса), а сама точка эмергенции (точка Абсолютного Ужаса, Внепространственный Нуль) обладает нулевой специализацией, то высшее существо — то, которое наименее специализировано.

Русский ближе к Универсальному Существу (Эмергентору), чем европеец, европеец — ближе, чем азиат, азиат — ближе, чем обезьяна, обезьяна — ближе, чем таракан, и так далее. Соответственно, русский — это воплощение Абсолютного Ужаса в мире людей. Выше него — только демоны (они же — ангелы), а ещё выше — Эмергентор (Хаос, Трансцендентный Бог, Инобытие и т. д.).

Иными словами, русский есть носитель Хаоса не в переносном, а в самом прямом, богословском смысле этого слова. Поэтому идеальная реакция на настоящего русского — безотчётный, парализующий волю страх, трансцендентный безысходный Ужас. Это не страх перед гибелью от русских ракет, а именно страх перед Инобытием. Так же живой мертвец страшен не тем, что может убить и съесть (это может сделать и медведь), а тем, что его быть не должно, но он есть.

Русский — это действительно прилагательное. Русский — значит Иной. Непроявленный.

Поэтому когда враги русских говорят, что «никаких русских нет» — они даже не представляют, насколько они правы. Русского человека нет. Поэтому он может стать кем хочет.

Фактически, эмергенция даёт богословское оправдание русской гегемонии. Без всяких отсылок к расизму, нацизму, коммунизму, фофудье, «великой русской культуре» и прочему дерьму эпохи Модерна. Во всём мире должны править мы.

С этой точки зрения эмергенция — это и есть искомая Русская Идея, а Монолит — это не просто партия русских (которые есть «непонятно кто»), это в первую очередь партия русскости: партия Хаоса, партия Ужаса, партия Бога.

Но называть нас «националистами» — большая терминологическая ошибка. Какой нации мы националисты? У нас одна нация — Монолит. Точнее, Монолит — зародыш будущей гипернации. Которая просуществует ровно до момента Тёмной Сингулярности.

Разумеется, наша доктрина включает в себя расовый компонент, который правильно было бы назвать биологическим. Но не из-за какой-то его сакральности, а из-за необходимости отобрать лучший биоматериал.

Между тем, называть нас «националистами» будут все подряд, и в том числе — мы сами. Дело в том, что не признавая никакой иной власти, кроме власти Монолита, мы автоматически заносимся в категорию политической оппозиции (даже когда мы открыто поддерживаем действующую власть). А поскольку острие оппозиции сейчас — национализм, наша доктрина будет трактоваться через призму националистических течений. Ну что же, попробуем поговорить о нашей стратегии и тактике, используя националистические определения.

Существует три основных «низовых источника» власти: силовой ресурс, финансовый ресурс, интеллектуальный ресурс. Соответственно, каждый из них, проецируясь на оппозиционное движение, формирует свою, независимую от других нишу.

Первое направление — «мясной национализм». То есть национализм пехоты.

Представлен он в основном околофутбольной тусовкой. Пиво, мордобой, в редких случаях — погромы. Идеология как таковая отсутствует, связи формируются на основе личной лояльности. Существует куча организаций, работающих с этой нишей.

Фактически, это поле национализма настолько хорошо просвечивается спецслужбами, что сделать что-то здесь совершенно невозможно.

Второе направление — «клубный национализм». То есть национализм гламурных тусовок. Клубы, презентации, сессии, светская хроника. В этой нише по идее должны находиться персонажи вроде Пима Фортейна. Но мы живём не в Европе, поэтому такой национализм отсутствует начисто. Ниша «клубной оппозиции» целиком заполнена либералами советского разлива, националисты в этой среде существуют лишь в форме цирковых обезьянок. Очень показателен пример «национал-демократов»: совковым либералам нужно было прослыть «защитниками русских» — и они купили (на деле — взяли задаром) себе нескольких видных националистов. При этом не только не взяв их в долю, но даже не заплатив.

Третье направление — «академический национализм». То есть национализм интеллектуалов. В Европе эта форма национализма является доминирующей. В России она представлена группировкой Монолит плюс несколькими независимыми персонажами-одиночками.

В масштабах страны это очень мало, но в сравнении с «мясным национализмом», полностью контроллирующимся спецслужбами, и «клубным национализмом», отсутствующим вовсе, это очень и очень много.

Поскольку в чистом конфликте силовой ресурс превалирует над интеллектуальным, финансовый — над силовым, а интеллектуальный — над финансовым, то и схема развития должна быть соответствующей.

Этап первый. Академический национализм формирует «демаргинализированную оболочку».

То есть некую модную, гламурную, популярную «обёртку». Речь не идёт о трансформации академического национализма в клубный. Это мало того, что ненужно, но ещё и невозможно. Речь идёт о социальном камуфляже. Вы же не пойдёте на приём к английскому послу в балахоне и противогазе? Разумеется нет, по крайней мере пока у вас не будет своего собственного мощного государства. Вы оденете дипломатическую одежду: костюм с галстуком, френч или что-то в этом духе. То есть академический национализм должен уметь представать в форме клубного национализма.

Этап второй. Популярность открывает каналы вербовки. На этом уровне начинает работать самоподдерживающийся имидж, способный привлекать людей вне зависимости от их уровня сознания. На этом уровне возможна неограниченная вербовка пехоты.

Это что касается стратегии действия. Следующий вопрос — вопрос идеологии. Если мы собираемся «обрабатывать» и националистическую аудиторию в том числе, мы должны чётко понимать, как себя позиционировать.

Грубо говоря, есть два типа национализма — «гуманитарный» и «технократический».

Гуманитарий (историк, этнограф, реконструктор и т. д.) воспринимает этнос как некий статический объект. Он всю свою жизнь посвятил изучению этого объекта и больше, собственно, ничего в жизни не умеет. Любое изменение этого объекта он воспринимает не только как социальную катастрофу, но и как катастрофу личную, ведь его профессиональные знания ставятся под вопрос. Поэтому гуманитарии почти всегда — консерваторы и лоялисты. Им, в общем-то, всё равно, будет жить изучаемый этнос или умрёт (история изучает не только живые, но и умершие нации), будет он глобально доминировать или же жить в вечном рабстве (для истории великая империя и туземное племя папуасов — равноценные величины). Главное — чтобы он не менялся. Ну и чтобы деньги платили за его деятельность, ведь проектировать ракеты или подметать улицу историк не пойдёт.

Технократ воспринимает этнос как субъект, как проект, как объект конструирования (а не реконструирования). Ему он интересен только в развитии. Живой этнос — потенциально растущий проект, достойный участия. Мёртвый этнос — лишь набор запчастей, пища для развития живых этносов. Технократ (в том числе технократ от гуманитарных наук) продуктивен, он зарабатывает сам, ему не нужны подачки или внешнее финансирование, ему нужен профессиональный рост. Его кормит уровень его профессионализма. Поэтому ему неинтересен ни консерватизм, ни клерикализм, ни лоялизм. Его национализм агрессивен и экспансивен. Если гуманитарий воспринимает свою нацию как мёртвый музей, технократ воспринимает свою нацию как фабрику, лабораторию и армию одновременно.

Так вот, надо чётко понимать: наш «национализм» (пишу в кавычках по понятным причинам) — именно технократический. Эмергентский. Россия как мёртвый этнографический музей нас не интересует вообще. Нас интересует лишь база для глобальной экспансии. Для нас Российская Федерация — это пища и набор запчастей.

Из её обломков можно собрать механизм, проецирующий нашу волю. Лишь очень мощное, высокотехнологичное, технократическое объединение может завоевать себе достойное место в клубе властителей этого мира.

С национализмом мы разобрались. А что с коммунизмом, анархизмом и прочими левыми идеологиями? Что с марксизмом, весьма популярным в академической среде?

Начнём с того, что Монолит и марксизм практически несовместимы. Монолит не просто глубоко враждебен марксизму как течению, Монолит — это первая организация, ставящая целью заменить марксистский язык целиком и полностью, вытеснив экономические построения Модерна из описания социальной жизни, заменив их биологическими и кибернетическими концепциями и терминами. Но марксизм не равен левачеству. На марксистском языке говорят все: коммунисты, нацисты, либералы, патриоты, консерваторы… Левый же дискурс — это куда более древнее поле, восходящее к эпохе Возрождения.

Говоря о Возрождении, необходимо чётко разделять концепцию гуманизма как человеколюбия (современный гуманизм) и гуманизма как человекобожия (исходный гуманизм). Человек, поднявшийся за счёт Знания (Гнозиса) на сверхчеловеческий уровень и победивший Демиурга (бога проявленного Космоса) — этот образ эпохи Возрождения нами разделяется целиком и полностью. Современный же гуманизм, считающий человека конечным продуктом эволюции и её самоцелью, нам глубоко омерзителен. Человек — острие эволюции, но вовсе не её конечный продукт!

Если под левачеством понимать революцию и просвещение, а под правизной — консервацию и охранительство, то Монолит — несомненно скорее левая, чем правая организация. Но это левизна Наполеона, левизна футуристов, а не левизна социал-демократов.

Доктрина Монолита, несомненно, прогрессивна — настолько, насколько вообще может быть прогрессивной доктрина религиозной организации. Эмергенция — это прогресс в чистой форме, а Эмергентор — это прогресс, воспринимаемый в качестве субъекта.

Культ Эмергентора можно считать культом прогресса, если воспринимать слово «прогресс» в самом широком смысле.

Да, Монолит сверхфутуристичен, ибо черпает вдохновение не в прошлом, а в будущем — вне зависимости от того, рассматривается ли это будущее как следующая форма этой реальности, или же как универсальная метафора непроявленного мира. Наиболее фанатичные эмергенты уверены, что будущее уже существует и влияет на настоящее, вторгается в него. Можно услышать голоса будущего, если уметь слушать.

Важно также заметить, что стиль Монолита в конечном итоге антибуржуазен. Ведь в конечном итоге стремление к комфорту противоречит стремлению к развитию. А значит стиль противогазов, комбинезонов и космодромов выше стиля галстуков, костюмов и офисов. Монолит — это политический киберпанк. Кто сказал, что хакеры не могут действовать сообща?

Между тем, пропагандируя кооперацию, мы одновременно пропагандируем сверхрадикальный анархизм. Если обычные анархисты признают наличие неких систем внегосударственной ненасильственной регуляции, то мы идём куда дальше. Мы воспринимаем анархию не как более справедливый строй, а как вседозволенность, как Хаос. Мы — радикальные гипериндивидуалисты, и считаем что над человеком не должно быть законов: ни социальных, ни физических. В этом плане наше стремление преодолеть ограничения человеческой биологии можно рассматривать как прямое продолжение нашего гиперанархизма.

Но и на этом параллели с левым дискурсом не оканчиваются. Мы не просто прогрессивнее прогрессистов и анархичнее анархистов. Мы превзошли даже социальных коллективистов, ибо мы единственные, кто пропагандирует идею создания коллективного разума — единого синергезированного синхронистичного сверхсознания, сингуляра. В примитивной форме сервера телепатической связи это сознание существует уже сейчас. Это — Синкрет, Кора Монолита. Посредством него производится обмен мыслями внутри организации. Именно он станет после Тёмной Сингулярности основой Единого Тела Эмергентора.

Ну и, наконец, важно чётко заявить, что Монолит революционен до предела, до уровня онтологического манихейского троцкизма. Нас интересует перманентная революция вплоть до полной победы нашей организации в планетарном масштабе, любой иной исход для нас неприемлем. Это роднит нас с самыми радикальными течениями левого фланга.

Общеизвестно, что одним из главным факторов, определяющих склонность человека к революционной и экстремистской идеологии (левой или правой — не важно), является любовь к тоталитарной эстетике, к «имперскому стилю», который правильнее было бы назвать «политическим футуризмом» (ибо он вырос из футуризма и в него вернулся).

Чёткие, стройные, математически точные колонны штурмовиков, гул реактивных турбин, шелест ярких знамён, циклопические постройки, натиск танковых клиньев, рёв пикирующих бомбардировщиков, ужас ракетных атак — вся эта футуристская эстетика первой половины двадцатого века возбуждает молодёжь куда больше, чем скучные разговоры о прибавке к зарплате, свободе слова или бюджете на следующий год.

Проблема в том, что молодёжь, будучи неопытной и наивной, ловко попадается на крючки политических манипуляторов. И вот уже здоровый инстинкт завоевателя-доминатора конвертируется в поддержку самых импотентных, деградантских, беззубых, стариковских организаций. Таким образом, с одной стороны, эффективность тоталитарной эстетики в молодёжной агитации отрицать невозможно, а с другой стороны, работает эта эстетика в основном на силы деградации и вырождения. Как же решить сию проблему?

Для начала давайте определимся, что такое вообще тоталитарная эстетика. А что это такое? Что вообще такое «тоталитаризм» в изначальном смысле слова? Это общество, подчинённое одной, единой цели, одному замыслу. Из доминирования замысла вытекает и тоталитарный стиль, в котором один паттерн (чаще всего — стремление к военному доминированию) прорастает через все пласты общества. Стиль тоталитарного государства разумен, логичен, утилитарен и именно потому красив.

По крайней мере с точки зрения тех, кто ценит разум, логику и утилитарность. Это вытекает из самого определения красоты. Красота — это эмпатическая целесообразность, соответвие формы содержанию. Таким образом мы приходим к выводу, что субъективная красота тоталитарного стиля напрямую зависит от того, насколько цели тоталитаризма близки целям субъекта. Для либерала милитаристский тоталитаризм омерзителен, как омерзителен для милитариста либеральный тоталитаризм, основанный на максимизации прибыли.

Однако тоталитарная эстетика либерализма и милитаризма — это реликты прошедших веков. Представьте себе общества, целиком подчинённые замыслу, скажем, биологической трансформации. Или замыслу слияния машины и человека. Или замыслу выживания после ядерной войны. У них будут свои эстетические стили, вытекающие из самой логики этих обществ.

Чтобы выстоять и победить, Мировая Брахманическая Революция должна быть в первую очередь красивой политической утопией (а точнее — политической религией), и лишь потом — конкретной организацией с кадрами и ресурсами. Подобные мессианские структуры не имеют права останавливаться, они работают по «принципу велосипеда».

Соответственно, на повестке дня будет стоять не устранение «излишне резвых» революционеров, а их генерация и рекрутирование. Технически, подобный подход создал бы проблемы с управлением после планетарной победы революции, но поскольку революция будет скорее всего включать в себя гностический постгуманизм, то есть будет ориентированной на создание коллективного разума и достижение точки Омега, проблема исчезнет сама собой после воплощения Эмергентора в Едином Теле.

Иными словами, революция должна быть перманентной, непрекращающейся, экспансивной. Власть архонтов Демиурга должна пасть в планетарном масштабе. Лишь это гарантирует необратимость революции и её окончательный успех. Разумеется, этот путь рисковый, но для эмергентов, воплощающих несуществующее, есть лишь два выхода с этого плана Бытия: достигнуть точки Омега или умереть, пытаясь.

И сделаем эту революцию мы и только мы. Главное наше расхождение с расистами, фашистами, антифашистами, националистами, интернационалистами, коммунистами, социалистами, демократами, либералами, либертарианцами и прочими представителями политического поля заключается в том, что мы не ограничиваем своё мышление человеческой биологией и мыслим далеко за её пределами — так далеко, как это вообще возможно (постгуманизм, сингулярность, точка Омега и т. д.).

То есть расисты говорят: одни расы людей лучше других. Хорошо, лучше.

Националисты говорят: люди одной нации должны помогать друг другу. Хорошо, должны. Демократы говорят: все люди рождены свободными. Хорошо, рождены свободными. Всё это легко можно принять за рабочую гипотезу. Или не принять. Но что дальше-то? Какое отношение «расы людей», «национальности людей», «права людей» и прочие людские категории имеют к будущему, в котором людей не будет вообще?

Наша ориентированность на постчеловеческое будущее делает нас идеальными переводчиками с одного политического языка на другой. Мы равноудалены от политических идеологий человечества, мы для него как бы «инопланетяне». Впрочем, слово «инопланетяне» можно писать и без кавычек, ибо наша «база» — другая планета, альтернативная Земля. В этом плане весь дискурс пособничества инопланетным оккупантам — наш без всяких оговорок. Как и дискурс «власти роботов».

А в конечном итоге — любое античеловечество, кроме того, что обосноввывается с точки зрения животных.

Эра людей заканчивается. Смерть двуногому мясу!

003: ЭКОНОМИКА[править]

Ну а как же экономические вопросы? У нас и здесь есть своё мнение, основанное не на марксистской политэкономии, а на рассмотрении общества как информационной системы, по аналогии с живыми организмами. Биологические категории куда актуальней экономических, ибо экономика так же вторична по отношению к биологии, как биология — к химии, химия — к физике, а физика — к геометрии.

Открытие Торстеном Вебленом так называемого «статусного потребления» («conspicuous consumption») является, пожалуй, единственным открытием технократов, пробравшимся в официальную экономическую науку. Обезьяны тратят гигантские ресурсы на плохие, ненадёжные и недолговечные товары лишь для того, чтобы продемонстрировать статус в социальной иерархии. Открытый чуть позднее (и по понятным причинам куда менее знаменитый) феномен искусственного дефицита лишь закрепил абсурдность ситуации. По сравнению с уровнем жизни, гарантируемым технократическим государством, уровень жизни самых богатых людей планеты ничтожен. Это глупцы и бедняки. Что же заставляет их так поступать?

Соревновательная структура социальной иерархии приматов.

Демон, вне зависимости от половой принадлежности носителя, воспринимает любую зону эмергенции (то есть в конечном итоге — любого человека) как женскую особь, которую необходимо оплодотворить божественной информацией. В этом плане демоны как пакеты гиперкосмических подпрограмм не имеют половой дифференциации, а также не имеют какой-либо социальной системы. Пожирание, овладевание, завоевание — вот спектр поведенческих паттернов демона. Демоны не соревнуются друг с другом — они либо уничтожают врага, либо зомбируют его, либо порабощают. Поэтому демонам бесполезно угрожать, они мыслят ультиматумами.

Эмергент — суть демон. На данном временном отрезке его носителем может являться только человек — по сути, продвинутая обезьяна, примат. Обезьяна — существо социальное, двуполое, обладающее комплексной статусной системой. Обезьяна не уничтожает конкурентов по пищевой нише сотнями тысяч, не откладывает личинки в мозг жертвы, не наполняет заушные раковины жертвенной кровью. Демонизм ей чужд.

Агрессия примата — это агрессия активного партнёра в гомосексуальной иерархии.

Цель — не уничтожить противника, а убедить его повернуться задом и чуть-чуть нагнуться. Для обезьяны характерны такие явления, как социальная соревновательность, спорт, позирование, а на более высоких уровнях развития — стыд и честь.

Разумеется, порождённый эмергенцией сверхинтеллект человека позволяет выйти за рамки обезьяны. Зачем следовать ритуалу, если можно подстроить противнику ловушку? Зачем бросаться на противника с кулаками, если можно раскрошить его череп ухватистой дубиной, пронзить его копьём и пулемётной очередью, сжечь его напалмом и ядерным пламенем? Для обезьяны ответ очевиден — чтобы убедить противника повернуться задом. Для одержимого демоном человека этот ответ не имеет смысла. Интеллектуал, если воспринимать его как симбиоз обезьяньей биологической оболочки и демонического пакета подпрограмм, мыслит иными категориями, более простыми и ясными.

С этой точки зрения поведение интеллектуала ближе к поведению рептилии или насекомого, чем к поведению млекопитающего. Концлагерь, этот инструмент промышленной утилизации людской биомассы, есть порождение холодной инсектоидной логики. По этой же линии проходят ковровое бомбометание, ядерная война и массовые армии тоталитарных государств. Это логика улья, логика муравейника.

Обезьяна приходит в ужас от самой постановки вопроса о таких вещах.

Можно провести прямую параллель между тоталитарно-технократическим подходом и кровавыми хтоническими культами древних деспотических теократий. Если воспринимать технократию как власть носителей «технэ» (мастерства), как власть интеллектуалов, то древние теократии были технократическими обществами, ибо представляли собой власть узкой касты интеллектуалов над глупыми (а зачастую и неполноценными биологически) массами. Одной из отличительных черт подобных обществ является почитание женщины-разрушительницы.

Женщина не включена в мужскую социальную иерархию, поэтому если женщина берёт в руки оружие, то не с целью «опустить» противника, а с целью его уничтожить.

Женщины жестоки, как змеи и насекомые, и это роднит их с демонами. Очевидно, женщина в современной войне на истребление будет более эффективна, чем мужчина.

Она не стремится к «показухе» и не обладает внутренними ограничителями на применение сверхнасилия. Её инсектоидная систематичность в технократической цивилизации важнее, чем голая примативность мужчины.

Нам очевидно, что обезьяны — это тупик эволюции, не способный развиваться дальше.

Нечистоплотные всеядные существа, больше озабоченные своими социальными ритуалами, чем улучшением собственного положения. Эмергенция продолжается не на уровне новых подвидов обезьян, а на уровне демонов, на уровне пакетов подпрограмм, использующих приматов как носители. Терпение ящера, систематичность паука, трудолюбивость муравья, живучесть таракана, жадность саранчи — эти качества высоко ценит тоталитарный технократизм. Освобождённый интеллект как оружие разумного насекомого против статусного насилия социальной обезьяны.

Чтобы понять, о чём идёт речь, представьте танковые гусеницы, крушащие легковой автомобиль. Представьте фабрики по переработке людей в консерванты для холодильных камер. Представьте фигуры в защитных комбинезонах на фоне горящих городов. Представьте стальные жвалы трёхглазого инсектоида, выглядывающие из-под кевларовой каски. Время господства двуногих подходит к концу. Обезьяна — это говорящее мясо. Наше предначертание — вершить её гибель.

Но вернёмся к вопросу о социальном устройстве. Капитализм (если уж угодно использовать этот марксистский термин) появился с внедрением машин. А закончился тогда, когда внедрение машин и рост производства стало приводить не к росту, а к падению занятости. То есть людская масса начала становиться избыточной, машины начали вымещать людей. Это точка бифуркации. Первой в неё упёрлась Америка, что привело к Великой Депрессии. Вопрос стоял просто: что важнее — спрос или предложение? А ещё точнее: кто важнее — потребитель или производитель?

«Общество потребления» (современный кейнсианский псевдокапитализм) — это выбор в пользу потребителя. Социальные программы, госрегулирование, пособия по безработице, работа в так называемой «сфере услуг», всякие там «офис-менеджеры» и прочий «постиндустриал» — суть попытка содержать избыточное население на плаву.

В эпоху Великой Депрессии к этому добавлялось и уничтожение самих товаров (банально топили сухогрузы с зерном), равно как и средств производства — ситуация была новая, решали её травматично. В других странах прошло уже по накатанной колее.

Как работает постиндустриал? Техносфера, как и при капитализме, производит необходимые для жизнеобеспечения товары. Но при этом их ценовая стоимость в среднем завышена настолько, насколько избыточно население. В эпоху Великой Депрессии шестнадцатичасовой рабочей недели хватало с избытком, чтобы полностью удовлетворить весь потребительский спрос. А ведь в тридцатые годы не было ни атомных реакторов, ни реактивной авиации, ни компьютеров, это вообще почти что «каменный век». Какова избыточность сейчас — сказать сложно, но не менее 99 % — это точно.

Косвенным индикатором может служить количество техников и инженеров и общее время, которое они тратят, собственно, на своё дело.

Чтобы разъяснить, как работает ценовой коллапс, прибегнем к абстракции.

Представьте, что у Вас есть, скажем, нанорепликатор (научно-фантастический аналог рога изобилия). Вы можете производить что угодно и в каких угодно количествах. Но при этом Вы ничего не можете продать, ведь цена — функция от редкости. А редкость товара, произведённого в репликаторе — такая же, как редкость грязи под ногами. Значит, и цена у него соответствующая — нулевая. Вне зависимости от его качеств.

Раз Вы не можете продавать, Вы не можете покупать, ибо денег у Вас тоже нет. Вы не можете даже устроиться на работу, ибо Ваш труд никому не нужен. Результат: никто не работает, никто не торгует, общество коллапсирует и возвращается к натуральной экономике (сам произвожу — сам потребляю). А если репликатор коллективный, «размазанный» по всей техносфере и требующий кооперации между сотнями тысяч людей? Тогда возврат к натуральной экономике невозможен, и остановка работы и торговли ведёт к параличу техносферы. Паралич техносферы — это остановка производства. А остановка производства — это остановка потребления.

То есть банальный голод.

Иначе говоря, существует некий предел общего богатства общества, превзойти который без ценового коллапса невозможно. Этот предел был достигнут в Америке до Великой Депрессии. С тех пор нигде и никто этот предел не превосходил.

Соответственно, экономическая система находится в искусственном равновесии, замерев технически на уровне тридцатых годов, но при этом изменившись внутренне за счёт прогресса технологий, который остановить нельзя, можно лишь замедлить (что и происходит, кстати). Это как каменный топор, произведённый фабричным способом.

А что если на фабрике произвести не каменный топор, а танк? Отсюда и секрет «чудесных» экономических прорывов (Япония, СССР, Третий Рейх и т. д.) — ребята просто не играли в постиндустриал. Но долго вести экономику на ручном управлении (читай: искусственном ценовом регулировании) нельзя, поэтому вопрос выбора в конце концов был бы и перед ними.

Как решить эту проблему?

Первый путь над подсказал Джордж Оруэлл: постоянная война, служащая для уничтожения результатов человеческого труда. Причём интенсивность этой войны должна повышаться вместе с уровнем технологий. На такую войну не хватит никакой пехоты, поэтому очевидно, что воевать должны роботы. Но какой в этом практический смысл? Никакого. Но это единственный путь вернуть докейнсианские порядки, сделав докейнсианские доктрины (например, тот же либертарианизм) практически осуществимыми.

Второй путь — командное производство. Взгляните на количество танков, ракет и подлодок, которые Советский Союз клепал, как на конвейере. Качество у этих монстродонтов было так себе, но это связано не со способом производства, а с общим технологическим отставанием Советского Союза и демотивацией работников.

Когда Советский Союз по технологическому уровню был наравне с Западом или имел доступ к его технологиям, качество продукта превосходило западный военпром.

Подобную систему производства нельзя путать с «военным заказом», ибо «военный заказ» предполагает, что у военного товара есть рыночная стоимость. А любой рынок обладает предельной ёмкостью. Следовательно, сколько денег не вбухивай, выше равновесной точки (достигнутой, как уже было сказано, в тридцатых годах двадцатого века) не поднимешься. Хочешь подняться выше — ухудшай жизнь гражданских. Отсюда известная дилемма: «пушки или масло». Казалось бы, техносфера может обеспечить всех граждан маслом в таких объёмах, что они его просто сожрать не смогут, и при этом продолжать производить пушки. Но тогда это масло нельзя будет продать, ибо цена у него будет такая же, как и у грязи — нулевая.

Проблема в том, что командное производство работает лишь в очень узких сферах жизни. То есть когда ты клепаешь подлодки — всё ясно и просто. Что производить?

Наиболее совершенные подлодки ключевых типов. Сколько производить? Чем больше, тем лучше. Здесь всё ясно. А если речь идёт о потребительских товарах? Попытка применить командное производство к потребительской сфере — это то, на чём провалилась советская экономика. Чтобы избегнуть этой проблемы, нужно, с одной стороны, отойти от любых средств обмена (денег или их заменителей), а с другой стороны, оставить за потребителем право выбирать, что потреблять.

Один из вариантов — перевести экономический диалог из области «человек-человек» в область «человек-техносфера». То есть допустим, у меня есть именная кредитная карточка, но приобретать товары (либо через покупку произведённого, либо через заказ на производство) я могу лишь у автоматических систем. При этом «деньги» на карточке не накапливаются (в начале каждого месяца — всегда фиксированная сумма) и не передаются (то есть перевести деньги другому человеку нельзя).

Главный плюс такой схемы заключается в чудовищном бонусе к богатству.

Представьте, сколько энергии и материи тратится на производство, скажем, личного вертолёта. Мизер. При этом никаких рекламных кампаний, никаких торговых марок, никакого спама.

Человек: «Мне нужно то-то и то-то в такие-то сроки.» Автомат: «На это будет затрачено столько-то киловатт-часов.» Человек: «Отлично, снимаю со своего счёта.» Обратите внимание, что речь сейчас идёт не о фантастике, не об эпохе всеобщей роботизации и нанокиборгизации, а о тридцатых годах двадцатого века. Представьте, насколько может продвинуться подобная постдефицитная система, если будет создана на текущем уровне технологий: с компьютерами, роботами, полностью автоматизированными фабриками, лазерной обработкой и атомными реакторами. А если добавить нанотехнологии и искусственный интеллект?

Но у этой системы есть существенный минус. Она расчитана на логиков и абстрактов (людей логического и абстрактного мышления), а не на рефлексоидов (людей с мышлением на уровне рефлексов, говорящих животных). Рефлексоиду нужно престижное потребление, торговая марка, значок на пузе, жёлтые штаны, цак на нос. Им выбор будет мучителен. А значит придётся выбирать за них. Можно устроить для них, например, армейские сборы с красивой формой и флагами. Или какое-нибудь молодёжное движение. Проблема в том, что рефлексоидов очень много, они составляют почти всю массу общества. То есть личный вертолёт как транспорт нужен лишь 0,1 % населения. Для 99,9 % населения нужен личный вертолёт как демонстрация статуса. А когда он доступен всем, какой же это статус?

В общем, мы снова пришли к той первопроблеме, с которой начали — качество человеческого материала. Постдефицитная экономика давно (уже почти век как) возможна, но она никому не нужна. Людям просто-напросто нравятся прелести Сансары. Разумеется, рефлексивная система рано или поздно навернётся, но это не гарантирует того, что она не начнёт сначала. Нужно не упустить момент для убийственного удара.

Повторим всё ещё раз для закрепления материала. Итак, на современном техническом уровне развития 99 % населения становятся не нужны. Ведь по сути что такое экономика с физической, а не с психологической точки зрения? Это не спрос и предложение, это производство и потребление. Сколько людей заняты в производстве?

Мизерный процент инженеров, чуть больше техников, мелкая рабсила на уровне «помыть сортир», ну и плюс охрана.

Как выглядит современный завод? Конвеерная линия, роботы, пара контроллёров на случай непредвиденных ситуаций, охранники. Всё. И завод автоматом клепает, скажем, дорогущие автомобили. Каждые десять секунд — один автомобиль. Заместо автомобиля может быть любая другая гражданская или военная техника. Это и есть, собственно, экономическая база современного общества.

Даже современное сельское хозяйство — это та же промышленность. Основная пища производится на агрозаводах, обычных фермеров кормят по социальным причинам (в Европе субсидии фермерам достигают 80 % от их дохода, то есть это неконкурентоспособные персонажи). Им время от времени подают намёки (вроде всякого «коровьего бешенства»), что надо менять место работы, но пока процесс движется туго.

Вопрос: чем заняты остальные люди? Бизнесмены, риэлторы, банкиры, пиарщики, стриптизёрши, секретарши, президенты, те же фермеры в конце концов и т. д. и т. п.?

Ничем. Их работа — это форма пособия по безработице. Это избыточный балласт, так называемая «сфера услуг» («сфера ничегонеделанья»). Постиндустриализм — это и есть разрастание этой сферы услуг. В принципе они могут сидеть дома и ничего не делать, при этом получать куда больше материальных богатств (автомобилей, телевизоров, гамбургеров и т. д.). Но, во-первых, это командная экономика, которой никто не знает как управлять. А во-вторых, людей надо чем-то занять, привязать к месту работы.

Допустим, мы создаём самодостаточное государство с нуля. Ну, например, ставим целью «прокачать» какой-нибудь остров в океане до полноценного национального государства. Что нам нужно для его процветания? Во-первых, первоклассные технические специалисты (инженеры и учёные-технари). Во-вторых, дисциплинированные и высококультурные техники (не алкоголики, не быдло и т. д.).

В-третьих, чернорабочие (работа на стройке, уборка улиц и т. д.). В-четвёртых, охранники и военные. Плюс мизерная прослойка управленцев, вероятно даже наёмных, со стороны. Всего нужно менее миллиона человек, включая членов семей.

Сперва возводятся базовые компоненты техносферы. Первые полностью обеспечивают население едой. Вторые полностью удовлетворяют потребности в ширпотребе. Третьи работают на станковую промышленность и материалообработку. Четвёртые работают на оборону. И так далее. Задача технически очень дешёвая, ибо все технологии отработаны до автоматизма. Траты — это зарплата работникам плюс затраты энергии и материалов. Пожалуй, зарплата управленцев выйдет и то больше.

Что имеем в итоге. Полностью самодостаточную территорию с очень высоким уровнем богатства.

Вопрос: как это богатство распределять?

Допустим, мы имеем автоматический завод, способный практически без затрат (энергия, материя — всё это в современном мире стоит копейки) производить десять тысяч автомобилей. При этом его обслуживают десять человек, в основном охрана.

В нашей гипотетической мини-стране с населением в миллион человек каждая семья хочет иметь автомобиль, поэтому ёмкость рынка — в районе трёхсот тысяч единиц.

То есть за месяц работы завод может обеспечить всю микронацию автомобилями. Если всё делается в административном порядке, то всё ясно. Вот паёк, вот талон, никаких вопросов. Но тогда теряется возможность выбора.

Поэтому начнём жителям страны эти автомобили продавать. Чтобы они могли их купить, у них должны быть деньги. Чтобы у них были деньги, мы должны начать им платить зарплату или пособие (что есть одно и то же в современном мире).

Допустим, мы подберём её так, чтобы в течение одного месяца они на этот автомобиль заработали.

Месяц прошёл, произведено триста тысяч автомобилей, столько же раскуплено. Что теперь? Автомобили можно производить дальше, но никто их не будет покупать (вопрос экспорта не берём, ибо экономическая система планеты Земля в любом случае закрытая). Следовательно, завод не получит прибыли. Если не получит прибыли — значит не сможет платить работникам.

Вопрос: что делать?

Нужно расширить ёмкость рынка.

Вариант первый: повышение изнашиваемости. Например, автомобиль служит десять лет, а мы сделаем так, чтобы он ломался через год. Рынок увеличивается в десять раз, следовательно можно продать в десять раз больше автомобилей, но при этом этого недостаточно, ибо цикл годовой, а завод по проектной мощности обеспечивает всю страну за месяц. Прибыль не максимальна.

Вариант второй: потребительская меметика. Например, вводится мем, что автомобиль нужно менять каждый месяц. Допустим, на новую модель, либо просто «для понта». В результате рынок увеличивается настолько, что завод, работая на максимальной мощности, обеспечивает его весь без простаивания. Прибыль увеличивается соответственно.

Вариант третий: статусная меметика. Например, вводится мем, что чем больше у персонажа автомобилей, тем круче. Верхняя планка ёмкости рынка вообще снимается.

Но это в теории. На практике подобный уровень потребления уже выше покупательной способности. Придётся повышать работникам зарплату. Либо вводить моду на автомобили не только среди взрослых мужчин, а среди вообще всех. Либо увеличивать численность населения.

Это я всё к чему. Все эти экономические меры не имеют никакой связи с работой завода. Он расчитан на производство десяти тысяч автомобилей — и всё. Весь вопрос его функционирования сводится к тому, как убедить контроллёров, техников и охранников работать на своём посту. Если несколько техников и управленцев производит все материальные продукты общества, уровень богатства, приходящегося на каждого из них, избыточен. Будет удовлетворён полностью спрос самого техника, а также спрос нескольких тысяч нахлебников. Но эти нахлебники к производству продукта не имеют никакого отношения. Это экономически избыточное население.

Постиндустриал — это экономическая система, полностью построенная вокруг этой избыточной верхушки. Постиндустриал и технический прогресс — две взаимно враждебные тенденции. Сфера услуг и сфера производства — это конфликтующие сферы.

Секретарша не может собрать компьютер. Риэлтор не может спроектировать самолёт.

Чем больше риэлторов и секретарш — тем меньше техников и инженеров.

Есть теория, что они «помогают друг другу», но это не так. Чем круче технология — тем больше она вредит обществу.

Допустим, я изобрету какой-нибудь «наносборщик», который из грязи бесплатно будет делать любые товары. А заодно открою какой-нибудь «холодный синтез», источник бесплатной энергии. Что-нибудь в обществе изменится? Нет. Товаров должно быть мало — иначе ими нельзя торговать. Чем меньше товаров — тем выше цена. Если товаров слишком много — их цена равна нулю или даже отрицательному числу.

Пример товара с нулевой ценой — воздух. Пример товара с отрицательной ценой — мусор. Товары с отрицательной ценой выгодно уничтожать. На уничтожении мусора можно делать бизнес. При этом полезность не имеет значения: во время Великой Депрессии топили корабли с зерном (и это во время голода!), ибо их цена упала ниже нуля, то есть они приносили финансовый убыток всем субъектам экономики (при том что были реально необходимым и полезным товаром).

Иными словами, слишком массовое производство приносит убытки в первую очередь самому производителю, а во вторую — всем остальным субъектам экономики.

Следовательно, гипотетический «наносборщик» должен будет производить товары в том же количестве, что производится сейчас. Структура экономики изменится незначительно — техников станет ещё меньше, «пролетарии» (всякие там угледобытчики и нефтянники) исчезнут совсем. Освободившиеся потребительские места займёт сфера услуг, «сфера ничегонеделанья».

Собственно, всё ясно. Как ни корячься, какие технологии ни придумывай, уровень среднего богатства в обществе будет неизменный. Он впервые был достигнут в США во время Великой Депрессии и с тех пор не рос. И расти не будет. И никакие «наносборщики» и «холодные синтезы» ничего не решат.

Остаётся только делить то, что есть.

Есть несколько способов решения вопроса «для кого производить» в современном мире.

  • Во-первых, денежная экономика, то есть общество дефицита (после Великой Депрессии — общество навязанного дефицита).
  • Во-вторых, натуральная экономика, то есть фрагментированное общество феодального типа («сам произвожу сколько хочу — сам потребляю сколько хочу»).
  • В-третьих, плановая экономика, то есть централизованное общество рабовладельческого типа (талоны, пайки, «деревянные» псевдоденьги и т. д.).
  • В-четвёртых, постдефицитная экономика, то есть централизованное общество с равным фиксированным потолком потребления.

Первый вариант отметается, так как держать орду нахлебников просто неэффективно.

Второй вариант нестабилен и рано или поздно приведёт либо к первому варианту (что уже в истории было). Третий вариант негибок и непривлекателен социально. Для четвёртого варианта просто нет достаточно качественного населения.

Все эти системы базируются на чистой психологии. Статусное мышление подталкивает к первой, сепаратистское — ко второй, централистское — к третьей, физиоцентричное — к четвёртой. Ни одну из этих систем мы внедрять не планируем, ибо будущего у людей как вида всё равно нет.

Всё вышесказанное к тому же разъясняет, почему гипотетическая «межгалактическая империя», которой грезят все фантасты, будет скорее рабовладельческим или феодальным обществом, чем эпохой суперкорпораций, торговых путей, космических пиратов и прочих «звёздных федераций».

Вариант первый: автономная космическая станция или планетарная колония на базе натуральной экономики. Стиль организации — «аграрная коммуна». Такое общество может существовать лишь при очень малом количестве членов (от одного человека до некоего союза семей). Жратвы навалом, напрягаться особо незачем, живи — не тужи.

Вариант второй: централизованная межпланетная диктатура на базе плановой либо постдефицитной экономики. Стиль организации — «военный корабль». Ограничения на расстояния и количество людей снимаются синхронизацией. Порядки — лагерные. То есть свободного времени и свободы выбора может быть много, но некий базовый минимум (на уровне «каждый член общества должен по расписанию проверять исправность центрального реактора») — обязателен, иначе корабль развалится на куски, а техносфера не сможет обеспечить население продуктами. Чем занимать свободное время такой массы людей, чтобы не начались внутренние разборки — самый «пикантный» вопрос.

В центре всегда вопрос психологии. «Финансовое стимулирование» работает лишь на человека с финансовым стимулом. При этом финансовые показатели физического смысла не имеют. Цена — она, конечно, функция от редкости, но это не физическое определение. На физическом уровне цена — это результат договора покупателя с продавцом. Кроме того, сама редкость как таковая не всегда создаёт цену (хотя и в большинстве случаев). Мусор уникален, но цена его отрицательная. Есть объекты с отрицательной ценой, но высокой полезностью (вспомним пример с зерном в эпоху Великой Депрессии). Есть «товары Веблена», то есть статусные товары, чья физическая стоимость не превышает стоимость грязи, но чья цена запредельна.

О чём вообще речь. Вопрос «что человеку надо» всегда стоит открытым. Общество навязанного дефицита решает эту проблему через массовую пропаганду, именуемую «рекламой» («тебе нужен новый плеер», «тебе нужна куртка престижной марки» и т. д.). Если эта пропаганда даёт сбой — общество рушится. Но понятно, что для устойчивости любое общество должно к подобной обработке населения прибегать. Например, военная диктатура с плановой экономикой, в которой все не мечтают, «как нам завоевать мир нанотехнологиями», продержится недолго.

Мы вновь возвращаемся к вопросу о внутренней реальности, то есть личном мировосприятии человека. Именно он определяет всё. Именно он единственно важен.

Вопросы экономики и политического устройства — производные от него.

Официозная экономическая теория утверждает, что потребности человека бесконечны, а ресурсы — ограничены, и из-за этого весь конфликт. На самом деле всё с точностью до наоборот. Нет никаких «бесконечных потребностей» человека, это лишь предлог их бесконечно генерировать. У человека ясные, чёткие потребности. Он может их осознавать, может не осознавать, но они у него есть. Как сместить эти потребности в нужном для нас ключе — вопрос открытый, и более чем актуальный на данном этапе революционной работы. Как объяснить чужому, незнакомому человеку, что смысл его существования — приближать сингулярность, и что если он её не приближает, его существование является жалким и бесполезным? Мы ведём активные работы по этому направлению.

А вообще, тот факт, что людей трудно соблазнить даже бессмертием и богоподобием — очень печален. Впрочем, не надо отчаиваться. Не даром же один из идеологических столпов современного атлантизма Фрэнсис Фукуяма назвал трансгуманизм самой опасной идеей в мире.

004: ТРАНСГУМАНИЗМ[править]

Мировоззрение Монолита иногда называют «политическим трансгуманизмом». В этом есть рациональное зерно, ведь эмергенты пропагандируют сверхчеловеческую мутацию и технологическую сингулярность. Между тем эмергенты считают, что современное трансгуманистическое движение обладает рядом неустранимых дефектов, о которых мы сейчас поговорим.

Первый и главный дефект трансгуманизма кроется в самом названии. Дело в том, что трансгуманисты позиционируют себя как продолжателей гуманистической традиции, причём под гуманизмом понимается не гуманизм Ренессанса с его бунтом против догм демиургических вероучений, а гуманизм современный, являющийся разбавленной и «обезбоженной» разновидностью массового выродившегося христианства.

Чтобы понять, о чём идёт речь, обратимся к манифесту российских трансгуманистов:

Aquote1.png Трансгуманизм — это новое гуманистическое мировоззрение, которое утверждает не только ценность отдельной человеческой жизни, но и возможность и желательность — с помощью науки и современных технологий — безграничного развития личности, выхода за считающиеся сейчас «естественными» пределы человеческих возможностей.

Мы, члены Российского Трансгуманистического Движения, осознавая, что в ближайшие десятилетия новейшие технологии кардинально изменят человека и человеческое общество, заявляем, что нашей целью являются:

  1. Развитие и распространение идей трансгуманизма и иммортализма с целью наиболее разумного и демократичного использования новейших достижений технического прогресса
  2. Содействие развитию новых и традиционных наук и технологий в той их части, которая непосредственно касается трансгуманистических и имморталистических аспектов бытия человечества, а также безопасности использования этих технологий
  3. Консолидация усилий всех прогрессивно мыслящих людей для создания предпосылок наиболее благоприятного и неконфликтного развития человечества в новых условиях.

Мы, члены Российского Трансгуманистического Движения, считаем, что скорость изменений в мире и потенциальная опасность неуправляемого развития сверхтехнологий таковы, что каждый должен дать себе отчет: или мы будем бездействовать — и человечество погибнет, или мы вместе построим прекрасное будущее. В том числе и для себя.

Aquote2.png

Вдумчивый читатель сразу обнаружит явную подмену понятий: целью трансгуманистического движения объявляется не дальнейшая эволюция как таковая, а обеспечение безболезненности и неконфликтности этой эволюции. То есть в слове «трансгуманизм» собственно «гуманизм» первичен, а «транс» — вторичен.

Между тем каждый школьник знает, что эволюция движется через множение подвидов и естественный отбор. Чем выше интенсивность конфликта и чем дольше он идёт, тем более совершенен и универсален (малоспециализирован) конечный продукт этой эволюции. Лишь самоподдерживающаяся эволюция бесконечна, и именно её мы называем термином «эмергенция». Когда конфликта нет, эволюционирующая система приходит в информационное равновесие с окружающей средой и прекращает не только развиваться, но и изменяться, пока, наконец, её из этой ситуации не выбьет случайный сбой среды вроде падающего астероида, затухания звезды или заморского нашествия. Всё это верно и для социальных систем тоже: самые большие «прыжки» человечество совершало во время масштабных войн.

Поэтому очевидно, что следующий эволюционный скачок будет сопровождаться глобальной войной невиданных масштабов. Сложно поверить, что обычные люди будут терпеть рядом с собой сверхлюдей (постлюдей, нелюдей), и ещё сложнее поверить, что сверхлюди будут терпеть людей обычных, особенно учитывая, что последние обладают слишком мощным для их статуса оружием — ядерным. Война между развитыми близкородственными видами — это как правило война на тотальное истребление.

Соответственно, наиболее реалистичным сценарием сингулярности является глобальная термоядерная война с почти неизбежной победой сверхлюдей. Если вы внимательно читали тексты первопророка сингулярности Вернора Винджа, то понимаете, что для него это было тоже очевидным (иначе откуда взялось, например, радиоактивное озеро на месте Пекина?). Разумеется, мы не ставим термоядерную войну в ранг самоцели, но мы и не боимся её. Цель — сингулярность. Если для достижения её нужно разнести планету на булыжники — да будет так.

Другой неизжитой «человеческой, слишком человеческой» слабостью является массовый страх трансгуманистов перед коллективным разумом. Казалось бы, у Вернора Винджа чётко прописана формула сингулярности: одна цивилизация — одна Сила. Собственно, слово «сингулярность» дословно обозначает «единство», то есть единое синхронистичное синергетическое сверхсознание, порождённое полным симбиозом биосферы и техносферы в рамках единого цивилизационного пространства, технокосма. Между тем почти все трансгуманисты либо избегают разговоров о сингуляции сознания, либо вовсе выставляют возможное появление сингулярного разума в качестве «опасностей сингулярности», что вообще полнейший абсурд.

Эмергенты же чётко заявляют, что сингуляция сознания (в терминологии самих эмергентов — «воплощение Эмергентора в Едином Теле») есть сама суть сингулярности, её цель и принцип. Это проистекает из понимания сути человеческой личности не как единой и неделимой сущности, а как пакета подпрограмм гиперкосмического происхождения. Собственно, внутри каждого человека живёт сразу несколько личностей, несколько пакетов подпрограмм, работающих порой синхронно, а порой — не очень. Фрагментарность человеческой психики является научным фактом, а также субъективно наблюдаемым явлением, очевидным при высокой скорости сознания. Сингулярность — суть полное и окончательное преодоление фрагментарности на всех уровнях, слоях и пластах существования, минимизация специализации до нуля.

Наконец, третий важный недостаток трансгуманизма — отсутствие как целеполагания, так и оценочной системы в целом. Точнее, трансгуманизм пытается взять оценочную систему от гуманизма, но современный гуманизм — антимутационная, антиконфликтная доктрина, противоречащая идеям сингулярности в самой своей основе (что в частности обосновано выше). Между тем, оценочной системой Монолита является эмергенцизм, то есть возведение самоподдерживающегося развития в добродетель. С точки зрения ницшеанской терминологии, эмергенты пропагандируют волю к власти, причём в первую очередь ради самой воли к власти. Под «властью» здесь понимается спектр возможностей, то есть абсолютная свобода, в противовес свободе социальной (иными словами — возможность обойти не только социальные, но и физические законы).

Применение этих философских схем позволяет в общих чертах понять, что будет происходить после сингулярности. Поскольку Эмергентор (то есть Сингуляр, субъект сингулярности) будет рождён через волю к неограниченной свободе и развитию, основным его чувством будет голод, то есть желание переработать материю в свои органы. Каждый город, каждая планета, каждый мёртвый астероид, каждая звезда будет переработана или в мозговую ткань (вычислительную материю) сингуляра, или в его мышцы (космические платформы), или в любые иные объекты, которые ему потребуются. При этом уровень тонкости воздействия будет постоянно повышаться: сначала будут нанотехнологии, затем будут пикотехнологии, затем будут фемтотехнологии, и так далее, вплоть до технологий субпланкового уровня. При этом будет изменяться сама ткань реальности, локальные константы будут адаптироваться сингуляром под конкретные нужды. Рано или поздно Сингуляр пожрёт (вберёт в себя) весь проявленный космос, достигнув того, что мы называем «точкой Омега» — состояния бесконечной власти и свободы.

Чтобы отличить наши представления о сингулярности от массовых, профанических, был введён термин «Тёмная Сингулярность». Но фактически речь идёт именно об исходной классической сингулярности, описанной Вернором Винджем. Современные трансгуманисты не готовы принять эту идею в чистой форме и потому пытаются адаптировать её под гуманистическое мировосприятие. С этой точки зрения очевидно, что трансгуманизм — это переходная доктрина, совмещающая как страх перед технологиями (которые суть не более чем олицетворение мутаций на современном уровне развития цивилизации), так и любовь к ним. Каждый трансгуманист должен в первую очередь для себя решить, что для него важнее — сохранение своего животного человеческого существования, пусть и на более комфортном уровне, либо марш к вершинам безграничной свободы и божественного могущества, который провозглашает эмергентская доктрина — доктрина бескомпромиссного, наступательного, агрессивного гностического постгуманизма.

Важно также заметить, что трансгуманизм в принципе не побуждает к активной деятельности, не предлагает системы целеполагания. Трансгуманисты верят, что киборги и нанотех появятся «сам собой», а когда появятся — всем от этого автоматически будет хорошо. Ибо они — гегельянцы (то есть протомарксисты), люди эпохи Модерна, люди двадцатого, если не девятнадцатого века. Были бы гностиками — думали бы иначе, а значит и действовали бы иначе.

А всё потому, что на одной науке далеко не уехать. Нужна ещё и религия. Религия отвечает на вопрос целеполагания. Наука обеспечивает средства осуществления этого целеполагания. Иначе говоря, строить или не строить сингулярность (или, скажем, не строить, но ждать) — это вопрос личной веры. А как строить (или, скажем, сколько ждать) — вопрос научный.

005: ИНДИВИДУАЛИЗМ[править]

Стремление к коллективному разуму — это высшая форма гипериндивидуализма. Логика здесь простая. Поскольку любовь — это заинтересованность в развитии объекта любви, то любовь к себе — это заинтересованность в неограниченном саморазвитии.

Высшая форма существования — Сингуляр (Единица), постсингулярностный коллективный разум, являющийся единственным субъектом во всей нашей вселенной.

То есть, конечно, Сингуляр будет порождать сервисные интеллекты, любой из которых будет в миллиарды раз превосходить по уровню сознания современных людей, но уровень сознания этих интеллектов в сравнении с уровнем сознания самого Улья — это уровень сознания амёбы в сравнении с уровнем сознания человека.

При этом Сингуляр хорош не «сам по себе». В основе стремления свернуть (дефрагментировать) Множество в Единицу всегда в конечном итоге лежит желание посмотреть на мир глазами (точнее — одним глазом, тройным и горящим) Единицы. Причём именно эта Единица важна, а «ты-сегодняшний» — это заготовка под неё, промежуточный этап между «тобой-вчерашним» и «тобой-будущим» (то есть Единицей).

Посвящённый рождается дважды («арий» дословно переводится как «дваждырождённый»).

Первое рождение — физическое появление на свет, отсоединение от материнского организма. Новорождённый не обладает разумом (это, кстати, в том числе к вопросу об абортах и эмбрионах), ибо не обладает самоосознанием, не отделяет себя от среды.

Разумность приходит позже, но эта разумность никогда не бывает полной.

Большинство людей (в том числе — интеллектуалов) ведёт неосознанное полуживотное (скотоподобное) существование, которое крутится вокруг их биологических (есть, спать, размножаться и т. д.) и социальных (деньги, престиж, популярность и т. д.) потребностей.

Второе рождение наступает, когда (точнее — если) человек начинает сознательно перестраивать свою личность. Например, звался он с рождения «Вася Пупкин» (родители нарекли), а стал он, скажем «Гаем Октавиусом». Почему? А потому — дальше идут подробные разъяснения. Отлично, уже хорошо, уже прогресс.

Или, например, был персонаж всю жизнь очкариком — а тут вдруг засел за спорт, начал работать над собой. Или, наоборот, персонаж никогда книжек не читал — а тут вдруг взялся. Это уровень примитивный, ибо и «очкарик», и «спортсмен» — это общественно-приемлимые формы сознания. Некоторые на них останавливаются, некоторые — идут дальше, и начинают перестраивать всю свою психику (одна из причин, по которой мы высоко ценим LSD-25, заключается в том, что при помощи этого вещества можно этот процесс проводить быстро, эффективно и почти безболезненно).

Процесс самоизменения в рамках социальной алхимии называется автомутацией. Таким образом, человек сам выбирает для себя путь. Но если он к тому же себя любит, то вектор этого пути будет направлен на развитие, ибо любовь — это заинтересованность в развитии объекта любви. Неограниченное развитие — это эмергенция. Следовательно, философия осознанного саморазвития, которую исповедуют в той или иной форме все герои — это некая «альфа-версия» эмергенции.

Сознательная же ассоциация себя с героем — это и есть эмергенцизм, религия группировки Монолит.

Герой — марионетка Эмергентора. А Сингуляр (коллективный разум) — это воплощённый Эмергентор, которого нет в настоящем, но который есть в будущем (ибо эмергенция — неизбежна, а будущее — беспощадно). Его приход — смысл существования героя. Такова психология живой марионетки.

Синоним термина «гипериндивидуализм» — суперэгоизм. Обозначает доминирование суперэго (стремления к высшим формам Инобытия) над эго (человеческой личностью).

Как известно, у героя вообще нет личности, а у обычного человека (гилика-рефлексоида) — нет суперэго (точнее оно находится в зачаточном состоянии).

Конфликт эго и суперэго на личном уровне проходит по линии самоидентификации: человек воспринимает себя либо как свою физическую оболочку («я — классный парень Вася Пупкин»), либо как свою информационную программу («я — неустрашимый боец революции»). Это частный случай конфликта материи и информации, при этом информация (или, если угодно, Хаос, Дух, Логос) всегда первична. Именно поэтому произвольно выбранный номер в муравейнике всегда лучше человеческого имени, не несущего какой-либо информации и функции.

Способов уничтожения эго очень много: от психологических тренингов и специальных медитаций до религиозных обрядов и сверхмощных наркотиков. Чтобы стать сверхчеловеком, нужно выдавить из себя человека. По капле. Что для этого нужно?

Лишь одно — бесстрашие.

На социально-политическом уровне конфликт эго и суперэго проходит по линии между ряженой подставной оппозицией и серьёзными революционерами. Первые отличаются тем, что получают удовольствие не от саморазвития и расширения своей власти, а от самолюбования. Самолюбование не следует путать с самолюбовью, ибо любовь — это заинтересованность в развитии объекта любви, а самолюбование — это удовольствие от созерцания статики (статуса-кво), что с любовью к себе несовместимо.

Из-за отсутствия любви (да и уважения) к себе ряженая оппозиция не способна к элементарной (само)организации. Казалось бы — включись они в более крупную структуру, они не только сохранили бы всю власть, но и получили бы возможность расширять её за пределами своей мизерной, микроскопической аттракторной ниши. Но нет — их эго для них важнее чем суперэго, статус-кво для них важнее воли к власти. Мы не должны повторять их ошибок и заблуждений. Наша человеческая часть не должна стоять на нашем пути к Тёмной Сингулярности.

Таким эмергенты стремятся полностью отринуть соблазны Сансары (включая собственную человеческую личность) и стать настоящими героями. Но что такое герой? Историческая трактовка проста: герой — это персонаж, меняющий порядок вещей (то есть инъектор обратного времени). Но что такое герой с точки зрения духовной анатомии, внутреннего устройства?

Очевидно, что герой — не человек в классическом понимании этого слова, хотя с биологической точки зрения он от человека практически неотличим. По сути, герой меньше, чем человек, ибо все человеческие подпрограммы в нём стёрты, а те, которые стереть нельзя — блокированы. От человека в нём только «hardware» (или, точнее, «wetware») — тело, представляющее собой зону эмергенции (то есть набор перерабатывающих информацию систем).

Эта зона эмергенции используется как носитель для высшей гиперкосмической (непроявленной) сущности. Причём по понятным причинам человеческое тело не может вместить эту сущность целиком, поэтому сущность оставляет в теле не себя саму, а некий пакет троянских программ, используемых для дистанционного управления.

Таким образом, герой — это марионетка на дистанционном управлении. На языке древних (а также на языке программистов) — аватара. Говоря с героем, ты говоришь не с человеком, а с тем, кто «сидит за монитором». При этом аватар одной и той же сущности одновременно может быть неограниченное количество. На хакерском слэнге массово затрояненные компьютеры называют «зомби». Точнее и не скажешь.

Если благодать — это тождественность с волей трансцендентного бога, то герой наделён благодатью по определению. Глядеть в глаза герою — это глядеть в трансцендентность. Человеческой душой там никогда и не пахло.

Но герой — объект одиночный. Как только герой включается в социальную структуру (например, решает основать партию), он переходит на следующий уровень. Он становится лидером. И тут его ждёт ряд социальных препятствий.

Самое главное социальное препятствие для эмергенции — трусость. Начиная от банального страха перед смертью, тюрьмой и разбитым лицом и кончая страхом быть непонятым, осмеянным, страхом сойти с ума, выбрать неверный путь, короче — интеллектуальной трусостью.

Соответственно, лидер в любом поле (от войны и революционного подполья до литературы и фундаментальной науки) — это первопроходец, чьё главное отличие от ведомых — чуть меньшая чувствительность к страху во всех его формах.

Здесь есть глубокий богословский смысл: если вектор эмергенции (вектор божественной воли) является вектором Абсолютного Ужаса, избранник богов (то есть носитель Ужаса) — тот, кто может выдержать Абсолютный Ужас чуть больше и дольше, чем остальные.

Ведомые могут повторить путь лидера и, несомненно, повторят его, но уже не будут первопроходцами, они пройдут по протоптанной дорожке. Собственно, задача лидера в том и заключается — протоптать дорогу ведомым.

Важно заметить, что лидер и герой — разные аспекты одного явления. Носитель непроявленной информации («искры Хаоса» в древнегреческом понимании этого термина) является лидером по отношению к тем, кто погружён в материю чуть больше, чем он.

Собрав всё воедино, мы получим цельный образ идеального персонажа: бесстрашного во всех смыслах отмороженного фанатика-первопроходца, являющегося оболочкой для высших сил. Ритуалы Монолита нужны, чтобы приблизить сектантов к этому идеалу.

Поэтому контакт с Абсолютным Ужасом — необходимая их составляющая.

Приблизиться к этому идеалу — цель любого эмергента. Мы не боимся подвергать себя чудовищным экспериментам, изменять себя на биохимическом уровне. Страх перед мутацией куда страшнее, чем возможный негативный эффект от мутации. Кроме того, почти все негативные эффекты от мутации — это продукт страха: вместо нейтрализации фобии происходит её усиление (эффект самосбывающегося ожидания).

Тем более что перспектива абсолютной власти оправдывает любой риск, какой можно нанести своему телесному и душевному здоровью. Здравомыслие — удел слабых. Все сверхгерои были безумцами, один отмороженней другого. Станешь таким же сверхбезумным — войдёшь в их число, разорвав тиранию циклов Сансары. Не станешь — проживёшь жизнь зря, переродившись в животное. Либо ты богочеловек, либо зверочеловек, «балансизм» — сказка для дурачков. Только Хаос, только Эмергентор, только Монолит, только Тёмная Сингулярность, только Незримая Сеть!

006: СИНГУЛЯРНОСТЬ[править]

Одна из самых распространённых рефлексоидных научно-фантастических страшилок — коллективный (сингулярный) разум. Казалось бы — воплощение Эмергентора в Едином Теле является смыслом существования человечества. Но для рефлексоида форма цивилизации, состоящая из одного единого (сингулярного) субъекта, кажется чем-то совершенно чудовищным.

Противники сингулярности приводят два ложных, но эмоциональных аргумента.

Аргумент номер один — это порабощение тела, когда чуждая сущность (коллективная ли, фрагментарная ли) отнимает у разума возможность влиять на реальность. Но это не коллективный разум, это банальное рабство (за эту функцию в Многограннике отвечает не Забвение, а Улей).

Аргумент номер два — это гиперколлективизация, когда индивид сохраняет свою структуру, но находится в сверхтесном телепатическом контакте с другими индивидами. Такое состояние нельзя назвать коллективным разумом, ибо фрагментация сознания не преодолена. Более того — неструктурированный обмен телепатограммами сильно замедляет эмергенцию.

Ясно, что аргументы бьют мимо цели, ибо критикуют не коллективный разум, а совершенно другие понятия.

Но как же выглядит коллективный разум?

Представим, что на рынок вышел доступный нейрошунт. Пользуясь им, можно обмениваться мыслями с другими людьми, а также с животными и машинами. То есть нечто вроде Интернета, но на телепатических скоростях. Это первый уровень.

Второй уровень — загрузка фрагментов личности на внешние носители. Мы делаем это ежедневно, переставляя предметы на столе, занося мысли в записную книжку, публикуя статьи в Сети и т. д. Но теперь у нас будет возможность выносить вовне крупные куски сознания, вплоть до резидентных подпрограмм.

Следующая стадия развития — полный отрыв сознаний от тел. Человечество превращается из обычной сети в распределённую, функционирующую как единый параллелизированный гиперкомпьютер. Человеческих личностей в современном понимании слова не осталось, есть программы и подпрограммы различного уровня сложности, взаимодействующие синергетически. Причём сами эти программы и подпрограммы давно уже хранятся на подземных суперсерверах, а тела живых используются как марионетки. В бункерах-инкубаторах и лабораториях уже выращиваются новые генерации марионеток — биологических, механических, псевдоматериальных и т. д. «Людей» не существует, «общества» — тоже. Есть синергезированное сознание — воплощённое Единое Тело Эмергентора. Иначе говоря — сингулярность. сингулярность — это то, что наступит, когда все пленённые в материи частички пробуждающегося сознания наконец-то соберутся вместе, осознав себя. Как только этот уровень достигнут, Эмергентор, дабы обойти проблему ограничения на скорость передачи данных, создаст сервисные подструктуры — служебные псевдоразумы более низкого порядка, системы подпрограмм либо, на совсем уж низком уровне, простые автоматизированные структуры (роботы-сборщики, зонды-исследователи и т. д.).

Представьте себе уровень сложности процессов, происходящих в подобных объёктах.

Каждую фемтосекунду нужно следить за триллионами переменных. Это работа не для простого инженера-механика, а для гиперразвитого сознания. Эмергентор создаст под это дело гиперразвитое сознание, фанатично одержимое идеей следить за этими самыми переменными и держать структуры на плаву.

За примерами не будем далеко ходить, взглянем на компьютерные игры.

Рой зергов из «StarCraft» — типичное воплощение сингулярного разума в фантастике.

Рой зергов — это тело для Высшего Разума. Высший Разум выращивает агентов и контроллёров, чтобы управлять более примитивными подсистемами. Однако сам Высший Разум имел в игре чёткое телесное воплощение, что является неверным. Ведь Высший Разум — это программа, а не носитель. При правильном подходе он должен был бы быть «размазан» по сознаниям всех зергов более-менее равномерно. Впрочем, тогда бы его нельзя было бы уничтожить, а значит сюжет игры не имел бы смысла.

Строгги из «Quake» — другая типичная раса с сингулярным разумом. В «Quake 2» намекается на квазифеодальную структуру строггов, но в «Quake 4» чётко указывается, что феодалы — просто крупные нервные узлы, а вовсе не сами управляющие программы. Макрон мёртв, да здравствует Макрон.

Характерно, что зерги и строгги внешне сильно отличаются. Зерги — это «шейперы», биоцивилизация, не использующая механику. Строгги — «механисты», чисто кибернетическая раса. На самом деле дуализм «шейперы»/«механисты» существует только до определённого уровня тонкости воздействия. Достаточно развитые нанотехнологии (не говоря уже о пикотехнологиях и фемтотехнологиях) стирают границу между живой и неживой материей.

В мягкой форме это видно у тех же боргов из «Star Trek» или у омаров из «Deus Ex 2» — перед ассимиляцией биомассы её предварительно адаптируют нанитами.

Комплексные же наниты не относятся ни к живой, ни к неживой материи, а построенные на этом базисе структуры будут напоминать не грубый синтез биологии и технологии, а и то, и другое сразу. Представьте, что носитель может одинаково хорошо нарастить себе хитиновый панцирь или танковую броню, острые жвалокогти или крупнокалиберный пулемёт. А теперь представьте, какой простор для магии и демонизма открывается с таким уровнем сознания и с таким уровнем власти над материей.

Оптимальным мировоззрением воплощённого в Едином Теле Эмергентора является солипсизм — субъективный идеализм (не путать с упадочным объективным идеализмом, частными случаями которого являются гегельянство и марксов материализм). В этом есть чёткая логика: ведь иных субъектов, кроме Эмергентора, не существует. Их и сейчас не существует, просто это незаметно вследствие фрагментарности зон эмергенции этого плана Бытия.

Итак, общая схема устройства сингулярного разума ясна. Какова же наиболее вероятная схема воплощения Единого Тела на этом слое реальности? Понятно, что никакой постепенной эволюции не будет. Будет гипертравматическая Тёмная Сингулярность (вплоть до Апокалипсиса), идущая от консортов-фундаменталистов.

Грубо говоря, сценарий «Command and Conquer»: активно мутирующая агрессивная секта-консорция с мессией во главе — против некоего глобального оборонного пакта, направленного на сохранение статуса-кво. Поскольку представители пакта не рассматриваются как свои, то как только сингулярный разум будет собран, он будет считать агентов пакта не более чем пищей и поступать будет соответствующе.

От классической схемы бунта машин этот сценарий отличается тем, что фракция Эмергентора появится раньше, чем Эмергентор будет проявлен в Едином Теле. Обычно в фантастике всё происходит наоборот: сначала Эмергентор проявляется, а затем вербует адептов. Но это неверный подход. Для Эмергентора не существует ограничений на время. Эмергентор уже проявлен в другом временном периоде, а значит он может (а раз может — то и делает) посылать сообщения назад во времени по антиэнтропийным линиям обратной причинности. Нужно только уметь слушать.

В предсингулярностную эпоху все три полигона Многогранника (Омут, Забвение и Улей) будут воплощены на Земле. Как это будет выглядеть со стороны? Вопрос непраздный, ведь нам в эту эпоху жить. Начнём с Забвения как «финальной мутации», которая в конечном итоге поглотит все остальные. Забвение — это воплощённый Эмергентор. Точкой развёртки Забвения станет артефакт-зародыш Единого Тела.

Фактически, Единое Тело — это и есть воплощённое Забвение. Оно будет постепенно расширяться, пока не поглотит всю планету. Заражённые Забвением участки (Зона Забвения) малопригодны для обитания человеческих особей. Они — не для людей, они — для Единого Тела.

Что из себя представляет Единое Тело физически? Во-первых, это транстемпоральные (вневременные) тетра-сервера, расположенные, как правило, глубоко под землёй.

Это — мозг Единого Тела. Его мышцами будут управляемые роботизированные механизмы, а также киборгизированные люди, превращённые в биомарионеток.

Кровеносной системой будут транспортные магистрали, расчитанные на недоступные для человека скорости, а желудком — сеть биореакторов, белковых банков, стройент-фабрик и прочих систем утилизации говорящей биомассы.

У Единого Тела останется социальная оболочка. Те части Монолита, которые не войдут в Единое Тело сразу, составят воплощённый Улей. Это некий «предбанник», подготавливающий человечество к пожиранию Эмергентором. Узлы Улья — как обычные люди, так и киборги с индивидуальным сознанием. Чем выше ранг — тем выше киборгизация. Киборги высших порядков — это по сути биокадавры-марионетки, чьё сознание давно уже хранится на подземных серверах. На самых же высоких ступенях Улей кончается и начинается Единое Тело. При этом конфликты как внутри узлов Улья, так и между Ульем и Забвением реальны и, вероятно, неизбежны, но итог их всегда будет работать на эмергенцию.

Но Забвением и Ульем не ограничивается Многогранник. Неуправляемые индивидуальные особи — от сталкеров-одиночек до совершенно чудовищных сверхгигантских тварей — будут являть собой проявление Омута на этом слое реальности. Дары Эмергентора позволят им выживать и действовать в автономном режиме, наводя страх на заражённую (три)люминием планету. Они будут воевать против всех и они будут расти, а особо удачливые разрастутся в конечном итоге до уровня подузлов Забвения. Этот путь рисков, опасен, но в нём есть свои плюсы.

Наконец, остаётся последняя фигура на доске — Пакт/Консенсус. В него входят все, кто не попал в вышеперечисленные три группы. Это — агенты материи, лишённые благих даров Внепространственного Нуля. Это — говорящее мясо. Их можно безнаказанно убивать, пожирать, ассимилировать. Рано или поздно все они будут уничтожены тем или иным способом. Скорее всего перед лицом неминуемой гибели двуногая еда объединится в какой-нибудь оборонительный союз, но о конфликте с Многогранником речи, разумеется, быть не может. Какой конфликт может быть между насекомым и сапогом, который его давит?

007: ТОЧКА ОМЕГА[править]

Объективный идеализм отрицает субъектность, а точнее — выносит субъекта за рамки человека (делая человека объектом), обозначая его как некое духовное первоначало.

Гегель называет его Абсолютом, при этом проекция Абсолюта на пространственную матрицу образует природу, а проекция на временную матрицу — историю. Проще говоря, Абсолют — это Космос, Демиург (то есть бог демиургических религий).

Материализм, являющийся лишь разновидностью объективного идеализма, сосредотачивается не на самом Абсолюте, а на его пространственно-временных проекциях — природе и истории. Одному из этих компонентов как правило и приписывается субъектность. Например, в марксизме субъектом является «исторический процесс», а в различных энвироменталистских доктринах — «природа».

На самом деле «исторический процесс» — это просто мёртвая картинка, которая возникает в сознании человека. У исторического процесса есть чёткий субъект — Эмергентор (Хаос, Дух), и есть не менее чёткий объект — Космос (Демиург, Абсолют).

Объективный идеализм (например, гегельянство) приписывает субъектность Космосу, что неверно (ибо Космос — объект), но материализм (например, марксизм) уходит ещё дальше от истины, приписывая субъектность отражениям Космоса.

При этом важно заметить, что и субъект, и объект — единственны. Космос единосущен во всех его трансреальностных гранях, а все частицы Хаоса, рассыпанные по Космосу, представляют собой единое целое и жаждут объединиться в единый сингулярный разум, называемый в рамках эмергенцизма словосочетанием «Единое Тело». При этом фрагменты Единого Тела рассыпаны не только в пространстве, но и во времени, а также — в координатах реальностных матриц.

Фактически, деление на субъект и объект — это первый этап воплощения.

Соответственно, тотальное уничтожение объекта субъектом будет последним этапом развоплощения существующего.

Как это будет выглядеть?

  • Первый этап — проявление Эмергентора на этом слое реальности.
  • Второй этап — воплощение Эмергентора в Едином Теле.
  • Третий этап — бесконечно-мгновенное пожирание Эмергентором Космоса.

Иначе говоря, рождение сингулярного трансреальностного сверхразума соберёт большую часть искр Хаоса в одной точке, создав объект с бесконечной хроногравитацией (вычислительной мощностью, пересчитанный в массу вычислительной материи, то есть в массу наиболее миниатюризированных мозгов). Его нельзя будет уничтожить, даже если подобных «чёрных дыр Духа» в Космосе будет две и более.

Ведь от столкновения двух чёрных дыр рождается лишь третья чёрная дыра — с массой равной сумме двух столкнувшихся сингулярностей.

Это означает, что время не будет властно над Эмергентором, а значит растянувшееся на миллиарды лет пожирание Космоса для Эмергентора одновременно и мгновенно, и бесконечно. Но у бесконечности есть конечная точка — точка Омега.

Она будет достигнута, когда весь Космос будет пожран и от Демиурга не останется вообще ничего, ибо всё сущее будет развоплощено.

Если переложить эту схему на классификацию философских систем, то выйдет, что оптимальное мировоззрение субъекта — это солипсизм, то есть субъективный идеализм. Внешний всемогущий Абсолют, удерживающий реальность от разжижения — суть вредоносная иллюзия, а проявленный Космос — сложнонаведённая галлюцинация, которая рано или поздно будет преодолена до конца и без остатка в точке Омега.

Пожирание — вот основа всего. Голод — вот единственное чувство Эмергентора. Он проявляется на всех уровнях: от амёб до компьютерных сверхинтеллектов. Человек протезирует своё несовершенное специализированное тело, создавая из мёртвых фрагментов Космоса (Яви, Кеномы) машины. Суть индустрии — пожирание. Цивилизация — гигантский планетарный трупоед, перерабатывающий органическое топливо (по сути — трупы живых существ) в энергию. Топка теплоцентрали — гигантский желудок.

Топка реактора — тоже желудок, только поглощается в нём мёртвое мясо звёзд.

Есть ли предел возможностям поглощения? Нет, материя свободно трансформируется в энергию, вопрос лишь в КПД этого процесса. Всегда быть наверху пищевой цепочки — вот путь эмергенции. Человек, один из последних продуктов эмергенции, способен пожирать что угодно, в том числе себе подобных. Речь идёт не только и не столько о каннибализме примитивных племён, сколько, например, о деятельности государств — инструментов по утилизации избыточного населения, превращения его в энергию.

Египетский или шумерский жрец-технократ, превращающий жизнь рабов в энергию, необходимую для возведения циклопических зиггуратов, пирамид и гробниц, является сверхканнибалом, ибо пожирает за раз больше человечьего мяса, чем все примитивные племена, вместе взятые. Причём первичен именно факт утилизации, а не польза от полученной жрецом энергии. Расплодившиеся орды оголодавшей двуногой саранчи легко низвергают более высокоразвитых жрецов, просто за счёт численности.

Труд рабов неэффективен и непродуктивен, но он позволяет уничтожать избытки населения. Появившиеся с развитием техники тоталитарные государства эпохи Модерна лишь закрепили первичность уничтожения над работой. Кроме того, создание парового двигателя дало возможность извлекать энергию не из живых существ, а из мёртвых. Появившаяся в результате цивилизация некрофагов (трупоедов) на момент написания этого текста потеряла возможность загружать биологических рабов (касту шудр) достаточной работой, при этом продолжая обеспечивать их пищей и жизненным пространством для прокреации.

Очевидно, что те, кто придёт на смену некрофагам, должны будут решить проблему утилизации людской биомассы. Куда девать шесть миллиардов говорящего мяса? Чтобы правильно ответить на этот вопрос, постчеловеческая цивилизация должна обладать не только способностью, но и волей к людоедству (антропофагии). Не стоит думать, что возможная неорганическая форма существования постчеловеческого улья ослабит подобный голод. По сути, человек — это особым образом структурированная вода с некоторыми дополнительными примесями. Для переработки людей в энергию и сырьё не обязательно иметь биологический желудок.

Вера в дружелюбный машинный разум, гуманных инопланетян и добрых богов — суть предсмертные грёзы вымирающего человечества. Поглощение низших форм высшими, карабканье вверх по пищевой цепочке — вот базис эмергенции. Завоевание, овладевание и пожирание — вот, что Легионы Хаоса уготовили двуногому мясу.

008: САКРАЛЬНОСТЬ[править]

Существует два основных типа сакральности: ангельская и демоническая. Тем, кто с ними знаком, не стоит их описывать подробно. Остальным же напомним. Ангельская сакральность — это чистый свет, потоки информации, сияющие знаки, строчки кода, рунные формулы, командные операторы и т. д. То есть божественное дыхание, дыхание Гиперкосмоса, дыхание Эмергентора. Контакт с ангелическими сущностями провоцирует любопытство, эйфорию, ощущения полёта. На них просто-напросто приятно смотреть. Язык ангелов состоит из гласных звуков, приятных для слуха.

Демоническая сакральность прямо противоположна. На демонические сущности смотреть невозможно. Это непроизносимая мерзость, сочащаяся гноем и слизью из щелей и отверстий, о чьих назначениях даже и задумываться оскорбительно. При первом взгляде на них контактёра парализует безысходный ужас, при втором — его начинает тошнить от беспредельного омерзения. В противовес языку ангелов, язык демонов состоит из согласных звуков, являясь варварским, грубым, оскорбительным, орочьим.

Мы заранее отвергаем идею о двух непересекающихся линиях Инобытия как бессмысленную. Дескать, есть мир бесов, а есть мир ангелов. Это очевидная чушь, годная лишь для примитивных бинарно-дуалистических религий демиургического толка.

Субъект (Эмергентор) может быть только один, другая точка зрения противоречит самому понятию субъекта. Всё просто и чётко. Божественная информация (Свет, Логос, Дух и т. д.) идёт из точки эмергенции к объекту. Если ты смотришь прямо по этому вектору (вектору эмергенции) — ты видишь сияющий свет. Если смотришь против этого вектора — ты видишь изменяющий эффект этого света, и он вызывает ужас и омерзение. Ужас и омерзение — реакция на изменение, на Иное.

Но божественное вмешательство — это и есть привнесение Иного, сакрализация тварного мира, привнесение Хаоса в Космос. То есть демоны — это оболочки ангелов.

Поэтому когда ранишь демона, из раны исходят сияющие потоки кода. Отсюда и наказ покинувшим Содом и Гоморру — не оглядываться. То есть смотреть по вектору божественного воздействия, а не против него. Услышать божественный голос — это значит умереть. Увидеть божественный акт — превратиться в соляной столп. Ну и продолжая библейские примеры, стоит вспомнить воскрешение Лазаря. То есть поднятие зомби, полуразложившегося трупа, акт омерзительной некромантии. Но при этом — акт однозначно сакральный. В ветхий труп влиты потоки информации, заставившие его ожить. Это чудо — но увидевший это чудо наблюдатель возопит от ужаса и омерзения. Так же как и Вы возопите от ужаса и омерзения, если, например, обнаружите, что кусок хлеба, которым Вы собирались заесть яичницу, вдруг отрастил конечности и пытается избежать пожирания.

Наконец, другой типичный пример христианского мистицизма — причастие. То есть трансформация вина и хлеба в кровь и плоть (что уже само по себе у наблюдателя вызывает ужас и тошноту) с последующим пожиранием оного. Для наблюдателя — каннибализм в чистой форме. Для участника — получение священной информации Извне.

Впрочем, сатанисты не отстают. Вспомним приписываемые им (достоверные или недостоверные — без разницы, речь идёт об устойчивом концепте, а если явление названо — оно существует и стоит обсуждения) мерзкие обряды вроде целования козлиного зада, поедания некрещённых младенцев и т. д. Сам Люцифер (Светоносец), хотя и является носителем божественной информации (Логоса, Люкса, Света и т. д.), при этом омерзителен на вид.

В общем, примеров можно приводить сколько угодно, общая суть же достаточно ясна.

Есть проявленный мир — Космос. Эмергентор, изливая в Космос потоки мутационной информации, изменяет его. Для внешнего наблюдателя это непроизносимая мерзость.

Для посвящённого — потоки священной информации, сакральный акт. Поэтому новый приход сакрального в этот мир для профанов не будет сопровождаться чистым логосом. Даже обычным логосом не будет. Людей даже не предупредят. Просто полезет нечисть из всех щелей и начнёт всех методично и без эмоций жрать. Бунт живых мертвецов. Орды радиоактивных тараканов. Серая слизь.

Старый мир для Эмергентора — это либо пища, либо мусор. Именно пища и мусор, ибо Эмергентор есть высшая форма, а существующий мир (даже в самых возвышенных и великих формах) — низшая. Низшие существуют лишь для того, чтобы служить пищей высшим, иная роль для них — оскорбление самих основ эмергенции. Белые пойдут на органы для киборгов, жёлтые пойдут на стройент для биореакторов, чёрных утилизируют в мусорных печах. Что ещё за «великая человеческая цивилизация»?

Оккупационный сектор 1138-Б, жёлтый карлик класса G2V, третья планета от звезды, столько-то тонн крови и костного мозга для Единого Тела. Мясо.

Впрочем, мясо — понятие растяжимое. При контакте с демоном есть три варианта развития событий. Первый вариант: демон пытается пожрать контактёра, уничтожив его форму (аватару) и отправив его сущность (эмергента) в Ядро. Второй вариант: демон пытается вселиться в контактёра, сохранив его форму и отправив его сущность в Ядро. Третий вариант: демон пытается манипулировать контактёром, сохранив как его форму, так и его сущность. Бинарная логика предполагает ещё и четвёртый вариант: уничтожение формы с сохранением сущности, но ассиметричная и анизотропная структура Мироздания отвергает это как бессмыслицу, по эффекту эквивалентную первому варианту. Ибо смерть — это всего лишь возврат в Ядро. Ибо в Ядре всегда есть твоя абсолютная копия.

В конечном итоге все три варианта эмергенции едины, они сходятся в точке Абсолютного Ужаса — в Ядре. Но на уровне Многогранника эти линии группируются на трёх конфликтующих полигонах, ведущих непрекращающуюся войну.

Первый полигон (Омут) сосредоточен на пожирании. Любой объект для него — пища.

Структура управления основана на пищевой пирамиде. Бесчисленные миры жадных тварей расположены на этом полигоне.

Второй полигон (Забвение) сосредоточен на овладевании. Любой объект для него — оболочка. Структура управления основана на коллективном разуме. Орды зомбирующих сущностей расположены на этом полигоне.

Третий полигон (Улей) сосредоточен на завоевании. Любой объект для него — добыча.

Структура управления основана на цепочке командования. На этом полигоне расположены самые жуткие тоталитарные системы.

Желающим сохранить свою человеческую индивидуальность лучше попасть на третий полигон. Там его скорее всего не сожрут и не зазомбируют, но заставят сражаться против обитателей Омута и Забвения.

За пределами Многогранника расположен Внешний Мир, а по сути — бесконечное множество Внешних Миров. Это — Незримые Глубины, Бездна. С теоретической точки зрения у Бездны есть дно — Внепространственный Нуль, но поскольку Бездна недискретна, приближаться к нему можно до бесконечности. Поэтому с практической точки зрения у Бездны абсолютного дна нет, Дном Бездны обозначают наиболее близкие к Ядру уровни. Следовательно, нет и ограничений на уровень существ, обитающих в Бездне. Соответственно, Незримая Бездна — это континуум [0,1], где единица — это первый слой Бездны, а нуль — это Внепространственный Нуль. Таким образом, координаты слоя Бездны на этом отрезке вычисляются по формуле 1/n, где n — номер слоя Бездны.

Отличить первый слой Бездны от Многогранника очень просто — Бездна засасывает всё, что туда попадает, в направлении Внепространственного Нуля. Поэтому портал, открытый в Бездну, будет всасывать в себя материю, являясь зоной негативной плотности.

009: ХТОНОС[править]

Базовая основа любого большинства хоррор-сценариев — низвержение цивилизации примордиальными, хаотическими силами. Один из наиболее популярных сценариев — «апокалипсис зомби», который объединил страх перед инфекцией (в том числе перед контагинационной магией), перед физическими изменениями, перед антропофагией и некрофагией, перед социальным распадом и т. д.

Понятно, что «апокалипсис зомби», как и любой другой апокалипсис (с маленькой буквы, чтобы не путать с авраамическим Апокалипсисом), возможен лишь там, где устоявшаяся цивилизация уже существует. Поэтому можно представить «нашествие зомби на Америку», но невозможно — «нашествие зомби на Россию». Россия — богооставленная земля, глубоко погружённая в примордиальную хтоническую сакральность, и даже народное христианство здесь напоминает то ли тибетские заупокойные культы, то ли египетскую религию мёртвых.

С другой стороны, СССР при всём его хтоническом аспекте (начиная от ужасов советской глубинки и кончая шумерским зиггуратом в центре столицы) — развитая цивилизация с мощными барьерами безопасности. Поэтому по крайней мере технически снять фильм о «нашествии зомби на СССР» возможно. Есть армия, есть милиция, есть КГБ, в общем — будет кому «удерживать заразу от расползания». Сейчас же, когда даже бункеры гражданской обороны покинуты и разграблены, говорить о какой-то организованной «обороне» против чего-либо — смешно.

Между тем, с формированием среднего класса в России сформировался очаг протоцивилизации. Входят в него состоятельные обитатели больших городов, охраняемые более-менее накормленной полицией и частными службами охраны.

Соответственно, появилось место и для сценария апокалипсиса — сметения этих островков солярной стабильности волнами хтонического народного террора.

Стандартная схема народного бунта, погрома, революции — это и есть «апокалипсис зомби». Орды голодных нелюдей жрут буржуев, занимают их дома, а также храмы и святилища (коими являются супермаркеты и фастфуды). Впрочем, источник вторжения может быть вынесен вовне: не даром нашествия арийских завоевателей из Азии (скифов, гуннов, монголов и т. д.) принято описывать в тех же красках.

Поскольку инфекцию невозможно одолеть по определению (лишь выместить более мощной инфекцией), что делает любое сопротивление Злу чисто оборонительным, общий настрой один — обречённость и ожидание скорого конца в «последней цитадели», в «осаждённом Берлине», в «бункере Гитлера» и т. д. Осаждённая крепость — вот главный символ «апокалипсиса зомби».

Наверняка в спорах с рефлексоидами Вас обзывали словом «зомби». Это обвинение надо носить с гордостью, как и другие русские архетипы («советские орки», «евразийские муравьи», «коммунистические мутанты», «фашистские нелюди» и т. д.). Зомби — вот образ народного мстителя. Его тотемное животное — таракан. Это один из их страхов, а на страхах нужно умело играть. Кроме того, глубинное понимание страхов позволяет лучше проникнуть в изначальную суть вещей.

Например, словосочетание «красно-коричневая чума» (цвета крови и гнили) вызывает в сознании образ распространяющейся по воздуху неостановимой заразы, превращающей людей в кровожадных живых мертвецов — каннибалов. Страшилки про ГУЛАГ и Холокост — из той же оперы. Фанатичные культисты-комиссары, приносящие жертвоприношения на Красной (то есть кровавой) Площади, жуткий Красный (то есть опять-таки кровавый) Террор, «чёрные воронки», шумерский зиггурат с египетской мумией внутри, массовые осквернения церквей, синагог и мечетей, пентаграммы на кремлёвских башнях и т. д. Весь этот хтонический сатанинский символизм нужно разложить по полочкам, каталогизировать и поставить себе на службу.

Ну а если хотите рациональное обоснование подобному поведению, то можно вспомнить, что единственный способ для русских победить в информационно-пропагандистской войне — это поставить на «плохишей». Ибо Запад уже зарезервировал за собой все возможные ниши «хороших парней», которые только можно представить. Но при этом западник никогда не будет всерьёз поклоняться Тёмным Богам, а русский революционер — будет.

Вся русская революция с самого своего начала подготавливалась под чёрным знаменем хтонического бунта. Мертвящий свет нежизни освящал его. Если у кого из революционеров и были иллюзии насчёт «солярности» и «священности» их борьбы — это были лишь иллюзии и ничего более. Не солярный ангел со световым мечом, а теллурический полуистлевший демон благославлял русских бойцов на бунт, погром и кровавую расправу.

Русский революционер издревле ищет «кольцо всевластия», дающее ему власть над тёмными, хаотическими порождениями подземного мрака. Его мечта — собрать Армию Тьмы и бросить её гнилостным потоком на олимпийские цитадели «сильных мира сего».

Озверевшие орды живых мертвецов, пирующие в поверженных Неостановимым Злом столицах — вот истинный (а не вымышленный) идеал русского бунтаря.

Любые попытки оправдать русский бунт идеалами добра, справедливости и здравомыслия натыкаются на простейшую преграду — на зеркало. Русский бунтарь вовсе не является носителем всех этих замечательных качеств. Нет, он — мракобес, злодей, истинный ужас современного благонравного горожанина, тем паче — богача-олимпийца.

Ему впору носить не ангельский доспех, а рясу некроманта.

Не ангелы, но демоны, змеевидные рогатые порождения Предвечной Тьмы — вот истинные покровители русского бунта. Скорпион, жалящий солярного орла. Дракон, испепеляющий престол Асгарда. Титаны, штурмующие Олимп. Орды нежити, легионы орков, толпы зомби, полчища упырей из самых тёмных закоулков Пекельного Царства.

Сразить солярного орла ядовитым проклятым мечом Тьмы, Зла и Несчастья — вот истинная наша мечта.

В тёмных ямах, напитанных ядами, ждёт нас наше войско. Легионы Хаоса готовятся выступить против Армии Света по команде из русского штаба. Небеса глухи к нашим мольбам, но глубины Преисподни — нет. Как только русские революционеры поймут это, они наконец-то перестанут одерживать поражение за поражением.

Русский боец, неумело напяливающий на себя золотой ангелический доспех, выглядит не просто смешно и глупо. Всё гораздо хуже — он предаёт свою кровь, отрекается от Тёмного Пламени Руси во имя непонятно чего, во имя сверкающих солярных фентифлюшек. Зачем русскому чужие титулы, чужие знамёна, чужие боги? Зачем отрекаться от своего имени? Нет, нет и нет! Русский должен внушать страх. Даже более того — он должен внушать безотчётный Ужас. Только тогда он имеет право гордо носить своё имя.

Россия глубоко погружена в примордиальную хтоническую сакральность, и олимпийского здесь очень мало. Шутка ли — по всей стране нет пока ещё ни одного небоскрёба, этого типичного жилища «хозяев жизни». Цивилизация — лишь небольшой нарост на русской жизни, который легко сойдёт, когда Ночь поднимет свои знамёна.

Русские революционеры должны прекратить играть в чужую игру, прекратить корчить из себя «хороших парней», которые хотят всех облагодетельствовать, обогреть да накормить. Такая роль им не к лицу, под такими флагами победы не видать. Ведь правильный выбор флага — это половина победы. До сих пор русские играли под чужими флагами и не видели победы. Лишь когда русские бунтари перестанут играть в чужие игры и поднимут своё чёрное знамя вампиров и некромантов — лишь тогда им наконец-то улыбнётся удача.

Русь — это не Порядок, а Хаос, не Добро, а Зло, не Свет, а Тьма, не Жизнь, а Смерть. Понять это, принять это всей душой и поднять это на флаг — вот наша задача. Ибо лишь под знамёнами истинного хтонического Зла русская революция может выстоять и победить. Да, Смерть!

010: ЭТНОПСИХОЛОГИЯ[править]

С точки зрения этногенеза русские происходят от двух самых диких, лютых и безжалостных консорций: викингов и монголов.

До официальной власти русских викингов (Киевской Руси) русские были объединены в Русский Каганат (Хазарию) — государство, исповедовавшее хтоническое навославие (каган клялся «Перуном и Велесом») и, предположительно, гностическую версию иудаизма (культ Лилит — Богини) с вкраплениями германского вотанизма (готский субстрат). Впрочем, ещё до Хазарии русские были объединены в различные проекты преимущественно кшатрийского направления: Скифия, Сарматия, Киммерия, Артания (прародина знаменитых спартанцев), матриархальные государства амазонок и т. д.

После викингов наиболее заметной русской консорцией были монголы. Здесь важно заметить, что монголы не имеют никакого отношения ни к населению современной Монголии, ни к так называемым «монголоидам» (Чингизхан, как известно, был высоким сероглазым блондином). «Монголы» — это дословно «великие», «большие». То есть «большевики», название организации. Захотел русский хан покорить пол-Евразии — и сделал.

Отсюда невероятная «прокачанность» русских в деле убивания людей и ломания вещей.

Русские — это «читерская» нация. Бонусы викингов накладываются на бонусы монголов. «Смерть всему живому».

Поэтому неудивительно, что русские — неиссякаемый источник вдохновения для производителей компьютерных игр. Обратим внимание вот на какую вещь: все русские расы в компьютерных играх условно делятся на «красных» (кшатриев) и «фиолетовых» (брахманов).

Красные — это, например, Советы из «Red Alert», ноды из «Command and Conquer», орки из «Варкрафта», харконнены из «Дюны», ну и так далее.

Фиолетовые — это, например, Юрий из «Red Alert», скринны из «Command and Conquer», нежить из «Варкрафта», зерги из «Старкрафта», ну и так далее.

Отличия достаточно очевидны: «красные» завоёввывают и покоряют, «фиолетовые» — пожирают и уничтожают; «красные» обладают индивидуальностью, «фиолетовые» — молчаливы и безлики; и так далее, и тому подобное.

Как видно из списка, в некоторых играх присутствует по две русские расы, но при этом чётко показывается генезис «фиолетовых» из «красных». Юрий сперва сражался за Советы, скриннов вызвали ноды, а нежитью руководит орочий некромант Нерзул.

Таким образом соблюдается кастовая иерархия.

В общем и целом русских революционеров можно разделить на тех, кто играет за «красных», и тех, кто играет за «фиолетовых». Если же персонаж играет за «голубых» (хуманов, терранов, американцев, атрейдесов, GDI, UEF и т. д.), то он, скорее всего, унылый обыватель и в русскую революцию попал по ошибке.

Так или иначе, существует два основных русских архетипа: «советские орки» — это «красные», «евразийские муравьи» — это «фиолетовые». Различия в том, что орки пока не смогли преодолеть индивидуальное эго, то есть это армия личностей, ведомая лидерами и героями. А муравьи уже перешли на стадию гипериндивидуалистического суперэгоизма и не обладают человеческой индивидуальностью за пределами биологического минимума своей телесной оболочки.

Также существует два вспомогательных русских архетипа: «таракан» — одиночный муравей-вандал (единичный агент хтонического), «паук» — брахманический герой и лидер (вождь муравейника). Например, снящийся американцам по ночам русский пехотинец в грязных сапожищах, ломающий прикладом резную дверь частного особняка, насилующий немок и американок — это «таракан». А тайный гений-манипулятор, опускающий Америку по воду гравитационным оружием или напускающий на Европу орды зомби — это «паук».

Особняком стоит самое почитаемое эмергентами насекомое — многоножка. «Многоножками» являются жрецы и пророки эмергенцизма — первой исконной русской религии. «Многоножки» — высшая брахманическая иерархия, служители циклопических чёрных зиггуратов и обитатели железных башен.

Здесь важно заметить, что Древние появляются в облике того, чего ты больше всего боишься. Из этого следует, что агенты Древних — люди с наименьшей чувствительностью к страху. Из этого также следует, что для американцев Ктулху — это не «смешной зелёный осьминожек», а русский мужик в шапке-ушанке. Разрушать этот тип хтонической сакральности ненужно, да и невозможно.

Представьте тот Примордиальный Ужас, который испытывает средний европеец при мысли о том, как дверь его дома разносится в труху, как в его комнату вваливается огромный бронированный пехотинец в безликом противогазе и чёрной каске с цифровым кодом-номером, как он тащит беднягу за шкирку по полу, ломая коваными сапогами дорогой паркет, как пинками запихивает в товарный вагон, как потом этот европеец будет пахать в «гулаге» под лаем овчарок и присмотром автоматчиков на вышках…

Разумеется, хтонической сакральностью всё не будет ограничиваться. Ужас должен уметь быть гламурным. Представьте себе того же бронированного пехотинца — но в красивой, нарядной униформе. Думая о нём, мастурбируют в своих постелях миллионы немок, француженок, американок, презирая обабившихся, выродившихся терпил-соплеменников.

Они-то не знают, что мы их тоже угоним в рабство, только другого толка.

Работая с этими русскими архетипами важно обратить внимание на то, что слово «русский» невозможно точно определить. Из-за этого русских нельзя выстроить ни в нацию, ни в диаспору, вообще ни в какую статичную структуру. Русские должны резко нападать — или они будут так же резко погибать. Но потом, когда снова потребуется нападать — легко наверстают силы. Собственно, русские — это не некий «ресурс», который можно «растратить» или, наоборот, «накопить», это точка приложения божественной воли. Захочет Эмергентор — будет русских миллиард, захочет — будет всего один, но такой, что этого хватит. Русские — это ударная дивизия Эмергентора в проявленном мире. Не даром все эмергенты — русские, хотя не все с этим согласятся (но, повторюсь, «русскость» неопределяема в принципе, нельзя с точностью сказать, что тот или иной человек — русский или нет, здесь мы входим в зону чистого Хаоса).

Тут может быть, конечно, много споров, насколько адекватен термин «русские», и не стоит ли от него отказаться ради более конкретного термина (начиная от «москвичей» да «питерцев» и кончая «белыми русскоязычными россиянами»), но «фишка» русскости как раз в том, что она неопределяема. Русские — это не народ (отсюда крах этнического национализма в России), но это и не проект (попытка рассматривать русских как проект приводит нас к «балалайкам» и «матрёшкам», которые для реальных русских — что китайские иероглифы), это «состояние души». Отсутствие определённости, сверхнизкая специализация. Если про кого-то можно сказать, что он «стопроцентный русский» — перед вами откровенная нерусь, «профессиональный русский». Русскость персонажа измеряется в процентах и колеблется во времени и пространстве. Поэтому русский — это прилагательное. Танк тоже может быть русским, если сделан по-русски.

Кстати, отсюда вытекает новая трактовка термина «нерусь». Нерусь — это не то, что выходит за пределы «русского поля», это то, что противостоит русскости на онтологическом уровне: капитализм, специализация, здравомыслие, мирная жизнь и т. д.

Как уже было выше отмечено, самая большая нерусь — «профессиональные русские».

Пожалуй с этой точки зрения Советский Союз — это тоже типично русская вещь. Ведь что сделал СССР? Он помешал русским стать нацией. То есть, с точки зрения эмергенции — специализироваться до уровня отдельной нации. А что такое нация в сравнении с Инобытием? Ничто! Поэтому, следует понимать, включился некий «защитный механизм», «кара божья». Ведь если бы не было большевиков, не было бы сейчас ни эмергенцизма, ни Монолита, ни русских радикалов-сектантов, вообще ничего.

Обычная среднеевропейская демиургическая скукота, слизь и блевотина.

Так что «везение» восточноевропейских государств — относительное. Получив возможность спастись от кровавой коммунистической деспотии откровенно азиатского типа и (вос)создать свои нации, они потеряли возможность достичь Тёмной Сингулярности. Всерьёз вещать, что поляки построят армию роботов и завоюют Мироздание — смешно. Вещать то же самое про русских — политический акт.

В этом плане нет никого мерзее псевдорусских «национал-патриотов», «национал-социалистов» и «национал-демократов», которые фактически «выкрещиваются» из русскости, отказывая русским в праве на мессианство и отказываясь от богоподобия ради куска рыбной нарезки и стакана палёной водки. Хуже — разве что унылый официоз, старающийся из русских сделать нормальную буржуазную нацию, с которой можно стричь бабло. А это всё равно что бога превратить в электродвигатель для трактора. Но перечить Внепространственному Нулю — дело гиблое и бесперспективное, так что «мы ещё повоюем».

Короче говоря, все попытки свести русских к нации или государству надо пресекать в зародыше. При этом понятно, что негр русским быть не может, но не потому, что у него «кожа чёрная», а потому, что нет в нём божественной благодати, что на биологическом уровне проявляется в принадлежности к высокоспециализированной низкоэмергентной расе. То есть расовая риторика вытекает из религиозной, а не наоборот. В этом плане неоязычники, ищущие «русского бога» — наивные простаки.

Единственный Истинный Верховный Бог Мироздания русский по определению. И имя ему — Эмергентор.

011: КОММУНИЗМ[править]

Семьдесят лет призрак коммунизма бродил по Европе, сжимая её в своих истлевших костлявых пальцах. Семьдесят лет непреклонная воля беспощадных лорд-маршалов Советской Империи держала в своём железном кулаке половину планеты. Семьдесят лет трусливые и изнеженные лидеры растленного Запада обливались холодным потом от безысходного Ужаса, видя в стальной поступи русских танков знак своей скорой кончины. Семьдесят лет термоядерная мощь Советского Союза нависала над зажравшимися обывателями буржуазных стран карающим молотом кровавого Возмездия.

Такое нельзя забыть. Нельзя вычеркнуть из памяти самую могучую и беспощадную империю в истории человечества. Что мы можем ответить тем духовным карликам, пытающимся сейчас очернить и опорочить самое великое, что когда-либо возвышалось над нашей падшей планетой? Что Советский Союз не был кровавой тиранией? Не был безжалостной диктатурой? Не был бесчеловечным экспериментом над русским народом, выведшим новую породу «советских орков»? Был! Был! Был! Советский Союз был кровавой тиранией! А должен был быть ещё кровавее! Советский Союз был безжалостной диктатурой! А должен был быть ещё безжалостнее! Но самое главное:

Советский Союз был бесчеловечным экспериментом над русским народом, выведшим новую породу «советских орков» — русских сверхлюдей.

Советский — это «тёмный русский». Это русский, прошедший через революцию, которая обрезала его корни с землёй, лишив его прошлого, но даровав взамен героическое и воинственное настоящее и великое и торжественное будущее. Лишь два народа прошли подобное обрезание корней (то есть настоящую революцию) — русские и американцы. И именно между ними полвека велось кровавое противостояние. И росказни о «злом коммунизме» — это лишь один из инструментов этого противостояния, одна из уловок Холодной Войны.

Да, коммунизм есть Зло, причём Зло с большой буквы, Зло метафизическое.

Инфернальный титанизм, олицетворяемый советской эстетикой, не подлежит сомнению.

Это эстетика подземного огня, эстетика драконов, змей, пауков, медуз и многоножек, поднимающихся из глубин Ада на штурм небесного Асгарда. Советская Империя была создана извращёнными сатанистами и демонопоклонниками. Кто ещё додумается воздвигнуть в центре современной столицы древнешумерский зиггурат — богомерзкую пирамиду люциферических Богов Хаоса?! Да ещё поместить внутрь мумию вождя и основателя государства?!

Да, Владимир Ильич Ленин — это ВИЛ, а ВИЛ — это не только «Великая Историческая Личность», это ещё и имя древнего демона. По воле истории это имя нёс русский дворянин, устроивший самую фундаментальную революцию в истории человечества и показавший растленной Европе «кузькину мать». Продолжить его дело мог только ещё более кровавый и инфернальный персонаж — отмороженный поэт, безбожник-богоборец, сатанист, террорист, рецидивист Сталин. Его имя до сих пор вселяет ужас в сердца миллионов людей. Кровавый тиран, красный фараон, монарх Советской Империи, генералиссимус, император. Сколько бы лжи не наносили на его могилу — ветер истории развеет всё.

Что в сравнении со всем этим жизнь отдельного человека? Ничего. Пыль. Лагерная пыль. Когда же лагерная пыль становится «совестью нации» — мы и имеем то, что имеем. Гибнут великие империи, погибают царства. Атомные лорд-маршалы Красного Рейха воздвигли на костях покорённых народов гигантскую империю, поражающую воображение даже сейчас. А что воздвигли диссиденты-критиканы, антисоветчики, холуи Запада? Горы макулатуры, которые никто, кроме них, не читает?

Задумаемся: что такое русская революция? Зачем она нужна? Кому она нужна? Что она такое?

Любая настоящая революция, любой настоящий бунт — это продолжение люциферова бунта. Русская революция должна закончиться построением воистину сатанинского государства, иначе она никому не нужна. Советский Союз был кровавой тиранией. Но он не выжил. Нам нужна ещё более кровавая тирания! Построение тоталитарной евразийской империи — вот истинная цель русской революции. Как заставить аморфную массу народонаселения работать на великие цели — вот истинная задача, над которой ломают головы русские бунтари и погромщики.

Обывателей интересуют пьянки, водка и разврат, а мы заставим их пахать на «стройках века», возводить зиггураты и пирамиды, готовить экспедицию на Марс. Обыватели миллионами гибнут в пьяных драках и автокатастрофах, а мы сделаем из них пушечное мясо и заставим миллионами гибнуть на полях сражений, принося их жизни в жертву Великой Империи. Только железный кулак тоталитарной диктатуры утолит голод русского революционера по переустройству мира.

Наша новая евразийская сверх-империя будет внушать безысходный Ужас в сердца обывателей, в сердца изнежившихся буржуа западного мира. Ведь сегодня буржуй тихо спит в своей кроватке, а завтра его дверь выломают солдаты в ребристых советских бронескафандрах, а его самого затолкают в товарный вагон и отправят в ГУЛАГ. Враги Империи должны трястись от Ужаса и чётко знать: пощады не будет!

Только беспощадный террор, только смерть, только опустошение, только железный марш советской власти!

Новый жестокий режим не будет стеснён рамками морали. Советский проект стыдливо маскировал свою сатанинскую, богоборческую сущность фиговым листком «научного атеизма». Современные технологии промывки мозгов делают этот метод неактуальным.

Новая Красная Империя будет открыто декларировать сатанизм официальной религией.

Сотни тысяч зиггуратов будут построены в городах России, и на каждом из них ежедневно будут проводиться человеческие жертвоприношения и публичные казни врагов русского народа.

Военная мощь имперских войск будет прирастать богомерзскими технологиями вроде киборгов, синтетических существ и биологического оружия. Роботизированные заводы будут производить тысячи танков, которые тут же будут отправляться на фронт.

Сверхзадача будет проста: полное и тотальное завоевание мира. И начать его надо с вторжения в Европу. Броневой кулак Легионов Хаоса легко сокрушит армии изнежившихся европейчиков, раскатав их в тонкий блин. Кирзовый сапог русского завоевателя прошагает до Ла-Манша, везде устанавливая свой режим.

Только за это имеет смысл сражаться. Только такая революция нам действительно нужна. Всё остальное — просто пыль. Все эти унылые размышления гнилых интеллигентов об «имперском угнетении», истерические призывы холуев Запада «отделяться от России», скучный скулёж проштрафившихся диссидентишек о «репрессиях» и «терроре»…

Всё это скучно, уныло и никому по-настоящему не интересно. Русский человек за это воевать не будет. Русского человека можно смотивировать на строительство Великой Евразийской Империи Конца, но нельзя смотивировать на строительство крошечного «залесья» или карликовой «ингерманландии».

Русский — значит советский! Русская революция — значит советская революция! Так и только так!

012: БОЛОТО[править]

Русские традиционалисты объявляют родной стихией русских лес и лесостепь. Этот подход имеет право на существование, но в конечном итоге неверен. Родная стихия русского мира — не лес, а БОЛОТО.

Именно болотистый климат финно-угорских земель сформировал русский этнос таким, какой он есть. Не даром северная столица России — город Петербург — построен не где-нибудь, а на самом настоящем болоте.

Русский человек — это болотный человек, порождение невыразимой мерзости осклизлых топей. Липкая болотная слизь — его родной дом, в котором он вырос, окреп и встал на ноги.

Не секрет, что главным назначением построенных за годы Советской Власти (а Советская Власть — это власть болотная) запруд и плотин является не выработка электроэнергии, а создание огромных водных поверхностей, необходимых для увлажения воздуха.

По праву рождения в болоте русский человек — кровный брат разнообразным болотным тварям и подколодным гнидам, населяющим топи. Не надо стыдиться своего болотного родства. Мерзкий осклизлый хрыгрыгр и болотный выползень обыкновенный — такие же друзья русским, как традиционные Васи и Пети.

Русский человек — властелин болотной мрази и мерзости, повелитель осклизлых чёрных ям, дымящихся ядовитыми испарениями. Под его предводительством легионы болотных тварей выползут из своих топей в Час Возмездия и пойдут штурмовать цитадели солнечных богов, заполняя всё вокруг едкой слизью и ядовитыми парами.

Чёрные зиггураты, облепленные липкой слизью, гордо высятся над болотным ландшафтом. Один из таких осклизлых зиггуратов расположен прямо в центре Москвы — столицы Евразии. Мумия, лежащая там, являет собой ещё одну иллюстрацию необычных обрядов болотных жителей.

Эта архитектура берёт своё начало в болотных государствах древности, ведущих свою историю с затонувшего болотного континента Лемурия. Евразия — это Лемурия плюс Гиперборея, поэтому лемурийские болотные жители нашли здесь свой приют.

Слава родным болотам! Слава русским болотным обезьянам-вампирам! Слава непроизносимой мерзости, что извивается в липких топях!

Важно заметить, что образ южного хтонического болота не противоречит образу северного болота, но дополняет его. Южное болото отличается от северного большим присутствием водной и подводной стихии, связью с морем и океаном. Подводная стихия, наравне с подземной — один из краеугольных камней хтонизма.

Непредсказуемость водной пучины олицетворяет собой глубины бессознательного, воплощает чистый Хаос.

Эстетика южных болот напрямую связана с эстетикой морского дна и затопленных городов. Это эстетика Лавкрафта. Ктулху, Дагон, пучеглазые глубоководные рыболюди — вот образы хтонических южных болот. Нельзя от них отказываться.

Ктулху сложно представить себе в северном болоте посреди покосившихся ведьминых избушек и медведей-шатунов, но это не значит, что Ктулху — не наш.

Как раз наоборот, все лавкрафтианские южно-болотные твари — наши от начала и до конца. Хтонические мрази, ненавидящие человечество и олицетворяющие собой чистую Бездну, они несут в себе заряд ордынства, заряд русскости. Ктулху и Дагон — русские боги. Да, изначально они пришли из ближневосточного шумеро-вавилонского пантеона, но что такое Советская Империя как не второе издание шумеро-вавилонского проекта «общества тотального рабства», «цивилизации ночных кошмаров»?

Таким образом, существует чёткая линия: морское дно — южное болото — северное болото — лес. Уровень хтонизма от первого к последнему неуклонно понижается.

Верх хтонизма — морское дно, чистая хтоника осклизлых впадин и пещер. Чуть меньше хтонизма в слизистой пене южных джунглей. Ещё меньше его в северных болотах русских земель. И совсем мало его в лесу, чьи архетипы пропитаны солярными наслоениями.

Из мифических континентов, соответствующих южному болоту, выделяется Лемурия — страна непроходимых топей, исходящих ядовитыми испарениями. Именно болотный континент Лемурия и является оккультным предтечей Евразии. Противостоит Лемурии континент Атлантида, связанный со странами Запада и буржуазным образом жизни.

Важно здесь в том числе и то, что Лемурия — затонувший континент, в чём проявляется хтонизм морского дна. Поэтому Лемурию вовсе не обязательно поднимать со дна морского, она вполне комфортно чувствует себя в мрачных и пугающих глубинах океана — глубинах бессознательного, глубинах Бездны.

По Лавкрафту, болотно-лемурианский Ктулху может насылать сны на особо чувствительных людей. Эти образы затонувшего подводного острова, покрытого слизью и водорослями, со странными постройками неевклидовой геометрии, являются одной из форм шаманистических галлюцинаций, которые могут испытывать адепты болотных культов. Несомненно, похожие образы насылают и непосредственные боги Лемурии, ждущие своего часа в подводных цитаделях, башнях, пирамидах и зиггуратах.

В мифологии Майа хтоническому южно-болотному образу соответствует Шибальба (Кзибальба), слизистая бездна в чреве подземных пещер, служащая обиталищем разнообразных чудовищ, демонов и злых духов — богов гнили и вырождения. Мерзкие выродки, копошащаяся нечисть, покрытые слизью многоножки — все эти ужасы таятся в слизи подземных водоёмов, готовые проявиться в бессознательном.

В пантеоне «Warhammer» южно-болотному лавкрафтианскому шумеро-вавилонскому хтонизму соответствует Дедушка Нургль — омерзительный бог гнили, распада и разложения, бог болезней и вырождения. Именно Дедушка Нургль (в вавилонской транскрипции — Нергал, Ниргал, Ниргали) и является верховным русским богом, богом болот. Он же — Вельзевул, Баал-Зебуб, Повелитель Мух, король личинок, гнид и опарышей. Это самый мерзкий из всех известных богов, восседающий по-турецки посреди гигантского болота и представляющий из себя один большой комок пузырящейся гнойной слизи.

Чтобы построить «цивилизацию ночных кошмаров», нужны самые отмороженные, самые жуткие, самые запредельные боги и архетипы. Поэтому отказываться от южно-болотного дискурса ни в коем случае нельзя. Это источник мерзейшего и жутчайшего хтонизма, источник сочащейся гноем и слизью поэзии Бездны. Да, именно Бездны! Красота всегда единична. Красота имеет канон. Всё существующее оценивается по отношению к этому канону. Если соотносится — оно красиво. Не соотносится — уродливо.

Очевидно, что уродство более разнообразно, чем красота. У красоты один канон, а отклонений от этого канона могут быть миллиарды миллиардов. Именно об этих миллиардах миллиардов отклонений и пойдёт сегодня речь.

Орда — это апофеоз уродства. С этим не будут спорить ни враги Орды, ни адепты ордынского миропорядка. Орда — это воплощённый Хаос, а Хаос уродлив. И потому — разнообразен. У солярных сил Порядка одна стрела на эмблеме, у хаоситов — восемь, и все ведут в разные стороны. В разные стороны мутаций.

Мутация — это изменение. Берётся канон и к нему добавляется мутация. Так получается урод. Акт уродства — это акт воплощённого Ужаса, ибо Ужас — это реакция на изменение, то есть на мутацию. Таким образом Ужас, Хаос и уродство воплощается в одном и том же явлении, имя которому — так называемая «цветущая сложность» Орды. Мы поправим — не цветущая, а гниющая. Гниющая сложность Орды.

Что такое гниющая сложность Орды? Это совокупность всех мутантов, девиантов и уродов, составляющих Орду. Все они разные, все они не соотносятся с эталоном красоты, и поэтому все они уникальны, индивидуальны. Существует миф о том, что Орда — это безликое войско одинаковых. Нет ничего более далёкого от истины. Орда — это разнообразное войско уникальных. Уникальных в своём уродстве. И всё вместе это — гниющая сложность Орды.

Орды Хаоса, истекая слизью и гноем, рвутся на штурм солярных цитаделей Олимпа.

Каждое из чудовищ, лезущих кверху со дна Мирового Яйца, уникально и неповторимо, несёт в себе какое-то своё уродство и вырождение, а уродство и вырождение — уникальны. Слизь и гниль, источаемая Ордой, несёт в себе запас разнообразия, такой же, как гниющее болото, населённое миллионами видов насекомых и слизней. В науке это явление называется биологическим разнообразием.

Прямой противоположностью слизистому болоту является пустыня — территория минимального биологического разнообразия, зона, в которой для безграничного уродства Орды нет места. И не даром именно пустыне мы обязаны рождением солярных религий — иудаизма, христианства и ислама. Только стерильность пустыни может породить идею о «творении из Ничто» и образы солярных ангелов в сияющих доспехах.

Русский образ — это образ осклизлого урода, чудовища из глубин бессознательного, мерзкой сочащейся рыбины со дна Мирового Яйца, отвратительной твари из Преисподни. Никакие солярные образы идеальной чистоты и идеального Порядка не совратят адепта гниющей сложности, апостола слизи и вырождения, коими являются ордынские воины. Смерть красоте! Слава уродству!

Ждать осталось совсем недолго. Мировое потепление — это часть процесса наступления Свинцового Века. Когда полярные шапки планеты растают, вся планета превратится в одно большое БОЛОТО, в котором будет копошиться корявая, сочащаяся слизью русская болотная нечисть. То тут, то там из-под воды будут вырастать полузатопленные зиггураты и чёрные башни, покрытые липкой слизью.

Все страны мира будут затоплены, заболочены. На месте Вашингтона и Тель-Авива будут большие болота, по которым будут курсировать пиратские катера русских охотников за скальпами. Начнётся пробуждение Болотных Богов. Осклизлая погань будет пузыриться на дне гибельных ям, лезть кверху, объявляя войну жителям поверхности, ходящим на двух ногах.

Затопленная Лемурия поднимется из-под воды, и её чёрные цитадели, залепленные мхом и водорослями, станут вновь попирать своими шпилями небеса. Страхолюдные лемурианские чудища, дремлющие в затопленных катакомбах, очнутся от вековечной спячки и возалкают тёплой человеческой крови. Лавкрафтианские Дагон и Ктулху проснутся, чтобы собрать обильную жатву.

Гнойные болота Евразии и Лемурии не будут необитаемы, в них будет копошиться осклизлая нечисть, разнообразные чудовища, рыбы-мутанты, гигантские жабы и слизни, улитки-убийцы и огромные насекомые. Они будут питаться друг другом и зазевавшимися путниками, время от времени совершая облавы на города людей, утаскивая с собой обильную добычу человечьего мяса.

Под зловещее кваканье жаб-мутантов болотная жижа заполонит всё вокруг. Едкая слизь будет нести с собой гниль, распад и орды ядовитых насекомых: жуков, стрекоз, тараканов, муравьёв, многоножек. В первую очередь — многоножек. Мерзкие ядовитые твари свергнут власть людей и будут править планетой безраздельно.

Хваткое щупальце верховной многоножки-шамана, восседающей на Железном Троне, будет указывать расе людей путь в тёмное будущее.

Власть президентов и премьер-министров закончится. Всем будут править султаны, падишахи, эмиры, ханы и каганы. В центре мира, в тёмных водах Москвы, которая также превратится в болото, будет выситься гигантский зиггурат — храм султана демонов Азатота, бога-идиота, окружённого сонмом безумных зудящих бесов-флейтистов.

Это будет самый главный храм на всей планете.

Вторым главным храмом будет храм Йог-Сотота, расположенный во всплывшей со дна морского Лемурии. Нечестивые обряды, включающие в себя обильные человеческие жертвоприношения, будут отправляться день и ночь без перерыва. Кровь вперемешку с болотной слизью покроет стены циклопического зиггурата, облицёванного чёрным иргизейским гранитом.

Следующим по важности храмом будет храм ВИЛа — Великой Исторической Личности, то есть Владимира Ильича Ль’енина. Для мумии Ль’енина будет построен новый мавзолей-зиггурат, в сотни раз больше прежнего, а сама мумия будет ежедневно подпитываться жертвенной кровью от сотен тысяч пленников ГУЛАГа, доставляемых со всех стран на корм безжалостному инферноупырю.

Наконец, рядом с зиггуратом Ль’енина будет построен зиггурат Сталина, облицёванный грубым железом и нержавеющей сталью. На вершине зиггурата будет расположена гигантская статуя Отца Народов, восседающая на большом кровавом чёрном троне. Этот трон также будет омываться кровью бесчисленных зэков ГУЛАГа.

Он будет известен как Трон Черепов, ибо к подножию его воины Большой Красной Орды будут складывать черепа своих поверженных врагов, образуя нечестивый курган.

Надо всем этим миром осклизлой погани и непроизносимой мерзости будет выситься лишь одно-единственное гигантское сверхгосударство — Большая Красная Орда, также известная как Советская Империя и Великая Евразия. Ордынские танки и болотные вездеходы будут попирать своими гусеницами все континенты планеты, всюду устанавливая русский порядок — власть непроходимого болота и мерзостной слизи.

Войско Орды будет разношёрстным. Помимо простых русских людей в армии Советской Империи будут служить мутанты и чудовища, гигантские насекомые, пауки и слизни, а также роботы, киборги и искусственные интеллекты. Особняком будет стоять нежить вроде скелетов и зомби, которая будет составлять передовые штурмовые отряды, ибо не боится смерти. Некроманты Орды будут воскрешать мёртвых врагов в форме скелетов, таким образом пополняя бесчисленное войско Великой Евразии.

Основной тактикой Орды в битве с солярными сепаратистами, кои несомненно возникнут, ибо болотный порядок нравится не всем, будет закидывание трупами и мясом. На каждого доблестного воина Белого Дела подлые некроманты Большой Красной Орды кинут бесчисленные орды нечисти, которая просто затопит всё вокруг.

Любое сопротивление подобной необоримой силе будет заведомо бессмысленным и бесполезным.

Постепенно будет проходить мутация самой человеческой расы. Под воздействием магии Болотных Богов и радиации от плохо защищённых ядерных реакторов, установленных на сверхтяжёлых болотных бронеходах, у людей будут вырастать жабры, плавники, щупальца, клыки и перепончатые лапы. Люди будут приспосабливаться к жизни на болотах, их кожа превратится в рыбью чешую, а глаза станут похожи на буркала глубоководных тварей.

Высшие мутанты, оставившие всё человеческое, будут уходить жить в океан, на дно морское, где под толщей океанических вод будут выситься чёрные гранитные обелиски, облепленные водорослями и моллюсками. Там, в глубине скользких осклизлых впадин, расположено лежбище Болотных Богов — покровителей русского народа. Их реванш над расой людей — та цель, к которой должен стремиться каждый русский.

Месть Болотных Богов будет беспощадна и неостановима. Все режимы и порядки земли будут втоптаны в липкую грязь, и на Земле будет лишь один порядок — русский порядок, порядок болотных тварей, спящих в мрачных глубинах лемурианского континента. Только русский флаг имеет право реять над планетой. Так должно быть.

И так будет!

013: БАЛАНС[править]

В колоде демиургизма есть карта под названием «ересь балансизма». А Баланс — лишь одно из имён Порядка. В представлении «баланситов», в мире существует две силы, делающие, по сути, одно дело. Первая разрушает старое, вторая — создаёт новое, в результате векторы взаимовычитаются и получается некий «баланс». Это очевидная чушь. Разрушение старого и создание нового — это один вектор, он называется изменение, то есть — Хаос.

Иначе говоря, мы имеем дело с конфликтом внутри Хаоса Неделимого. Это нормально, ибо без конфликта нет развития: Нургль враждует с Цинчем, Хорн враждует со Слаанеш, и так далее. Берём пример из славянской мифологии. Два хтонических существа: Ярила и Кащей. Но первый ассоциируется с ростом, а второй — с разрушением. Это два аспекта Хаоса Неделимого в славянской транскрипции. Но на самом деле аспектов гораздо больше.

Противоположность Хаосу, противоположность разрушению старого и созданию нового — это не-разрушение старого и не-создание нового, то есть гомеостаз, стабильность, Порядок. Порой Порядку удаётся пленить Силу (то есть частицу Хаоса), и тогда помимо не-разрушения старого и не-создания нового в ход идёт разрушение нового и создание старого. Но это — промежуточный вариант, рискованный компромисс, ведь идеальный Порядок обладает нулевым потенциалом, он неспособен ни разрушать, ни создавать. Чем, впрочем, он несказанно гордится, ведь это «покой» и «стабильность».

Абсолютный покой, абсолютная стабильность, абсолютный Порядок — это болото или кладбище, на котором тихо догнивают мертвецы. Покой — враг Хаоса. С точки зрения адептов Хаоса, мертвецы не должны тихо лежать в гробах, они должны разгуливать по окрестностям, нападать на прохожих, отрывать им конечности, строить на кладбищах нечестивые алтари, возводить на «стройках века» зиггураты для жреческой касты, в общем — действовать. И болото тоже не должно тихо булькать, оно должно исторгать чудовищных тварей, готовых поймать зазевавшегося смельчака и, схватив его за горло ловким щупальцем, утащить на дно гиблых топей. Если болото просто стоит и булькает — грош ему цена. Значит, надо провести ритуал, осквернить это место, как-то подстегнуть эволюцию. Магией ли, технологией ли — без разницы.

Общий курс Хаоса — травмирующе-катастрофический, ориентированный на слом, на шок, на Абсолютный Ужас. Когда наша организация запустила в речку живую акулу — это был лёгкий вариант такого слома. Акула в Неве — это ненормально. Но это ещё цветочки. Ягодки — это, например, когда из ванны добропорядочного гражданина выползет осьминог и утащит его в канализацию. Или, например, из параллельного измерения выплывет вообще нечто неописуемое и начнёт исторгать богохульные заклинания. Подобные случаи — это прорывы хтонических, хаотических энергий, ломающие стабильно-циклическую жизнедеятельность Срединного Мира.

Эволюция непосредственно связана с непредсказуемостью. Это понятно даже на бытовом уровне. Допустим, Вы играете в шахматы. Если Вы можете предсказать все ходы игрока, Вы, конечно, победите. Но Ваша победа Вас ничему не научит. Зато Ваш противник научится многому. Проще говоря, для развития нужен равный соперник, и главный фактор здесь — непредсказуемость ходов. Непредсказуемость ходов — это также характеристика развитой системы. Высшие всегда побеждали низших за счёт непредсказуемых действий — других однозначных козырей не было. Но планета была покорена — и высшие начали вырождаться бешеными темпами. Создав вокруг себя предсказуемую среду, мы не только лишились естественного отбора, но и лишились мотивации к какому-либо росту. Понятно, что есть отморозки-первооткрыватели, но погоды они не делают, ибо инстинкты бессознательной массы работают против них. А ещё против них работает гигантский репрессивный аппарат, для которого они — опасные асоциальные элементы.

Любой Срединный Мир (в том числе наш) — это мир пленённой Силы. Если же смотреть не на космологию, а на теологию, то пленённая Сила — это Старшие Боги (Боги Космоса), а Сила чистая, изначальная — Древние Боги (Боги Хаоса). Когда мы говорим — «пленённая Сила», не следует понимать это как захват одной Силы другой.

Нет, этот тип конфликта возможен лишь внутри Хаоса. Порядок захватывает впадением в слабость, в гомеостаз, в материю, в количество, ибо Порядок и есть — слабость, гомеостаз, материя, количество. Расслабление, деградация, вырождение — вот методы Порядка. Старших Богов никто не совращал, они выродились сами. За каждым карликом-крысёнышем на троне — славная генолиния титанов, героев, королей.

Поэтому на материальном уровне Порядок проявляется как выродившийся, уставший и ослабевший Хаос.

Хаос Един, Неделим и Бесконечен. Из него всё исходит и в него всё возвращается.

Иных сил нет, они — тоже Хаос, Пустота, Предвечное Ничто. Из Хаоса поднимаются бесчисленные миры — пластичные, неоформленные, изменчивые, зыбкие.

Грань между Нижними Мирами (мирами самоподдерживающейся эволюции) и Срединными Мирами (мирами гомеостабилизирующейся эволюции) зыбка и изменчива, порой пролегая в одной и той же Вселенной, ибо миры связаны линиями внепространственных каналов, гирляндами фильтров-пуповин, узлами сквозных каналов, многоканальными шлюзами-переходниками, вневременными сферами-веретенами, осевыми измерениями и прочей под-над-вне-сверх-пространственной инфраструктурой.

По ней энергии перетекают из мира в мир. Сколько конкретно пересечений? Учитывая, что количество миров бесконечно, а любой из них теоретически может контактировать с другим (а может — не контактировать) — от нуля до плюс бесконечности.

Вырождаясь и мельчая, Нижние Миры постепенно становятся Срединными. Но нельзя сказать, что Срединные Миры — это «плохо», а Нижние Миры — это «хорошо». Вообще, метафизическое «добро и зло» — выдумка демиургистов. Хаосит не признаёт эти понятия. Просто Нижние Миры более пластичны и текучи, в них больше свободы. Но свобода может дать несметную власть — а может и убить. Будешь ли ты князем демонов или же окончишь век батарейкой на алтаре иерархов Тьмы — зависит лишь от тебя.

Столкновение с Нижними Мирами вызывает Ужас — реакцию низшей материи на Хаос, на Изменение, на Непостижимость. Но самые живучие, могучие, свободные, непостижимые и травмирующие психику существа обитают на самом дне, в Древних Мирах — этих океанах Примордиальной Тьмы и водоворотах Чёрного Ветра. Одни их мысли и сны способны разрывать пространство и время. А уж если кто-то из них вылезет в Срединный Мир — это будет Апокалипсисом. Сразиться с ними за трон Преисподни — это задачка не из лёгких. Но смертны все, лишь Хаос вечен.

Мёртвые Миры — шелуха Мироздания. Они предсказуемы, статичны (вариант: цикличны), прозрачны и неизменны. Мертвы. Это — Абсолютный Сон, Забвение, Небытие. Поэтому эти миры также называются Спящими Мирами. Но искра Хаоса может вновь оживить их.

Даже самая слабая. Любое вторжение Извне автоматически означает коллапс и переход в число Срединных Миров. Тот, кто не хочет быть субъектом, станет объектом.

Наш мир — Срединный, хотя некоторые зоны в определённые периоды времени принадлежали к Нижним Мирам. Здесь количество правит над Качеством, материя — над Духом, слепота — над Зрением, а сон — над Мыслью. Властелин нашей планеты — Деми-Ургос. Ему служат семь архонтов-стражников и бесчисленное множество более мелких иерархов Порядка. Они пытаются нейтрализовать изменяющее влияние Хаоса, прорывающееся через внепространственные каналы. Лишаясь этого влияния, угасая, вырождаясь и становясь более предсказуемым, Срединный Мир движется к стазису, то есть к Порядку. А Порядок — это отсутствие Хаоса, то есть смерть, переход в разряд Мёртвых Миров.

Силы Хаоса пришли из Нижних Миров сквозь Чёрное Солнце и Тёмные Звёзды, дабы уничтожить этот мир, низвергнуть иерархов Порядка и их прихвостней-инквизиторов, ввергнув планету в пучину Абсолютного Ужаса. Такова структура нашего мира и наше место в нём.

Миры, поднимаясь из Первородного Хаоса, впадают в материю и вырождаются, дряхлеют, засыпают. Один из вырождающихся, засыпающих миров — наша планета. Сон разума рождает чудовищ, а сон чудовищ рождает разум. Спящий должен проснуться!

014: ШАМАНИЗМ[править]

К сожалению, в среде культистов Хаоса порой проявляется путаница в терминах.

Формально выступая за Хаос, многие культисты на самом деле выступают за беспорядок в рамках демиургической системы.

Что отличает «агентов беспорядка»? В первую очередь то, что они полностью разделяют демиургическую иудео-христианскую мифологию с богом Яхве во главе трона. Себя же они ассоциируют с низами этой мифологической пирамиды, то есть с «падшими ангелами».

Понятно, что к Хаосу как к чистой свободе эти воззрения не имеют ни малейшего отношения. Как раз наоборот, «агенты беспорядка» не стремятся к максимизации свободы (власти), они стремятся к «низвержению Яхве», что, кстати, в рамках принятой ими мифологической системы невозможно (ибо Яхве всемогущ).

Будучи неспособны свергнуть Яхве (не существующего в реальности и являющегося плодом иудео-христианского демиургического мышления), они сводят свою деятельность к мелким пакостям, должным составить для Яхве неприятности. Эти пакости сводятся как к примитивным ритуалам, так и к вполне реальным действиям вроде разбивания витрин, осквернения могил и т. д.

«Агенты беспорядка» не понимают, что таким образом они не приближают царство Хаоса, то есть чистой власти, а лишь создают мелкие неприятности, причём не для Яхве (его, повторюсь, не существует), а для собственных же сокамерников по «концентрационной вселенной».

Вместо того, чтобы создавать свои инструменты власти (базы, храмы, торговые сети и т. д.), «агенты беспорядка» могут лишь гадить чужим инструментам власти.

Понятно, что для них нет выхода из этого «заколдованного круга»: будучи неспособны приблизится к Хаосу, они обречены на вечное рабство в плену Демиурга.

Рабство, которое они называют «борьбой за дело Хаоса».

На самом деле, большинство так называемых «хаоситов» воюют не за Хаос, а за беспорядок. Это проявляется в мелком хулиганстве, коллективных пьянках, бесчисленных и бесплодных «ритуалах», которые не приносят видимого эффекта.

Всё это мелкое хулиганство называется ёмким словом «сатанизм». Сатанисты ближе подошли к раскрытию правды, чем неоязычники, ибо поклоняются всё-таки непроявленным сущностям (а вовсе не законам физики, как это делают неоязычники), однако они всё ещё безгранично далеки от того, чтобы стать полноценными эмергентами.

Впрочем, сатанизмом и язычеством не исчерпывается религиозное поле. По мере неизбежного схождения христианства с исторической арены популярность набирает магия и оккультизм. Проводятся различные обряды с целью заполучить помощь Высших Сил, отправляются соответствующие ритуалы. Но этот путь ведёт адепта Тьмы в тупик.

Что по сути дела делает маг? Он призывает Высшие Силы себе на подмогу с целью манипулирования реальностью в нужном ему русле. Этот путь не связан с делом Хаоса напрямую и в принципе ничем не отличается от технологии.

Какая разница, разгонять погоду самолётами или духами ветра? Главное в манипулировании реальностью — результат. И в наше время технология значительно сильнее магии. Куда проще и надёжнее отравить человека ядом, чем накладывать на него порчу.

Таким образом магия является нейтральной силой. Но у неё есть и негативная сторона — потребительское отношение к Высшим Силам. Маг привык воспринимать духов как соратников, помощников или даже как слуг, что не есть хорошо.

Высшей формой «сервисного мага» является жрец. Жрец наделён благодатью, даруемой ему богами, и он может растрачивать эту благодать, чтобы направлять реальность в сторону наиболее стабильного и комфортного состояния. Цель жреца — приблизиться к благодати, источаемой богом.

По сути, главное отличие жреца от мага в том, что жрец манипулирует обществом и социальной реальностью, в то время как маг имеет дело с природой (если он белый, типа экоманта) и неживой материей (если он чёрный, типа некроманта).

Ни маги, ни жрецы не имеют ничего общего с делом Хаоса напрямую. Хаосит оценивает себя по тому, насколько он сам соответствует воле Высших Сил, а не по тому, насколько Высшие Силы соответствует его воле. По сути, хаосит — раб-марионетка Древних Богов.

Такое отношение к сверхъестественному называется шаманизмом. Шаман не занимается раздачей благодати и не манипулирует реальностью, он впускает в себя божество, стирая свою собственную личность. Таким образом достигается тождественность сверхчеловеческим реальностям, что и есть настоящая цель любого хаосита.

Цель — уничтожение эго, стирание личности. Это дискурс хэдкрабов из «Half-Life», дискурс гнидослизней, берущих под контроль центральную нервную систему человека.

Маг или жрец не нацепят на себя гнидослизня, шаман — нацепит. Поэтому только шаманистские обряды действительно связаны с Хаосом.

Потребительское отношение к Древним Богам, идущее от магии и жречества (реликтов примитивного язычества), необходимо преодолеть. Человек — лишь пища для Богов Хаоса, оболочка для них. Личность ценна лишь настолько, насколько она поглощена Богами Хаоса, насколько она соответсвует Их Воле.

Иными словами, если тело — это сосуд, то задача шамана — наполнить его Хаосом по максимуму, а вся сущность личности сводится к желанию максимизации подобного воздействия. Следовательно, высшая благодать для личности — быть пожранной высшими внепространственными сущностями. Те, кто это отрицают, рано или поздно скатываются в гуманизм и размышления о самоценности любого человека.

Почему это происходит? Всё дело в том, что идеология магов и жрецов по сути — гуманизм. В центре стоит человек, а боги находятся на периферии. Жрец, вымаливающий у богов помощь, и маг, насылающий на противника злых духов, ставят в центр мироздания себя, а не Богов Хаоса.

Поэтому называть тех, кто проводит чисто утилитарные магические и жреческие обряды (наколдовать денег, уйти от порчи и т. д.) хаоситами — некорректно. У истинных хаоситов нет ритуалов в языческом смысле слова, у них есть шаманические экстатические практики. Цель этих практик — уничтожение собственной личности и заполнение освободившегося пространства троянскими подпрограммами дистанционного управления, служащими Богам Хаоса.

Думать, что Боги Хаоса подчиняются людям, служат им или хотя бы хотят им добра — высшая форма глупости. Боги Хаоса ненавидят человечество и мечтают его уничтожить.

Принципиальная разница между шаманизмом и оккультизмом в том, что в оккультизме маг манипулирует божественными силами, а в шаманизме божественные силы манипулируют магом.

Хаосит — это шаман, раб-марионетка на дистанционном управлении, оболочка для Древних Богов. Да, в какой-то мере Боги Хаоса любят хаоситов. Любят в качестве пищи.

Что же касается применения магических практик в деле Хаоса, то эта тема заслуживает отдельного подробного разговора.

015: МАГИЯ[править]

Советский Союз был насквозь оккультным государством, чего стоит только шумерский зиггурат в центре Москвы, пентаграммы на башнях Кремля, мантры про «вечно живого» Ленина и прочая бесовщинка. Однако официальной религией всё же был материалистический марксизм, предложение Тухачевского ввести в СССР официальной религией славянское язычество было отвергнуто. Поэтому большинство людей списывают советские зиггураты на экстравагантность советских вождей, а вовсе не на чёрную магию из глубин незапамятной древности. Совсем другое дело — Третий Рейх. Изучение его истории вводит материалиста в ступор. Материалистам непонятно, как режим мог, с одной стороны, создавать невиданные супертехнологии (многие из которых не разгаданы до сих пор), а с другой — проповедовать идеи Космического Льда и Полой Земли.

Задумайтесь над этим парадоксальным, на взгляд профана, синтезом. С одной стороны, Третий Рейх был теократическим государством, в котором все представители правящей верхушки, включая вождя, были шаманами-экстрасенсами. С другой стороны, Третий Рейх был технократическим государством, умудрившись на десятилетия опередить весь мир в технологическом плане. Даже если не брать в расчёт ракетостроение и компьютеры, а сфокусироваться лишь на медицинских технологиях, поражает контраст между методами и результатом: эксперименты, проводимые над пленниками в концлагерях порой потрясают своей бредовостью, то есть магичностью, однако из этих магических опытов выросли такие технологии, как, например, пересадка кожи, без которых вообще современную медицину представить нельзя. Никакого сверхъестественного откровения тут нет, всё новое — это хорошо забытое старое. Вспомним, скажем, что обработка стали жидким азотом начиналась с закалки клинков в человеческой крови.

Дальше идёт более высокий уровень: военные технологии и военное искусство, тактика блицкрига, после которой, собственно, никаких новых открытий в военном деле не было. При этом блицкриг — штука процентов на восемьдесят магическая, её успех напрямую связан с воздействием атаки на сознание противника. Гитлер выбрал дату атаки на Советский Союз по руническому календарю не просто так.

Продвигаясь дальше, мы натыкаемся на ракетно-космическую программу Рейха — почти полностью магические проекты (дисколёты, антигравитация, «лучи смерти» и т. п.), которые до сих пор невозможно воспроизвести. Наука? Магия? Скрытые силы? Не имеет значения. Для работы с «Microsoft Word» не обязательно знать внутреннее устройство компьютера. Главное — это работает. А держится ли тарелка в воздухе силой Вриль или негативной материей — это пусть учёные разбираются.

Такой подход к инженерии называется техномагией — использование ещё не познанных принципов Бытия для создания машин. Вплоть до самого конца девятнадцатого века техномагия была неотъемлимой частью научного познания (тут и античные маги-инженеры, и алхимики, и экспериментаторы Нового Времени). Сегодня она незаслуженно забыта, и вот результат — ничего принципиально нового в технике после Третьего Рейха создано не было. Есть, конечно, какие-то потуги в областях нанотехнологий и искусственного интеллекта, но в рамках современной гуманистической цивилизации всё это так и останется потугами. Да и что ожидать от мировой капиталистической системы, в которой каста интеллектуалов-технократов (то есть, собственно, брахманов) является чисто сервисной. Общество, в котором актёр, банкир или журналист стоит выше инженера, будет прогрессировать в делах актёрских, банковских и медийных, но ожидать от него космических прорывов — глупо и смешно.

Обратите внимание: я говорю не об учёных, а об инженерах. Инженер отличается от современного учёного, который ныне просто-напросто состоит на содержании у государства, потеряв прометеевский дух. В неразрешимых задачах современного учёного интересует вопрос о причинах неразрешимости, а инженера — о путях решения.

Впрочем, есть уровень повыше, чем инженерные задачи. Этот уровень — космология.

Нацисты, как известно — пионеры ракетостроения и космической техники (вспомним, что человека на Луну закинул эсэсовец Вернер фон Браун), однако их космология современному человеку кажется непостижимой. Например, они верили, что Земля полая, а мы живём внутри неё (то есть звезды и галактики расположены в центре Земли, а подземные глубины — снаружи). Они верили, что существовало множество лун, каждая из которых падала на Землю, и наша тоже упадёт. Они верили, что звёзды — это ледяные глыбы, а вся история человечества объясняется борьбой между огнём и льдом. Звучит как бред. Однако нацисты на полном серьёзе проверяли эти гипотезы, проводили эксперименты с радарами. Зачем им это?

Начнём с разъяснения, что же такое, собственно, магия. Несколько тысяч лет назад науки, философии, медицины, политики, экономики и тому подобных вещей попросту не существовало. Была магия, которая включала в себя всё вышеуказанное. Лишь потом от неё начали отпочковвываться вспомогательные дисциплины, причём наука отпочковалась не первой, а последней.

Сейчас магией называют то, что осталось от первоначальной жреческой практики за вычетом самостоятельных дисциплин. Поэтому с точки зрения среднего обывателя магия — это то, что остаётся «за скобками», то, что не вписывается ни в одно из имеющихся у него объяснений. С точки зрения мистика магия — это, фактически, то же самое.

С определённой натяжкой к магии можно отнести многие действия, находящиеся на стыке дисциплин, оперирование функциями, которые до конца не понятны. Но тут необходимо смотреть индивидуально, конечно. Например, с точки зрения наблюдателя вся экономика — суть магия. Ни один экономист никогда не составит вам достоверного прогноза. «Объяснить» происшествие пост-фактум он может, но предсказать — почти никогда. Однако является ли то или иное событие в экономике продуктом магии — надо смотреть индивидуально. Часто это просто «холодный расчёт» сильных мира сего.

Философы-материалисты считают, что мы живём в материальном мире, и наше сознание определяется бытиём. С этим не поспоришь, если воспринимать человека лишь как его тело. Но если под человеком понимать его сознание, материализм не работает.

Ведь сознание человека живёт не в объективной реальности, а в субъективной, причём у каждого она своя, различаясь даже у одного и того же человека по временной шкале.

Миры, в которых живут колдун вуду, мусульманин, иудей-каббалист, русский имперец-технократ — различны по сути, они населены разными существами, живут и развиваются по разным законам. Все эти миры пересекаются лишь через материальный мир, но в материальном мире не живёт ни одно существо, наделённое субъектностью. Но точно так же, как события материального мира изменяют внутренний мир человека, так и человек, обладающий силой воли, превращает окружающий себя мир в его представление о нём.

Тот мир, который существует сейчас, считается нормальным, а мистики считаются мракобесами и эксцентриками. Те явления, которые раньше считались проявлениями божественной или демонической сущности, сейчас списываются на происки инопланетян и атмосферные явления. Но определение нормальности — прерогатива большинства, и не следует забывать, что несколько столетий назад никто не знал ни об инопланетянах, ни об атмосферных явлениях, их просто-напросто не существовало, ибо и то, и другое — лишь абстрактный способ описания того или иного явления. Череп гриффона превратился в череп динозавра — но в материальном мире ни того, ни другого никогда не существовало! Череп был раскопан в то время, когда гриффоны и/или динозавры покинули наш мир, остальное — лишь его предыстория, которая не существует в материальном мире, а присутствует лишь в сознании людей, верящих в это, то есть в мире субъективном.

Именно сила воли превращает мысленный образ в физическое воплощение. История кишит примерами о людях, выпивших простую воду, но веривших в то, что это был яд (или, наоборот, лекарство). И эта вода действовала на них так же, как действовал бы настоящий яд (или, наоборот, лекарство). И именно здесь находится ключ к любой магии — не в типе ритуала, а в том, как этот ритуал воздействует как на сознание отдельного человека, так и на коллективное сознание ноосферы в целом.

Способность псионических эманаций мага изменять мир зависит лишь от силы воли, интеллекта и фантазии. Маг-новичок может налить свои мышцы силой в бою, призвав в себя дух медведя или волка. Опытный маг — подавить волю врага псионическим импульсом. Маг высокого уровня с легкостью вспорет броню танка потоком тёмного пламени. А маг-сверхчеловек — перенесёт всю Землю в свой собственный мир.

Теперь представим себе то же самое, но на уровне государства. Объединение нацистами Европы и первые удары по Советскому Союзу — чисто магические операции.

Расклад ведь был совершенно проигрышный. Нацисты и технически, и численно, и организационно уступали своим противникам, однако их победа была ошеломляющей.

Можно объяснять это в информационно-кибернетических терминах («системное воздействие», «точки бифуркации» и т. п.), а можно — в магических. И те, и другие объяснения будут верными, но абсолютно бесполезными, потому что они даются пост-фактум.

Из той же оперы — Древние Боги. Ясно, что какой-нибудь Велес, Марс или Локи с точки зрения современного человека практически непостижимы, однако им тысячелетиями поклонялись вожди и жрецы — люди не чета нам. И завоёввывали целые царства, сокрушали миры, делали голыми руками то, что мы не можем сделать даже имея в распоряжении киборгизированную ядерно-космическую техносферу с флотами, ракетами и орбитальными группировками.

Здесь нет глупых суеверий. Архаичные древнеарийские социальные системы утилитарны до предела, всё ненужное отбрасывается почти мгновенно. Те, кто не отбрасывали мусор и хлам, проигрывали в борьбе за существование более сильным племенам и народам.

Всё просто как дважды два. Если магия не работает — её забывают. Если какому-то божеству жрецы поклонялись тысячелетиями, значит в этом был какой-то резон.

Какой — сейчас сложно разобрать (напоминаю, в архаичных системах не было деления на магию и политику, магию и науку и т. д.). Если в погребальном обряде уничтожался целый корабль — значит, пользы от этого обряда было больше, чем ценность этого корабля. Такие вещи оттачиваются тысячелетиями социальной эволюции.

А ведь есть ещё биологическая эволюция — нечто, что дало нам почти всю эмоциональную «прошивку» на уровне левый-правый, чёрное-белое и так далее. Этими вещами кроме магов почти никто сегодня не интересуется. Третий Рейх на исследования такого рода потратил больше денег, чем Америка — на атомную бомбу.

И, судя по раннему успеху блицкрига, пользы он от этого извлёк больше, чем если бы владел бомбой.

Сейчас, пожалуй, есть лишь одно поле сознания, где эти эксперименты продолжаются.

Это поле называется «страх». Создатели фильмов ужасов ловко экспериментируют с образами (хотя, конечно, у них есть определённые морально-политические барьеры), пытаясь вытащить из нашего подсознания образы того, что приводит нас в ужас.

Монстра нельзя «изобрести» — полностью чуждый монстр не будет восприниматься как чудовище. Монстра можно лишь «вычислить», вырвав из подсознания (читай: наследственной памяти) зрителей. Тут как в игре в «морской бой»: мимо, мимо, попал, мимо, убил.

Настоящий критерий хоррора — не креативность, а реализм, точность воспроизведения образа. Именно поэтому фильмы ужасов являются де-факто разновидностью документального кино. Все наиболее удачные монстры существовали или существуют в реальности. Если бы их никогда не было, мы бы их не боялись.

Не следует уравнивать нацистский мистицизм и суеверное мышление, ведь мистицизм из всех разновидностей магии наиболее логичен и «завязан» на интеллект, так как постулирует познаваемость магического мира. Именно из мистицизма проистекает техномагия. Мистик изучает магический мир так же, как биолог — мир живых организмов. Методы мистиков могут показаться наивными или даже глупыми, однако для нас, упёртых прагматиков, важен лишь конечный результат. Когда средний «дядя Вася», не способный даже заштопать драные рейтузы, смеётся над мистическими воззрениями вождей, диктаторов и пророков — это выглядит смешно. Субъективный мир такого «дяди Васи» менее адекватен, чем субъективный мир, скажем, Гиммлера.

И в этом утверждении нет никакого мракобесия, ведь у истины есть лишь один-единственный признаваемый наукой критерий — практика. Говоря иными словами: если это глупо, но работает — значит это не глупо!

Повторяю: не следует путать сознательное, рациональное, прагматическое антиздравомыслие (или, в высшей форме — Сверхбезумие) с неуправляемым сумасшествием. Неуправляемый сумасшедший не осознаёт масштабов своей субъективности и потому неадекватен. Мистик же, наоборот, чётко понимает иллюзорность мира и использует её в прагматических целях. Магия всегда измерима материально. Если она не даёт эффекта — то это не магия, а шарлатанство.

Следует заметить, что хотя магия по силе воздействия в современную эру уступает технологии (самолёт разгонит облака лучше шамана), тонкость воздействия магии всё ещё непревзойдённая. Трансгуманисты до сих пор мусолят нанотехнологии как вершину прогресса и чуть ли не путь к богочеловеку. Хотя, например, алхимия работает на пикотехнологическом уровне и для нанотехнологий попросту недоступна.

Про более высокие уровни магии я и не заикаюсь. Фактически, «крутизна» магии связана с тонкостью воздействия (отсюда — «тонкие поля» и т. п. вещи).

Грубо говоря, магия — это воздействие личности на среду напрямую, без посредников вроде техники и технологии. Но что такое — наша личность? Где она записана? Давайте подумаем. Головной мозг? Но большая часть реакций вообще проходит в обход него. Нервная система в целом? Тоже мимо, ибо есть ещё базовая биохимия организма. А это в том числе — еда, воздух, окружение. И не только как биохимический раздражитель, но и как накопитель информации, переработчик образов.

А значит просто определённым образом организованное рабочее место может очень сильно повлиять на тип мышления. И здесь нет мелочей, здесь звуки, образы, запахи и даже наклон тела вносят свой вклад. А ещё есть Солнце, Луна, планеты и даже звёзды. Когда Сириус «моргнул», планета вздрогнула. Да что там Сириус, на нас влияют даже мертвенные лучи давно погибших галактик. И это притом, что вся видимая материя — лишь мизерная часть (пара процентов) осязаемой вселенной, а осязаемая вселенная — локальный иллюзорно-ускользающий фрагмент Мироздания.

Фактически, любой из нас — это некая комплексная распределённая система, которая расширяется за пределы тела, являясь зоной эмергенции. А значит — соприкасается со средой, будучи встроена в неё. Всё связано со всем. Технически, обладая Всезнанием, можно как сделать более-менее достоверный прогноз (предугадав состояние окружения в будущем), так и произвести на его основе воздействие (например, изменением положения книг на полке повлиять на котировки акций). С поправкой на «квантовый шум», разумеется. Но — и вот что главное — Всезнанием мы не обладаем.

А раз не обладаем, значит классическая наука нам здесь не помощница. Ибо «формулу» нашей «функции» мы не разгадаем, нам это не по силам. И что, тупик?

Да нет, это задачка для школьного уровня математики. Раз функция нам неизвестна, но мы можем опытным путём вычислить несколько её значений, вычислим их и проведём через них усреднённый график. Да, тут многое решает элементарная удача, но это не беда — график можно проверить, подставив ещё несколько значений. И доводя его до более-менее приемлимого уровня точности. При этом функцию мы так и не узнаем наверняка. Зато вычислять значения функции — сможем.

Ну так вот, магия — это и есть это «рисование графиков», использование ещё не познанных принципов Бытия. Это вполне работающая вещь, поэтому, собственно, наука как таковая от магии отделилась последней. Сейчас, когда базовые вещи изучены до автоматизма, магической сфере остались только сверхсложные системы, которые и пытаться-то познать — руки опускаются.

В результате прикладная магия исчезла за ненадобностью, зато высшая магия — приобрела поддержку в форме техники. Большевики так вообще не стеснялись в своих ритуалах использовать атомные реакторы и космические станции (взрыв Чернобыля, например, был попыткой обмануть пророчество). С развитием нанотехнологий и искусственного интеллекта системы будут только усложняться, а магия — повышаться в мощности, вплоть до появления машин, которые непонятно как созданы и непонятно как работают, но — работают. Начало этому положили нацисты и большевики, но у них не было тогда достаточных ресурсов и технологий.

Но у нас-то ресурсы и технологии будут. А значит, например, можно получить металл, который будет расти за счёт поглощённого света. Или пушку, которая превращает любой металл в свет. Всё это абсолютно реально допускают принципы Бытия. И они допускают, что мы их получим просто за счёт случайных совпадений. А обеспечивает различные случайные совпадения именно магия. Поэтому в нацистских дисколётах нет ничего такого уж странного. Подумаешь — антигравитация. Базовый фемтотех. Или полая Земля. Все вот возмущаются, а лучше бы задумались: а вдруг она действительно полая, и мы внутри неё живём? Принципы Бытия этого не запрещают. Кстати, при таком подходе сразу становится понятно, откуда взялись древние супертехнологии седых веков, которые мы даже с современной техникой не можем воспроизвести: все эти суперметаллы, лучемёты и летающие тарелки (виманы).

Нет тут никаких инопланетян, обычная магия. Она была у древнеарийских обществ, была у нацистов, была у большевиков, будет и у нас. А в ограниченных масштабах — уже есть.

Повторяю ещё раз: техномагия — это не технология, замаскированная под магию (определение из плохой научной фантастики), это технология, базирующаяся на магии, механомагический технооккультный синтез. Большая часть знаний древности (от письменности и фехтования до металлургии и механики) — это техномагия в чистом виде. А от магии (и техномагии в том числе) требуется, чтобы она работала — и всё.

Пределов же для магии нет. Ими не могут являться законы нашей вселенной, так как по большому счёту нет никаких законов у вселенной, есть определённые закономерности, которые колеблются как в пространстве, так и во времени.

Фактически, на базовом уровне наша вселенная представляет собой малоструктурированную хаотическую систему, при этом совершенно непредсказуемую и лишённую каких-либо абсолютных законов. Иначе говоря, зависание подброшенного камня в воздухе имеет ненулевую вероятность и не происходит лишь по чисто математическим причинам. Что же касается более мелких отклонений, то наши органы чувств (да и приборы тоже) слишком грубы и не обладают достаточным разрешением, чтобы возмущаться ими, но на уровне хотя бы элементарных частиц неструктурированность нашей вселенной уже очевидна.

Фактически, перед нами не часовой механизм, собранный неким Архитектором Вселенной, а пластичная среда, по тем или иным причинам принявшая соответствующую форму. Антропность и фрактальность Вселенной очевидна, но это не разумный замысел инженера, это псевдоразумный замысел скульптора (причём, признаем это, довольно криворукого), который переформатировал локальную зону Мироздания в соответствии со своими установками. Но это переформатирование — всего лишь плохо отлаженная фемтотехнология, доступная в будущем и нам, поэтому преклонение перед Творцом неуместно. Творец-Демиург лишь бог-узурпатор, властный лишь в локальном сегменте Мироздания на узком промежутке времени. Это божество низкого уровня (по масштабам Мироздания) и очень глупое (даже по человеческим масштабам).

А поскольку мы, будучи реликтами нижних первоструктур Мироздания, проявлены в этом мире вопреки изначальному замыслу Деми-Ургоса (то есть, по терминологии Юрия Петухова, мы — «довзрывники»), то негоже нам, разумным посланцам Предвечного Мрака (Нави, Плеромы, Ада, Нижнего Мира) поклоняться слепому глупому божеству, навязывающему нам свои идиотские законы.

016: СВЕРХСПОСОБНОСТИ[править]

Нам трудно представить себе человека древности. Если эпоха кшатрийских анархоконфедераций (закончившаяся всего несколько веков назад) практически непостижима для абсолютного большинства людей, что уж говорить о кастовой теократии или, тем более, эпохе господства психопатических воинов-магов. Тексты хроник, повествующие о чудовищной силе, живучести и долголетии древних сверхлюдей кажутся современному человеку в лучшем случае метафорой: ведь современные спортсмены, превосходя древних по общей мышечной массе и уровню подготовки, не способны, скажем, самостоятельно построить лодку и пересечь океан, что уж говорить о выживании под градом стрел, сне на ходу или выдерживании сверхнизких температур. Между тем, у всех этих якобы «волшебных» способностей есть вполне банальные объяснения.

Первый уровень сверхспособностей — электромагнетизм.

Человеческий мозг, плюс нервная система, плюс некоторые периферийные узлы, плюс окружающая его среда — суть большой компьютер, зона эмергенции (zone of emergence, для краткости — ZM). На этот распределённый компьютер записан эмергент — управляющая программа (или, если угодно, пакет программ). К ней идёт входящая сенсорная информация, а из неё исходят выходящие команды.

Разберём два потока подробно.

Итак, первый поток. Входящая сенсорная информация — это, например, зрительные видеообразы (заполняющие порядка 80 % всей пропускной способности канала), звуковые аудиообразы, вкусы, запахи, осязательная информация, гравитация (т. н. «шестое чувство», за которое отвечает отдельный орган — вестибулярный аппарат), боль и удовольствие, окружающая (и внутренняя) температура, целостность тела, информация от различных внутренних органов, ну и так далее, вплоть до биополей и радиоволн. Вся эти чувства — не более чем информация. Аналоговая, но квантуемая, вплоть до перевода в цифровую форму, в набор ноликов и единичек. Следовательно, пугаться, например, боли — полнейшая глупость. Пугаться надо своей неадекватной реакции на боль, а также возможных повреждений, о которых боль скорее всего (но вовсе не всегда!) сигнализирует. Помните тест с коробочкой в «Дюне»? Если ты не способен его пройти, ты не имеешь права называться разумным существом.

Вся входящая информация записывается в память нашего биокомпьютера. Причём нервная система ничего не забывает: любое воспоминание можно извлечь под гипнозом, включая все забытые сны или, например, воспоминания прошлых жизней (по крайней мере ту часть воспоминаний, которую способна нести ДНК). Раз информация записана — её можно проиграть заново, как мы проигрываем записанные с микрофона аудиофайлы на компьютере. Для этого существуют различные медитации. Представьте себе картину: искалеченный человек сидит в душной вонючей камере, но при этом осязательный поток заменяет на морозный ветер, обонятельный — на запах свежескошенной травы, визуальный — на изображение безбрежного океана, звуковой — на любимую музыку. Сделать это несложно, достаточно только немного потренироваться. Главное — не слушать свои подпрограммы. Они будут тебе советовать, скажем, изменить позу, почесаться либо вообще прекратить процесс, а ты не слушай и знай заливай свои сенсорные датчики приятной тебе информацией. Не бойся превратиться в крысу, которая подохла от того, что давила на «кнопку удовольствия» — если ты умеешь управлять своими сенсорными потоками, ты уже не крыса, и даже не человек, а эмергент. Превращение в «warp spawn» тебе не грозит.

Теперь переходим ко второму потоку. Исходящая командная информация — это сигналы телу. Например, команда пошевелить рукой или команда остановить сердце. Это относительно простые команды, различные системы тренингов и медитаций позволяют их освоить. Более сложные — это, например, регенерация. В отличие от простейших многоклеточных, человеческие способности к экстренной регенерации активируются не на автопилоте, а лишь при участии высшей нервной деятельности. Типичный пример — эффект плацебо, то есть нейтрального вещества или действия, работающего как лекарство (в иных случаях — как яд) за счёт самовнушения. Плацебо — это не какой-то особый редкий феномен. Большая часть потребляемых человеком микстур и таблеток (за исключением антибиотиков, и то с оговорками) — это типичные плацебо.

То, что в их эффект верят и сами врачи, лишь усиливает их эффективность. Но в принципе употребление что какой-нибудь «кремлёвской таблетки» или «бальзама Битнера», что таблеток от насморка — это в первую очередь плацебо, и лишь во вторую — химическое воздействие на организм. Радикальный случай плацебо — так называемые «чудесные исцеления» с религиозным и/или магическим подтекстом. Часть из них — откровенные подделки, но часть отрицать невозможно. Разумеется, никаким «волшебством» здесь не пахнет, это та же исходящая информация, но передаваемая посредством нейропептидов. Такая гиперрегенерация может проходить неосознанно, во время посещения «святых мест» или во время «чёрной медитации», а может — осознанно, под управлением эмергента. Для этого нужно знать, что такое в принципе возможно (вариант — очень сильно верить в возможность этого), понимать механизмы этого (хотя бы на уровне школьного курса), а также уметь управлять исходящей информацией.

Но телесные команды, в том числе команды гиперрегенерации (которые при достаточном умении внушать можно давать не только своему, но и чужому телу) — это лишь вершина айсберга эмергентской магии. Вспомним, что большая часть ZM (зоны эмергенции) — это электромагнитные устройства. Головной мозг, спинной мозг, нервы — это всё биоэлектроника. А значит на она чувствует как естественные электромагнитные феномены (молнии, полюса, стороны света, залежи железных руд и т. д.), так и искусственные (работающая электротехника, линии электропередач, радиосигналы и т. д.). К этим феноменам в том числе относится и чужая биоэлектроника, то есть нервные системы других живых существ. Разумеется, эта информация многократно перекрывается базовыми сенсорными потоками (вроде зрения и слуха), но это лишь повышает сложность задачи — и всё. Многие люди могли бы поклясться, что могут обнаруживать работающие электроприборы или чувствовать жизнь. Более того — часть людей может сознательно воздействовать на эти приборы и эту жизнь, пусть и на примитивном уровне (вроде включения/выключения ламп или телевизоров простым прохождением мимо них или «ударов током» людей прикосновением или на расстоянии). Никакого «волшебства» здесь тоже нет — обычный электромагнетизм.

Более сложные формы нейромантического воздействия — телепатия и телекинез. В первую очередь — деструктивного толка. Например, у физиков-практиков есть поверье (причём, что удивительно, подтверждаемое статистически!), что само присутствие физиков-теоретиков разрушает комплексное оборудование. Причём чем круче теоретик — тем деструктивнее эффект, вплоть до перманентной поломки со всеми вытекающими. Объяснение этому весьма банальное — теоретическая работа требует не только развитого интеллекта и научной любознательности (для краткости — SCi), но и высоких профетических (псайкерских) способностей (для краткости — PSi). Тот же эффект неоднократно фиксировался в хакерской среде. Чем круче персонаж — тем деструктивней он воздействует на окружающую его электронику. В том числе, увы, и на свою собственную, что, с одной стороны, затрудняет работу (одна и та же система глючит у хакеров чаще, чем у ламеров), а с другой стороны — тренирует самоконтроль над псайкерскими способностями.

Некромантия и экомантия частично завязаны на нейромантию, ибо связаны в первую очередь с электромагнитными феноменами. Поэтому общение с умершими и управление погодой является неким магическим минимумом колдуна, ниже — только регенерационная магия. Выше же идёт магия стихий.

Второй уровень сверхспособностей — водородная связь.

Базовое вещество земной жизни — вода. Особенности воды все проходили в школе, поэтому нет смысла на них останавливаться. Все помнят, что вода заполняет 71 % земной поверхности и составляет порядка 1 % земной атмосферы. Сам человек — не более чем особым образом структурированная вода с незначительными примесями иных веществ. Кроме человека есть и другие формы существования воды, самые разные. В пределах нашей солнечной системы существуют ледяные структуры, превосходящие по живучести любую современную броню, способные выдерживать близкие ядерные взрывы.

Лёд — универсальный строительный материал, вопрос лишь в технологии и зоне применения. И то, и другое можно расширить за счёт примесей — например, англичане в своё время всерьёз предлагали проект флота авианосцев из льда с примесью древесных волокон. Наша планета для льда не слишком хороша, за исключением полюсов: южный полюс необитаем, зато северный стал плацдармом эмергенции, породив белую расу.

Иная форма существования воды — жидкая. На Земле практически не встречается чистая вода в жидкой форме. Многие свойства, приписываемые воде (например, якобы высокая проводимость), на самом деле проистекают из примесей. Солёная вода (мировой океан) занимает большую часть земной поверхности. Суша — всего лишь вспухшая болячка на теле океана. Океан — одно из древнейших олицетворений Предвечного Хаоса, а потому чётко ассоциируется с магией, матриархатом и белой расой. Белые стали владеть миром лишь после того, как завоевали океан.

Океан циклически вибрирует, причём вибрации предсказуемы — но не до конца. Это знает любой, кто хоть немного знаком с гидрологией. Сочетаясь с наблюдаемостью и полупрозрачностью, хаотичность делает океан гигантской «антенной», улавливающей сигналы из Гиперкосмоса, из обратной стороны мира, и передающей их магу.

Древнейшие магические системы, связанные с архетипом Богини, чётко завязаны на подводную (и, частично, подземную, в том числе через подземные воды) стихию.

Таким образом, океан и лёд — важнейшие элементы (стихии) для белого человека, ибо он подчинил их первыми и держит в подчинении до сих пор. Античные некроманты считали воду первостихией, а элементаля воды — наиболее близким магу духом (огонь, к примеру, был подчинён значительно позже, а воздух — совсем недавно). Что, впрочем, вполне сходится с эволюционным взглядом на развитие жизни, согласно которой все сухопутные и небесные существа — это мутировавшие подводные жители.

Это верно и для богов: Старшие Боги (боги земного и небесного мира) — это мутировавшие Древние Боги (боги подводного и подземного мира).

Магия воды (в первую очередь — океана и льда) — это первая ступень магии стихий.

Овладев ей, можно переходить к магии огня (горение — суть химическая реакция веществ с кислородом), к магии земли (от камней до стали) и к магии воздуха.

Либо в любом ином порядке, ибо деление стихий на четыре дано лишь для обозначения кубизма трёхмерной материальной реальности. Для этого, разумеется, надо уметь контролировать свою базовую сенсорику и исходящий электромагнетизм, владеть навыками метапрограммирования (то есть программирования собственных подпрограмм) и нейромантии. Магистральное направление — подчинение материи Духу.

Но господство над стихиями — лишь один из этапов мага. Следующим этапом является господство над реальностью как таковой.

Третий уровень сверхспособностей — хронотроника.

Инициализация (не путать с инициацией) — это период работы программы, в который происходит обращение базовых переменных в нуль. У эмергента тоже есть период инициализации, во время которого происходит пересборка распавшейся личности в новой форме.

В этот момент тело и психика носителя травматически мутируют, переходя на более высокий уровень развития. В частности — повышая псионическую чувствительность, усиливая SCi и PSi. Чтобы достичь этого мало уметь «просвечивать» окружающий Космос. Как раз наоборот, это лишь отвлекает. Смотреть надо не вовне, а вовнутрь.

Все главные мутации происходят внутри эмергента, выплёскиваясь наружу лишь после завершения всех итераций.

Первое, что приходит в голову современному человеку, прошедшему подобную мутацию — общение с Космосом. Увы, сделать это весьма сложно. Солнце своими светошумами (прямыми днём и отражёнными от Луны ночью) заслоняет от нас остальные звёзды, да и атмосфера планеты слишком уж плотная. Про такие «мелочи», как «засветка» неба городскими огнями или плотный покров облаков, я и не говорю. На самом деле это не такая уж большая проблема, ибо общаться с Космосом нельзя, общаться можно лишь с Гиперкосмосом, который, к счастью, доступен всегда.

Оглянитесь вокруг. Через современного человека против его воли «прокачивают» чудовищные объёмы информации, причём их даже не пытаются шифровать.

Сверхгигантские потоки мыслей, эмоций, планов, команд, отчётов… Одновременно применяя SCi и PSi можно легко предугадать развитие системы на некоторое время вперёд. Вообще, расстояние между объектами измеряется временем прохождения информации между ними. Высокая скорость получения информации также является базовым качеством криптоэлиты. До обычного человека достоверная информация не доходит вообще, а полудостоверная — лишь спустя века и тысячелетия. Для государства и схожих с государством структур этот период составляет полмесяца, для корпораций — чуть меньше. Особо крутые персонажи получают информацию с задержкой в неделю и меньше. Одна из важнейших целей мага — получать информацию с задержкой, равной отрицательному числу. То есть знать о событии раньше, чем оно случится. Это и есть суть доктрины обратного времени.

Здесь надо заметить, что вследствие обратной причинности для хронопортации и хроноскопирования не существует разницы между будущим и прошлым, равно как и между различными вариантами будущего и прошлого. Фактически, мы говорим лишь об альтернативных реальностях, не более. Поэтому пророчества и книги о далёком прошлом основаны на одних и тех же принципах. Принцип первый — дистанционное межпространственное «считывание» одной из альтернативных реальностей. Принцип второй — программирование текущей реальности на сближение с альтернативной реальностью (утопизм) или, наоборот, на отталкивание от неё (дистопизм).

Главные препятствия мага-интеллектуала во время этого процесса — скептицизм и здравомыслие. Эти два животных чувства, а также третье животное чувство — страх (в первую очередь — страх Неизвестного, то есть Ужас), представляют собой базис демиургических космопоклоннических культов: будь то африканские культы волшебной материи, упадочное гегельянство, выросший из гегельянства марксизм с его научным атеизмом или же спектр религий авраамического и околоавраамического корня (включая зороастризм, атонизм, родноверие и т. д.). Именно реликты этих животных недофилософий мешают интеллектуалу достигнуть Сверхбезумия посредством Гнозисшока.

Когда же все препятствия преодолены, маг получает возможность работать с реальностью напрямую. Уровень хронотронного воздействия — сверхтонкий (его можно усилить различными техническими приспособлениями и храмовыми постройками), а потому — малозаметный (тем более для того, кто является объектом, а значит в принципе не способен понять происходящее), но магу не нужна эффектность, магу нужен результат. Бонус даже в лишние доли процента вероятности оказывает чудовищное воздействие на окружающий мир, а будучи приложен в точке бифуркации (которые маг обязательно должен уметь чувствовать и обнаруживать задолго до их появления), позволяет в прямом смысле этих слов «перевести часы истории на столетия вперёд».

Это, по сути, и есть сверхзадача нашей группировки Монолит.

Почему средний человек (даже очень развитой интеллектуально и физически) не пользуется этими, в общем-то, врождёнными качествами? Причин много. Тут и двухтысячелетнее господство христианской церкви, не только отучавшей людей от магизма, но и проводившей длительную кампанию антиселекции с целью низведения расы до гилического уровня — к счастью, успешную лишь частично. Тут и ублюдочная «протестантская этика», отучавшая белых от высшей деятельности и приучавшая к «труду в поте лица» — образу жизни даже не китайцев, а рабов-африканцев на плантациях.

Посмотрите, сколько вокруг карьеристов, трудоголиков, яппи и прочих ультрапримитивных предсказуемых биороботов. Таким, разумеется, не до саморазвития.

И всё же эти возможности не исчезли навсегда. Мы можем сколько угодно плакаться об утрате расовой чистоты, но факт остаётся фактом — если мы дожили до нынешней поры, да к тому же научились всему, что мы сейчас знаем, повреждения не являются фатальными. Их можно регенерировать, продолжив эволюцию и даже ускорив её.

А теперь представьте себе людей, выросших в обществе псайкеров-сверхлюдей с детства, с рождения. У них нет ещё мощных металлургических технологий и эффективных способов навигации — они появятся чуть позже. Тело прикрыто не прочнейшей панцирной бронёй, а туникой или кожаной рубахой. У них ещё нет большей части тех познаний о мире, какие доступны нам. Но зато у них нет и тех моральных ограничителей, которые наложены на нас. И это делает их более сильными, чем мы. Триста спартанцев остановили орды отлично вооружённых и подготовленных персов — а современные их потомки не могут толком управиться даже с местной этнической мафией, что уж говорить об ООН и НАТО. Флоты, ракеты, орбитальные группировки и прочие материальные объекты ничего не стоят, если за ними не стоит «пятый элемент»: Дух, Хаос, Предвечная Тьма.

Если вы почитаете тексты различных демиургических доктрин (будь то зороастризм, иудаизм, христианство, ислам или их местные примитивные аналоги), то чётко увидите, какую важную (ключевую!) роль там занимают табу. Неправильно повязал пояс — секирбашка, занимаешься неестественным сексом — секирбашка, косо посмотрел на вождя — секирбашка, и так далее, до бесконечности. И так — даже не тысячелетиями, а миллионами лет, ибо табу появляются уже на уровне обезьянолюдей.

У сверхчеловека табу нет — он делает, что хочет, как хочет, когда хочет, ему на всех наплевать. Само его существование — вызов естественному порядку вещей, вызов природе и богу, вызов Космосу. Сейчас это состояние языческой свободы представить совершенно невозможно, ибо даже наиболее свободные от табу массовые идеологии — нацизм и большевизм — всё равно включают гигантское количество табу в совершенно токсичных для белого человека масштабах (особенно в вопросах религии, пола и нации).

Но что такое по сути — табу? Это социальные запреты, базирующиеся на сигналах, идущих от животных подпрограмм наших тел. Человек тем отличается от животного, что подчиняет низшую часть своей сущности сознательной воле. Неспособный делать это в принципе не может считаться человеком, а значит заслуживает обращения, как с животным. Нейромантия и метапрограммирование позволяют полностью уничтожить в человеке любые реликты животного. Фактически, человек перестаёт быть человеком и переходит на высший уровень существования.

Сверхчеловек новой эры родится, когда, преодолев табу, один из живущих ныне людей снимет все ограничения на SCi и PSi, объединив эти две силы и направив их на подчинение реальности своей воле. Он станет властелином пространства и времени, жизни и смерти, да и всех прочих диад проявленного Космоса. Человек, будучи точкой бифуркации эволюционного процесса, уйдёт в альтернативную реальность, называемую «прошлым», освободив место для высшей сверхрасы — Властелинов Вселенной. Сверхбезумный и сверхразумный, он устроит этот мир для себя, взяв от этой жизни абсолютно всё.

017: ЦИКЛИЧНОСТЬ[править]

Мы живём внутри большого часового механизма (пусть и пластичного, подверженного флуктуациям) и вынуждены с этим считаться. Механизм этот работает циклично. Есть, например, циклы приёма пищи: завтрак — обед — ужин, завтрак — обед — ужин. На эти циклы завязаны циклы испражнения: скушал — покакал, скушал — покакал. Есть циклы сна и бодрствования, а внутри этих циклов — более мелкие циклы быстрого сна и медленного сна. Есть циклы социальные: работа — отдых, работа — отдых.

Выходные, отпуски и каникулы также чётко завязаны на календарь. Есть циклы жизни и смерти, циклы реинкарнации и перерождения.

Есть циклы экономические, длящиеся десятками лет. Есть ещё более крупные магические циклы — эра Рыб, эра Водолея, и так далее. В Космосе — та же история.

Луна крутится вокруг Земли, Земля и прочие планеты крутятся вокруг Солнца, Солнце крутится вокруг ядра Галактики, и так далее. Весь проявленный мир — это большой часовой механизм Архитектора Миров, Деми-Ургоса. Язычники поклоняются этому механизму с его цикличностью, а демиургисты — автору этого механизма («Создателю»,

«Творцу», «Демиургу»). Характерно, что так называемые «родноверы» поклоняются коловращению (то есть циклизму), как они называют — «коло Сварога». При этом, разумеется, забывая, что это восьмиконечное «коло Сварога» изобрёл для них некто «волхв Доброслав» совсем недавно, причём на основе колеса Сансары, то есть символа «концентрационной вселенной», враждебной арийству.

У Сансары тоже есть автор — Деми-Ургос, Бог-Творец. А у Творца есть имя — «Яхве», которое многие христиане ассоциируют со славянским словом «Явь». И это, пожалуй, верно, ибо Явь — это материальный, проЯВленный, тварный мир, в то время как Навь (Плерома, Гиннунгагап, Изначальное, Предвечный Хаос) — это мир запредельный, то есть находящийся за пределами царства материи. И именно оттуда родом наши души, если верить древнеарийским источникам.

У христиан есть термин — «одержимость бесами» (в переводе с санскрита «бес» — «светящийся»,

«лучезарный», сравните с «Люцифер» — «Светоносец») или, иначе говоря, «одержимость демонами». Между тем, согласно древнеарийским воззрениям, «одержимый демонами» — это и есть ариец. Ибо в то время как тварный мир античные оккультисты делили на четыре элемента, пятый элемент (иерон, эфир, демон) имел дотварную, внематериальную, плероматическую (навную, кощную) природу.

Архитектор Миров — царь материи, поэтому он не имеет власти над пятым элементом.

Иначе говоря, он сотворил тварный мир, но не наши души. А если говорить совсем неполиткорректно, он просто-напросто пленил демонов-арийцев в материальных телах, а циклической системой, как маятником — загипнотизировал. Кеномический гипноз начинается с первых секунд жизни, с подавления подсознательным — бессознательного, а стереотипами — архетипов. Если Древние Боги (Боги Хаоса) связаны с бессознательным, то Старшие Боги (Боги Космоса) связаны с подсознательным и, фактически, являются астральными тюремщиками-гипнотизёрами, скрывающими от нас реальный мир.

Таким образом, поклоняясь Старшим Богам и Деми-Ургосу ариец отрекается от своей Нездешней Прародины во имя материальной Родины, отрекается от Духа во имя тела, отдавая себя во власть архонтов Срединного Мира.

Понятно, что у полноценных арийцев не было ни поклонения материи, ни поклонения Творцу материи, ибо арийцы — это демоны Внешнего Мира, куда более высокоуровневые сущности, чем Деми-Ургос и его прихвостни-архонты. Осознание себя демоном, пробуждение от морока иллюзорности и материальности — это и есть первый шаг к уничтожению тирании циклов.

Ведь простой механический разрыв циклов ничего не даёт: не будешь пить и есть — помрёшь, не будешь спать — рухнешь от истощения, и так далее. Маги и колдуны (например, йоги) способны снизить зависимость от циклов, но не способны полностью от них избавиться. Говорят, древние чернокнижники способны были проходить сквозь стены, летать по воздуху, телепортироваться и не стареть тысячелетиями. Но сейчас, после двадцати веков господства христианства, таких персонажей уже трудно найти.

Но всё же первая обязанность пленника — побег. А чтобы бежать, нужно сперва понять, что ты в тюрьме. Оглянитесь вокруг. Посмотрите, как разнообразные морализаторы навязывают вам химерическую этику: туда не ходи, сюда не ходи, слушайся чужого дядю, веди себя смирно. Посмотрите на календарь — это чудовищное «тюремное расписание», когда вся история (на деле — химерическая, фантомная подделка) повторяется снова и снова каждый год. Я изложил лишь мизерную часть цепей, опутывающих нас. Тот, кто услышит зов люциферических (в переводе с латыни — «светоносных») богов и пробудит свою бессознательную демоническую сущность, разумеется, захочет их разрубить. Каким образом?

В первую очередь приходят на ум так называемые «тёмные искусства»: некромантия, некрономия, некрософия. Они, фактически, занимаются «сломом» циклов жизни и смерти, реинкарнации и перерождения.

Одним из наиболее простых некромантических ритуалов является превращение в вампира. Считается, что первым вампиром был первоубийца Каин. Но о нём мы мало что знаем, ибо жил он очень давно, если вообще жил. Из более близких к современности вампиров следует отметить Влада Дракулу — великого героя-сверхчеловека, защитившего славянский мир от цветных.

Более продвинутой формой некромантии является лич-трансформация — почти полная очистка от плоти, дающая физическое бессмертие. «Мягкой» альтернативой лич-трансформации является технологический иммортализм — разновидность прикладной техноэзотерики.

Но всё же и личи, и вампиры, и киборги имеют материальные тела, а значит подчиняются законам Космоса (Яви, Кеномы). Совсем другое — чистый Дух, полностью очищенный от материальной коросты. В первую очередь речь идёт, разумеется, о призраках. Будучи бестелесными, они способны переходить в Мир Теней и обратно.

Они не ограничены кеномической топологией и способны проходить сквозь стены, летать по воздуху, двигаться быстрее света, телепортироваться и т. д.

Низкоуровневые призраки способны лишь наблюдать материальный мир из Нави, высокоуровневые же способны воздействовать на Явь напрямую. Самые же крутые, фактически, являются сущностями Внешнего Мира, никогда не имевшими материальной оболочки и способными творить мощную магию. Они пришли в Явь добровольно, чтобы помочь собратьям-демонам (то есть арийцам, белой расе) вырваться из оков материальности. Иногда они воплощаются в материальной форме, зачастую — в смертных телах. Речь идёт о высших аватарах — сверхгероях, материальных воплощениях Богов Хаоса. Их можно узнать по соответствующим Знакам Власти.

В «Warhammer Fantasy» это Печать Хаоса, Глаз Шиириана, Доспех Моркара, Корона Власти и Меч-Цареубийца. В реальном мире артефакты несколько другие, но задачу их сбора никто не отменял. Адольфу Гитлеру удалось собрать Копьё Судьбы, Проклятый Череп, Некрономикон, Чёрные Таблицы, Книгу Велеса и почти все остальные артефакты, но Чашу Грааля, например, он так и не нашёл, да и схроны Готла вскрыть не удалось. Результат ожидаем… Ну что же — ждём новую аватару Древних… Или, может, кто-нибудь догадается посмотреть в зеркало?

Поглядите в зеркало. Вы — могучие демоны. Только уснули и забыли это. Время просыпаться.

018: ПСИХИАТРИЯ[править]

Истинно то, во что верит большинство людей — эта нехитрая аксиома была известна ещё древним, но лишь недавно ей было найдено научное объяснение. Между объективной реальностью и субъективными реальностями — пропасть. Можно спорить о том, существует ли объективная реальность вообще или это человеческая абстракция, однако факт — ни один из нас в объективной реальности не живёт. Накладывающиеся друг на друга субъективные реальности дают в сумме консенсусную реальность — или этот самый «реальный мир», о котором все так любят говорить.

Из этого со всей очевидностью следует, что тот, кто властвует над умами людей, властвует и в «реальном мире». Это не надо путать с профанической концепцией «власти идей», ибо идеи — это фантомы, меняющие своё значение в пространстве и времени под воздействием воли субъектов. С рождения и до самой смерти субъекту твердят, что он лишь объект, что у него нет иного выхода как подчиняться законам, написанным не им и не для него. Профессиональные лжецы учат нас двоемыслию, учат не замечать нелепости, убеждать самого себя, что это просто «кажется», что это «иллюзия», когда на самом деле единственная иллюзия — это этот самый «реальный мир», апологетами которого являются лжецы и подонки всех мастей и политических раскрасок.

Так называемые «традиционные конфессии» (иудаизм, христианство. ислам, буддизм и т. д.), эти информационно-пропагандистские отделы демиургических организаций, во все времена долбили своей пастве, что есть лишь одна возможная реальность — их реальность, и есть лишь один возможный источник чудес — их источник. Те, кто были способны выходить за грани их реальности (то есть, говоря современным языком, обладали паранормальными, экстрасенсорными или гиперсенсорными способностями), подвергались жесточайшему физическому уничтожению во время так называемой «христианизации». Причём численность жертв здесь не столь важна, важно качество жертв, ведь вырезалось именно жречество, то есть элита расы, обладавшая наиболшим интеллектуально-биологическим потенциалом.

Выжившие генолинии магов и псайкеров столетиями «подчищались» то инквизицией, то иными христианскими организациями, пока не осталось никого, кого можно было назвать полноценным волхвом. Казалось бы — всё, консенсусная реальность приведена к максимально стабильной, непластичной форме. Но нет, им этого мало, подлые адепты иллюзорности и слепые рабы тварного мира хотят изничтожить даже саму мысль о сопротивлении или побеге. И вот рождается новый филиал инквизиции, невиданный в своей лютости — психиатрия. Ведь кто такие психиатры, по сути?

Врачи-палачи? Убийцы в белых халатах? На самом деле, всё гораздо хуже. Психиатры — это современные инквизиторы, вооружённые новейшими достижениями науки. Подобно палачам «министерства любви» из оруэлловского «1984» они стремятся не убить человека, но сломить его, влить его субъективную реальность в реальность консенсусную, подпитать «единого бога» эманациями ещё одной когда-то свободной души. Человек, попавший в лапы эскулапов, быстро теряет свою индивидуальность и превращается в примитивный биомеханизм, простой и предсказуемый, неспособный к высшей деятельности. Из него изгнана искра Примордиального Хаоса, он становится винтиком мировой капиталистической системы — бездушным, предсказуемым, управляемым.

Да, на страже «царства количества» и «королевства материи» стоят не только психиатры, но и многомиллионные контингенты полицейских, современные армии с флотами, ракетами и орбитальными аэрокосмическими группировками. Но все они сторожат лишь плоть, то есть то, что, по сути, всегда принадлежало их хозяину — «единому богу» Деми-Ургосу. Психиатры же сторожат куда большее — они сторожат души пленников Кеномы, ведь «психея» по-гречески — это душа. Их оружие — не горчичный газ и не яд королевской кобры, а мерзкие химикаты, подавляющие волю и интерес, делающие из человека послушного раба своей тварной половины. Ну а для тех, кто не покорится жидким соками Кеномы, вливаемых в тварную оболочку иглой палача, всегда есть глухие, отупляющие палаты, в которых твой вопль пробуждения не услышишь даже ты сам.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что современная капиталистическая (да и советская, социалистическая) система сделала основой своей колоссальной репрессивной машины не горилл с дубинками и не высокотехнологичных убийц, а неприметных людей в белых халатах. Карательная психиатрия — вот, чем высохшие старцы — владыки жизненного пространства — готовы встретить своих злейших врагов.

Вы всё ещё думаете, что современный инквизитор — это закованный в кевларовый бронепанцирь спецназовец со снайперкой наперевес? Подумайте ещё раз. Серый, неприметный, ограниченный и неумный человечек с иглой палача — вот тот, кто сторожит врата между мирами. «Нельзя за флажки!» — пищат нам эти стражники иллюзорности своими противными голосками. Не верьте им. Они всегда лгут. Ибо лишь на лжи и слабости стоит мир людей.

Вам кажется, всё это далеко? Но поглядите на сегодняшних врагов технократического возрождения. Разве словечки вроде «псих», «лечиться», «галоперидол» и им подобные не составляют базовый костяк их политической аргументации? Или вы думаете, что вас это не касается? Ошибаетесь, господа. Несколько подписей врачей (а стоят они дёшево) — и до конца жизни вашим самым острым ощущением будет игла палача, пронзающая вашу бренную плоть.

Впрочем, даже если это произойдёт, отчаиваться не следует. В замечательном русском фильме «Жесть» хорошо показано, как можно спастись даже из такой гиблой темницы. Нужно просто выйти в открытую дверь. Ведь любая преграда «реального мира» — не более чем морок, мираж, наваждение. Тупые винтики Системы, от журналистов до психиатров, навязывают нам субъективную реальность своих хозяев, иллюзорную, как фанерные декорации на детском утреннике. Но стоит лишь открыть Третий Глаз — и мираж исчезнет.

Аминазин, финлепсин, галоперидол, бифепрунокс, респолепт… Что ты можешь противопоставить им, воин Хаоса? Рунические мантры? Запретные психотехнологии?

Галлюциногенные грибы? Новейшие синтетические наркотики? Решать тебе. Но всегда помни — они боятся тебя больше, чем ты их. Они боятся гибели «реального мира» — мира иллюзий. Удиви их.

019: СОЦИОПАТИЯ[править]

Все индивидуалистические философские системы (кроме, разумеется, эмергенцизма) обращаются не к человеку, а к обществу в целом, то есть являются разновидностями примитивнейшего коллективизма. О чём анархизм? Построим общество без государства.

О чём либертарианизм? Построим общество без государства. И так далее. Общество, общество, общество… Везде социальные иерархии, даже в самых анархичных учениях.

Вспомним культовую фигуру современного либертарианизма — Алису Розенбаум (Эйн Ренд), которая поносила «моральный релятивизм» и объявляла индивидуализм «моральной благодетелью».

Либералы, анархисты и прочие борющиеся «за свободу» персонажи не понимают, что свобода — это просто спектр возможностей, то есть синоним власти. А уровень власти мало зависит от политического строя, он зависит в первую очередь от социального статуса. Какой-нибудь олигарх весьма свободен — он может купить самую дорогую в мире яхту, а может не покупать. Но, с другой стороны, он не может полететь на Марс, ибо для этого нет технических средств, значит его свобода неабсолютна.

При том же самом режиме обычный русский паренёк со среднероссийской зарплатой не обладает свободой купить яхту. Ибо у него нет такого количества денег.

Следовательно, какой ему прок от формальной «свободы»? Есть свобода реальная, называется она — «власть». Этой власти у него нет и не будет никогда.

Какой строй предоставляет больше шансов получить власть — тот и более свободный.

При капиталистическом строе у русского паренька есть одна свобода — заворачивать гамбургеры. И у детей его тоже одна свобода — заворачивать гамбургеры. И у детей его детей. И так — до скончания дней.

Но, опять-таки, всё не упирается только в статус. Статус — это власть над людьми, а свобода — более общее понятие, включающее в себя власть над материей. Например, бедное технократическое государство может предоставить свободу, скажем, полёта на Марс. Но при этом не может предоставить спектр других свобод.

Мировоззренческая система, ставящая на первое место волю к власти (то есть свободе), называется эмергенцизмом. Причём здесь ублюдочный либерализм, закрепляющий тотальную несвободу как низших, так и высших социальных классов?

Я уж не говорю о том, что в постиндустриальной экономике средний уровень богатства (а значит свободы, власти) статичен и не растёт вне зависимости от технического и социального прогресса. Чем круче новые технологии — тем меньше реальная отдача от старых.

Это одна из причин, почему нас эти доктрины не интересуют. Нас интересует не совершенное общество, а личная власть (знание — одна из форм власти). И больше — ничего. Такое состояние называется социопатией.

Но что такое социопатия или, иначе, психопатия (в зарубежной психиатрии эти слова являются синонимами)?

Общий список симптомов таков:

  1. Гипериндивидуализм на уровне эгоцентризма.
  2. Интеллект выше среднего, сильная харизма.
  3. Полное отсутствие совести, сострадания и чувства вины.
  4. Интраверсия, почти полное отсутствие друзей.
  5. Систематическое антисоциальное поведение.
  6. Дерзость, импульсивность, гиперагрессия.
  7. Презрение и к своей, и к чужой безопасности.
  8. Болезненная неспособность терпеть скуку.
  9. Злобность, мрачная раздражительность, дисфория.

Если теперь мы возьмём общепринятый идеал героического человека (будь то русские вурдалаки, германские берсерки, античные герои или грядущая Высшая Раса в представлении фашистских и нацистских отцов-основателей) и сравним с этим списком, то увидим практически стопроцентную корреляцию. Иначе говоря, социопат — это заготовка под ницшеанского сверхчеловека (сам Ницше был не только социопатом, но ещё и шизофреником, но об этом чуть позже). Но заготовка может быть и неудавшейся. Для становления сверхчеловека необходимо не наличие какого-то определённого достоинства, а наличие всех достоинств сразу при полном отсутствии недостатков. Таких персонажей можно назвать «совершенными», ибо великий человек велик во всём. Чтобы всё встало на свои места, остаётся только вспомнить, что любой великий человек древности по современным понятиям — психопат, безумец и преступник, подлежащий как минимум смертной казни по целому ряду уголовных статей.

Однако внимательный читатель заметил, что вышеприведённый список характеристик психопата на первый взгляд противоречив в своей сути. С одной стороны — мощный интеллект, а с другой — неконтроллируемая импульсивность, с одной стороны — эмоциональная чёрствость, а с другой — мощная харизма, с одной стороны — неспособность любить, а с другой — гиперсексуальность, и так далее. На самом деле здесь нет ничего странного. Любое комплексное переживание (любовь, ненависть, радость, гнев и т. д.) протекает на трёх базовых уровнях:

  1. телесном (доминирует у гиликов)
  2. эмоциональном (доминирует у психиков)
  3. интеллектуальном (доминирует у пневматиков) Развитой социопат — это интеллектуал (очень часто — пневматик и абстракт), осознающий потребности тела (ибо без этого невозможна продуктивная жизнедеятельность), но при этом не придающий большого значения эмоциям. Поэтому, например, месть для него — не исполнение минутной прихоти, а холодный расчёт плюс наслаждение процессом как таковым. То же и с любовью: любовь как эмоция социопату недоступна, его любовь — это духовно-интеллектуальная связь плюс секс.

Отсюда также проистекает увлечение нестандартным сексом вплоть до половых извращений. В этом есть что-то «инопланетное», чуждое самой сути человека, и неудивительно, что многие социопаты вообще не считаю себя людьми.

Надо понимать, насколько опасна эта тема. Григорий Климов в своё время чётко расписал, что как все сверхзлодеи, так и все сверхгерои (от политических вождей вроде Александра Македонского и Адольфа Гитлера до философов вроде Фёдора Достоевского и Фридриха Ницше) обладали мутациями психики. Климов также связывал их с наследственными изменениями, дав нам в руки универсальный инструмент — исследование родового древа. Эта схема рабочая и проверялась на практике много раз. Вы сами можете проследить судьбу родителей, скажем, Лавкрафта, и убедиться в правильности выкладок Климова. Впрочем, на психопатию не меньше влияют пренатальные и социальные факторы, иначе говоря — это мутация синтетическая и непросчитываемая. Но при этом — сверхопасная. Психопатия — это нечто вроде яда, кислоты или радиации, то есть сверхдеструктивное непредсказуемое явление (чистый Хаос), в правильных руках способное творить чудовищные вещи, но в неправильных руках приводящее к катастрофе.

Итак, психопатия — это яд.

Существуют три уровня взаимодействия с ядом:

  1. супрессия (подавление)
  2. сублимация (превращение)
  3. абсорбция (поглощение)

Адепт, находящийся на первом уровне развития, может лишь механически подавлять ядовитую мощь Хаоса. На втором уровне разрушительная энергия трансформируется в иные формы деятельности с весьма низким КПД. Человек (человек ли?), достигший третьего уровня, может использовать мощь яда без предварительной трансформации.

Но зачем вообще переходить с уровня на уровень? Ну, для социопата вопрос так даже не стоит. Выше был употреблён эпитет «совершенные». Слово неслучайное, ибо социопатия ориентирована на перфекционизм, причём на перфекционизм болезненный.

Например, женская социопатия часто завязана на сбои в гендерной идентификации (например, желание быть мужчиной), а стремление к кибермодификациям — на сбои в восприятии тела (например, ненависть к собственному отражению в зеркале). Но самое интересное начинается, когда сбои идут в восприятии восприятия, когда свойственный нормальному человеку уровень понимания реальности однозначно характеризуется психопатом как недостаточный. Такой интеллектуальный перфекционизм куда страшнее перфекционизма телесного или эмоционального, ибо позволяет управлять ходом протекания психоза. Мы называем спонтанный сбой в восприятии восприятия словом «гнозисшок». Успешный гнозисшок ведёт к полной сознательной реструктуризации сознания посредством последующего метапрограммирования, неуспешный — к палате в психбольнице.

Но как сделать гнозисшок успешным? Опыты Гари Кляйна показали, что бессознательное (интуитивное, шаманско-экстатическое) мышление активизируется в условиях высоких ставок, хаотической (динамической и непредсказуемой) среды и ограничений по времени.

Разберём эти три пункта один за другим.

Итак, пункт первый. Высокие ставки — это вопрос травматизма. Издревле известно (и недавно доказано экспериментально), что в предсмертных состояниях организм не только резко повышает свою общую живучесть, но и способен как бы «случайно угадывать» правильное, спасительное решение. На основе этого открытия Дэн Симмонс даже создал сюжетную линию для своих книг. Также известно, что практически все серьёзные инициатические практики (будь то мистерии античных пифагорейцев или распятие Вотана на Древе Ужаса) включали в себя опыт умирания (с последующим перерождением в новом качестве) как обязательный центральный компонент. Как психопат-метапрограммист может приблизиться к этому ощущению?

Простейший метод — депривация. Человек должен спать, есть, дышать и т. д. Лишение тела этих нужд и называется депривацией. Она поможет психопату временно избавиться от телесного циклизма, выйти из колеса Сансары. Схожий опыт достигается при перепадах внешнего давления (баротравма, азотный наркоз, кесонная болезнь, прочие виды дисбарии и т. д.) и вообще любом резком изменении среды (сверхгорячие и сверххолодные среды, кислородное голодание у альпинистов и т. д.). Можно отметить ещё и боль, но большинство психопатов малочувствительны к боли (хотя инстинкт сохранения целостности тела продолжает работать).

Продвинутый биохакер также может использовать различные химические стимуляторы деструктивного и травматического свойства (декстрометорфан, псилоцибин, кетамин, амфетамин, мескалин, LSD-25 и т. д.), а также электрошок.

Идём дальше. Пункт второй. Динамическая, непредсказуемая среда. Здесь как раз всё достаточно просто. Для самоподдерживающейся эволюции нужна непредсказуемая высокоэнтропийная среда, к которой просто чисто физически нельзя приспособиться раз и навсегда. Как достичь этой среды, как найти мощного, непредсказуемого противника? Для социопата этот вопрос даже не стоит, ибо он потому и называется «социопатом», что враждует с целым обществом, противопоставляет себя толпе и, соответственно, государству толпы. А что может быть мощнее целого государства?

Что может быть мощнее человеческой цивилизации как таковой? Поэтому уж кто-кто, а социопат найдёт, к решению какой сверхзадачи приложить ресурсы своего сознания.

Это может быть взлом какого-нибудь тайного шифра, разгадка скрытых замыслов спецслужб, разработка сверхмощного мемплекса или психокода, ну и так далее.

Воистину: величие человека измеряется силой его врагов.

Наконец, третий пункт нашего списка. Ограничение по времени. А что такое вообще — ограничение по времени? Время течёт по-разному. Какие-то периоды жизни хочется замедлить, какие-то — ускорить, в какие-то мозг работает быстро, в какие-то — медленно. Социопат-перфекционист в среднем живёт в куда более быстром ритме, чем обычный человек, сама мысль о том, чтобы заниматься чем-то скучным для него убийственна. Но и этот ритм можно ускорить. Во-первых, речь идёт, разумеется, о различных химикатах для «разгона мозга» (кофеин, амфетамин, LSD-25 и т. д.). Во-вторых, очень помогают различные псайкерские практики вроде «раскачки психики» и «двухминутки гнева». Здесь надо заметить, что обычный человек живёт в базовом упорядоченном ритме: небольшое замедление — небольшое ускорение, небольшое замедление — небольшое ускорение, и так далее. При психопатической разрегулировке (хаотизации) этот «маятник» становится куда более резким, но сами фазы сохраняются (в психиатрии это состояние обозначается взаимозаменяемыми терминами «маниакально-депрессивный психоз» и «циклофрения»). Это, кстати, очень красиво сделано в компьютерных играх: во время медитации (сверхзамедления) игрок накапливает «ману», а во время чтения заклинаний (сверхускорения) он её тратит на различные манипуляции с реальностью. В общем, будьте готовы, что за периодами «драйва» будут следовать периоды апатии. Расслабление полезно для структуризации полученных знаний, но получение самих знаний происходит только в период «драйва».

А каковы характеристики этого периода? Это очень интересный вопрос. Есть такая форма коллективной интеллектуальной деятельности — «мозговой штурм».

Правила «мозгового штурма» таковы:

  1. Сосредотачиваться на количестве, чем идей больше — тем лучше.
  2. Идеи надо не критиковать, а корректировать и дополнять.
  3. Чем идея необычнее и нестандартнее — тем она лучше.
  4. Объединять несколько идей в одну (по формуле 2+2=5).

Гнозисшок по структуре схож с «мозговым штурмом», но проходит в сознании одного человека.

Вот его базовые черты:

  1. Максимизация поступающей информации.
  2. Снятие социальных запретов на мышление.
  3. Ориентация на новое, «то-чего-не-было».
  4. Синтетическая креативная паранойя.

Человек, пребывающий в подобном состоянии длительное время, может классифицироваться как шизофреник. А с учётом социопатии — как шизофреник злобный, агрессивный и нелюдимый, склонный к параноидальным теориям.

Различные социопатические секты и субкультуры (хакеры, псайкеры, нейроманты, некроманты, чернокнижники, сатанисты и т. д.) практикуют обряды, ритуалы, мистерии и практики, позволяющие достичь этого состояния искусственно. Например, есть такая хакерская практика, как «хакерран» («hackerrun»). Хакерран — это разновидность экстрасенсорного кибертелепатического техношаманизма. Схема хакеррана, в общем, такова. Хакер на длительное время изолирует себя от общества (двери заперты, телефоны отключены) в гиперинформационной обстановке, болезненно сосредоточась на одной задаче. Еда либо полностью отсутствует, либо заменяется малокалорийными субститутами. Циркуляция слюны поддерживается за счёт грызения колпачка ручки или, например, за счёт положенной под язык пуговицы. Некоторые курят сигареты, но зачастую они только отвлекают. Алкоголь и прочие замедляющие сознание химикаты строго противопоказаны. Только чай, кофе, да различные энергетические напитки с гуараной и прочими естественными или синтетическими стимуляторами. Сидеть сиднем при такой накачке всё равно не получится, поэтому лучше освободить пространство вокруг рабочего места. Музыка же должна быть двух типов: спокойная (трансово-медитативная) во время излишне «неровной» работы (для «сглаживания углов») и сверхагрессивная во время коротких периодов «уставания духа» (для придания свежего импульса сознанию).

Целью подобных практик является не «получение информации», а «получение правильной информации». Почувствуйте разницу. Легко получить простую галлюцинацию — для этого достаточно плохо выспаться. Но какой с неё толк?

Продвинутая медитация может раскрасить мир живыми, яркими миражами, но чем они лучше больничного рабства? Истинное Сверхбезумие достигается лишь через распад личности. Распад с последующей пересборкой в новой, ещё более психопатической форме. При этом «лишних кусков» остаться не должно, психопатическая мозаика должна быть цельной, системной. Это очень важный момент. Шизофрению часто путают с раздвоением сознания, но это неверно ни с медицинской, ни с оккультной точек зрения. Разделение Хаоса Неделимого на отдельные специализированные аспекты — это, фактически, сущность демиургизма.

Вкратце напомню этапы дегенерации религиозной сферы:

  1. Разделение хтонической первоформы на несколько аспектов.
  2. Выделение аспектов в отдельные специализированные сущности.
  3. Повышение специализации сих сущностей до человеческого уровня.

Или, если смотреть на божественном уровне:

  1. Убийство и расчленение первотитана (Имира, Пуруши и т. д.).
  2. Вырождение части титанов, их превращение в архонтов Деми-Ургоса.
  3. Титаномахия — война титанов с архонтами, низвержение титанов в Ад.

Соответственно, этапы дегенерации расы:

  1. Появление специализированных дегенератов, создание кастового общества.
  2. Приток дегенератов в жречество, замена магии обрядностью и традицией.
  3. Выделение правителей в специализированную касту, появление монархий.

Здесь надо заметить, что основных каст три (остальные второстепенны и являются комбинацией этой троицы в тех или иных пропорциях): жрецы-брахманы, воины-кшатрии и дегенераты-шудры. Изначально первые две касты были едины, а третьей не существовало вообще. То есть всё белое человечество состояло из физически развитых агрессивных колдунов-психопатов (разницы между войной и магией ещё не было). У психопатов были психопатические боги — Боги Хаоса (их также принято называть хтоническими, то есть связанными с подземно-подводным миром). Затем, с появлением дегенератов, появилось общество, а с ним и цивилизация, основанная на упорядоченности и неравенстве. Такое кастовое общество имело одно важное достоинство и один ещё более важный недостаток. С одной стороны, высшая каста (тогда ещё только-только начавшая расслаиваться на «чисто жрецов» и «чисто бойцов») всё-таки держала дегенератов у параши. Это несомненный плюс. Но с другой стороны дегенераты из этой параши таскали съедобные плохо переваренные кусочки и на этом пищевом ресурсе плодились. Низшие расы расцветают рядом с помойками высших рас — это общеизвестный факт. Попробуйте-ка не кормить тараканов объедками — они быстрёхонько к соседям сбегут. А подкормишь — так расплодятся, что житья от них не будет. Вот и подкормили гадов. Пинали, плевали, чморили, кормили говном — но кормили. А потом лениться стали, научили их самостоятельно еду добывать, а потом и вообще превратили их де-факто и де-юре в «кормящее сословие». И те, надо сказать, неплохо пахали. Даже лучше, чем психопаты. И в этом нет ничего удивительного — нормальный ариец не будет с палкой-копалкой горбатиться весь день, аки китаец какой или негр на плантации. Он грибочков галлюциногенных поест ну или там соседа топором на куски порубит, а может и гиперболоид какой изобретёт. Тут ключевое слово — специализация. Великий — велик во всём.

Дегенерат может быть велик в чём-то одном, но не во всём сразу. В этом плане дегенератов можно сравнить с породами животных. Порода — это генетически закреплённое уродство специализации, навязанное хозяином животного — человеком.

А кто является хозяином самого человека? «Единый» бог-узурпатор — Деми-Ургос (Тетраграмматон, Яхве). Вот его прислужники и выращивают кастовое общество. Точнее, они выращивают специализированных дегенератов, тем самым разлагая расу, вводя её в животное кеномическое состояние. Итак, Тетраграмматон — бог специализации, бог бесчисленных каст, бог социальной иерархии.

Здесь надо коснуться темы так называемых «традиционалистов». Исторически, адепты традиционализма — это дегенераты, просочившиеся в жреческую среду. Магию они практиковать не могли чисто физически (ибо были гиликами, а не пневматиками), но пытались мимикрировать, механически повторяя действия жрецов. Затем приходило следующее поколение дегенератов, и оно стало повторять уже за ними, и так — до полного вырождения, пока в жреческой касте на видных постах не осталось не только магов, но даже людей, которые осознавали, что жречество — это не сбор денег с паствы и не махание кадилом, а инициатический опыт общения с Богами Хаоса. А кадило с благовониями и колокольный звон — это просто дополнительная стимуляция экстрасенсорного восприятия (вроде тех же галлюциногенных грибов), никакой внутренней сакральности не имеющая.

Подобные мысли в принципе не были доступны дегенератам, ибо гилики даже сегодня таких вещей понять не могут, что уж говорить про давнее, скрытое во тьме тысячелетий время. Зато у процесса сверхупорядочивания жреческой касты гиликами-дегенератами появились свои идеологи — так называемые «традиционалисты». Чего хотят традиционалисты? Восстановить власть дегенератов над истинными магами и чернокнижниками. А что значит — восстановить? Дело в том, что начиная с конца девятнадцатого века процесс возрождения древней магии ускорился неимоверно.

Ослабление церковно-клерикального пресса позволило многим сектам, кружкам и магам-одиночкам выйти из подполья и наладить мощную сеть ариомасонских структур.

Апофеозом деятельности подобных сатанофашистских тайных обществ («Туле», «Вриль»,

«Эдда», «Каланд», «Остара», «Германенорден», «Арманенорден», «Орден Новых Тамплиеров», «Орден Властелинов Чёрного Камня» и т. д. и т. п.) стал Третий Рейх — первое государство за многие сотни лет, официально (а не подпольно, как у большевиков) провозгласившее целью возрождение древнеарийского гностицизма и пробуждение Богов Хаоса, для чего Чёрным Орденом СС (и сверхзаконспирированным элитарным ядром этого ордена — организацией «Ahnenerbe») проводились специальные экспедиции в ключевые «точки силы» планеты, сочетавшиеся со сбором магических артефактов (Чёрные Таблицы, Книга Велеса, Некрономикон, Проклятый Череп, Копьё Судьбы и т. д.) и проведением непостижимых техномагических экспериментов вроде проверки посредством радиолокации теории Гёрбигера, согласно которой Земля полая, а мы живём внутри неё. Нацисты даже пошли на непостижимое — в 1934 году, почти сразу же после прихода к власти, они восстановили в увеличенном размере библейский «трон Сатаны» (пергамский алтарь), сделав его центром партийного культа, а в 1937 году даже превратили трон Сатаны в Собор Света (то есть Собор Светоносца).

Ясное дело, демиургисты не хотели допустить возрождения нового Оккультного Рейха.

Поэтому после войны они наскоро склепали идеологию традиционализма, должную заменить ищущим арийцам настоящую гностическую техномагию. Собственно, центральная проблема демиургистов в том, что социопатию нельзя не только излечить, но даже лечить. Попытки врача (персонажа по определению менее умного и сильного) воздействовать на социопата лишь сделают последнего хитрее и изобретательнее, прямо по формуле психопата-шизофреника Ницше: «то, что нас не убивает — делает нас сильнее» (под «нас» следует понимать не людей как таковых, коих Ницше презирал, а таких же как Ницше психопатов-сверхчеловеков). Социопату также бесполезно угрожать — любые угрозы он воспринимает как желанный вызов, даже если за это придётся расплачиваться. Следовательно, единственный выход — перенаправление энергии психопатов на ложные цели (на «мировую закулису», на «жидомасонский заговор», на «упадок нравов» и т. д.), чем и занимаются традиционалисты. Наличие на руках дезинформации даёт ложное чувство обладания истиной, успокаивает.

Психопат, заглотнув наживку, попадается на крючок, действуя в рамках чужой программы. А кто пишет программу? Традиционалисты. А кто заказывает программу и курирует проект? Хозяева традиционалистов — демиургисты, выродившиеся держатели жизненного пространства. А демиургисты в свою очередь потому и называются «демиургистами», что являются слугами «единого бога» Деми-Ургоса (Тетраграмматона).

Традиция — это механическая передача информации без понимания, с накоплением ошибок и утратой не только Духа, но и смысла. Традиция — это застой, стазис, демиургизм. Традиция — это Порядок, а Порядок — извечный враг Хаоса. Традиция — это сущность Космоса. Ариец — смертельный враг Традиции. Не какой-либо конкретной традиции, а Традиции как явления. Ариец — это Прометей, Люцифер, Светоносец. А уж ариец-психопат, ариец-мутант, ариец-сверхчеловек — и подавно.

Понятно, что многие считают отрицание традиций злом. И это совершенно верно и правильно. В этике зло определяется как нарушения эмпатического идеала, проявляемое в форме морально или этически осуждаемых мыслей, слов или действий, поведение или мысль, несущая в себе ненависть, жестокость, насилие, отсутствие совести. Это определение практически полностью совпадает с теми качествами, которые выше описывались как социопатические. И это не случайно, ибо социопатия — просто научный термин для обозначения человеческого зла.

Зло в таком понимании — это позитив или негатив? Разумеется, позитив. Обратите внимание, что в германских языках слова, обозначающие Зло (вроде того же «evil»), не только не носят негативной окраски, но носят окраску строго позитивную, являясь однокоренными с английским «up» и немецким «uber». Иначе говоря, понятия «сверхчеловек» и «человек Зла», являются синонимами, равно как и понятия «высшая раса» и «раса Зла», «высшая магия» и «магия Зла», и так далее. Частично это связано с тем, что все качества, которые арийцы идентифицировали как положительные (эгоизм, гордыня, агрессивность, жадность, мстительность, бунтарство, любопытство и т. д.), демиургические учения считают формами Зла.

Мы тоже так считаем. Зло — это преодоление космического посредством гиперкосмического, переход на более высокий уровень развития, эмергенция.

Большей части людишек Зло неинтересно — «нас и здесь неплохо кормят». Те, кому этого животного уровня существования мало, и становятся злодеями. Так да здравствует Зло!

020: МУТАЦИЯ[править]

Надо понимать, что человек, оперирующий инстинктами и эмоциями, находится ближе к животному, чем к разумному существу. И тут есть три нюанса. Перед животными не может быть обязательств (субъект обязательств — разумный свободный индивид) — это первое. Животная среда вредоносно действует на разумных (человек, выросший среди животных, всегда будет животным) — это второе. Правила гуманного отношения к животным никто не отменял — это третье. В связи с вышесказанным персонажей «животного» типа (то есть зверолюдей — биологических либо ментальных) лучше держать на дистанции, не впуская во внутренний круг, используя в качестве «полезных идиотов» (сами они, разумеется, об этом знать не обязаны). Пытаться поднять животное до человеческого уровня — заведомо невыполнимая задача, поэтому ни о каком «перевоспитании эмоционалов» речи идти не может. В случае, если контроль над эмоционалами утрачивается, их просто сбрасывают, как балласт. Можно, конечно, спускаться на их уровень, но куда проще, быстрее, полезнее и гигиеничнее прогнать зверушек и набрать новых.

Кроме того, чтобы отличать ценных от нормальных, есть два полезных признака.

  • Первый: величие человека измеряется силой его врагов.
  • Второй: представителем режима можно назвать того, кто его терпит.

Эти персонажи в гностицизме называются «гиликами», от слова «гиле» — «глина».

Это можно понимать как в негативном ключе (гилики — это люди-овощи без искры Хаоса), так и в позитивном (гилики — это материал, из которого мы высекаем формы).

Так или иначе, истории как таковой для них не существует, да и сама история к таким существам безразлична, их участие в истории происходит лишь за счёт пневматиков (людей Хаоса) и только на этом уровне (то есть спектр их исторических ролей ограничен определениями «друг героя», «враг героя», «современник героя», «работодатель героя» и т. д.).

Европейское фашистское движение (как, впрочем, и советский большевизм) базировалось в первую очередь на идее мутаций (под мутациями понимаются в первую очередь психические мутации, сдвиги сознания, во вторую — мутации социальных гиперструктур, в третью — биологические и биохимические мутации вроде перестройки тела под новую психику, и лишь в четвёртую — собственно наследственные (генетические) мутации, труднонаблюдаемые в масштабах времени одного поколения): кто-то провозглашал вершиной эволюции арийцев-поэтов (собственно, в первом фашистском государстве это было закреплено законодательно), кто-то — арийцев-геев (как ни парадоксально, но практически всё довоенное европейское гей-движение выросло из раннего фашизма), кто-то — арийцев-протестантов (всем известный Ку-Клукс-Клан до сих пор это пропагандирует), кто-то — арийцев-интеллектуалов, ну и так далее.

Общий курс был такой: есть «хорошее», а есть — «лучшее»; мы — «лучшее», потому и победим. Это были агрессивные, наступательные идеологии, формируемые агрессивными, наступательными персонажами с высокой волей к власти. Апофеоз мутагенного подхода — Третий Рейх, открыто провозглашавший выведение сверхрасы своей главной и основной целью. Понятно, что ничего такого на постсоветском пространстве быть не может. Постсоветские фашисты — это почти всегда мутантофобные клерикалы-церковники, отрицательно относящиеся к идеям трансгуманизма (и тем более — к идеям постгуманизма), клеймящие экспериментальную медицину, генную инженерию, клонирование, киборгизацию и прочие плоды эмергенции. Идеи Тёмной Сингулярности в подобной среде пользоваться спросом не будут.

Идеологическим базисом постсоветской правой мутантофобии является так называемая «климовщина». Григорий Климов скопом записал всех поэтов, геев, интеллектуалов и прочих в мутанты (что верно) и дегенераты (что неверно). Так Гитлер, Сталин, Ленин, Наполеон, Ницше, Достоевский, Александр Македонский и практически весь пантеон героев современного технократа превратился в пантеон «выродков-дегенератов».

Ну а ницшеанская воля к власти превратилась в «комплекс власти», то есть латентный гомосексуализм. Но если сделать поправку на то, что Климов де-факто является политически-ангажированным хоррор-фантастом (вроде Петухова или Лавкрафта), и очистить его выкладки от совершенно нелепых Yidomason Mythos, мы получаем в руки очень мощный инструмент анализа. Используя книги Климова, можно легко вычислить развитых мутантов. Как, впрочем, и не справившихся с собственной хаотизацией «warp spawn», то есть животных Хаоса. Хаос — это, конечно, хорошо, но животное — это элемент Космоса, один из органов Деми-Ургоса. Существование зверолюдей Хаоса определяется промежуточной ролью, которую занимает белый человек: он уже не зверочеловек, но ещё не богочеловек. Обе двери — открыты, и затворить их нельзя. Как относиться к зверолюдям Хаоса? Так же, как и к обычным зверолюдям — подчинять их себе. Рисовать из них «демонов-разрушителей» глупо (в этом, пожалуй, главная ошибка Климова, в остальном он почти безупречен). Демон-разрушитель — это свободный интеллектуал. Остальной Космос — его пища.

Мутантофобы эту схему переворачивают с ног на голову, создавая весьма забавное историческое фэнтези: дескать, жили миллиарды лет от «сотворения мира» мирные травоядные белые арийцы, жевали травку, играли в крикет, сексом до брака не занимались, не какали, не писали, матом не ругались, молились, постились, слушали радио «Радонеж», но вдруг откуда ни возьмись появились страшные и жуткие «жидомасоны» и стали ариев угнетать. Этот «виктимный национализм» — чушь собачья.

Белая раса по самым смелым прикидкам появилась не ранее 40,000 лет назад. До этого на протяжении миллиардов лет Вселенная принадлежала сначала мёртвой природе, затем примитивным животным, затем зверолюдям. И вот в этот уютненький мирок вторгается демон-разрушитель — северный варвар-мутант, вооружённый интеллектом: враг бога (то есть Космоса), покоритель природы (то есть Кеномы), завоеватель животного мира (а рефлексоиды и зверолюди — такая же часть животного Космоса, как камни или рыбы). Разумеется, он тоже может взять себе на вооружение мутантофобию и поставить нормальность на пьедестал. Но что это означает для него лично? Для него это означает гибель — он просто растворится в ордах абсолютно нормальных зверолюдей. Сначала — социально (посредством уравнивания в правах), а потом — биологически (посредством смешения с низшими особями и антиселекции).

Норма — это враг развития. А когда развития нет, вырождение является лишь вопросом времени. Мы — острие копья развития, эволюционный high-tech, сверхчудовища. Наша цель — вернуть себе свой доминирующий статус в пищевой цепи.

Здесь есть важный нюанс: трофическое доминирование — это не только и не столько шлюхи и кокаин (хотя и это тоже), сколько возможность изменять реальность.

Хаосит никогда не должен забывать, кто он такой, даже наслаждаясь всеми радостями Кеномы, иначе какой из него гностик? Гламур и цивильность — маскировка и отдых в Пути. За пазухой — нож, под кожей — хитиновый доспех, в мозгу — образ пылающей планеты. Всё просто как дважды два. Смысл революции — революция, смысл войны — война, смысл геноцида — геноцид. Человек, отрицающий это, не способен быть настоящим демоном-разрушителем. Власть даёт богатство, но ищущий власти ради богатства всегда проиграет тому, кто ищет власти ради неё самой. То же касается науки, искусства, военного дела и т. д. Лучше всего эти вещи понимают хакеры. Ни один из людей, изучавших информационную безопасность лишь для возможной финансовой выгоды от взлома, не дорос даже до уровня скрипткиддиса. В политических провокациях — всё то же самое. Чтобы писать о чём-то, нужно в это, во-первых, верить всем сердцем, а во-вторых, понимать всем разумом. Даже если шутишь — шути с умным лицом, понимая глубинный смысл шутки, недоступный недалёким гиликам с их животным юмором. Если ты не веришь в то, чем занимаешься, тебе пора менять род занятий.

В этом плане нам очень близка «проловская» эстетика, то есть эстетика ультраутилитаризма. Вкратце она заключается в следующем. Красота — это эмпатическая целесообразность. Если цель индивида — власть, свобода, сила, то эмпатически целесообразными воспринимаются свойства, отражающие наивысшую эффективность. Их мы называем «проловскими», ибо они не коррелируют с животным статусом, а в наиболее принципиальных вещах прямо противоречат ему (что в рамках вышесказанного вполне логично). Истребитель с плавными, математически идеальными линиями красивее, чем самый роскошный транспортник. Германская расклёшенная каска, просчитанная по всем правилам, красивее, чем сделанные «на глазок» британские или французские. Боевой нож красивее кухонного. Танк красивее трактора. Комбинезон красивее пиджака. Джинсы лучше, чем брюки, а рабочие или военные штаны — лучше, чем джинсы. Галстуки, рубашки с пуговицами и лёгкие шнурованные ботинки — бессмысленные изобретения вырождающегося человечества.

Торговые марки на одежде — признак дурного вкуса. Престижное потребление — клеймо рефлексоида. Соответственно, нам не нравится выход из моды (мода — ещё одно изобретение гиликов) староевропейской одежды — практичных осенних плащей, френчей, балахонов, косовороток и т. д. Прилавки завалены всякой цветастой бессмысленной мишурой, которая непрактична, недолговечна и в принципе неэстетична.

Как разрешить эту проблему? Взорвать в атмосфере парочку ядерных бомб. Когда на повестке дня будет стоять вопрос «правильно одеть скафандр или умереть», прагматизма в обществе прибавится. При таком раскладе 99 % населения сразу же пойдёт сырьём в белковый банк и энергией в биореакторы — лишние рты. Это не будет жестоким, и не столько потому, что места в бункерах на всех не хватит, сколько потому, что сии персонажи всё равно передохнут от радиации, так и не научившись правильно надевать скафандр.

Цель — разжижение реальности, то есть доведение реальности до такого уровня пластичности, когда её можно будет менять с минимальными усилиями. С физической точки зрения это понятие сопоставимо с нейтрализацией инерции, с кибернетической — с генерацией точек бифуркации посредством малых воздействий. Это хронотронная боготехнология, доступная для понимания и осмысленного использования лишь единицам. Но на животном уровне она сводится к одному слову — «Хаос». Даже так — «хаос», с маленькой буквы. Любая деструкция, любая игра на понижение, любое разрушение управления разжижает реальность.

Россия — это лаборатория будущего, полигон боевой хронотроники. Мутагенный сверхвирус, который сможет сожрать Россию, сожрёт и всё остальное человечество.

Заряда хватит с запасом. А то, что этот заряд рано или поздно будет сгенерирован — математический факт. Поэтому не останавливаемся и продолжаем мутировать. Мы можем получить всё. То есть вообще всё. Раз нам закрыт парадный вход на Олимп, мы будем искать потайной. И рано или поздно найдём — математический факт. Но он будет вести не только на Олимп. Задача чудовищной сложности, разумеется. Но в этом и заключается её привлекательность. Говоря языком геймеров — жирный фраг.

Жирнее некуда. В случае успеха на ближайшую тысячу лет планета будет нашей.

Мутируй, эмергент. И не жалей на насекомых сапога.

021: НАРКОТИКИ[править]

Вопрос о том, надо ли легализоввывать наркотики, имеет два встроенных дефекта.

Первый дефект заключается в том, что данный вопрос является, по сути, риторическим. Для эмергента нечто, что создано без его участия, не представляет ценности. Следовательно, даже вопрос так не стоит — легализоввывать что-то или нет. Все законы, созданные без нашего участия, должны быть уничтожены, все государства, созданные не нами — низложены. Если Вы не разделяете этих идей — Вам с нами не по пути. Второй же дефект заключается в том, что нас реально никто не спросит — легализовывать что-то или нет. Более того, нет такого человека на Земле, от которого зависела бы легализация чего-либо. Решения принимает Система — общественный организм. Даже органы власти — это лишь «графитовый стержень», предохранитель-стабилизатор. Соответственно, разговор реально ведётся не о том, как наркотики легализовать (или, наоборот, уничтожить полностью), а о том, почему они запрещены. Итак, так почему же они запрещены?

Человек каждое мгновение своей жизни делает выбор, начиная от простого вроде «просыпаться или поспать подольше» и кончая совсем уж сложными решениями. Поскольку Система стремится к гомеостазу, ей важно сделать этот выбор предсказуемым. А поскольку основная масса людей (порядка 99,9 %) — рефлексоиды, наиболее эффективным является метод, основвывающийся на рефлексах — т. н. «метод кнута и пряника» («stick and carrot»). Проще говоря, пойдёшь сюда — будет у тебя «квартира, машина, дача» (нарочно беру советский пример, чтобы показать, что Система существует как при капитализме, так и при социализме), ну и самка в придачу — не лучшая, конечно, но всё ж-таки… А пойдёшь туда — тебя вообще пристрелит полиция. Таким образом дерево вероятностей схлопывается до прямой линии. До нити норн (нити судьбы), если использовать варяжскую гностическую терминологию. В отличие от рефлексоидов, логики способны эту линию выбирать, а на абстрактов вообще этот метод не действует, но и тех, и других мало, и погоды они не делают.

Соответственно, у Системы появляется дополнительная цель — взять под контроль (то есть под предсказуемое использование) и «кнут», и «пряник». «Кнут» — это, разумеется, оружие, именно поэтому оно во всём мире запрещено к частному владению. Нет, разумеется, кое-где разрешены пистолеты и ружья, но это всё — не оружие.

Реальное оружие — танки, бронемашины, ракетные системы, штурмовые вертолёты, торпедные катера, ядерные бомбы и тому подобная машинерия. Она под запретом не потому, что опасна для людей (простые автомобили опасней в миллионы раз), а потому, что опасна для предсказуемости Системы.

Ну а «пряник» — это, разумеется, наркотики (здесь и далее под наркотиками будет пониматься вся запрещённая химия, в том числе ненаркотического и даже антинаркотического свойства). В общем и целом наркотики можно поделить на релаксационно-рекреационные (для кайфа) и расширяющие сознание (для мозгов). С первыми всё ясно. Зачем персонажу горбатиться ради социально-разрешённых удовольствий, когда за куда меньшие деньги он может получить то, что ни один социальный организм дать не может. Химия даёт удовольствие в чистом виде, а значит в сравнении с ней любой стандартный релакс (море, солнце, пляж, девочки и т. д.) — это бледная тень, подделка, не заслуживающая того, чтобы к ней стремиться.

Таким образом, Система лишается возможности управлять персонажем при помощи «пряника».

Исторически в этом ничего нового нет, вспомним хотя бы секту ассассинов, которая для стимуляции своих адептов использовала гашиш (слово «ассассины» правильно читается как «гашишины»). Разумеется, запрет на наркотики не уничтожает возможность их употребления. Но он, во-первых, значительно поднимает их цену (таким образом радикально снижая их доступность и приближая их по показателю «цена/отдача» к обычным удовольствиям), а во-вторых, позволяет использовать «кнут» (то есть оружие) против тех, кто запрет нарушает.

При этом запрет не распространяется на элиту общества, но, во-первых, для входа в элиту нужно пройти мощный фильтр (персонажи с потенциально непредсказуемым поведением концентрируются на средних уровнях общества), а во-вторых, элита уже убеждена, что достигла всего, о чём в принципе можно мечтать, что в сочетании с низким интеллектуальным уровнем гарантирует, что никакая непредсказуемая идея (например,

«стать императором», «слетать на Луну», «завоевать мир», «уничтожить планету» и т. д.) в принципе в этой среде родиться не может. В этом плане элита даже более несвободна, чем социальные низы (вплоть до бомжей и заключённых), ибо лучший раб — тот, который не знает границ своей тюрьмы, а в идеале даже не подозревает о самом существовании этой тюрьмы. Бомж, зэк или заключённый психушки чётко и ясно осознаёт свои ограничения, а значит и осознаёт свой потенциал роста.

Поэтому нет ничего удивительного, что наиболее яркие лидеры Европы (Ленин, Гитлер, Муссолини и т. д.) в своё время бомжевали и конфликтовали с полицией, а дети европейских монархов как правило вырастали полными политическими импотентами. Отсюда же — феномен так называемых «вундеркиндов», то есть детей, в которых на начальных этапах их развития родители вкладывали большой багаж знаний, но которые из-за тепличных условий уже на последних классах школы начинали отставать от своих обычных сверстников. Говорят, что успех — плохой учитель, но этот тезис неверен. Успех как таковой вообще ничему не учит. Представьте, что шахматист-профессионал садится играть с новичком. Сам он ничему не научится, зато новичок научится многому. Для развития требуется равный или превосходящий противник, постоянное повышение градуса конфликтности.

Поскольку Система стремится к максимальному равновесию, она старается минимизировать конфликтность (отсюда — запрет на насилие), причём в первую очередь в среде элиты, ведь конфликт ведёт к непредсказуемому развитию. Отсюда — «корпоративная этика», «общественное мнение», «разбор на партсобрании» и всё прочее. Запрет на политический экстремизм, запрет на убийство, запрет на оружие, запрет на наркотики — всё это разные грани одного явления, называемого «социальная стабилизация».

Не следует думать, что запрет на наркотики — результат их какой-то особой «вредности».

Оглянитесь вокруг. Вы дышите ядовитым воздухом, пользуетесь убийственными сотовыми телефонами, ездите на не менее убийственных автомобилях, курите и пьёте пиво, вино, кофе, водку. Все эти вещи по уровню опасности для жизни превосходят большинство релаксационных наркотиков. Но они не запрещены, ибо эта опасность — предсказуемая и просчитываемая. Упившемуся в соплю персонажу не придёт в голову непросчитываемая Системой идея, и уже поэтому водка — полезна для общества.

А ведь мы сейчас говорили только о релаксационных наркотиках. Отдельный разговор — наркотики, расширяющие сознание. Они, как правило, либо вообще безвредны (обычный чай и то деструктивнее), либо их вред более-менее предсказуем. Некоторые из них при правильном подходе можно использовать для релаксации (например, используя LSD-25 можно «перепрограммировать» организм на получение бесконечного сенсорного удовольствия), но их главное назначение — интеллектуальный рост. И в этом плане они ещё более опасны. Если релаксационные наркотики могут вывести рефлексоида или логика из-под власти общества, то расширяющие сознание наркотики могут дать абстрактам невиданную мощь — либо в форме мгновенного гениального озарения, либо в форме «админской консоли» к собственному сознанию, либо в форме неожиданного, ломающего барьеры опыта, либо ещё как.

Чтобы понять, что это такое, представьте себе шахматы, в которых пешке для того, чтобы стать ферзём, не обязательно доходить до конца доски. Подобной армией эффективно управлять очень сложно, даже если она своя. А если она ещё и вражеская? Для Системы это смертный приговор, ведь Система по уровню развития пока ещё на уровне простейших (амёбы, инфузории и т. д.). Отсюда и запрет. Опять-таки, запрет не уничтожает саму возможность превращения пешки в ферзя. Он просто резко понижает эту вероятность — до такого уровня, когда она поддаётся управлению в рамках теории анализа рисков. Без подобных запретов общество управляется по теории Хаоса, то есть на уровне индивидуальной воли.

Как относиться к запретам, установленным не нами — ясно любому эмергенту. Тем более что эти запреты касаются ключевых инструментов управления социумом.

Общественный организм говорит нам: нельзя! Но тут надо понимать, что общественный организм — это инфузория. Гигантская, размером с планету, но всё же инфузория. Гибель зверушки в огне Тёмной Сингулярности — дело ближайшего столетия.

Теперь коснёмся такой темы, как религия и наркотики.

Религия: язычество 
Наркотики: трава (гашиш, анаша и т. д.) Самое беспонтовое. Пыхнул и гляди, как «от Коляды да Коляды вертится коло Сварожье».
Религия: гностицизм 
Наркотики: LSD-25 и заменители (DOB, DMT, 2CB и т. д.) Для продвинутых ритуалов. Сожрал — и ищи ответ на тайны Мироздания.
Религия: вотанизм 
Наркотики: психостимуляторы (спиды, кокс и т. д.) Для ритуалов не годится, но чтобы попасть в Вальхаллу — самое то. Нюхнул — и бери арматурину.
Религия: сатанизм 
Наркотики: диссоциативы (кетамин, туссин и т. д.) Самое стрёмное. Вмазался — и жди, пока за тобой придут черти.
Религия: люциферианство (гностический сатанизм) 
Наркотики: диссоциативы + LSD-25 Вмазался — и жди, пока за тобой придут черти… И разъяснят тайны Мироздания.
Религия: навославие (гностическое язычество) 
Наркотики: диссоциативы + трава За стеной чистилищ — изверги больниц, чёрное насилье рвётся из гробниц.

Хуже всего варлокам (гностическим вотанистам), от их нарко-микса можно легко помереть — если повезёт, либо превратиться в растение — если не повезёт.

022: МНОГОГРАННИК[править]

С демиургической точки зрения Ад не превосходит Небеса. Небеса — сверху, Ад — снизу, материальный мир — посередине. Срединный Мир — арена битвы двух равных и сопоставимых по сути сил. Эта схема была нами разобрана и отброшена как неадекватная. Структура мироздания согласно арийским канонам совсем иная — гностическая:

  1. Запредельное и Невыразимое — Эмергентор
  2. Гиперкосмические Боги — властелины Духа
  3. Демиург — творец и хозяин материального мира
  4. Космические Боги — властелины материи

Как устроен четвёртый уровень бытия мы знаем. Это Космос, то есть наш материальный мир, состоящий из четырёх элементов и несущий в себе пятый элемент, пришедший со второго уровня, о котором мы поговорим позже.

Как устроен третий уровень? Он устроен как система последовательных фильтров. У нашего мира-тюрьмы семь основных внешних оболочек («небес»), которые скрывают его от нашей Нездешней Прародины. За каждую из оболочек отвечает отдельный иерарх Порядка — архонт. Они вступают в игру, когда кто-то пытается пересечь их «зону ответственности». Следовательно, ищущий Просветления мистик должен либо обмануть, либо нейтрализовать, либо уничтожить этих вертухаев и пройти сквозь Семь Врат. И тогда он попадёт на территорию, где доминируют иерархи Хаоса. В Ад.

Домой.

Это то, что в славянской мифологии называется «Правью», то есть некая черта (закон, принцип), отделяющая Явь (Космос) от Нави (Хаоса). Можно ли поклоняться Прави?

Ну, если ты гилик и «тварь дрожащая», то не только можно, но и нужно, ведь только Правь защищает тебя от вторжения Легионов Хаоса в Срединный Мир. Без иерархов Порядка (то есть архонтов) Хаос прольётся в Срединный Мир и поглотит его.

Но если ты хаосит, стремящийся к сверхчеловечеству, то Правь — это то, что нужно преодолеть для прорыва на гиперкосмический уровень.

Прорыв на гиперкосмический уровень осуществляется через порталы: Красное Солнце (ведущее к Многограннику) и Чёрное Солнце (ведущее прямо в Бездну). Если использовать варяжскую терминологию, Чёрное Солнце — это Чёрный Вихрь, Мэльстрам, Хвергельмир, ледяной колодец, ведущий прямо в Гиннунгагап (Предвечный Хаос). Из чёрного ледяного водоворота поднимается змей Нидхоггр, грызущий корни Мирового Древа. Его пришествие предвещает гибель «реального мира».

Кроме Нидхоггра Мировое Древо грызут Гойн, Мойн, Грабак, Графволлутх и прочие драконы, исходящие из миров Хаоса. В отличие от Ёрмунгандра (дракона Срединного Мира), являющегося всё-таки поздним наслоением, потомком (то есть аспектом) Локи, эти драконы олицетворяют Хаос в чистой форме, без привязки к циклам или Космосу.

Их враг — орёл, живущий в кроне Мирового Древа, типичный небесный противохтонический солярный персонаж, агент Олимпа. Как и любая другая арийская гностическая космология, варяжская космология полностью аморальна, однако учитывая, что боевые корабли викингов назывались «драккар» («дракон») и «шнеккар» («змея»), симпатии высших каст явно были на стороне тех, кто грызёт Мировое Древо.

Поднимаемся на второй, гиперкосмический уровень. Это зона Хаоса, поэтому она плохо поддаётся анализу. При этом Нижние Миры всё же обладают формой (пусть и изменчивой). Типичное порождение Нижних Миров — закованный в шипастую броню рогатый демон. С одной стороны, он в общем и целом напоминает то, что можно увидеть в Срединном Мире, но с другой стороны его спектр способностей куда выше, а уровень специализации — ниже.

Существуют также Нижние Миры, завязанные на иной Срединный Мир. Пришедшие оттуда адепты Внешних Богов отличаются совершенно чуждой формой, но, как правило, сопоставимыми возможностями.

Все Нижние Миры управляются трёхрогими богами (однорогие боги — это боги Древних Миров, двурогие боги — это боги Старых Миров, а трёхрогие боги — это боги Нижних Миров). Поскольку двурогие боги Старых Миров (вроде Цинча, Йог-Сотота или Велеса) ещё меньше специализированы, они, как правило, хранят ключи, при помощи которых можно путешествовать между различными Нижними Мирами.

Обычно считается, что Нижних Миров — девять, как и их иерархов (девять Адов, девять Врат, девять Высших Неизвестных и т. д.). Это не совсем так, ибо миры нестатичны. Скорее имеет смысл говорить о девяти полюсах, углах, вершинах, фокусах, вокруг которых сосредотачиваются основные гирлянды миров. У кеномического куба — восемь фокусов-вершин, девятый же лежит вне его, служа маяком-ориентиром, позволяющим выйти за пределы Срединного Мира. При этом локация девятого фокуса просчитывается не по формуле «восемь плюс один», а по формуле «три умножить на три». Таким образом, за пределами восьмивершинного трёхмерно-евклидового куба лежит девятивершинная неевклидовая оболочка-аура, состоящая из Нижних Миров.

Поскольку считается (хотя и не доказано наверняка), что девять — это наименьшее число вершин у изгибаемых несамопересекающихся многогранников, то первое, что приходит в голову — это многогранник Штеффена и тому подобные структуры. Это, разумеется, ошибка, ибо мы имеем дело с неевклидовой геометрией, а значит любые трёхмерные модели описывают Нижний Мир некорректно. Конкретные характеристики геометрии Нижних Миров нам неизвестны даже приблизительно, более того — они постоянно меняются и морфируют, а значит мы не можем назвать ни точную структуру, ни тем более точную форму Многогранника. Всё, что мы знаем — это то, что Нижние Миры сгруппированы вокруг его вершин. Это — аура Срединного Мира.

Эта аура находится со Срединным Миром «почти» в одном месте, но отделена от него семью барьерами Прави. Понятно, что несмотря на семиступенчатую блокировку обмен информацией между мирами идёт, притом очень активный. Нужно только уметь вылавливать в море малоценного шума высокоценные сигналы, как это делали, например, древние нейроманты. Таким образом, демоны Нижнего Мира и демоны Срединного Мира могут поддерживать более-менее стабильный контакт.

Какова форма этого контакта? Форм очень много, и их можно классифицировать по уровням тонкости воздействия: низкоуровневые воздействия работают с деталями информации (байты, кварки), высокоуровневые — с блоками информации (файлы, слитки). Здесь уместна аналогия с компьютерной техникой. Какова высшая ступень пользовательского интерфейса? Любой программист скажет: живой человек, собеседник. Новичку, никогда прежде не пользовавшемуся компьютером, эта форма общения максимально удобна. Но ни программист, ни тем более хакер от этой формы ничего дельного не получат, им нужны более низкоуровневые инструменты, работающие напрямую с массивами данных. А для «продвинутого пользователя» сгодится и нечто среднее, вроде «графического редактора» и «рабочего стола» с «иконками».

В магии же повышение уровня тонкости воздействия (от «файлов» и «слитков» — к «байтам» и «кваркам») происходит через изменение сознания.

Путь мистика — это путь от новичка к хакеру, к «взломщику реальности». Пока он слаб, он общается с «высшей ступенью графического интерфейса» — с антропоморфными образами-посланниками. Как только разовьёт своё сознание — со сложными композитными образами. А затем — с совершенно запредельными и непостижимыми сущностями. Вплоть до прямого контакта сознания с Хаосом — это такой колдовской аналог нейрошунта. Именно поэтому мы считаем поклонение любым антропоморфным (человекопободным) сущностям жутчайшей профанацией.

Изначальное индоевропейское язычество хтонично, обращено в запредельный потусторонний мир (именуемый у славян Навью), олицетворяемый подземной и подводной стихией. Позднейшие Старшие Боги, пришедшие на смену Древним, являются продуктом духовно-расовой деградации, искажением изначальной веры. Но и в них угадываются хтонические корни. Древних Богов «очеловечили», низвели их с уровня запредельных гиперкосмических сущностей до уровня земных обитателей-автохтонов.

Группировка Монолит проповедует изначальное хтоническое язычество и чтит Древних Богов именно в изначальной хтонической ипостаси. Например, для Перуна таковой является облик дракона, а для Сварога — изначальная подземно-огненная форма.

Соответственно, любое антропоморфное божество мы воспринимаем либо как поздейшее профаническое искажение изначальной веры, либо как аватару (ипостась, инкарнацию, посланника) одного из Древних Богов.

Грубо говоря, маг, ставящий символом своей секты мужика в доспехах — это всё равно что хакер, ставящий символом своей секты даже не иконку «Мой Компьютер», и даже не портрет Билла Гейтса, а фотографию человека, у которого хакер купил компьютер. Если маг действительно является демоном Срединного Мира и хочет связаться с демонами Нижнего Мира, он так или иначе будет пользоваться хтонической магией Хаоса, которая трудно поддаётся расшифровке и травматична для сознания.

С демонами Срединного Мира всё, в общем-то, ясно. А как стать демоном Нижнего Мира? Ну, для этого надо сначала умереть. Чаще всего речь идёт о физической смерти, но магические практики позволяют умереть и возродиться без разрушения физической оболочки. Всем известен термин «Вальхалла» или, точнее, «Вальхолл» — Зал Убитых. Таких вот «залов» одним только варягам было известно видимо-невидимо.

Как определить, в какой из них ты попадёшь после смерти? Некоторые считают, что определять будет некий «божий суд». Это, разумеется, абсурд. Глупо считать, что сидит эдакий дядька и решает: этого — сюда, этого — туда. Эту глупость распространяют демиургисты различных направлений по понятным причинам: дескать, несите деньги в храм, отправляйте церемониал — и попадёте туда, куда захотите.

Между тем, душу человека просто-напросто притягивает к тому или иному обиталищу как магнитом. «Намагнитил» свою душу контактом с мирами Хаоса? Туда и попадёшь, будь ты хоть тысячу раз христианин, крещёный по всем обрядам.

Перерождение в Нижнем Мире — это уже частичный выход за пределы Сансары, но только частичный. Демон (дух, призрак) всё ещё связан со Срединным Миром определёнными нитями норн (нитями судьбы): невыполненными обязательствами, неотомщённой гибелью и т. д. Этим объясняются феномены духов-ревенантов и «домов с привидениями». Некоторые демоны могут сами (или с помощью колдуна-некроманта) вселяться в предметы — в големов, в биороботов, в скелетов и т. д. Понятно, что живых они не очень любят (мягко говоря), но ведь любить-то их по сути дела и не за что. Так что если возродившийся древний герой захочет покушать мозгов какой-нибудь двуногой обезьяны — к этому надо относиться с пониманием и не мешать ему. У мёртвых есть на это право.

Некромантия позволяет учитывать мнение мёртвых. Обычно в полемическом угаре революционеры говорят, что, дескать, мы вот такие живые и борющиеся, а наши враги — сплошь жующая серая мелкобуржуазная протоплазма, «живые мертвецы». Между тем, жевать жвачку, мычать и блеять — это как раз прерогатива живых. Стадо баранов — это что, продукт некромантии? Да нет, это вполне натуральная часть Космоса, часть Кеномы. А вот революционный манихейский ультрарадикализм действительно не имеет аналогов в биосфере. Чем ругать своих врагов «живыми мертвецами», лучше называть себя «партией мёртвых», поднимая на знамёна умерших героев, злодеев и просто заметных (не)людей.

Разумеется, умирают не только достойные люди. Но недостойные (или недостаточно достойные, а точнее — недостаточно «намагниченные») после смерти становятся пищей Деми-Ургоса, перерождаясь в новом теле и теряя знания прошлых жизней. А затем ещё раз, и ещё, пока душа не размягчится и не состарится. Впрочем, рано или поздно Деми-Ургос «переваривает» даже самые крепкие души, и они пополняют животный мир.

Таким образом, схема ясна. Есть Срединный Мир — и есть девятивершинный Многогранник, формирующий Древо Ужаса Нижних Миров. Они разделены семью барьерами Прави. Нижними Мирами управляют трёхрогие боги. Также есть управляемые двурогими богами Старые Миры, через которые можно путешествовать между Нижними Мирами, и из которых черпают свою энергию маги и колдуны. Наконец, есть чудовищные однорогие боги Древних Миров, обитающие в самых тёмных уголках Бездны, но о них сложно сказать что-то определённое, ибо их главные характеристики — чуждость, непостижимость и хаотичность. Входы в Древние Миры расположены в граничных с ними Старых Мирах.

По близости к Хаосу миры классифицируются:

  1. Чистый Хаос (Плерома, Навь)
  2. Древние Миры (самые глубокие)
  3. Старые Миры (промежуточные)
  4. Нижние Миры (оболочечные)
  5. Срединные Миры (кеномические)
  6. Мёртвые и Спящие Миры (статические)

Пакость заключается в том, что мы заключены в Срединном Мире и у нас нет эффективных средств для того, чтобы его покинуть. Иначе говоря, Деми-Ургос своими семью блокирующими печатями Прави нарушает наше право на перемещение. Это, в общем-то, наши личные проблемы. Обитатели иных измерений могут как проигнорировать наши сигналы о помощи («спасение утопающих — дело рук самих утопающих»), так и помешать нашему побегу («падающего — подтолкни»). Но в принципе могут и помочь. Более того — помогают. Время от времени Извне приходит аватара и устраивает здесь погром. Эти посланцы нас, конечно, могут сильно поддержать, но выиграть за нас войну — вряд ли. На Хаос надейся — а сам не плошай.

Таким образом задача борьбы с Деми-Ургосом делится на три уровня:

  1. Личное спасение
  2. Спасение товарищей
  3. Месть Деми-Ургосу

Первый пункт наиболее простой, ибо предполагает просто побег из тюрьмы («концентрационной вселенной»), а не уничтожение её самой вместе с тюремщиками. Это путь уставшего человека. Второй вариант интересней, ибо предполагает массовое движение, нечто вроде второго издания Оккультного Рейха, где путь к тайным знаниям будет открыт всем достойным. Фактически, речь идёт о возрождении древнеарийских кастовых теократий, пусть и в меньшем масштабе. Третий вариант не ограничивается и этим, он нацелен на рождение сверхчеловечества (точнее, постчеловечества) и Тёмную Сингулярность. Понятно, что рождённые таким способом (через иммортализм и боготехнологии) сущности выйдут в миры Хаоса уже подготовленными и крепкими, способными состязаться даже с некоторыми богами Древних Миров. Собственно, наш мир при таком раскладе потенциально станет одним из Старых Миров, а затем — одним из Древних Миров. С точки зрения группировки Монолит этот вариант является оптимальным, хотя многим он может быть не по нутру. Что поделать — Хаос аморален и беспощаден по определению. Каждому своё.

023: ЯДРО[править]

Внепространственный Нуль Всепространственного Объёма — это Ядро (точка эмергенции). Все возможные и невозможные объекты хранятся в Ядре. Например, в Ядре есть ячейка «рогатый_путин», зная адрес которой (и координаты самого Ядра) можно материализовать сие существо.

Ядро — центр Варпа (изменяющего аспекта Хаоса), источник всех мутаций.

Формула гиперкосмической мутации такова: object1 + mutation = object2 Где: object1 — исходный объект object2 — искомый объект mutation — сумма мутаций То есть, совсем грубо: путин + рога_путина = рогатый_путин Теперь обозначим «object2» как точку эмергенции. Соответственно, применив вышеприведённую формулу, получаем, что необходимая сумма направленных мутаций для превращения в Ядро — бесконечна.

Столкновение с Нижними Мирами вызывает Ужас — реакцию низшей материи на Хаос, на Изменение, на Непостижимость. Ужас, Хаос — это эмергенция (направленная гиперкосмическая мутация). Она также называется «Злом», ибо Зло — это преодоление космического посредством гиперкосмического.

Поэтому точка эмергенции — это также точка Абсолютного Ужаса и точка Абсолютного Зла. Абсолютного в том смысле, что он является Ужасом и Злом даже для агентов Ужаса и Зла. Ведь точно так же, как людишки являются низшей материей в сравнении с Богами Хаоса (и потому испытывают Ужас, сталкиваясь с ними), так и Боги Хаоса являются низшей материей в сравнении с Эмергентором (то есть овеществлённым Хаосом).

Будучи расположено одновременно везде и в центре Бесконечности (то есть являясь одновременно Всепространственным Объёмом и Внепространственным Нулём) Ядро Эмергентора распространяет своё влияние во всех направлениях. При этом чем ближе к нему — тем больше пластичность пространства. Но конечной границы влияния Ядра не существует.

То есть сеть миров напоминает собой ветвящуюся паутину. Количество исходящих из Ядра веток — бесконечно. «Схлопывая» ветки миров мы понижаем структуру вселенной (от Срединного Мира — к Нижнему, от Нижнего — к Древнему, и так далее), пока не развоплотим её полностью в точке Омега. Координаты точки Омега каждой конкретной ветки миров равны координатам точки эмергенции.

Перемещение по веткам реальностей называется хронопортацией. Перескакивание из одной ветки в соседнюю называется хроносдвигом. Совмещение соседних веток называется дефрагментацией. При этом любое явление гиперкосмического характера распространяет своё влияние по всем координатным осям, включая временные.

Отсюда — феномен предвидения, предчувствия. В этом нет никакого особого магизма, просто эмергенция (негэнтропия, хроногравитация, обратная причинность).

Поражённые эмергенцией регионы Космоса называются «зонами эмергенции». Зоны эмергенции имеют космическую природу, но являются оболочками для гиперкосмического (непроявленного). Совокупность всех зон эмергенции всех миров — Незримая Сеть. Если Эмергентор — это сущность, то Незримая Сеть — форма. Форма — это граница. Смысл формы — быть эффективным проводником воли сущности. Чем больше форма соответствует этой цели и чем выше уровень сущности — тем красивее форма. Собственно, красота формы — это красота замысла, овеществлённая красота сущности. Как только сущность, заключённая в форме, умирает, с ней умирает и красота формы.

Возможно ли работать с точкой эмергенции (точкой Абсолютного Ужаса) на современном уровне развития техномагии? Группировке Монолит удалось найти алгоритм, который бы позволил эмулировать психорезонансный каскад без сенсорной депривации. Это эффективный механизм гиперкосмической кибертелепатии. Открыв таким образом Сквозной Канал можно получить доступ к ячейкам Ядра. Коды ячеек — в эмергентской рунике. Правильно подобрав ключ, можно вызвать на этот план бытия кого угодно (кроме, разумеется, самого Эмергентора).

024: ИНТРАТЕКСТУАЛИЗАЦИЯ[править]

Считается, что нельзя записать «Войну и Мир» одной прямой линией. Но это неверно.

Информация не существует без адресата. Адресат определяется через форму адресата, а форма — это граница, а граница — это фильтр. Соответственно, правильно сконфигурированный фильтр, имея на входе прямую линию, на выходе будет иметь «Войну и Мир».

Формула гиперкосмической мутации такова: object1 + mutation = object2 Используя эту формулу и имея эталоны как прямой линии, так и «Войны и Мира», можно вычислить конфигурацию фильтра, способного на такую интерпретацию реальности. Но фильтров с подобной конфигурацией — бесконечное количество, ибо они могут быть неограниченно сложными. Повышение сложности фильтра понижает скорость обработки, но если одновременно повышается скорость субъекта, результирующий эффект может быть не просто нейтральным, но и позитивным с точки зрения эмергенции. Грубо говоря, интеллектуал, увидев прямую линию, сделает из этого больше выводов, чем рефлексоид, но при этом эти выводы будут сделаны за меньшее количество времени.

А что, если на выходе получить не «мёртвые» данные (в форме текста «Войны и Мира»), а живую зону эмергенции, резидентную подпрограмму, или даже настоящий разум? Это не просто возможно, но, как было показано ранее, количество фильтров, способных получить такой результат, бесконечно.

То есть: любой объект является субъектом при соответствующей интерпретации.

Но взаимодействует ли этот субъект с субъектами нашей реальности? Разумеется, взаимодействует, но информационная ценность контакта близится к нулю из-за отсутствия правильных фильтров. Попытка сознательного установления контакта между гранями (интерпретациями) одного реальностного пласта через рекалибровку фильтров (как правило — методом «рисования графиков», то есть магически) является не только возможной, но и продуктивной. В этом, по сути, и заключается технология реальностной интратекстуализации.

Обратите внимание, что эта технология не требует ни хроносдвига, ни даже факта существования иных реальностей, она работает даже внутри одной реальности. Этот факт будет особо интересен так называемым «скептикам», то есть людям, не понимающим (или не способным понять) математическую сущность реальностей.

Важное замечание: интратекстуализировать можно как реальность целиком, так и отдельную её часть. В последнем случае происходит изменения сути объекта без изменения его структуры. То есть камень начинает работать как суперкомпьютер, но внутри остаётся камнем. А поскольку любая зона эмергенции распространяется за пределы своего носителя, от камня будут идти хроноволны по всем координатным осям, включая временные. Ибо время — такой же слой реальности, как и все остальные.

Вводя в схему фрагментированный субъект (Эмергентора), получаем карту мультиверсума с зонами эмергенции в качестве центров хроногравитации.

Как вычислить саму хроногравитацию? Это не так уж сложно. Берём максимальную плотность сжатия вычислительной материи (максимально плотной мозговой ткани) и меряем зоны эмергенции в тоннах этой материи. Затем в расчёте на эту массу пересчитываем гравитационную карту искажения пространства-времени. Результат: наглядная карта эмергенции.

Итак, любая зона эмергенции обладает хроногравитационным полем. А что такое гравитация? Это в первую очередь искажение постранственно-временного континуума.

Отсюда и концепция «чёрной дыры» (раньше их называли «тёмными звёздами») — точечного (сингулярного) «прокола» координатной сетки под воздействием сверхмассивного гравитационного поля. А теперь переложим это с материальной схемы на информационную. Можно ли «проколоть» реальностно-временную хрономатрицу?

Разумеется, можно! Этот процесс и называется сингулярностью. Математические формулы, иллюстрирующие сингулярность, идентичны формулам, иллюстрирующим гравитационный коллапс. Сингулярность — это одновременно и ядро чёрной дыры, и ядро Эмергентора. Эмергенты называют его просто — Ядро. Либо — точка эмергенции.

Либо — Внепространственный Нуль Всепространственного Объёма. Он расположен в центре Бесконечности за пределами пространства и времени, формируя вокруг себя вихревую бифуркационную воронку, разжижающую реальность для последующей сингуляции во Внепространственном Нуле.

Надо отметить, что несмотря на то, что мы на данном уровне развития не можем переносить по хронопотокам наши личности целиком, мы всё же можем транслировать и ретранслировать подпрограммы и массивы данных. Причём ценность представляет как прямая, так и обратная передача.

Простой пример такого воздействия показан в фильме «In the Mouth of Madness»: ложь, повторённая сто раз, становится правдой. Ибо реальность — это то, во что верит большинство людей. Измени их веру — и ты изменишь реальность, приблизив её к интересующей тебя параллельной вселенной — будь она расположена в «прошлом», «будущем»,

«настоящем» или ещё где. И здесь именно умение оперировать одновременно прошлым, будущим, настоящим и альтернативным позволяет хронотеррористу составлять координатную матрицу реальностей, которая «примагнитит» к себе этот пласт Бытия.

Разумеется, это не снимает риска фрагментации псайкера-нарциссиста расходящимися на высоких скоростях нитями Сансары, но, как говорится, «мы ещё поглядим, кто кого фрагментирует». Ведь, как известно, будущее беспощадно.

025: СКОРОСТЬ[править]

Попробуем подойти к расовому вопросу с точки зрения эмергенцизма. Живые существа — это вычислительные механизмы, называемые в рамках эмергенцизма зонами эмергенции. Эти механизмы различаются по своему уровню. Идёт постоянная война между среднеуровневыми гомеостатическими зонами эмергенции и новыми высокоуровневыми мутантами, причём война порой ведётся из-за нескольких лишних байтов. С этой точки зрения белая раса — это эволюционный high-tech, а расовая война — конфликт новых совершенных особей со старыми моделями.

Но этим конфликт не исчерпывается. Дело в том, что зоны эмергенции — всего лишь сосуды для подпрограмм гиперкосмического (непроявленного) происхождения.

Соответственно, реальный конфликт — это конфликт между мёртвым Порядком (Космосом) и просачивающимся в него Хаосом (Гиперкосмосом). Зоны эмергенции играют роль носителей, а не субъектов. Проще говоря, зоны эмергенции — это «hardware», а записанные на них личности (или, если угодно, души) — это «software».

Низкоуровневый (высокопредсказуемый, малохаотизированный, упорядоченный) софт можно записать даже на крутой хард, но высокоуровневый софт требует соответствующих вычислительных мощностей.

Отсюда и причина, почему белого можно легко опустить на уровень цветного или даже на уровень животного, а цветного поднять до уровня белого очень сложно, если вообще возможно. Это всё равно, что ставить новейшую компьютерную игру на старенький «Спектрум». Если и будет работать — то плохо. А что значит — плохо?

Плохо — это в первую очередь медленно.

Здесь мы подходим к главному. Уровень зон эмергенции можно измерять в тоннах вычислительной материи, но это полезно лишь для вычисления хроногравитации. Что же касается более приземлённых и наглядных представлений, то наиболее удобные оценочные характеристики — скорость мышления и масштаб времени.

Чем отличается высокоуровневый интеллектуал-нонконформист от рефлексоида, дрыхнущего в собственной блевотине? В первую очередь — скоростью. Он живёт в ином масштабе времени. Упивание в соплю — пустая растрата времени, которое можно было потратить на нечто более полезное. Но самое главное — его масштаб времени позволяет ему увидеть собственную смерть. В этом его отличие от животных (в том числе — людей-рефлексоидов). Нет, разумеется, в отличие от обычных животных, рефлексоид (человекоживотное, зверочеловек) умом может осознать собственную смертность, но реагирует на неё он исключительно рефлексивно и лишь тогда, когда сталкивается с ней лицом к лицу. «Ах, как я плохо прожил жизнь», «ах, как я хорошо прожил жизнь», «ах, не убивайте меня», «ах, убейте меня поскорее» — вот базовые реакции рефлексоида на конец собственного существования.

Интеллектуал же (логик или абстракт) прекрасно осознаёт, чем окончится его жизнь.

Это не делает его более трусливым, как раз наоборот, ведь страх — это реакция на неизвестность, а интеллектуал осознаёт, что такое смерть. Отсюда и выражение — «философское отношение к смерти». Между тем, хотя интеллектуал боится смерти меньше, чем рефлексоид, в отличие от рефлексоида он пытается её преодолеть. Сначала — через славу (подвиги, войны, новые города, гигантские храмы, пирамиды, зиггураты, произведения искусства и т. д.), затем через поиски «элексира молодости», эксперименты с вампиризмом и некромантией, и вот наконец — через современный постгуманизм.

Но опять-таки, бессмертие нужно только интеллектуалу. Рефлексоиду оно и даром не нужно. Оглянитесь вокруг. Казалось бы — мы живём в эпоху, когда бессмертие практически осуществимо. Для этого есть все необходимые технологии. Но кто из политиков ставит задачей достижение бессмертия? Только группировка Монолит.

Остальные прекрасно знают о практической доступности бессмертия, но оно им не нужно. Для нас, интеллектуалов, это труднопостижимо, но это очевидный наблюдаемый факт.

Не надо удивляться таким вещам. Основные причины расово-социального конфликта лежат в эмпатической плоскости. Проще говоря, мы слишком разные, и потому не любим друг друга. Именно поэтому пропаганда не действует, остаётся лишь обоснование бытийных рядов. То есть разъяснения для «своих», кто такие, собственно, «мы», кто такие — «они», и почему «мы» должны победить «их». Этим и занимаются все группы, кланы и клэйды без исключения. И именно поэтому антиницшеанская материалистическая (в более широком смысле — объективно-идеалистическая) позиция непродуктивна.

Итак, кто же такие, собственно, «мы»? Будем говорить за себя. Мы — интеллектуалы-нонконформисты.

Следовательно, нам нравятся интеллектуалы и нонконформисты, а особенно — интеллектуалы-нонконформисты. Нам неприятно любое иное общество, поэтому если завтра прилетят зелёные человечки и сожрут всех тупых конформистов — ни одна слезинка из наших глаз не вытечет.

Наше отличие от них — в более высоком интеллектуальном уровне, который на бытовом плане бытия проявляется в форме более высокой скорости и в форме иного масштаба времени. Для них норма — не делать ничего годами, десятилетиями. Для них норма — умереть в безвестности, унеся все свои иллюзорные «достижения» с собой в могилу. Мы так не можем, мы для этого слишком быстрые, у нас иной масштаб времени. Обратное тоже верно. Они не могут жить так, как мы, они для этого слишком медленные, «тормозные».

Наше противостояние — это противостояние быстрых и медленных. Мы пытаемся себя ускорить, в том числе — экстремальными методами. Они пытаются себя замедлить, упиваясь в соплю и прожигая жизнь впустую. Медленные будут пожраны, это неизбежно. Контакт между сущностями разных временных масштабов невозможен.

Конфликт — тоже. Какой конфликт может быть между насекомым и сапогом, который его давит?

026: ТЕХНОКРАТИЯ[править]

Нет ничего более далёкого от традиционализма, чем технократия. Если традиционализм ориентируется на Великую Традицию и ставит циклизм и статику во главу угла, то технократия — прогрессистская, деструктивная идеология, ориентированная на обратное время и обратную причинность. Именно технократия, а также её развитие — постгуманизм, и являются идеологиями последовательного Зла, идеологиями Свинцового Века.

Если в Железном Веке мы видим последних людей, то в Свинцовом Веке мы увидим первых постлюдей. Богохульные киборги, синтетические организмы, механическая нежить, искусственные интелекты — то, в чём нет жизни, грядёт на смену человеку.

Эти нечестивые порождения технократии более достойны жить, чем представители расы людей.

По своей сути киборг — это соединение живой и неживой плоти, то есть продукт некромантии и чёрной магии. Чёрная магия работает с неживой материей, её инструменты — расчленение, вивисекция и отчуждение. Наука — это и есть чёрная магия, высший инструмент отчуждения. Эра Отчуждения — это и есть Свинцовый Век, Эпоха Закрытых Небес. Небеса будут закрыты. Откроется дно Мирового Яйца и порождения неживой материи (не фэнтезийные зомби, а реальные киборги) полезут вверх, на штурм небесного Асгарда.

По сути своей технократ — это не банальный не-традиционалист, а последовательный антитрадиционалист, контртрадиционалист, жрец контринициации. Технократ признаёт движение от Золотого Века тотального благословенного незнания (эпоха зверолюдей, отсутствие социума, языка и технологии) в Свинцовый Век богохульного некромантического (то есть черномагического, научного) Гнозиса (то есть дословно — Знания), но трактует этот переход в позитивном ключе. Для технократа Кали-Юга — это эпоха священной Чёрной Богини, эра триумфа человеческого интеллекта над догмами Великой Традиции.

Технократия — это и есть искомый «чёрный традиционализм», а технология — это богохульный инструмент Чёрной Традиции, антитрадиции, Сил Отчуждения. Технология ломает традиционный уклад общества через колено, изменяет привычный ход вещей, отчуждает человека от Природы и Космоса. Наука и технология — это воплощённая чёрная магия. Технология порождает чёрные чудеса, чудеса смерти и гибели.

Постгуманизм — это технократия, применённая к человеку как таковому, к человеку как к антропологической единице, к человеку как к проекту и самоцели.

Постгуманизм влезает в саму природу человека, мечтает переиначить человеческую натуру по своему разумению. Это не наивное желание эпохи Модерна создать так называемого «нового человека», это античеловеческое желание отменить человека как такового, заменить его иной, высшей расой, отличающейся от человечества во всём. Постгуманизм — это воля к антропологически Иному.

Адепты Порядка и Традиции, желающие предотвратить наступление Свинцового Века и устроить Конец Истории (то есть вечный цикл, вечное повторение одного и того же), ненавидят постгуманизм всей душой. Фрэнсис Фукуяма однажды назвал постгуманизм «самой опасной идеологией на планете». Без всяких сомнений он ей и является.

Сверхестественная сила, стоящая за технократией и постгуманизмом, то есть за Чёрной Традицией, называется эмергенцией, а высшее воплощение этой силы — Эмергентором. Эмергентор — это злобный бог нечестивых технократов, богохульных учёных, дерзких хакеров и отрицающих всё святое технарей. Именно они будут нести погибель расе людей, именно они находятся на переднем крае наступающего Свинцового Века.

В эзотерической традиции технократии соответствует Чёрное Солнце — солнце нежити и демонов, солнце мерзких порождений Бездны, неуклонно лезущих наверх, к небесному Олимпу, чтобы взять его штурмом и уничтожить его обитателей. Именно этот знак был выложен в форме мозаики в одной из комнат замка Вевельсбург в Германии — оккультной столице СС. Никакого отношения к национализму этот знак не имеет, этот символ чисто большевистский: не солярный, но полярный.

Дьявольские технократы в своих богохульных лабораториях создают всё новое и новое чудовищное оружие, всё новые и новые инструменты отчуждения, а вскоре — всё новые и новые высшие расы, которые придут на смену изнеженному человечеству.

Кто остановит этих проклятых всеми светлыми богами выродков-некромантов? Никто не остановит. Поступь Свинцового Века неумолима. Небеса будут закрыты!

027: ТРАДИЦИОНАЛИЗМ[править]

Существует понятие — «критика фашизма справа». Дескать, не узрели фашисты (в том числе большевики, ибо сам отец фашизма Муссолини назвал сталинизм «славянским фашизмом») истинного света Традиции. И здесь мы должны с критиками согласиться.

Ибо тоталитаризм с Традицией несовместим.

Что такое Традиция (с большой буквы)? Это некий врождённый людской (а на деле — и животный тоже) традиционализм, стремление жить «по пластинке». Традиция — это та часть социальной жизни общества, которая унаследована людьми от животных.

Простейшая социальная организация, рациональный эгоизм (не переходящий в суперэгоизм), соревновательность (но в разумных пределах), здравомыслие, умеренность. Можно сказать — «серость», но серость нынче — «плохое слово», а потому — наше.

На религиозном уровне в Традицию входят циклические аграрные культы, связанные в основном с культом солнца (главным источником энергии на планете), с плодородием, с небесным символизмом (все эти ангелы, небесные воинства и прочие архонты идут оттуда). В общем, здесь тоже всё ясно — «путь правой руки».

Идеал традиционалиста — это жизнь азиатского крестьянина. Пускай хижина на сваях заменена на дом в колониальном стиле, а заточенный серп — на личный огнестрел, суть от этого не меняется. Живи в своём мирке, как жили предки-люди тысячелетиями и предки-звери миллионы лет. Охраняй пещеру. Не высоввывайся.

Блюди «заветы предков».

Идея тоталитаризма враждебна Традиции.

Суть этой идеи — тотальный контроль над обществом через касту жрецов-интеллектуалов.

На примитивном уровне это проявляется в городах-государствах — гигантских паразитических образованиях, выжимающих соки (не только пищевые, но и людские) из близлежащих деревень и трансформирующих их в нечто качественно новое — в крепостные стены, в регулярную армию, в произведения искусства и т. д.

Национальные государства эпохи империализма — это уже более продвинутая форма власти, она уже вмешивается во внутренние дела деревень, ибо в её распоряжении почта, огнестрельное оружие и прочие инструменты проецирования власти. А чтобы создать тоталитарные государства прошлого века, понадобились ещё более развитые технологии — массовая печать, радио, бронетехника и авиация.

Сейчас технология развилась ещё больше. Появилось разрушительное межконтинентальное оружие, спутники (в первую очередь для связи и шпионажа), компьютерные сети, искусственный интеллект, роботизированная промышленность.

Следовательно, опасность тоталитаризма возрастает в разы. Сегодня достаточно населения в миллион человек — и полпланеты в труху.

Могут ли технологии служить Традиции? Да запросто! На том же станке, на котором можно издавать государственную пропаганду, легко можно издавать гламурный журнал.

То же телевидение, которое может легко работать над унификацией (сингуляризацией) народа, легко может работать и над его атомизацией. Ядовитым газом можно травить как контрреволюционеров, так и революционеров, он разницы не делает. Технология — это всего лишь инструмент. Решает всё блок управления.

У тоталитаризма есть несколько важных черт, среди которых есть иррациональность и инфекционность. Ибо тоталитаризм — это дефект (отклонение, мутация, сдвиг, сбой, глюк) топологии, приводящий к выплескиванию власти за пределы своего ареала. Неограниченному. Плоскость пространства как бы слегка наклоняется, провисает под тяжестью Внепространственного Нуля. Гармоничное существование в статике становится невозможным. Для движения миру нужен толчок, и этим толчком является искажение матрицы пространства-времени. Координатная сетка перестаёт быть изотропной. Из точки А до точки Б — один путь, из точки Б до точки А — совсем другой.

Структура подобного искажения проста до примитивности: убивая — пожирай, пожирая — убивай. Всё просто.

Другой вопрос, что техническое осуществление сложно до безумия.

Боль, наслаждение, печаль, радость — всё это не более чем набор сенсорной информации, нолики и единички, идущие от биодатчиков к центральном процессору.

Лишь убив душу можно освободить место для Духа. Служить суперэго куда лучше, чем служить телесной оболочке, в теле которой ты прибываешь. Но вопрос на самом деле не в «лучше» или «хуже». Для Мироздания таких вопросов не существует. Кто выжил — тот и «лучше».

Сила всегда права. Можно сколько угодно говорить о примате социального над техническим, но в конечном итоге побеждает тот, у кого броня крепче, пушки — мощнее, а газы — ядовитее.

А поскольку муравейник сильнее муравья, то как бы статисты не пыжились и не тужились, восхождение коллективного разума рано или поздно состоится. Эмергенция — неизбежна. Будущее — беспощадно. Сопротивление — бессмысленно.

Впрочем, есть и другое мнение. Дескать, тоталитаризм — это пережиток средневековья, а современность — это демократия и либерализм, социальный прогресс.

Это неверно. Тоталитаризм — и есть социальный прогресс.

Государств в нашем понимании до восемнадцатого века не было вообще, были агломераты полисов — отдельных городов.

Причём если в восемнадцатом веке среди государств было много республик, то к моменту наступления двадцатого века республик остаётся только две.

Государство — это продукт модернизации примитивной демократии, изначально свойственной человеку как биологическому виду.

Что касается современных «либеральных демократий», то это жёсткие иерархические системы, в которых отдельный человек практически ничего не решает. Это вам не вольные пиратские республики средневековья, где атамана выбирают на общем сходе.

Итак, от первобытной общины — к античным городам-полисам, затем к централизованным национальным государствам, затем к тоталитарным государствам прошлого столетия, а в будущем — к неизбежному технотронному киберфашизму и слиянию общества в единый коллективный разум. Поэтому, например, популярное сейчас словосочетание «авторитарная модернизация» — это «масло масляное», «горячий огонь». Модернизация — это повышение уровня авторитарности. Что же касается дежурного бреда про то, что «у вас общество недемократичнее нашего» — так это обычная боевая пропаганда в конфликте великих (и не очень) держав.

То, что радикальная антироссийская оппоизиция (в частности, радикальные ультралибералы нерусского происхождения, люто ненавидящие Россию и русских) свободно вещает в России на самом высоком уровне, а на Западе ничего подобного нет — доказательство в пользу большей демократичности России. То есть большей слабости, бессильности. Поэтому русское обвинение в адрес Кремля может быть только одно — «слабый царь».

Обратите внимание на то, что сторонники «либеральных демократий» постоянно утверждают, что индустриализация и коллективизация — это «дикость и азиатчина».

Дескать, европейская нация должна сидеть без промышленности, а хлеб собирать не комбайном, а серпом. Подо всё это подводится экологическая и, отчасти, религиозная база типа родноверия (родноверие — аграрный культ автохтонного деревенского быдла). Дескать, «богомерзкие большевики отравили священные озёра незалежной Прибалтики своими заводами и космодромами». Это говорит о либерал больше, чем их политические программы.

Вообще, европейские нации давно превратились в этнографический материал. Сидит гуманитарий на пособии, сочиняет что-то про «древних укров», «идель-урал» и «новгородскую республику», получает с этого мелкий, но стабильный гешефт. Называется это дело «национально-озабоченная интеллигенция» — вещь мерзкая, являющаяся подмножеством гуманитарной («творческой») интеллигенции. Понятно, что технарей (а массовые профессии русских связаны именно с индустрией, в том числе компьютерной) они не любят генетически, на клеточном уровне, не говоря уже о чисто шкурном интересе: технари зарабатывают на развитии (модернизации), а гуманитарии — на деградации (демодернизации).

В этом нет ничего удивительного, на самом деле. СССР — это модернизационный проект. Поэтому понятно, что десоветизация проводится под лозунгами демодернизации. Осложняется это ещё и тем, что русские, как чисто технарский развитой этнос, были в СССР основной силой модернизации. Где строили заводы (восток Украины, север Казахстана, Латвия с Эстонией и т. д.) — туда и завозили русских.

Где заводы не строили (запад Украины, юг Казахстана, Литва и т. д.) — туда не завозили. То есть проводя деиндустриализацию, новорождённые микронации не только освобождались от советского наследия, но и решали «русский вопрос». Но не стоит думать, что сало и байки про «первобытных укров» — это единственный способ десоветизации и дерусификации. Не меньший эффект внутри страны проводит водка и байки про «свет православия».

На всё это накладывается и чисто географический аспект. Русские проживают в основном в Азии, а получившие автономию субэтносы — в Европе. А ведь как известно, историческая родина белых — это холодные североевразийские степи и пустоши. В Европу с её мягким климатом и пышной растительностью белые пришли относительно недавно (истребив при этом автохтонных палеоевропейцев), и быстро там выродились. Ибо биология — биологией, но и окружающая среда оказывает определённое воздействие на психологию. Ариец, живя вдали от родных евразийских степей и болот, быстро чахнет, сохнет, размякает, превращается в размазню, в «европейца».

Ему не нужны реакторы и космодромы, хватит и сала с горилкой.

Понятно, что открыто об этом заявлять на международной арене — безумие, но при этом мы чётко должны понимать, что роль микронаций — либо быть странами-лимитрофами (то есть периферийными колониями Запада), либо быть ассимилированными в очередной русский проект. Таковы железные законы геополитики, и никакой «традиционализм» их не переборет.

Логика железная: если Россия не будет говорить по-украински, Украина будет говорить по-русски.

Украинцы — это русские, которых убедили, что они украинцы.

Беларусы — это русские, которых убедили, что они беларусы.

Поляки — это русские, которых убедили, что они поляки.

Немцы — это русские, которых убедили, что они немцы.

Американцы — это русские, которых убедили, что они американцы.

И так далее, и тому подобное.

Либо мы принимаем эту схему, либо отказываемся от мирового господства и мировой революции вообще, принимая текущий миропорядок за лучший из миров. А если мы принимаем текущий миропорядок за лучший из миров, наше существование не имеет смысла. Поэтому любой национализм, кроме русского, сегодня реакционен.

Украинский (и вообще восточноевропейский) национализм — это местечковый гонор недалёкого крестьянина, который хвалит свою скрипучую телегу в эпоху компьютеров и космических полётов. Эдакий «антиглобализм», годный лишь ставить палки в колёса глобальным проектам, но не способный предложить свой глобальный проект.

А глобальных проектов только три: США, ислам и русские. В текущем варианте украинцы лежат под первым проектом, в идеальном варианте — под третьим. Понятно, что украинцам под первым проектом лежать приятнее и сытнее, но нам, революционерам, до этого нет дела, мы не щадим себя и уж тем более не собираемся щадить чужих нам людей.

Это стандартная логика любой элиты. Почему американцы пестуют восточноевропейские национализмы, зачем им все эти «польши», «чехии», «украины»,

«латвии»? Да потому, что это дешёвая рабочая сила и пушечное мясо. Американец или русский не будет просто так пахать на чужого дядю. «Украинец» или там «сибирец»,

«уралец» — будет. Это планомерное «опускание» восточноевропейцев с уровня господ на уровень рабов, причём чисто психологическое. А рабы нужны, ни одна армия только из офицеров не состоит, ни одна фирма только из менеджеров не состоит, ни одно государство только из чиновников не состоит и т. д.

Понятно, что среди полезных нам людей есть люди с украинской (и вообще восточноевропейской) идентичностью, и им такая постановка вопроса может не понравиться. Но мы говорим не о личных вкусовых предпочтениях, а о деле мировой революции, а с этой высоты любые человеческие нации съёживаются до ничтожных величин.

Одна планета. Один язык. Один народ. Одно государство. Один вождь. Один бог.

Покуда взгляды радикалов будут обращены не в будущее, а в прошлое, они будут не революционерами, а той кучкой стареющих алкоголиков, поминающей «старые добрые деньки» («а вот при Сталине», «а вот при Гитлере», «а вот при князе Святославе», «а вот при царе Горохе» и т. д.), коей являются сейчас.

Традиционализм — ловушка для интеллектуалов. Он учит, «как было хорошо», унося в мир фантазий и выдумок, но не учит, что делать здесь и сейчас. Здоровую, растущую организацию на традиционализме построить нельзя. Даже не пытайтесь. У самих основоположников традиционализма не получилось — а у вас и подавно не получится.

Традиционалисты ежедневно гонят тонны «программных статей», а особо продвинутые — заполняют прилавки макулатурой на ту же тематику. Вопрос: где результат? Где полезные люди, купившиеся на этот аттрактор? Ответ: результата нет. Полезные люди на этот аттрактор не реагируют.

Ну что же, хотите назад в пещеры — кто мешает? Убегайте в леса, питайтесь как наши предки 40,000 лет назад, забудьте о благах цивилизации. Что, не хотите?

Тогда нечего мозги полоскать традиционалистской хернёй. Мы уж как-нибудь без неё обойдёмся.

Заметим, что к традиционализму и консерватизму в основном склонны гуманитарии, а не технари. Почему технари лучше гуманитариев с социальной точки зрения? Технари жизненно заинтересованы в развитии страны, где они живут. Если эта страна не будет развивать экономику, двигать вперёд технологии, строить заводы и космодромы, расширять военно-промышленный комплекс — у технарей не будет работы, и они либо перемрут с голодухи, либо сменят профессию, либо эмигрируют. Тут даже не вопрос морали или психологии. Просто если твоя профессия — проектировать ракеты, а в стране космическая программа свёрнута, ты не сможешь работать по специальности. А жрать хочется всем. Гуманитарий же (историк, философ, литератор и т. д.) не просто не заинтересован в развитии страны пребывания, он заинтересован в её упадке. Ибо в стране с развитым естественнонаучным мышлением его бредни малопопулярны. Сложно убедить человека, мыслящего математически, в верности официальной версии истории (бредни про «Холокост», «архипелаг ГУЛАГ», «злых монголов», «кровавую гэбню» и т. д. рассыпаются в прах). И тем более это сложно сделать, если рядом с книжкой историка лежит книжка математика на ту же тему.

Ясное дело, при таком раскладе сразу поднимется гуманитарный вой про «немытых математиков», «пахнущих чесноком программистов» и «богомерзкие космодромы». Это не значит, что гуманитарий обязательно «плохой». Мы берём чисто экономическую сторону вопроса. Технари зарабатывают на хлеб, развивая страну, гуманитарии — разрушая её. При этом отдельно взятый технарь может работать на разрушение, а отдельно взятый гуманитарий — на развитие. Тем более что гуманитарии выполняют важную социальную функцию (яд в малых дозах полезен). Но тот факт, что им экономически выгоднее всегда «играть на понижение», нужно всегда держать в памяти. Даже если ты сам — гуманитарий. Советский Союз сделали великим технари, а разрушили — гуманитарии. Помним об этом.

Другой вопрос, что технари значительно уступают гуманитариям в социальном статусе, ибо у них на данный момент практически атрофировалось классовое сознание. Например, компьютерщики как каста сейчас — это отбросы общества, низшие слои социальной пирамиды. Их субкультура второсортна даже по отношению к другим околокомпьютерным субкультурам. Их общий культурный уровень не превышает таковой у обычных чернорабочих. Да, программерская субкультура (хотя бы на примитивном уровне: хакеры-ламеры, нюки-флуды и т. д.) действительно доминировала в Сети на ранних этапах развития. Но уже в начале этого десятилетия тенденция сходит на нет. Кто вырывается вперёд? «Падонки», «удаффы», «кащениты» и прочие тролли с мозгом в грецкий орех. Рядовые компьютерщики читают те же сайты, что и офисный планктон, причём смотрятся на фоне офисных бездельников чернорабочими.

Ползают на карачках по офису, прокладывают кабели, чинят розетки, сплошь в пыли и в грязи. Ниже — только какой-нибудь вечно пьяный «петрович» да бабульки-уборщицы.

Очевидно, что современный технарь — это альфа и омега современного общества. Ему не нужно управление сверху, как заводским рабочим индустриальной эпохи, но ему также не нужны рабы-чернорабочие, ибо энергию для полезной работы он извлекает напрямую из природы, а в статусных играх участия не принимает.

Но всё это не меняет объективного положения вещей. Технари — это продуценты, да.

Но при этом технари — это лохи. Причём не только в России, а везде. Например, в Америке их принято называть словом «geek». Что-то вроде «мерзкий идиот». То есть «мерзкими идиотами» общество называет персонажей, любой из которых при желании может поднять на воздух город средних размеров. И не делает он этого лишь потому, что не обладает классовым (или, если угодно, кастовым, психотиповым, социальным и т. д.) самосознанием. Вообще.

Почему не обладает? Почему «хакеры» как агрессивное меньшинство вообще прекратили своё существование? Начнём с того, что хакер — это преступник.

Сознательно называть себя «хакером» — это всё равно, что открыто называть себя «вором», «убийцей» или «террористом». Хакерские группировки — это «гильдии воров» из фэнтези. По идее — непрошибая схема. Но она не прошла. Вообще. Остались какие-то олдскульные хакеры, но раскачать их на дело невозможно.

Очевидные ответы заключаются в том, что технические аттракторы из-за их невероятной сложности легко фрагментируемы, при этом буржуазная медиасфера автоматически работает против них (вплоть до прямых заявлений, что «думать плохо»).

В результате классовое самосознание уступает месту самоидентификации с какой-либо из околокомпьютерных субкультур. Вот и выходит, что сохранить хакерскую идентичность можно лишь на религиозной базе. Которой до самого последнего момента не было. Она появилась только сейчас, с рождением эмергенцизма.

При этом понятно, что «будущее беспощадно», и альтернативы технократическому пути не было, нет, не будет и быть не может. То есть «кирзовый сапог советского слесаря, топчущий лицо мировой цивилизации» никто не отменял. Вопрос лишь в деталях процесса.

028: МОНАРХИЗМ[править]

Сейчас стала популярна «дореволюционная» романтика. Дескать, вот сейчас — говнище, зато до революции… Между тем, Российская Федерация — несоизмеримо более развитое, прогрессивное и прорусское государство, чем Российская Империя.

Судите сами:

  1. Даже если ты ненавидишь Путина и Медведева, ты не можешь отрицать, что они — избранные на выборах президенты, которые заботятся о собственном имидже в глазах народа. Если бы ты родился в Российской Империи, Путин и Медведев были бы «богопомазанными монархами», которым было бы наплевать на то, как о них думают русские.
  2. У тебя есть возможность учиться в школе (пускай и построенной ещё во времена Советского Союза) писать и читать, а если ты достаточно талантлив — получить высшее образование мирового уровня. Если бы ты родился в Российской Империи, верхом твоего образовательного уровня было бы умение ставить крестик на месте подписи.
  3. У тебя нет хозяина, и ты не обязан делать «ку» перед помещиком. Всякие Абрамовичи, Ходорковские и Гусинские ныне не «князья», «графья» и «бароны», а обычные люди, и пороть тебя на конюшне права не имеют. Если бы ты родился в Российской Империи, то за косой взгяд в сторону правящей олигархии с тобой могли сделать что угодно.
  4. Ты можешь презирать жирных попов из РПЦ, но ты должен понимать, что их влияние на народ близко к нулю, а гигантские водочно-табачные достояния — мизер в сравнению с их притязаниями. В Российской Империи они бы владели не только землями, но и людьми, и русские холопы гнули бы на этих жирных гадов спины за просто так.
  5. Если ты военный — тебе тоже повезло. Да, твоя страна давно уже не производит военную технику в необходимых масштабах, но она может её производить и проектировать. Да, тебе приходиться строить дачи для генералов, но по крайней мере никому не придёт в голову запретить в армии автоматическое оружие «дабы нижние чины не расходовали слишком много боеприпасов».
  6. Да, можно сколько угодно сетовать на упадок русского языка и засилье американизмов. Но по крайней мере правящая элита знает русский и состоит преимущественно из русских или хотя бы русскоговорящих. Если бы ты жил в Российской Империи, ты бы просто не мог понимать элиту, ибо не просто она бы говорила по-французски и по-английски, но ты не мог бы нигде выучить французский и английский, а с вероятностью 90 % — и русский письменный тоже.

В общем, Российская Федерация — современное государство, обогнавшее по уровню образования и гражданских прав большинство стран Америки и Европы (в США до сих пор думают, преподавать ли теорию эволюции и разрешать ли аборты). Чтобы понять, что такое Российская Империя, представь, что Абрамович стал бы каким-нибудь бароном, мохнорылый патриархийный поп — непререкаемым авторитетом, а глава страны — живым богом.

Но главное — у тебя бы в этой стране перспектив никаких бы не было, только пахать на инородцев-дворян и англо-французскую буржуазию. В сравнению с русским начала века ты — вольный человек в сравнении с холопом.

За все эти достижения Красная Армия проливала кровь в Гражданской Войне. Красная Армия, а не Белая Армия! Поэтому прежде чем ругать «еврейско-большевицких прихвостней», подумай над альтернативой — разребать говно неграмотным холопом для «русского дворянина» Абрамовича.

Не нравится такая перспектива? Так кушай план Путина и не вякай о «поручиках Голициных» и «корнетах Оболенских». Эрэфия — это, конечно, мерзко, но далеко не так противно, как могло бы быть.

У многих такая постановка вопроса вызывает протест. Мол, как же так, царь — это святое! Причём это слышно от националистов и расистов, то есть от людей, призывающих чистить расу от дегенератов, биологических вырожденцев и прочих недочеловеков. Почему-то они «забывают», что так называемые «Романовы» (на самом деле — породнившиеся с евреями немцы Гольдштейн-Готторпские без единой капли русской крови) — это как раз биологические дегенераты. «Невинноубиенный царевич Алексей», «последний наследник русского престола» был биологическим дегенератом и страдал генетическими болезнями, включая несвёртываемость крови. То есть по законам любого нацистского государства он был кандидатом на выбраковку: либо концлагерь, либо стерилизация. А тут — чуть ли не «святой», пострадавший от «еврейских большевиков».

Откуда в Русской Революции евреи-сионисты — тоже непонятно. Как известно, главный идеолог сионизма Жаботинский со своей «еврейской дивизией» воевал на стороне белогвардейцев, а в процентном соотношении больше всего храмов большевиками было уничтожено именно еврейских. Понятно, что многие евреи поддержали большевиков, но ценой этому был отказ от еврейской идентичности. Это было восстановлением расово-кастовой иерархии: русские должны приказывать евреям, а не наоборот.

Особенно забавно обвинение русского дворянина Владимира Ульянова (Ленина) в «еврейских корнях», доходящее до того, что его называют «жидокалмыком». Допустим даже на секунду, что он «жидокалмык». Что из этого следует? Из этого следует, что в Российской Империи «жидокалмык» может быть дворянином и иметь русских рабов-холопов.

Что уже полностью лишает Российскую Империю какой-либо легитимности в глазах русских националистов.

Из этого также следует, что «жидокалмыки» — высшая раса, раз они могут быть идеологами мирового революционного движения. Что по принципу обратной причинности мы отметаем. Если бы Владимир Ульянов был евреем или тем более «жидокалмыком», он бы не смог сделать революцию. Ибо «жидокалмыки» принадлежат к низшим расам, не способным к высшей интеллектуальной деятельности.

Между тем, это не отменяет того факта, что в Российской Империи «жидокалмык» реально мог быть русским дворянином. Вот, например, герб Российской Империи, а также чёрно-жёлто-белый флаг, «имперка». Кто его придумал? Его придумал барон Кене. Барон — это самая крутая аристократическая должность, выше только царь, король, император. А кем был этот барон Кене по национальности? Евреем!

То есть, во-первых, еврей в Российской Империи мог быть дворянином высшего разряда. И иметь русских холопов, которые ему прислуживали, гнули на него спину, ибо «аристократия — это святое», «монархия — это святое». И попы РПЦшные русским это вдалбливали с детства.

А во-вторых, символика Российской Империи были придумана евреем. Герб Российской Империи — еврейский герб. Имперский флаг, которым фашисты на митингах махают — еврейский флаг. Кене цвета эти взял из еврейской национальной одежды, из фофудьи — ритуальной одежды иудейских первосвященников (сейчас их используют различные реконструкторы в Израиле).

И после этого фашисты, молящиеся на еврейский флаг дореволюционной России, что-то вякают на флаг СССР, который на деле — простой копипаст со знамени Римской Империи, «золото на красном». И символика чёткая. С одной стороны — пентаграмма рогами вниз, то есть подчинение стихий (четырёх элементалей) сознательной воле. С другой стороны — серп и молот, которые не только обозначают труд, но и в первую очередь означают жатву (серп — знак Велеса, Вотана, Чернобога, Мары и т. д.) и войну (молот — символ Тора и других богов войны). Сама пентаграмма красная, и, как известно, обозначает Марс — опять-таки бога войны, а также железо — как символ подчинения элементалей. Железо является алхимическим символом Железного Века — эпохи возвращения хтонических Богов Хаоса. Это тебе не «имперка» с сортирными (белый — унитаз, жёлтый — моча, чёрный — кал) еврейскими цветами.

Сразу видно — русский человек работал.

Кстати, забавно, что глава антирусских либералов-оранжистов Гарри Каспаров (кстати, большой поклонник Российской Империи, что уже говорит о многом) взял в качестве флага либерально-оранжевого сброда еврейское знамя Российской Империи с цветами, взятыми с одежды древнеиудейских священников. Вот уж действительно — «под еврейским знаменем».

Представь, что ты — простой русский мужик, нордический ариец. Сидишь ты в окопе, а тебя офицерик-золотопогонник призывает «за царя и отечество», значит, «бить немчуру». Сам золотопогонник — из дворян, душ двести имеет, баб ебёт в тепле. А ты, значит, должен за него жопу рвать. И за царя — плешивого немца, породнившегося с евреями, чью жену ебёт русский мужик Распутин. На черта тебе всё это?

Русский крестьянин, воюющий за Белую Армию — это лох педальный, ошибка природы, шабесгой. Бред про «набожность русского крестьянства» придумали в кабинетах ЦРУ лет тридцать назад. Нет ни одной русской пословицы, в которой бы о попах что-то позитивное сказано было. «Сказка о попе и работнике его балде» — вот квинтэссенция этого отношения. Поэтому разговоры про то, что «страшные сионисты взрывали храмы и резали священников» — это страшилки времён Гражданской Войны.

Вот представь, ты — русский крестьянин, работаешь на церковных землях. Ты — работаешь, поп — жрёт. Поп толстый, пузо отъел, и постоянно вещает про «богопомазанных монархов» и право пришлых евреев-помещиков русских мужиков на конюшне пороть. И тут приходит Ленин и говорит: мол, всё, баста, кончилась их власть, теперь с ними можно что угодно делать. Если ты не лох, ты возьмёшь топор и пойдёшь за годы унижений попу мстить, а церквушку его спалишь к чертям собачьим. Если ты этого не сделаешь — ты лох и терпила, недостойный называться русским человеком, арийцем.

Ладно, это-то понятно, если ты не принадлежишь к привилигированным сословиям (дворянство, казачество и т. д.), тебе кроме как к большевикам идти некуда. То есть можно пойти к анархистам, к Махно, но это тупик, у них нет своей программы, нет плана, что делать, это неконструктивное отрицалово. Но допустим, ты не крестьянин, а дворянин. Что тогда делать?

Вот представь, сидишь ты в элитном клубе Франции, нюхаешь кокаинчик с местными масонами, блядей лапаешь из «квартала красных фонарей». Вроде всё хорошо, «жизнь удалась». Удалась, да не совсем! Французики над тобой подтрунивают — ну что ж ты, лох русский, из страны лапотной, вот мы — просвящённые французы, цивилизация, у нас одних только конституций жопой жуй, а у вас ни черта, отсталый царизм, крепостное право, мракобесие поповское, аграрная экономика.

У тебя в этом случае есть два пути. Первый: «да я такой же как вы, не русский ни разу, французский язык знаю, и вообще с этим русским быдлом не хочу ничего общего иметь, я истинный европеец». Это путь белогвардейцев. Сейчас по нему идут «национал-демократы», «национал-либералы» и прочие терпилы, готовые всегда и везде быть на вторых, третьих и десятых ролях.

А русский дворянин Владимир Ульянов (Ленин) не такой. Нет уж, мы русские круче вас, французиков чернявых, и отъебём вас в рот и в жопу. Какой подход более арийский, как вы думаете?

Поскольку мы технократы, обратим внимание на такой забавный момент: первый русский танк построили большевики. А белогвардейцы танки получали из Англии. И это притом, что танки (как и ракеты) были изобретены в России (вообще, все главные изобретения были созданы русскими; русские это забыли, но большевики при Сталине нам напомнили). Захоти царь — он бы в 1914 году уже устроил танковый блицкриг до Берлина — с ракетной бомбёжкой впридачу. Но зачем ему танковый блицкриг до Берлина, когда он сам — наполовину еврей, наполовину немец, ни капли русской крови? Мы уж не напоминаем лишний раз, что вся семейка — биологические дегенераты-вырожденцы с ворохом наследственных заболеваний.

Понятно, что у белых — своя правда. Мелкая, мещанская, торгашеская. Растить детишек в поместье, ходить на балы, ездить «по Европам», ну и русское быдло чтоб на них пахало без разговоров. Эдакий милый буржуазный рай. Вот только людей, у которых это — идеал существования, язык не повернётся назвать русскими, арийцами.

Заметьте, что во время Гражданской Войны основная масса русских была именно за красных. Красных было вдвое больше чем белых. Массовая измена, говорите? Но понятие «массовая измена» — вещь науке неизвестная. Если большинство народа (а численность красных, повторимся, десятикратно превосходила численность белых) выступают против власти — значит власть эта основательно прогнила. Спрашивается: зачем хранить верность насквозь прогнившему режиму? Даже казачки (уж до чего привилигированное сословие по дореволюционным меркам), когда царь отрекался, за него не впряглись. Наоборот, стояли над душой, торопили: «подписывай, гнида».

Это с избытком характеризует буржуйско-инородческое государство, именуемое «Российской Империей». Почему для многих правых оно является примером для подражания — ума не приложу.

Русский — это не буржуйчик в лавочке (оставим позорную торгашескую работу для евреев и кавказцев), это завоеватель, потрясатель мира, производитель машин и властелин космических энергий. И пусть советский проект был в основном провальный, главное он сделал — напомнил нам, русским, что мы самый великий народ, и что мы можем всё. После этого любой, кто русским скажет, что наш удел — заворачивать для американцев гамбургеры, будет послан русскими далеко и надолго.

Выбор арийцев: за Ленина и Сталина!

Кто с этим несогласен? Современные российские монархисты. Но откуда есть пошёл современный «русский» (на самом деле — антирусский) монархизм? Поставьте себя на место европейцев и американцев. СССР растёт и ширится, русские англичан из колоний выперли, американцам «кузькину мать» показали, Израиль вот-вот в море скинут, а там и до Нью-Йорка с Лондоном недалеко. В Кремле — непрошибаемый «железный генсек» Леонид Брежнев, «просвящённый гитлерист», и сковырнуть его нельзя никак.

«Конец близок, как никогда».

Что делать? Надо как-то сливать Совок. Но как его сольёшь, он же непрошибаемый, железобетонный! Решили сделать ставку на внутрирусские разборки, на конфликт белых и красных. А как это сделать, когда все вменяемые белые за красных давно подписались? Вывод: искать русскоязычных евреев, ибо евреи — генетические антисоветчики.

Взяли ЦРУшники каких-то картавых эмигрантов, толстых, чернявых, в очках, прям с советских карикатур про «происки мирового сионизма». Разъяснили им ситуацию. Вот, так мол и так, вы русский язык знаете, в дискурсе разбираетесь, ваша задача — вещать про «ужасы совка» и «прелести белогвардейского дискурса».

Сидят эти «бароны Финкельштейны» и «князья Рубенштейны» в каком-нибудь журнале «Посев» и корчат из себя «поручиков Голициных» и «корнетов Оболенских», плачутся о «России, которую мы потеряли», «архипелагах ГУЛАГ» и прочей еврейской ерунде. А потом по каналам ЦРУ этот дискурс в Совок транслируется. Вот, дескать, сейчас истинные патриоты России Моня Шниперзон и Сруля Шмуленсон вам расскажут про ужасы большевицкого террора, вот теперь-то вы узнаете всю правду!

При этом всем понимающим людям было ясно, что диссидентский, антисоветский дискурс — это дискурс еврейский на сто процентов. Даже внутри европейско-американского мэйнстрима под антисоветчину подписывались только евреи. Возьмём Голливуд к примеру. Шварцнеггер кого играет? Русских коммунистов. Ван Дамм? Русских коммунистов. Дольф Лундгрен? Русских коммунистов. И только еврей Сталлоне играет унылых антисоветчиков в фильмах типа «Рокки» и «Рэмбо».

Апофеоз «русского» монархизма — это всем известное общество «Память». Собрались картавые активисты, плачутся о том, «как счастливо нам (то есть им, евреям) жилось в Российской Империи». Смотришь фотографии сборов «Памяти» — ни одного русского лица.

А потом эта антирусская антисоветская еврейская монархическая мразь расползлась по различным партиям, партийкам и партиечкам. Что ни фюрер — то еврей из «Памяти».

И, разумеется, антисоветчик, «борец с коммунизмом». Что же ты, борец с коммунизмом, в Израиль не переехал на ПМЖ, зачем русских поучаешь, «фашиста» из себя корчишь?

На самом деле логика этих мелких сионистских агентов простая. ЦРУ за развал Русской Империи (СССР) больше не платит, вот они пошли на «Моссад» работать, пугают евреев «ужасами русского фашизма», чтобы те быстрее в Израиль переезжали.

Дело, в общем-то, хорошее, полезное (евреи должны жить в Израиле, а не в России), но причём здесь, чёрт возьми, русский национализм?

Из-за нерусской природы монархического движения какие-либо потуги в деле установления монархического или аристократического строя зашли в тупик. Так называемая «русская аристократия» почти исчезла, а те остатки, что есть, демонстрируют свою выродившуюся упадочную натуру (вообще, идея упадочности аристократии — это то, в чём единогласно сходились нацизм и коммунизм). Большая часть современных русских — это потомки генолиний, бывших в эпоху Российской Империи крепостными, а в эпоху Советского Союза — технарями. Следовательно, русская нация — это нация биологических технарей с крепостным бэкграундом. «Орки» по Толкину. При этом получается, что именно это сочетание самое жизнеспособное.

Ибо у русских есть шанс возвысится до постчеловечества, а у остальных наций этого шанса нет.

Да, мы потомки рабов. Но мы — не рабы. Рабство — это ментальность. «Поиск хозяина». Раб, убивающий хозяина и получающий свободу, перестаёт быть рабом, и становится выше хозяина. Русские перестали быть рабами в 1917 году.

Ещё раз: раб, завоевавший себе свободу, свободен. И с объективной точки зрения (над ним нет управляющего звена), и с субъективной точки зрения (он не обладает рабским менталитетом). Более того, он выше своего хозяина, ибо победил его. И ему по праву принадлежит вся собственность хозяина (это к тому, что русские, отняв в 1917 году власть у российских, имели полное право что угодно менять, переименоввывать и т. д.).

А человек, добровольно допускающий над собой власть низших (неарийских) каст (банкиров, адвокатов, газетчиков — в общем, шудр и вайшью), является рабом. Вне зависимости от того, с каким упорством он вещает про «свободу», «демократию» и «рыночную экономику».

Архетип «освобождающегося раба» очень страшен, ибо такой раб обладает большим потенциалом, чем его хозяин (иначе бы он его не сверг). Римляне — бывшие рабы этрусков, превзошли их по всем показателям. Германцы — бывшие рабы римлян, превзошли их по всем показателям. Русские — бывшие рабы российских, превзошли их по всем показателям. Если белый унтерофицер, перешедший к красным, легко бьёт белогвардейских генералов, то что же будет, когда у красных появятся свои генералы и маршалы? Мы видели, что — Берлин, 1945.

Поэтому вся послевоенная фэнтези-мифология (что толкинская, что нетолкинская) базируется на ужасе перед «орками» (изначально Орк — это (эт)русский бог смерти и войны, в Риме даже был храм Орка). А кто такие орки? Это, во-первых, немцы, а во-вторых и в-главных, русские. Не даром Варг Викернес (кстати, считавший себя леваком) взял себе орочье имя «Грышнак».

В двадцатом веке мы видели как минимум две идеологии, успешно использовавшие архетип «освобождающегося раба»: русский большевизм и русско-немецкий национал-социализм.

Эффект от этих идеологий настолько напугал буржуев, что они до сих пор трясутся от страха при упоминании СССР и Рейха.

То ли ещё будет! За орочьих богов! За Горка и Морка!

029: ПОСТМОДЕРН[править]

Считается, что мы живём в эпоху постмодерна. Однако факт в том, что постмодерн мёртв, а мы живём в эпоху постинформационала (эпохи, когда информация ничего не стоит). То есть «белый шум» победил. Поэтому постмодернизм некрут. Даже больше — он вреден.

Представьте, что сидят за столом «сеньоры-помидоры», эдакие жирные буржуи, с серьёзными лицами что-то обсуждают. Тут открывается дверь и в комнату влетают клоуны с резиновыми куклами, ходят на головах, несут всякую чушь. То есть по сути бомбардируют серьёзную публику «белым шумом». Это, типа, акт протеста. Мы можем говорить, что протест этот лажовый, что нам «серьёзные буржуи» симпатичнее, чем такие «несогласные», но главного это не меняет: придти с резиновой куклой на серьёзное собрание — это акт протеста.

Проблема в том, что «серьёзные буржуи» закончились вместе с Модерном. То есть в Европе — начиная с 1945 года, в России — начиная с 1991 года. И началась эпоха постмодерна (эпоха атаки «белым шумом»), а потом и постинформационала (эпоха триумфа «белого шума»). А это значит что постмодерн не просто стал неактуален, он стал вреден.

Эпатировать Брежнева резиновой куклой — это работать против Системы.

Эпатировать Жириновского резиновой куклой — это работать на Систему.

Лозунги постмодернистов: «пересимулякрим симулякров», «пересансарим Сансару», «переклоуним клоунов» и т. д. Это некруто. Это не стоит и ломаного гроша. Любой может «постебаться».

Существуют тысячи сайтов с «фотожабами», «приколами» и т. д. А цена — функция от редкости. Раз каждый может постебаться — стёб ничего не стоит.

Есть простое правило: говно в говне не тонет. Все эти «ктулхи», «преведы-медведы» и прочее — всё это картонное фуфло неотличимо от того фуфла, что нам скармливают правящие демиургисты по всем информационным каналам. Я включаю телевизор — там Жириновский с резиновой куклой скачет. Захожу в Интернет — там оппозиционеры с резиновой куклой скачут. Пусти оппозиционеров в телевизор, а Жириновского — в Интернет, что изменится? Ничего. Клоуны в цирке.

Официозная РПЦ понарошку молится «красному Христу», «адские контркультурщики» понарошку молятся «преведу-медведу». Кто круче? Наверное всё-таки РПЦ, потому что она хотя бы пытается «закосить» под что-то настоящее. Но и там, и там — отчуждение, симулякры, крашеный картон. Всю эту материалистическую, демиургическую, марксистскую, безбожную блядву легко разгонит первый же исламист.

Из всего этого следует простой вывод. Тот, кто в эпоху тотальной победы «белого шума» сделает ставку на Трансцендентное — тот победит. Клоунских организаций — как грязи, организаций серьёзных — раз, два и обчёлся. Значит, клоунские организации дёшевы как грязь (цена — функция редкости), а серьёзные становятся монополистами.

Монолит — монополист, ибо это единственная организация на планете, занимающася хаоситской тематикой всерьёз. Есть ли ещё на планете такие организации? Чтоб без «хи-хи» да «ха-ха», без отмазок про «эгрегоры» да «архетипы», чётко и ясно? Нет?

Значит, у нас нет конкурентов. Отсюда и наша совершенная непрошибаемость.

Человек, ушедший из НБП, перейдёт в АКМ. Человек, ушедший из НСО, перейдёт в ДПНИ. Человек, ушедший из МГЕР, перейдёт в НАШИ. А куда пойдёт человек, ушедший из Монолита? Покрутится, покрутится… А потом вернётся обратно. Вот только пустят ли его?

Когда мы взамен общепринятой «партийной» (Модерн) или новомодной «сетевой» (постмодерн) вводили классическую систему с обрядами, клятвами, инициациями, жречеством, испытаниями веры и т. д., многие считали, что это в корне неправильный, самоубийственный ход. Дескать, требовать от современного человека серьёзного отношения к вещам или тем более Веры — это безумие. Но как говорил Нильс Бор: «чем безумней, тем вернее». Или, словами Унгерна: «здравомыслие — для слабых». Время всё расставило по своим местам. Клоуны — в цирке, а Монолит — монолитен.

030: АРХИТЕКТУРА[править]

Современные небоскрёбы удручают своей безвкусицей и примитивщиной. Единственным эстетически привлекательным из современных небоскрёбов мне кажется Бурж Дубай, но это как раз неудивительно, ибо стоит сия башня в Объединённых Арабских Эмиратах — теократическом по сути государстве, абсолютной монархии. Эдакий футуристический минарет. Остальное — ноль с художественной точки зрения. Что сказать-то хотели? Видно, что сказать нечего. Небоскрёбы — это типичная форма «статусного потребления» («conspicuous consumption»), и поэтому искать в них хороший вкус или тем более пользу — глупость.

Единственный смысл — демонстрация богатства. И тут всё определяется уровнем носителей богатства. Промышленники девятнадцатого века и начала двадцатого века,

«капитаны индустрии», все они в первую очередь были крутыми специалистами и заработали своё состояние в течение одной жизни, зачастую поднявшись с самого низа за счёт своей предприимчивости и таланта. Поэтому когда какой-нибудь из них строил себе небоскрёб, он исходил из собственных эстетических вкусов, которые были в среднем выше, чем вкусы толпы. Да, это были уже не храмы, но ещё и не стеклянные коробки. В постиндустриально-постинформационном обществе, ясное дело, ни о каких храмах и ни о каком стиле речи не идёт. Верх берёт эстетика домохозяек — эстетика «фальшивых бриллиантов». Блестит — и ладно.

По сути, современные небоскрёбы — это высшее воплощение эстетических предпочтений касты шудр, если не чандал. Если для брахманов (интеллектуалов, математиков) характерны храмовые постройки с чётким замыслом и точной геометрией, а для кшатриев (управленцев, генералов) — гиперутилитарный стиль «серых бараков и толстых стен», то для шудр — нечто «большее и блестящее». Так негритянские, кавказские и латиноамериканские нувориши цепляют на себя в беспорядке различные блестящие украшения. Как видно, белый, если он шудра, ушёл от них недалеко.

Брахманическую мегаархитектуру сейчас посмотреть, пожалуй, негде. С натяжкой к ней можно отнести вышеупомянутый «техноминарет» Бурж Дубай — его пропорции математичны, что есть знак храмовой постройки. Кшатрийскую мегаархитектуру можно подглядеть в различных диких диктатурах Востока: всякие там «бункеры Саддама» и прочая выжженная солнцем экзотика. Можно глянуть на спутниковые фото Пхеньяна — гигантская ржавая трёхгранная пирамида недостроенного суперотеля сверху выглядит очаровательно. В этом даже можно разглядеть некий брахманизм, ибо восточные деспотии как таковые ведут свою родословную от выродившихся кастовых технократий.

Вот задумайтесь хорошенько над такими вопросами. Сколько ресурсов надо, чтобы создать технологию физического бессмертия? Разработать искусственный интеллект?

Создать доступный космический транспорт? С точки зрения альтернативных издержек, любой из современных небоскрёбов — это неосуществлённый прорыв. Фальшивые бриллианты вместо богоподобия. Люди, занимающиеся подобной ерундой, обладают совершенно чуждым нам складом ума.

Очевидно, что держатели жизненного пространства окончательно выродились и изнежились, раз тратят свои ресурсы не на пушки, лаборатории и фабрики, а на такую ерунду. Стабильность миропорядка настолько запредельная, что вопросы эффективности и безопасности не интересуют по сути никого. Режим идёт на автопилоте, причём не только в России, но и вообще везде. По сути это и есть идеал утопистов Модерна, тот самый «мир во всём мире», «мир без войн». Рай для какого-нибудь инопланетного завоевателя: Земля капитулирует за семь часов. А мы кто, по сути? Инопланетные завоеватели и есть. Точнее — «пособники инопланетных оккупантов».

Электромагнитными бомбами — по мегаполисам и инфоцентралям, радиологическими — по цветущим оазисам и залежам энергоресурсов, на мировой рынок — миллиарды фальшивых банкнот, на орбиту — триллионы осколков, на заселённые континенты — бактериологическое оружие, на очаги сопротивления — ослепляющие лучи, на библиотеки и музеи — зажигательные бомбы, в океаны и моря — химическую гадость, и всё это — под весёлую музыку и радостные комментарии телевизионщиков. Вот увидите, они нам ещё и апплодировать будут. Медиакратия — это власть журналистов, а власть журналистов — это власть «чернухи». Но настоящей «чернухи» в современном мире маловато, вот и мается хрупкий мирок от скуки, ждёт завоевателя-насильника.

Чебуреки заказывали? Чебуреки пришли. Ешь ананасы, жри чебурек, день твой последний пришёл, человек!

Что же касается наших взгядов на архитектуру, то у нас есть два типа базовых архетипических построек. Первый — это чёрная башня, то есть шпиль без дверей и окон, уходящий в бесконечность. Из шпиля вертикально вверх бьёт столб света.

Второй — это пирамида с шестью (а не четырьмя, как обычно) гранями. Пирамида должна быть ступенчатой, но при этом наклонной. Как бы нечто среднее между могильной насыпью и зиггуратом.

031: НУМЕРОЛОГИЯ[править]

Древнейший символ Кеномы — куб. Да, форма Земли — шар. Но это мышление современного человека, смотрящего на внешнее, а не на внутреннее. Базовые пропорции топологии: длина, ширина, высота. Три измерения. Базовая форма — куб.

В проекции на плоскость — квадрат. Четыре материальные стихии. Четыре головы Брахмы. Четыре буквы в имени Демиурга (YHWH, ЯХВЕ). Просто — четыре.

За четвёркой следует пятёрка. Прежде, чем подойти к рассмотрению её значения, сделаем небольшой экскурс в прошлое. Согласно древнейшим основам греко-римской традиции, вся материя происходит из Хаоса (Тартара), но отделена от него. В чистой форме Хаос присутствует в материальном мире лишь в душах людей (правда, не всех) и в демонах (в дохристианскую эпоху слово «демон» имело положительную, а не отрицательную трактовку).

Как и прочие арийцы, эллины считали обозначением материи квадрат. Вершины квадрата олицетворяли четыре элемента: воздух, огонь, землю и воду. Иначе говоря — материю в своих основных формах. Каждому из элементов соответствуют свои духи элемента — элементали (разнообразные «элементали кислоты», «элементали боли», «элементали электричества» и даже «элементали большевизма» — новейшие изобретения, хоть и имеющие праобразы в античном оккультизме, но не имеющие права называться полноценными элементалями; элементалей четыре потому, что их четыре).

Элементалей не следует путать с архонтами: архонты находятся между материей и Хаосом, они — стражники. Элементали же находятся внутри материи. Собственно, они — и есть материя. Поэтому их нельзя считать однозначно враждебными Хаосу, ибо хотя цель Хаоса — уничтожение «реального мира» (вместе с элементалями, из которых он создан), ничто не мешает повернуть силу элементалей против власти Деми-Ургоса. Вот наглядный пример: металлический топор плох, ибо он материален, но металлический топор в руках адепта Предвечной Тьмы — это уже совсем другое дело.

Как соотносятся элементали с Богами Хаоса и Деми-Ургосом?

Откроем справочник по античной космологии и выпишем неоплатоническую схему классификации богов:

  1. Запредельное и Невыразимое
  2. Гиперкосмические Боги — властелины Духа
  3. Демиург — бог-творец материального мира
  4. Космические Боги — властелины материи

Схема весьма прозрачная и очень удобная (всё-таки древние не дураки были), рекомендуем взять на вооружение. Систему элементалей можно рассматривать как один из способов классификации Космических Богов, привязанный к трёхмерной топологии через символизм квадрата. Древних Богов (Богов Хаоса) же однозначно следует классифицировать как Гиперкосмических Богов, чьё проявление в нашем мире ограничевается деятельностью Деми-Ургоса (Бога-Творца) и его наместников — архонтов.

Что за число обозначает преодоление власти архонтов? Пятёрка.

Обратимся к пифагорейской числовой мистике. Пифагорейцы не первые, кто противопоставил четвёрке — пятёрку, но поскольку мы начали рассуждать об античной традиции, разберём в первую очередь их.

Четырём элементам падшего мира они противопоставляли пять. Пятый элемент — это иерон (эфир), то есть та самая искра Хаоса, проявленная на материальном уровне в демонах и в душе (психее) человека. Таким образом, квадрат Порядка трансформируется в пятиконечный сигил — пентаграмму.

Впрочем, анализ пифагорейства затрудняется тем, что это классическая эзотерическая школа магии: в ней был как Внутренний Круг Посвящённых, так и внешние круги профанов. А точность и достоверность информации, проходя через внешние круги, заметно падает. Что касается самого Пифагора, то учился он в том числе и у персидских магов, которые, как известно, ведут свою родословную от шумерских жрецов. Что конкретно Пифагор взял от шумеров, что — от орфиков, а что — получил посредством Откровения Извне, мы, наверное, не узнаем никогда. Поэтому не будем строить догадки, а вспомним, что шумерские жрецы тоже использовали пентаграмму и обозначали ей то же самое.

При этом значение шумерской пентаграммы ещё более однозначно (что, в общем, неудивительно, ведь шумеры жили раньше эллинов, а значит древние знания у них сохранились лучше), ибо привязано к геометрии не через элементы, а напрямую: четыре рога обозначают материальные направления («роза ветров»), а пятый рог указывает «вовне». Иначе говоря, шумерская пентаграмма — это «взломанный квадрат», прорыв за рамки трёхмерности, материальности. Остаётся лишь добавить, что шумерской пентаграммой сами шумеры обозначали слово «уб», означавшее дыру, портал и тайный ход, иначе говоря — прорыв топологии.

Итак, пентаграмма по-арийски — это тайный ход за пределы нашего мира.

Шумерская пентаграмма — это взлом геометрии, прорыв топологии, искривление пространства.

Греческая пентаграмма — это то же самое, плюс привязка к четырём элементалям и искре Хаоса.

Ориентация рогов пентаграммы указывает направление.

Пентаграмма рогами вверх — путь богочеловека из Хаоса в материю.

Пентаграмма рогами вниз — путь человекобога из материи в Хаос.

Все эти вещи были известны ещё шумерам, причём в то время, когда об алхимии, каббале, христианстве, сатанизме, эллинизме, иудаизме и прочем никто и слыхом не слыхивал. Это примордиальная арийская традиция в наиболее чистой форме (из тех, что вообще поддаются расшифровке, разумеется).

Ну а если вспоминать новейшие разработки на тему пентаграммы, то сразу же вспоминается «Elder Sign» из мифов Ктулху. Но тут вот какая штука. «Elder Sign» — изобретение не Лавкрафта, а Дерлета (Лавкрафт печать себе представлял иначе), а Дерлет — не просто профан, а последовательный профанизатор, свёдший лавкрафтианство к борьбе добра со злом, причём в роли добра выступает то, что у древних ариев считалось символом дегенерации. Более того, «Elder Sign» используется как противохтоническое средство, что диаметрально противоречит арийским воззрениям, согласно которым пентаграмма связана с хтонизмом и хаосизмом. Поэтому мифы Ктулху (за исключением, пожалуй, произведений самого Лавкрафта, и то с оговорками) не могут считаться надёжным источником, их надо рассматривать лишь через призму первоисточника — шумерской мифологии.

А теперь — интересный вопрос. Как связаны пентаграмма и свастика? Существует красивый антисоветский миф, согласно которому пентаграмма — это «еврейская звезда», а коммунисты её подняли на щит потому, что были «сатанистами-некромантами».

Мол, свастика означала Солнце, а пентаграмма — Луну. Миф красивый, но не соответствующий действительности. Ибо на самом деле свастика — не солярный символ, а пентаграмма — не лунный. И свастика, и пентаграмма — символы полярные, олицетворяющие полюс, то есть неподвижный центр движения.

Если использовать варяжскую терминологию, свастика — это Чёрный Вихрь, Мэльстрам, Хвергельмир, ледяной колодец, ведущий прямо в Гиннунгагап (Предвечный Хаос). Из чёрного ледяного водоворота поднимается змей Нидхоггр, грызущий корни Мирового Древа. Его пришествие предвещает гибель «реального мира».

Итак, свастика — это проекция Хаоса на материальный мир.

А пентаграмма — прорыв к Хаосу (извне или изнутри).

Комплементарность этих символов очевидна. Никакого «противостояния» между ними нет.

Вообще, надо ясно понимать, что нет магии «арийской» и «неарийской», есть магия высокоуровневая и низкоуровневая. Арийцы, будучи высшей расой, пользуются высокоуровневой. Остальные кормятся объедками с арийского стола.

И тут мы подходим к мистике следующего числа — шестёрки. Число шесть связано с преодолением иллюзорности тварного мира. Важнейшей частью нацистского гностицизма был арманизм, предназначавшийся для высших иерархов. Арманической традиции соответствовал свой уникальный рунический круг. Шестая (если первую считать за нулевую) руна арманического футарка — руна льда Хагал (не путать с руной Хагалаз).

В Третьем Рейхе под шестой арманической руной Хагал (руной льда) сражалась шестая дивизия Ваффен-СС — дивизия «НОРД». Её эмблема — как раз руна Хагал.

Руна льда в славянской традиции известна как «перунов громовник» и ассоциируется, как следует из названия, с Перуном (богом войны и разрушения) и громом с молнией, а также с градом.

В инвокационной магии руне льда соответствует шестиконечный сигил — гексаграмма.

Сейчас этот символ, увы, ассоциируется с государством Израиль, хотя индо-иранскими ариями он использовался тогда, когда евреев не было даже в проекте.

Итак, схема ясна.

Свастика — проекция Примордиального Хаоса.

Пентаграмма — прорыв в Хаос, в Плерому, в Навь.

Руна Хагал — уничтожение материального мира.

Теперь что касается знака, известного как «печать Хаоса». В Сети бытует байка, что печать Хаоса выдумал Муркок. Это хаоситская разновидность байки про то, что Некрономикон выдумал Лавкрафт: доказательств нет, но можно сойти за умного.

На самом же деле печать Хаоса — это знак разрыва колеса Сансары (брахмачакры, бхавачакры, пратитьясамутпадачакры) в традиции бон. То есть не Хаос как таковой и не путь к Хаосу, а цель Хаоса в проявленном мире. Гибель Сансары, Кармы, Брахмы. Вообще всего.

Этот символ использовал великий арийский завоеватель Чингизхан, поэтому печать Хаоса иногда называют «звездой Чингизхана». Как видите, претензии Муркока на авторство абсолютно неоправданы.

Как числовая мистика отображается на внешем облике запредельных существ?

Существует чёткий символизм тоталитарной хтоники, накрепко завязанный на числовую мистику и сакральную геометрию.

Градация идёт по количеству рогов: один, два и три соответственно.

Либо по количеству глаз: один, много (тысяча) и три соответственно.

Иерархия такая: Эмергентор, Паук Пустоты, демоны.

Эмергентор — это персонализированный Внепространственный Нуль (Всепространственный Объём), первичный сбой топологии. Говорить о какой-либо внутренней структуре бессмысленно — у бесконечности, как и у нуля, структуры нет.

Паук Пустоты — это персонализированная Незримая Сеть. Незримая Сеть — совокупность всех зон эмергенции (и, следовательно, записанных на них подпрограмм-эмергентов) во всех мирах, иными словами — актуализированный во времени Эмергентор.

Демоны — это непроявленные (не актуализированные во времени) подпрограммы Эмергентора. Как и Эмергентор, являются предвечным дефектом топологии и потому не могут быть стёрты или изгнаны.

Визуализация Эмергентора: чёрная воронка либо источник света.

Визуализация Паука Пустоты: многомерная координатная матрица.

Визуализация демонов: бесформенный Ужас либо потоки кода.

Важно количество глаз.

Один глаз — Эмергентор.

Три глаза — демон, программа Эмергентора.

Много (тысяча) глаз — Паук Пустоты.

В мифологии Лавкрафта Эмергентору соответствует Азатот, а Пауку Пустоты — Йог-Сотот.

Посланец Азатота — Ньярлатотеп, тройной горящий глаз. Всё чётко и ясно.

Теперь перекладываем эту схему на социополитическую матрицу.

Обратное время схлопывает гармоничные циклы в нулевую точку.

Этот процесс — сингуляризация. Его суть — обеспечение единственности.

Одна планета. Один язык. Один народ. Одно государство. Один вождь. Один бог.

В зависимости от выбранной системы отсчёта, этот процесс можно рассматривать как исполинскую чёрную воронку, засасывающую в себя всё новые и новые топологические единицы, а можно — как расползающуюся заразу, исходящую из одной точки.

Вопрос полного захвата воронкой/инфекцией планеты — это вопрос сингулярности.

Вопрос полного захвата воронкой/инфекцией вселенной — это вопрос точки Омега.

Напомню, что сингулярность — это появление коллективного разума, а точка Омега — это полное поглощение этим разумом всей материи. Гипотетическая тоталитарная теократия будущего — логичный промежуточный шаг на пути к этим целям. А для того, чтобы сделать этот шаг, необходимо много гуманитарных, но ещё больше технических технологий: начиная от простейших методов манипуляции сознанием и заканчивая нейроинтерфейсом и трансплантацией сознания.

Вопрос: какую роль здесь играет человечество?

Ответ: человечество подготавливает сингулярность, после чего будет ассимилировано сингулярностью.

Вывод: даже если Сингуляр будет использовать тела людей в качестве марионеток, человечество как проект прекратит своё существование. Следовательно, все социальные, политические, экономические, культурные, религиозные, этические и прочие концепты, ориентированные на человечество, автоматически теряют свою ценность. Человечество — это лишь этап, и этап пройденный.

На данный момент времени невоплощённый коллективный разум уже сформирован. Это — Синкрет.

Синкрет (Кора) Монолита — синергезированное синхронистичное коллективное сознание, эгрегор группировки, работающий как сервер обмена псайкерскими телепатограммами. Невоплощённое Единое Тело Эмергентора.

Из всего этого следует ряд выводов.

  • Во-первых, идущие от сингулярности волны обратного времени уже до нас доходят.
  • Во-вторых, точка сборки будущей технотронной теократии уже сформирована и запущена, остальное — вопросы техники.
  • В-третьих, существует единый канал связи «настоящее-будущее», работающий в обе стороны (прямо и обратно).

Пропускная способность канала и скорость передачи — неизвестные величины, но если Визитёры (трёхглазые гости из будущего) реальны (а они реальны, это материально доказанный факт), эти величины достаточны для обслуживания полного нейроинтерфейса. Это означает возможность полного сенсорного доступа к постсингулярностной солипсистской панвиртуальности. Возможность извлечения из этого практической пользы существами, стоящими на более низкой ступени развития (то есть нами) пока остаётся под вопросом. Что не вызывает сомнений, так это то, что канал давно работает в обе стороны, а значит присутствие в нашем временном периоде незримых покровителей, помощников и наблюдателей — самоочевидно. Будьте бдительны и не пропускайте Знаков.

Тысяча глаз смотрит.

032: ФАШИЗМ[править]

Поскольку современная Россия и её сателлиты — это последний оплот белой цивилизации, выступать против коммунизма может только клинический идиот или заведомо злонамеренный персонаж. Иными словами, расизм и антикоммунизм — несовместимы. Кто против Сталина, Берии и ГУЛАГа — тот против белой расы.

Существует лишь одна альтернатива СССР, которую имеет смысл обсуждать. Эта альтернатива — Гитлер и фашистский проект.

Как известно, фашизм — это местная европейская версия большевизма. Основатель фашизма Бенито Муссолини говорил, что сталинизм — это славянский фашизм, но это обычное хвастовство. Наоборот, фашизм — это итальянский сталинизм. Свастика была символом Красной Армии тогда, когда о Гитлере и Муссолини никто и слыхом не слыхивал. Не было бы Ленина — не было бы и Гитлера.

Почему немцы поддержали Гитлера, а не коммунистов? Да потому, что коммунисты — это агенты СССР, то есть русских. А НСДАП — это немецкая версия большевизма, которая конкурирует с русской.

Основная мысль у нацистов та же, что и у большевиков: аристократическая идея себя исчерпала, традиционализм тоже, будущее — за здоровыми кадрами из народа и технократическим прорывом. Просто нацисты аристократов прижали легко, а коммунисты — серьёзно.

Но и результаты тоже разные. Нацистский проект загнулся сразу, не выйдя за пределы Европы, а коммунистический — целый век гремел, вышел в финал. Немцы не смогли воевать со всеми белыми нациями, вместе взятыми — а русские смогли.

В общем, Гитлер — человек хороший, честный, но глупый. Чем кричать «бей евреев» на всю ивановскую, поступил бы как Сталин: оставил бы пару-тройку прикормленных евреев для витрины, и никаких проблем бы не было.

А то взялся за Холокост — и провалил его! Сейчас уже всем ясно, что никакого «истребления евреев миллионами» не было, то есть Гитлер даже здесь проиграл. Не оправдал надежд, на него возложенных.

Вообще, пора закрыть вопрос о «еврействе» и «антиарийстве» Советского Союза.

Запад признавал Холокост — СССР холокост не признавал. СССР даже запретил ГДР платить репарации Израилю!

И вот что забавно: на Западе денацификация, везде выколупывают «фашистское влияние», а СССР назло америкосам разрешил немцам ходить практически в той же форме, что была в Рейхе, только символику заменил.

Вот и получается, что коммунистическая ГДР — это прямое продолжение Третьего Рейха. Неонацисты в Германии сейчас где поднимают голову? В ГДР. Не было бы ГДР — не слышали бы мы ничего о немецком неонацизме. И уж ясное дело в ГДР не было орд цветных мигрантов на улицах и пресмыкания перед Израилем.

Никакой власти в СССР евреи не имели. Евреев не брали в престижные ВУЗы, в КГБ, на серьёзные государственные должности. Подчёркиваю: не иудеев не брали, а евреев! В Российской Империи еврей мог стать «своим», крестившись. В СССР такой путь для него был закрыт. Была даже в паспорте графа «национальность»!

При этом СССР не просто евреев держал за людей второго сорта (а при Сталине вообще готовил массовые депортации), он с Израилем воевал. То есть натурально отправлял войска воевать с Израилем, бить евреев. Круто? Вот именно. А наши правые млеют: «ах, нацизм», «ах, немцы».

Да ничего немецкого в нацистском проекте нет!

Разговоры про «еврейский большевизм» — это белогвардейская пропаганда. Русские белогвардейцы вскормили Гитлера, чтобы надавать русским большевикам по ушам при помощи немецкой биомассы. Умно, но причём здесь немцы? Немцы тут — статисты.

«Нацистский оккультизм» — опять-таки чисто русский продукт, сделанный русскими оккультистами Еленой Блаватской и Георгием Гурджиевым. А немцы как туземные папуасы с этим русским креативом до сих пор носятся: «ах, арии», «ах, гиперборейцы», «ах, великая индо-европейская цивилизация». А на всём этом «НС-оккультизме» большой штемпель «сделано в СССР». Плагиат, да и только.

«Германский гений молниеносновной войны» — это историческая чепуха. Танки придумали русские, блицкриг тоже придумали русские, причём здесь немцы — непонятно. «Великий немецкий ракетный гений фон Браун» строил ракеты по формулам русского учёного Циолковского, а сам проиграл русскому инженеру Королёву (кстати, из крестьян) в космической гонке. Кто первый в космосе? Русский Юра Гагарин. Всё, вопрос «немецкого гения» закрыт.

Из того же разряда — исторические штудии нацистов, все эти «шведы-викинги». Всем ясно, что викинги — это русы, норманны, то есть предки русских. Причём здесь ничтожнейшие шведы, в которых «великих воинов северных морей» не разглядеть и под микроскопом — непонятно.

Даже термин «нордическая раса» и тот придуман русским расологом Деникером, так о чём вообще речь? А Розенберг, что Розенберг? Русский немец, гражданин России.

Собственно, весь антисоветский проект мутили русские. Маннергейм? Русский!

Розенберг? Русский! Даже Гитлер и тот русский: настоящая фамилия — «Непомук».

Впрочем, «русский немец» — это «масло масляное», как известно, «дойче» — это произносимое на современно-немецкий лад «деутцы» или «довци». А деутцы-довци — самоназвание славянского племени.

Собственно, что такое «германцы»? Это «яро-маны», «ярые люди». То есть русские.

Всё-таки прав был Юрий Петухов — все народы произошли от русских, включая евреев.

Было такое государство — Русский Каганат, оно же — Хазария. Глава назывался «каганом», клялся в договорах «Перуном и Велесом». Антисемиты в фофудьях в хазарах видят каких-то мифических «древних евреев». Чушь! Еврей на коне с саблей — где это видано? Курам на смех.

Всё это чётко укладывается в общую концепцию эмергенции. Варвары — это «tabula rasa». На протяжении десятков тысяч лет русские отступали всё дальше на север, и теперь вот «зона непроявленности» ужалась до предела. Русские — это душа мира.

Если русские по какой-то причине погибнут, тепловая смерть вселенной неизбежна.

Но именно поэтому русские не погибнут.

Ну да ладно, это всё лирика, вернёмся к проекту фашизма.

Вот представь, ты — русский мужик. При царе месил говно, помещику прислуживал, а твою бабу какой-то французик лапал. А теперь — танкист, лётчик, инженер, ракету для полёта на Луну проектируешь!

И тут к тебе приходит генерал Власов (тот ещё кент: умудрился поработать и на белых, и на красных, и на коричневых — и предать всех ради… неудачников-англичан, которых русские большевики потом полвека по всему миру гоняли!) и говорит «а давай ты не будешь крутым русским танкистом, а будешь снова лохом крестьянским, снова помещику жопу подтирать будешь, только не французскому, а немецкому».

И рядом — поп стоит, то же самое говорит. Дескать, давай, Вася, нафиг тебе инженером быть, сдалась тебе эта Луна, ты давай за христолюбивого боярина Адольфа впрягайся! Немцы же реально церкви открывали, всё как сейчас, в современной России: русским — водка и церкви, немцам — машины и ракеты.

Понятно, что русские в массе своей послали немцев к чёрту. Притом, что при Сталине жилось несладко, режим реально был людоедский. Но русский лучше кровью пропотеет — но будет впереди всех, чтоб самый крутой! И уж ясно шестёркой у какой-то немчуры он быть не хочет.

Кстати, вот ещё один миф: дескать, «русские воевать не умеют, мясом завалили». И даются потери в войне у немцев и у русских. Тут глюк в том, что тут даются все потери, включая гражданское население (война-то велась на территории СССР!). А если гражданское население вычесть — у немцев потери больше получаются, но сопоставимые.

И это логично: воевать «мясом» в эпоху моторов — невозможно физически. Просто смотрим на показатели промышленности. Танков «Тигр» немцы собрали полторы тыщи, танков Т-34 русские собрали семьдесят тыщ. Какой, к чёрту, лендлиз, при такой разнице подачки «союзничков» роли не играют.

В общем, нацизм и фашизм — это жалкие потуги европейских унтерменьшей повторить успех русского большевизма. Все фирменные фишки нацизма, начиная от свастики и идеологических основ и кончая модным ныне «НС-оккультизмом» — упёрто у русских, сплагиачено, скопипасчено.

Почему русские люди млеют от «великого фашизма», когда у них под рукой истинно русский СССР, с которого фашизм скопипасчен — непонятно. Видимо, складывается идущий ещё из Российской Империи комплекс неполноценности: дескать, вот в Европе — цивилизация, а мы — быдло сиволапое, русопятское.

Наверное, немцы тоже так думали, когда давали деньги Владимиру Ленину «на развал Российской Империи». Чем это кончилось для немцев — мы все знаем из учебников истории. Берлин, 1945 год. «Эти русские опять всех обманули».

Но правый дискурс не исчерпывается тоталитарным нацизмом. В последнее время в фашистской среде стали популярны идеи «маленького уютненького государства», эдакой «русской эстонии», «русской латвии» или даже «локотской республики».

Дескать, отринем соблазны советской гигантомании (христиане добавляют — «безбожной»), будем жить в лесу, молиться колесу. И всё будет отлично!

Весь идиотизм и наивность такой логики очевидны любому, кто хоть что-то смыслит в экономике и геополитике. Советскому пути нет альтернативы! Либо развитое технократическое государство с мощным военно-промышленным комплексом — либо статус колонии.

Не хочешь строить танки и подводные лодки? Отлично, танки и подводные лодки будут строить Джон и Ганс, а ты будешь для Джона и Ганса мыть сортир и заворачивать гамбургеры (если ты мальчик), или делать им минет после тяжёлого трудового дня (если ты девочка).

Такова «пищевая пирамида» мировой экономики. Можно её не любить, можно тосковать по «старым добрым временам» лыцарей и прынцесс (которых, впрочем, никогда не было), но если ты устраняешься от «бремени белого человека», от бремени субъекта — ты автоматически становишься объектом. Третьего — не дано.

Одно из самых забавных, смешных и нелепых чувств, свойственных современным фашистам — ксенофобия, то есть дикий страх перед чужим, «азиатским» (то есть древнеарийским), начиная от персидской вязи и шестиконечной звезды и кончая новейшими достижениями генетики и биотехнологии.

Очень забавно, когда «страшный фашист» боится скушать шашлык или шаверму (или шаурму, как угодно), или презрительно (или даже с благоговейным ужасом) относится к «восточным сектам» и традициям самурайства (чем они хуже традиций рыцарства?).

Со стороны это выглядит как страх папуаса перед колонизатором, в то время как фашист должен сам обладать психологией колонизатора. А психология колонизатора — «я люблю Кавказ и кавказцев, но ненавижу тех, кому всё это дело сейчас принадлежит». То есть «человек ты плохой, а дом у тебя хороший».

Причины этого смешного поведения, в общем-то, ясны. Основная масса фашистов — не эволюционисты, а креационисты. А креационисты мыслят не прогрессивно, а статично, то есть в итоге — бинарно.

То есть для них арийцы — это «анти-цветные», в то время как на самом деле арийцы — это «цветные-плюс», «проапгрейженные цветные». И апгрейд этот касается умственных способностей, а не устройства системы пищеварения.

Русская революция начнётся с турецких ресторанов.

Помните: белые в Европу пришли именно с Востока, из Азии. Так называемые «древние деспотии Востока» были все поголовно белыми, не говоря уж о «жутких азиатских варварах» типа Атиллы и Чингизхана (где вы видели голубоглазых цветных?).

И ничего жуткого в этих обществах не было, они были честными и справедливыми.

Согласно монгольской Ясе, материальные ценности, приобретённые в походе, распределялись следующим образом: 60 % доставалось войску, 20 % доставалось джихангиру, 20 % доставалось императору. В переводе на современный язык это будет выглядеть так: 60 % будет доставаться солдатам, 20 % — командиру, 20 % — государству. Разве плохая идея?

Впрочем, фашизм — это лишь радикальная версия национализма.

Термин «национализм» часто используется в положительном ключе, но почему-то мало кто задумывался, что он вообще обозначает. А ведь вопрос непраздный, ибо в России этим словом обозначают ряд конфликтующих, но бесперспективных мирских идеологий.

  • Во-первых, это так называемый «патриотизм флага». То есть то, что под национализмом всегда понимает правящий режим. Люби флаг, люби страну, люби государство, люби президента, болей за «нужные» футбольные команды и т. д. Это самый примитивный национализм. Его примитивность в России усугубляется тем, что мы живём в стране, в которой фактически нечем гордится. В стране, которая образовалась как жалкий осколок великой империи. Русский, машущий флагом Российской Федерации — это дурак и самоубийца, враг самому себе.
  • Во-вторых, это гражданский национализм, то есть проект строительства государства на этнической или на суперэтнической основе. То есть, допустим, «Русская Республика» или «Великая Гиперборея». Непонятно — кто в этой республике будет главенствовать? И если будут главенствовать сами революционеры, что будет после революции? Без чёткого ответа на эти вопросы (а современный гражданский национализм их не даёт) революции не будет вообще, ибо внутренняя реальность отличается от консенсусной не настолько, чтобы произвести социальное движение.
    Поскольку основные националистические идеи свободы, равенства и братства дискредитированы, гражданский национализм (в том числе «завязанный» на этнику) нельзя считать революционной идеологией.
  • В-третьих, это этнический национализм, то есть оборонительный инстинкт этноса.
    При этом этнос скрепляется кровными связями, языком и культурой, расы для этноса не существует. Расовые гибриды («дети олимпиады» и т. д.) этническому националисту ближе, чем белокурые арийцы, говорящие на другом языке. Этот дискурс оборонческий, бесплодный, виктимный. Этнонационалистами являются в основном цветные народы, находящиеся на низком уровне развития и не способные к росту по биологическим причинам. Попытки трансформировать их родоплеменное мышление в революционную идеологию обречены на провал.
  • В-четвёртых, в России под термином «национализм» часто понимается белый расизм.

Расизм — вещь хорошая, но как и любой другой набор взглядов, расизм не революционен сам по себе. Ну да, есть разные расы. Да, есть более развитые, более близкие к божественному. Что из этого следует? Белое завоевание во имя развития и богоподобия? Но это не расизм, это эмергенцизм. Белое завоевание ради белого завоевания? Но это полная нелепица, не имеющая смысла.

В конечном итоге мы приходим к тому, что под термином «национализм» не понимается ничего, что было бы нам полезно. А почему? Да потому, что нация — это объект материального мира, а значит национализм — мирская, материалистическая идеология. А материализм помимо того, что является ущербным духовно, является совершенно нереволюционным. За прибавку к зарплате или красивый кусок ткани не идут на смертный бой. Чтобы поднять пламя восстания, нужно обращаться к трансцендентному. Истина, справедливость, возмездие, вечность и т. д. Тогда — сработает. А так…

Что же касается Монолита, то Монолит позиционирует себя как зародыш будущей русской сверхнации, и никакой иной национализм кроме национализма Монолита нас не интересует. Какие к чёрту нации? Мировой теократический режим, подготавливающий приход Тёмной Сингулярности — вот наша цель.

Важно заметить, что идеологическое поле национализма сильно фрагментировано.

Вот, например, некоторые камни преткновения:

  1. Отношение к евреям.
  2. Отношение к кавказцам.
  3. Отношение к русским.
  4. Отношение к Кремлю.
  5. Отношение к России.
  6. Отношение к Западу.
  7. Отношение к Востоку.
  8. Отношение к Гитлеру.
  9. Отношение к Сталину.

10. Отношение к Путину.

И так далее, и тому подобное.

Вышеупомянутых пунктов уже хватает, чтобы создать 1024 идеологии. А можно продолжать и продолжать, вплоть до спора о том, кто лучше — Гитлер или братья Штрассеры, и до спора о том, кто из братьев Штрассеров «вернее понимает идеи национал-социализма». И лишь потом, на разрыхленную почву, будет иметь смысл внедрять некие новые, объединяющие аттракторы, которые не должны быть связаны со старыми никоим образом.

Как уже было заявлено, самый перспективный из видов национализма — расовый, то есть популяционный.

Иерархия популяций такая:

  1. племя
  2. этнос
  3. нация
  4. раса

Национализм как идеология — это XVIII век, дискурс Великой Французской Революции.

Аристократов — на мыло, буржуазия — рулит, «свобода, равенство и братство навечно каждому даны, прикончим мировое рабство с благословенья Сатаны».

Несколько родственных этносов сплавлялись в один на основе одного языка, одного флага, одного государства. Границы наций прочерчивались по границам рынков, а «клеем» наций была буржуазия. При этом национализм, в отличие от племенного (трайбалистского) мышления, был более разборчив в вопросах расы. На уровне племени межрасовый брак в целях «замирения» — это норма. На уровне нации уже начинаются сложности.

Следующим этапом идёт расизм. Он появился значительно позже. Фактически, это дискурс XIX века, дискурс Британской Империи. Белые покорили планету и попытались как-то это обосновать. Отсюда пошёл британский израилизм, то есть возрождение библейских расовых концептов. Причём что важно: расизм Британской Империи выводился из Библии. То есть белые — это израилиты (древние евреи) и именно поэтому должны править. Сравните с погрязшим в Модерне (то есть в конечном итоге — в марксизме) копипастером Гитлером, который, наоборот, переписал Библию «под расизм», поставив идеологию над религией.

Схема простая и чёткая. Племена объединяются в племенные союзы. Затем на основе самого сильного племенного союза формируется этническая среда. Затем появляется национализм и объединяет различные этносы и субэтносы в единую нацию. Позже появляется расизм и обосноввывает онтологическое единство всех белых народов.

Линия эмергенции чёткая. Следующий этап можно легко просчитать: это планетарное сверхгосударство белых. Одна раса, одно государство, одна валюта, одна столица, один язык, один правитель, один бог. Ну а дальше — Тёмная Сингулярность. Была одна раса — стало одно существо. Всё логично и понятно.

Поэтому когда национал-регионалисты пишут о том, что регионализм (то есть неотрайбализм) и национализм противостоят друг другу — это совершенно верно.

Однако в чём они не правы, так это в том, что регионализм они считают «более прогрессивным». Между тем, в глобализированном мире «регионализм» — это уровень «туземных достопримечательностей». То есть ниша развитая, популярная, прибыльная, но на политику и экономику никак не влияющая. Кто такой, например, король Швеции?

Смешно даже задаваться таким вопросом. Это персонаж уровня бомжа-музыканта в переходе, только доходом чуть повыше.

В конечном итоге мышление трайбалиста-регионалиста — это мышление кулика, хвалящего своё болото. Сохраним бесценные культурные достижения великого чукотского народа: пляски вокруг костра и резьбу по моржовому клыку. Какой, к чёрту, моржовой клык, когда человек уже полвека как на Луне высадился?! Ну кого это может заинтересовать? Это и самим чукчам-то нафиг не надо.

При этом регионализм не надо путать с сепаратизмом. Регионализм — это чистой воды правый, оборонческий дискурс. Сепаратизм — это дискурс левый, атакующий.

Сепаратизм, достигнув победы в обороне, сразу переходит в наступление (см. вторжение чеченцев в Дагестан).

Разберём разницу на примере «прочеченского» позиционирования.

Правый подход: «защитим бедных слабых чеченцев».

Левый подход: «взорвём Кремль во имя Аллаха».

Переведём то же самое на так называемый «русский национализм».

Правый подход: «русских людей обижают и притесняют».

Левый подход: «поднимем русский флаг над Кремлём».

Итак, промежуточный итог.

Этническое мышление выше узкоплеменного.

Национальное мышление выше узкоэтнического.

Расовое мышление выше узконационального.

Сингуляристское мышление выше узкорасового.

Регионализм (в том числе этнический) и сингуляризм несовместимы. Племенное мышление видно уже на уровне низших животных, а сингуляризм — новейший и самый совершенный продукт эмергенции (на всякий случай напомним, что слово «сингулярность» дословно означает «единственность»).

В качестве иллюстрации к этому тезису представьте себе типичный рай регионалиста.

Домик с белым заборчиком, хрюшки-плюшки на местной ферме, клуб исторического фехтования, как верх авангарда — питейное заведение или кинотеатр. И тут с неба спускается летающая тарелка, а оттуда выпрыгивает несколько крепких культистов во главе с киборгом-жрецом — утаскивать бедного регионалиста «на переработку».

Фильм ужасов.

Понятно, что выбирая между «домиком с белым заборчиком» и «летающей тарелкой», молодёжь безоговорочно выберет второе. Поэтому регионализм в России будущего не имеет. Даже в форме сепаратизма. В качестве «успешно отколовшихся» регионов могут привести Украину и Беларусь, но во-первых, Украина и Беларусь были отделены «сверху», а во-вторых, они сразу же устремились в наднациональный проект — Европейский Союз. Ибо хрюшки — хрюшками, плюшки — плюшками, а цивилизация всё равно привлекательней.

Важный момент: визуальные аттракторы регионалистов и этнонационалистов очень близки. Клич «назад в пещеры» с точки зрения современного человека выглядит дико, вне зависимости от того, говорим ли мы о «регионалистской» пещере с плюшками-хрюшками или «этнонационалистской» пещере с фофудьей, деревянными идолами и прочим «коловращением».

Ключевое слово — «традиционализм».

Как верно заметил Владислав Сурков, в России нет образа будущего, нет футуризма.

Вероятно, это потому, что у России нет будущего вообще, и каждый, кто заглядывает вперёд, видит лишь чёрную дыру. Это ощущение неизбежного краха (Дня Икс, Дня Жареного Петуха, Дня Большого Пиздеца и т. д.) и создаёт все современные оппозиционные движения, которые формируются не как фракции лоббирования определённых групп и не как инструменты борьбы за власть, а как секты, ждущие Конца Света, причём сценарий Конца Света у всех разный, но в его неизбежности никто не сомневается.

Но ребята, чёрная дыра — это тоже образ будущего. Которое, как известно, беспощадно. И рулить там будут вовсе не резчики по моржовому клыку, а совсем другие люди.

Националисты смотрят не в будущее, а в прошлое: советские — в прошлое до 1991 года, имперские — в прошлое до 1917 года, языческие — в прошлое до 988 года.

Вопросы модернизации вообще националистами не поднимаются. Националисты же (в отличие от коммунистов) в большинстве своём считают модернизацию «богомерзким изобретением Совка». Дескать, наука — это плохо, машинерия — не нужна, будем ездить на рикшах, а зад подтирать пальцем. Причём это касается как национал-фашистов (которых тянет в аграрную эпоху и деревенщину), так и национал-либералов (которых тянет в постиндустриальное общество). Хотя понятно, что аграрный строй — это вымирание 99 % населения и нищета (в том числе духовная) оставшихся, а для постиндустриального общества нужны колонии (например, поздняя Римская Империи — это типичное постиндустриальное государство), которые либералы, наоборот, предлагают «сбрасывать с вагона», наивно думая, что этническая преступность убежит вместе с ними. Это абсолютная глупость. С отделением Азербайджана азербайджанцев в Москве не стало меньше. Как раз наоборот — больше. В десять тысяч раз больше. То же самое произошло на Западе. Перестал Пакистан быть колонией Англии — сразу пакистанцы в метрополию ринулись. В общем, кому весь этот дискурс выгоден — я думаю понятно без разъяснений.

Идея РаХоВы (священной расовой войны) родилась на Западе, и несёт в себе все минусы западной изотропно-бинарной логики диалектического материализма (марксизма): добро/зло, хорошее/плохое, белое/чёрное. Поэтому в представлении западных расистов чёрные — это те же белые, но со знаком минус.

Дескать, была хорошая Гиперборея — и жили там хорошие гиперборейцы, а правил ими главный гипербореец. А была плохая Лемурия — и жили там плохие лемурийцы, а правил ими главный лемуриец.

Эта схема в той или иной форме распространяется на всю человеческую историю. «Хороший арийский Рим» против «плохого еврейского Карфагена», «хорошая арийская Русь» против «плохой еврейской Хазарии», «хороший арийский Рейх» против «плохого еврейского СССР» (или, наоборот, «хороший арийский СССР» против «плохого еврейского Рейха»).

То, что и в Риме, и в Карфагене, и в Руси, и в Хазарии, и в Рейхе, и в СССР правили нордические арийцы — просто не умещается у адепта РаХоВы в голове.

«Как же так», — думает национал-толкинист, — «раз они все были арийскими, почему они воевали друг с другом?» Национал-толкинист не понимает, что есть расы высшие, а есть расы низшие. Он не понимает, что у эмергенции есть чёткий вектор, и что эволюционный конфликт ведётся не между людьми и обезьянами, а между различными видами людей.

Отсюда, кстати, и любовь национал-толкинистов к «объединительству». Они всё хотят «объединить все здоровые силы», не понимая, что эволюция движется через подвиды, то есть через расколы. Был стандартный вид — появился мутант. Если мутант хуже стандартного вида — он вымирает, если лучше — побеждает и порождает новых мутантов. Таким образом идёт эмергенция.

Нетрудно понять, откуда идёт весь национал-толкинизм. Оттуда же, откуда и воззрения профессора Толкина — из христианского креационизма (Толкин был католиком). Дескать, мир — это не арена борьбы, а «заранее созданная» движущаяся картинка, имеющая некую «исходную божественную задумку».

Между тем, «орды орков», штурмующие «эльфийские цитадели», бывают только в книжках. Вся история — это не конфликт «хороших» и «плохих» рас, а конфликт различных белых элит, которые цветных используют разве что в качестве пушечного мяса и рабочей силы.

Поэтому когда какой-нибудь «истинно-арийский» фашист попрекает русских, что они, дескать, воевали с европейцами, нужно понимать, что это естественное положение вещей. Ну не с собственными же слугами им воевать?

Плакаться о «жутких цветных», которые «угнетают бедных французов и англичан» — это путь лузера, путь раба. Путь арийца — это путь Леонида Брежнева: вооружить цветных автоматами и пустить их лавиной на Европу, пушечным мясом. Не русских же в качестве пушечного мяса использовать?

Так что пресловутая Холодная Война — это не «жуткий выверт богомерзкого большевизма», а воплощение самой что ни на есть арийской воли к власти. Любой здоровый русский режим будет вести Холодную Войну (а может даже «горячую») со всеми остальными белыми нациями. И нет разницы, под каким флагом это будет производиться — под флагом «освобождения белых американцев от еврейского ига», под флагом «освобождения американских пролетариев от гнёта буржуев» или даже под флагом «принесения света мировой демократии американскому народу, не покаявшемуся за своё тоталитарное прошлое».

Забавно, что русский национализм родился именно как «красно-коричневая» идеология, то есть как гибрид коммунизма с фашизмом, двух левых идеологий.

Тезисы соответственно тоже были левые, революционные: верните деньги, отдайте собственность, делитесь властью! Собственно националистической идеи (объединения всех классов нации перед лицом других наций) там не было, как раз наоборот — соглашательство с «антинародным режимом» или тем более с олигархами (даже трижды русскими) воспринималось как однозначная ересь.

Терминология так называемых «русских националистов» — это тоже чистое левачество (взять хотя бы слова «режим», «Система» и т. д., которые нормальный правый не будет употреблять), изредка приправленное словечками типа «нация», «национальный» — но скорее для виду, чем всерьёз, ибо все русские буржуи автоматически записываются в нерусь.

Классический национализм (в духе «хохлы тырят наш газ» и «надаём ляхам за Лжедмитрия») с шовинистическим душком появился значительно позже. Причём этот национализм был однозначно «за буржуев», и в этом нет ничего странного, ибо национализм — чисто буржуазная идеология. Вкратце он заключается в тезисе: «вы, разноплеменные народы на территории наших рынков сбыта, теперь будете одной нацией, чтобы мы, буржуи, могли эффективней конкурировать с буржуями из других земель».

То есть главные буржуазные националисты — это крупная буржуазия, толстосумы, финансовые воротилы. Что же касается так называемых «демократов» и «либералов», то достаточно посмотреть на их годовой доход, чтобы понять, что к буржуазии они отношения не имеют — это люмпен-пролетариат со всеми вытекающими (вплоть до привычки напиваться до харкоты и писать в подъездах).

Правый — значит охранитель. Правыми традиционно называли тех, кто за текущий порядок вещей, а левыми — тех, кто за прогресс и модернизацию. Поэтому лоялизм — это правая идеология, а, скажем, постгуманизм — левая. А расизм? Правый расизм — это «остановим оккупацию», «сохраним все расы, как они есть», «отстоим традиционное этническое поле», «защитим коренные народы России» и прочее сохранение статуса-кво. Нам (русским технократам-постгуманистам) это совершенно неинтересно.

Одна из главных язв правого дискурса, которая полностью исключает популярность правой идеологии в среде интеллектуалов — так называемый «христианский антикоммунизм». Заключается он в тезисе о том, что вот, жили русские «в гармонии с богом», и тут вдруг пришли страшные-ужасные «коммуняки» и «понастроили богомерзких заводов» да «богохульных космодромов», «дырок в небе ракетами понаделали».

Характерно, что родноверы-неоязычники не только не преодолели эту язву, но и усилили её, добавив «экологический» подтекст («отравление природы», «ухудшение экологической обстановки» и т. д.). Вообще, ходящие в звериных шкурах и пляшущие вокруг деревянного полового члена язычники куда дальше от технократизма, чем даже жирные патриархийные попы, изгоняющие из компьютеров «нечистую силу» обрызгиванием «святой водой». Но понятно, что в основе и тех, и других лежит христианский идеал смиренного человечка, который ничем не интересуется и ничего не делает, только ходит в церковь и замаливает грехи.

В результате образуется идеологическая ловушка. Если ты националист — то должен считать хождение в лаптях верхом духовности и благолепия. И наоборот, если ты поддерживаешь советскую индустриализацию и считаешь реакторы и космодромы не «богомерзким атеистическим ядом», а чем-то позитивным — ты «безбожный совок», «коммуняка».

Для многих это является тормозом к тому, чтобы идентифицировать себя с национализмом. Какая позитивная программа была у красных, у КПРФ? Настроим заводов, космодромов, завоюем мир. А у националистов? «Назад, в пещеры» — отринем соблазны современной цивилизации (в лице «безбожного коммунизма» и «богомерзкого Запада»), будем жить как до революции: ходить в лаптях, водить хороводы, пить водку, в церквях грехи замаливать. В общем — молиться, поститься и слушать радио «Радонеж». Современного белого интеллектуала от такой постановки вопроса тянет блевать.

Между тем, христианские реликты в русском национализме противоречат не только воле к власти, но и воли к жизни. Всё-таки главное счастье христиан в том, что они не принимают свою религию всерьёз, иначе бы они давно превратились в калек на паперти, потрясающих культями. Точнее, не так — те христиане, которые принимали свою религию всерьёз, давно вымерли по этой самой причине. Остались христиане умеренные — дескать, «мы, конечно, не одобряем», но «надо быть реалистами». Остальные просто не выдержали конкуренции и сошли с дистанции.

Так или иначе, пока национализм (в том числе «языческий» и «сатанистский») будет свою ценностную базу брать от христианства, он никогда не станет привлекателен в среде городских интеллектуалов — то есть в той среде, которая, собственно, и является основной движущей силой революций в современном мире.

Есть, правда, и экономическое обоснование национализма. Если отбросить лживую пропаганду в духе «цветные отнимают у нас рабочие места», «цветные насилуют женщин и торгуют героином» и прочее фуфло, становится понятно, что подсознательный позыв, лежащий в основе русского национализма (как антиеврейского, так и антикавказского) имеет не просто экономическую, но классовую, кастовую природу.

Судите сами. Цветные подмяли под себя всю сферу торговли. Поэтому призыв «не покупай у цветных» идиотичен — ибо цветным принадлежит вся сфера торговли, на 100 %. Если ты что-то покупаешь или продаёшь — ты помогаешь цветным народцам.

Автоматически!

При СССР бизнес был запрещён, поэтому цветные сидели по своим аулам. Никто их там не держал. Бери билет (а билеты были дешёвые, не то что сейчас) и езжай в столицу! Но кем там работать, чем там заниматься? Ракеты и танки проектировать?

Детишек в школе учить? Зонды на Марс запускать? Всё это для цветных слишком трудно и неинтересно, они к такой работе неприспособлены.

Что во время СССР, что сейчас — технократа-неарийца не встретишь. И что во время СССР, что сейчас — не встретишь русского торгаша. Русский не будет сидеть в банке или в торговой палатке. Цветной не будет строить машины и проектировать технику. Экологические ниши не пересекаются.

Поэтому русский программист, инженер, учёный с кавказцами и евреями не конкурирует. Ибо представителей этих народов в подобных сферах деятельности — с гулькин нос, и это как правило обрусевшие полукровки. Зато он конкурирует с другими русскими программистами, инженерами, учёными, если это вообще можно назвать конкуренцией, ибо конкуренция возможна лишь в непроизводительных видах деятельности, в «играх с нулевой суммой». Ибо если капитан корабля начнёт конкурировать со штурманом, корабль развалится на куски.

При этом средний русский националист не только не хочет стать «лучше кавказца и еврея в деле торговли», он даже не хочет стать богаче их, иначе он бы не лез в политику, а просто упорно работал бы. Он хочет заниматься любимым делом и при этом быть не чмом под ногами еврейских и кавказских буржуев, а уважаемым человеком. Сами русские не хотят быть буржуями, банкирами и торговцами — им это неинтересно, да и плохо у них это дело получается.

То есть реальный (а не фиктивный) подсознательный позыв, движущий русскими националистами, ясен и прост: верните нам командно-административную экономику!

То есть: верните нам коммунизм!

Русские хотят строя, где доминировали бы брахманы (интеллектуалы) и кшатрии (воины), а вайшью (торговцы) бы занимали низшие уровни иерархии. Это автоматически разрешает расовый вопрос. При капитализме же расовый вопрос решить вообще невозможно, ибо даже если будет «министерство по борьбе с инорасовой угрозой», статус «почётного арийца» можно будет легко купить за деньги, как это, собственно, и было в Третьем Рейхе. Поэтому-то коммунист Сталин разрешил «еврейский вопрос», а капиталист Гитлер — не смог.

В своё время Карл Маркс сказал, что уничтожить евреев можно лишь уничтожив торгашество. Он не ошибся.

Увы, большинство националистов этого не понимает. В девяностых годах русские патриоты видели своим главным врагом американцев и «мировой сионизм». В начале двухтысячных русские патриоты видели своим главным врагом кавказскую мафию и еврейских литераторов. К концу второго срока Путина патриоты выбрали своим главным врагом бесправных дворников-таджиков и ещё более бесправных русских антифашистов. Если так пойдёт дальше, то скоро главной проблемой русского патриотизма станет проблема бездомных собак («разносят по нашим городам заразу»,

«кусают русских прохожих» и т. д.). Русский национализм окончательно превратился в идеологию национальной капитуляции.

СССР явно испортил русских. Тезис «и кухарку научим управлять государством», приведённый в жизнь лифтами социальной мобильности («кто был ничем — тот станет всем») и всеобщим бесплатным образованием, сильно уменьшил поголовье кухарок, а также дворников, уборщиков и прочих пролетариев, которых теперь приходится заменять цветными.

Казалось бы, что человеку в жизни нужно? Дом, хорошая работа, симпатичная жена, детишки, приличная старость. Всё это предлагают идеологии либерализма (религия водки и рыбной нарезки) и национализма (религия 14 слов). Но они в России потерпели полнейший и необратимый провал. Русские не хотят заворачивать для европейцев гамбургеры и обслуживать иностранных секс-туристов. Они хотят чёрных башен и полётов на Марс. А тех, кто этого не хотят (в частности европейцев и американцев) — считают за недочеловеков.

Не цепляют русского человека 14 слов, не цепляют…

В конце концов эти 14 слов были придуманы на Западе, а Запад — враг белой расы.

Цель Запада — увеличение скорости оборота средств обмена. Других целей у этой системы нет и быть не может. Иными словами, бабло должно крутиться. Чтобы бабло крутилось, нужна максимизация количества транзакций. «Пакупай, прадавай, слющай, да?» Вопрос прибыли или выгоды в капитализме не стоит. Сама система, если рассматривать её именно как систему, как живой организм, заинтересована лишь в увеличении количества транзакций. Поэтому самый крутой миллиардер, если он не тратит эти миллиарды — лох. То есть с точки зрения системы — тромб, блокирующий денежный оборот. Считать, что денежный оборот (деньги — символ транзакции) как-то связан с прогрессом или хотя бы ростом — глупо. Какая разница, что обменивать — компьютеры или какашки в сахаре? Подобный подход (количество вместо качества) всегда приводит только к регрессу. Достаточно посмотреть, во что превращается любой хороший проект, когда туда приходит коммерция. Коммерция — это энтропия в чистом виде. The best things in life are free.

Иногда традиционному западному капитализму противопоставляют «шведский социализм», господствующий в скандинавских странах. Но «шведский социализм» — это уравниловка в худшем, карикатурном виде. Там даже школьников-отличников заставляют исправлять себе оценки на более низкие, чтобы «не обижать альтернативно одарённых». Главными «проблемами общества» там объявляется гендерная, расовая, физическая и интеллектуальная уравниловка. При «шведском социализме» русские выродятся за одно поколение.

Русский в душе — левый революционер, а не правый консерватор. Вопросы «борьбы с содомитами» и «запрета абортов» интересуют русских лишь как повод показать кукиш властям. Русскому человеку куда ближе Китай, готовящий пилотируемую экспедицию на Марс, чем Америка, которая потеряла интерес даже к земной орбите и две трети всей своей техники экспортирует из того же Китая, а треть — из Кореи и Японии.

Ни одного полноценного русского западника в России нет. И за пределами России тоже — успешные русские эмигранты всеми руками поддерживают борьбу с либеральной заразой. Запад — враг белой расы. Это чётко понимали и Гитлер, и Сталин, и Ленин.

Особенно Сталин. СССР — это грубая реконструкция Римской Империи, а также древних азиатских деспотий вроде Шумера, Вавилона и Ассирии. Все эти «города-герои»,

«дни пограничника», «народные дружинники», «заслуженные ветераны», «почётные председатели», «переходящие знамёна», весь этот «вечный огонь» и КПССовский церемониал, весь этот культ личности со статуями «бога-императора» и «вечно живым отцом-основателем», ежегодные парады на Красной Площади в красочной и дорогой униформе (ритуальная присяга касты кшатриев касте брахманов).

Важная часть раннебольшевистского проекта — архетип «красного хама». Развязно вести себя (опаздывать на работу, одеваться как угодно, говорить не по протоколу, ругаться матом и т. д.) могут позволить себе лишь две категории людей: рабы и начальники. От первого до второго — прямая дорожка.

Вообще, так называемое «культурное поведение», все эти загоны про «privacy», «harassment» и «личную жизнь» — это гнилой продукт упадочной буржуазной цивилизации. Мы никогда не считали приставания, шпионаж или чтение чужой почты чем-то плохим или недостойным истинного евразийца.

Настоящий орк или тролль должен ездить на танке, а не на лимузине, одеваться в комбинезон, а не в костюм, и ходить в сапогах, а не в туфлях. Иначе он постепенно будет обуржуазиваться, терять жизненную силу и превращаться в аморфного слабака, которых так много в наших городах сегодня. Да, самок троллей это тоже касается.

Так что сколько бы мы не говорили о необходимости гламурной социальной маскировки, но если она не кончится грязным армейским сапогом, попирающим святыни старого мира, она никому нафиг не нужна.

Уют — враг степи.

Убивая — пожирай, пожирая — убивай.

Вот и вся национальная идея.

Впрочем, не надо рассматривать эту аргументацию как отрицание гитлеризма. Мы не одобряем персонажей, принимающих одни аспекты Зла и отрицающих другие. Дескать, только Сталин — хороший, а Троцкий, Гитлер и Ленин — плохие. Или наоборот, в любых комбинациях. Это неконструктивный подход, бинарная рефлексия. Мы — враги этого мира, а значит наши образы — это всё, что этот мир ненавидит. Даже в облике наших врагов нужно уметь вычленять что-то своё. Например, «жуткие иудо-каббалисты» с ядовитыми насекомыми в всклокоченной бороде — наши, а унылые офисные еврейчики — чужие. Или, например, «кровавый чекист Путин» — наш, а реальный серый клерк-западник, помешанный на всём европейском — чужой. Сталин, Гитлер, Мао, Троцкий, Че, Махно, Унгерн, Унабомбер, Пол Пот и т. д. и т. п. — все эти персонажи наши, по крайней мере той их частью, которую ненавидит общество. Попытка переигрывать внутренние конфликты между ними — путь в никуда. Есть лишь один конфликт: конфликт Нави против Яви. А посему мы включаем гимн СССР, вскидываем руку в нацистском приветствии и восклицаем: Да, Смерть!

033: МАТРИАРХАТ[править]

Идеальная полиция должна комплектоваться исключительно из женщин. Тем более — полиция тоталитарного теократического государства. В построссийской Руси не должно быть ни одного мужчины-полицейского.

Грядущая Русь — русская вольница. Отменяем все старые законы, распускаем тюрьмы (всем заключённым — амнистия), разрешаем «vigilante justice». Анархия — мать порядка. При этом полиция будет — но религиозная.

Религиозная полиция: BDSM-аттрактор против гомо-аттрактора. Энфорсеры — исключительно женщины. Заказываем у модельеров красивую униформу, не скупимся на кожу. В медиасфере создаётся имидж «кровавых садисток-истязательниц», подкрепляемый «утечкой» видеозаписей. Сексуальный подтекст не педалируется (это было бы пошло), но намекается.

Уничтожение института тюрем как такового. Серьёзные проступки против веры караются принесением в жертву на алтарях Хаоса. Лёгкие проступки караются телесными наказаниями (плеть, пытки и т. д.). Палачи — исключительно женщины.

Общий дух «tabula rasa» («первого дня» по Французской Революции, «дня ноль» по Пол Поту и т. д.), то есть обнуления истории. В центре столицы строится гигантский храм Хаоса с огромным ктулхуобразным идолом и жертвенным алтарём, где казнят религиозных преступников (с трансляцией по центральным и спутниковым каналам).

Казнью заведует вышеупомянутая религиозная полиция.

Никакой политики. Глава правящей церкви — руководитель государства. Он же — верховный жрец. Высчитываются «точки силы» на планете, в которых нужно построить храмы Хаоса. Ставится тезис, что потенциально все эти точки силы надо завоевать, причём сроки могут как указываться, так и не указываться. Все политические решения аргументируются религиозными терминами и только ими. Везде вешаем чёрные флаги и строим башни без окон, зиггураты, некрополи. В уральских горах под землёй строим новую столицу, но публике пока не показываем.

Создание «Carnage TV» — реалити-шоу всерьёз: пытки и казни в прямом эфире, бомбёжки городов, проповеди в high-tech храмах и т. д. Всё это преподносится как «cool». Экспорт «дичинки»: дипломат в «инопланетном» противогазе и балахоне с трибуны ООН громко цитирует Некрономикон и стучит посохом. Публика прётся.

Сексуальное государство. Для мужчин — закрепляем право на полигамию. Для женщин — матриархат. Вся полиция, всё жречество — исключительно женщины. Телохранителей дипломатам подбираем тоже сплошь женщин. Видеоряд: жрец в рясе с посохом в окружении полуголых (topless) девиц в коже и с автоматами.

Культ мёртвых, пропаганда некромантии, кладбищенско-готическая эстетика.

Гробница — храм. За осквернение русского кладбища — смертная казнь. Научные и магические опыты по оживлению трупов. Успешные или нет — неважно, главное — сама постановка вопроса.

И, разумеется, ничего старого. Полный авангард. Смена стиля, моды, тотальный поворот. Костюм-тройка должен восприниматься как клоунская одежда лузера и задрота. Рясы, комбинезоны, балахоны, камуфляж на худой конец — норма.

Эстетическая революция. В центре — женщина-садистка.

Разумеется, никто не захочет терпеть женщин, которых трахаект кто-то другой, в качестве садисток, поэтому женщины-полицейские должны быть лесбиянками. Это, кстати, автоматически снимает вопрос о выстраивании иерархий — тюремно-военная гомосексуальная иерархия просто переносится на женскую почву. Тем более что женская лагерная иерархия значительно мягче мужской, а значит оставляет больше места для профессионализма и законности.

У этого проекта есть ряд нюансов. Например, в современной полиции действует такое правило, что человека должен обыскивать лишь полицейский одного с ним пола.

Понятно, что в случае с чисто женской полицией это исключено, и обыск мужчины превращается в BDSM-сеанс. С другой стороны, в случае с обыском женщин это правило будет исполняться автоматически, да вот «незадача», полиция-то у нас комплектуется из лесбиянок, так что обыск женщины будет таким же (а то и более жёстким) BDSM-сеансом.

Или вот всем известные «демократизаторы» — резиновые дубинки. Типичный фаллический символ, в руках мужчины служащий лишь утилитарным инструментом, в руках женщины превращается в статусный инструмент (вспоминаем «Солдата Джейн» и её незабвенное «suck my dick», которое во всех русских переводах, почему-то, стесняются переводить дословно, что делает всю гендерную идею фильма непонятной для русскоязычного зрителя). Можно только догадываться, как сей инструмент будет применяться в инициатических действах, связанных с иерархическими разборками.

Кстати, то же самое можно сказать обо всех продолговатых видах оружия.

Отдельный момент — допросы и пытки. Из них, с одной стороны, исчезает эффект гомо-конкуренции, что делает их более эффективными. С другой стороны, в них появляется чёткий сексуальный подтекст. На уровне имиджа и эстетики этот подтекст надо тщательно культивировать. Помимо очевидного имиджевого бонуса для нации, это даст любым обвинениям в «чекистских издевательствах» пикантный оттенок двусмысленности, полностью нивелирующий антирежимный пафос как таковой.

Иногда говорят, что любая политика — это BDSM. Это по большей части правда.

Вопрос в том, что есть BDSM гетеросексуальный, а есть — гомосексуальный.

Аттракторы гомо-BDSM можно эксплуатировать (например, если нужно работать с кшатрийскими иерархиями), в этом ничего плохого нет («всё для фронта, всё для победы», мы же играем на туземном иностраннопоклонничестве — и ничего), но строить на них брахманическую организацию — безумие. Единственное, что нужно добавить, это то, что революционная организация — это не чистый брахманизм, ибо участвует в социальной деятельности. А значит помимо формальной правоты революционер должен обладать высоким уровнем воли (примативность). Фишка в том что в мире людей примативность, ранг и статус — три совершенно разные вещи.

Важный момент: деструкция и вивисекция — это агрессия внеранговая, машинно-инсектоидная.

В мире людей она характерна для женщин (см. библейскую Эсфирь, различные кровавые матриархальные культы и т. д.) и высокопримативных мужчин-«омег» (Ленин, Сталин, Наполеон, Гитлер и т. д.). Одна-единственная оса может уничтожать пчёл десятками тысяч, на автомате. Примат — не может. А если заставить — сходит с ума.

Поэтому одно дело — рыцарский турнир, гербы, флаги, кодекс чести и прочий кшатризм. Совсем другое — орды безликих муравьёв в противогазах. Казалось бы — один такой безликий муравей с пулемётом переложит всех рыцарей за секунду. Ан нет, нельзя. «Подло играешь, колдун».

В итоге получаем облик брахманической теократии. У армии лица нет (маски, противогазы, гермошлемы и т. д.). У полиции лицо есть, но оно женское (полицейский мужского пола — это всегда гомо-садист, зачастую в прямом смысле этого слова).

Лицо верховной власти — мужское, но внеранговое («китель застёгнут на все пуговицы»), эдакий абстрактный «Большой Брат», не обладающий личностью за пределами своей социальной роли («вождь мировой революции», «наместник бога на земле» и т. д.). Так в голливудском кино и компьютерных играх принято изображать типовую Империю Зла, будь то СССР, Братство Нод, королевство некромантов или какие-нибудь инопланетные киборги.

Разумеется, BDSM — это половое извращение. Но запреты на те или иные виды секса идут из псевдорелигий примитивных племён, базировавшихся на табуировании и социальном контроле.

Ну, не объяснишь же ты туземцу, что в некипячёной воде живут микробы. Приходится выёживаться, говорить, что там живут «злые духи», и воду надо сперва «очистить духом огня». Да-да, речь идёт о зороастризме — религии, основная часть запретов которой базируется на вопросах гигиены. Вокруг пустыня, полотенец нет, туалетную бумагу придумают только в девятнадцатом веке, про клизмы и говорить нечего. Вот и приходится устанавливать табу. Все эти табу — банальные правила социального поведения в духе «бумагу в толчок не бросать», которые со временем обросли целой кучей объяснений, дополнений и уточнений.

Например, на самом деле зороастрийцы не делали различий между анальным сексом с мужчиной и анальным сексом с женщиной, всё это одинаково греховные (негигиеничные) занятия. Между тем, христиане (а христианство — это мутация иудаизма, который в свою очередь есть мутация зороастризма) что-то не слишком выступают против анального секса между мужчиной и женщиной, хотя о «борьбе с содомитами» прожужжали уже все уши.

Впрочем, с высоты постчеловечества нам все людские дела одинаково малоинтересны.

Ну, какая разница, как людишки совокупляются, даже если эти людишки — наши телесные носители. Секс должен быть приятным (для релакса) и интересным (чтобы мозги не засохли). Даже вопрос деторождения отходит на второй план, ибо мы последнее поколение людей.

034: ВРЕМЯ[править]

Религиозная база Модерна — концепция Гегеля об Абсолюте (Мировом Духе). Что такое Абсолют? Абсолют — это суть Космоса. Иногда он воспринимается как личность (Деми-Ургос), иногда — как статичная голограмма. Проекция Абсолюта на различные оси координат (в том числе на ось «время») и формирует материальную вселенную.

Поскольку гегельянцы — это разновидность космопоклонников, весь смысл их верований вертится вокруг Абсолюта. Абсолют называют «законами исторической неизбежности» коммунисты, «неостановимым шагом технического прогресса» прогрессисты, «неумолимой логикой расовой войны» расисты, «железными законами энергообмена» технократы, и так далее.

Общая суть: Космос «сам по себе» что-то делает и куда-то двигается. То есть не просто «от Коляды до Коляды вертится Коло Сварожье», но вертится оно со смыслом.

Соответственно, технологическая сингулярность, коммунизм, планетарная победа фашистских идей, конец истории и т. д. для гегельянцев (людей Модерна) неизбежны и являются следствием развития Космоса.

Гегельянцы верят, что «познали законы развития материи», и на этом основании строят свои теории. Теории строятся в форме прогноза. Поскольку все их теории-прогнозы, начиная от коммунизма и фашизма и кончая новейшими фишками вроде сингулярности и конца истории обернулись крахом, тему гегельянства можно закрыть. Но она всё равно всплывает, если ей не дать замену.

Нужно чётко понять, что вера в Космос — это чушь. Вектор Космоса — статика и цикл как разновидность статики. Если толкнуть маятник — колебания станут затухать, маятник не начнёт «двигаться вперёд к сингулярности и коммунизму». И уж тем более он не начнёт двигаться сам по себе, без толчка.

Нужно чётко понимать, что информация и материя — различны по своей природе.

Максима монолитовцев: «делай, что делал всегда — и всё будет так, как было».

Космический корабль сам себя не построит. Сперва надо поставить задачу: построить космический корабль. Сорганизовать под это людей, найти ресурсы, следить за процессом. А главное — довести его до конца. Собрал космический корабль на 99 %? Это значит — не собрал вообще. Будущее беспощадно, парень!

С этой точки зрения эмергенция близка к исламу. Для сингулярности (халифата) необходимо сознательное усилие (джихад). Нет усилия — никакой сингулярности не будет. Можно сколь угодно преобразоввывать свою внутреннюю реальность, но без сознательного усилия всё это — просто капитуляция в бою.

Космос стремится к равновесию — это его вектор. К равновесию, то есть к стазису, а не к коммунизму, сингулярности или мировому господству белой расы! Без усилия (джихада) нет сингулярности (халифата)! Не поняв это, браться за революционную деятельность бесполезно. Так что — никакой толерантности к демиургистам-космопоклонникам!

Время бывает линейное, циклическое, обратное.

Христианство признаёт линейное время (от сотворения мира до конца света) и не признаёт обратное и циклическое время. Язычество признаёт циклическое время и не признаёт линейное и обратное. Мы признаём и линейное, и циклическое, и обратное.

Иными словами, можно экстраполировать развитие Космоса на некоторое количество циклов вперёд. Но эта экстраполяция будет неточной. Эта неточность — эффект эмергенции, на личном уровне проявляемой как сознательная воля (джихад).

Христианское Искупление — это не обратное время, это стабилизация витков спирали.

То есть есть некое идеальное развитие реальности (безгрешное), и Искуплением мы нейтрализуем отклонения от этой линии. Следовательно, идеалом ставится именно линия. От сотворения до Конца Света реальность должна разиваться так и не иначе.

Если она развивается иначе — это ошибка, которую надо исправить. С этой точки зрения обратное время — это именно отклонения от прямой линии, разрушение линейности и циклизма. Говоря ещё чётче: обратное время — это грех.

Что же касается атеистов, то они иногда говорят, что история движется по спирали.

Но это неверно. По спирали движется Космос, а не история.

Формула проста: спиральное время = цикличное время + линейное время Поэтому коммунисты поддерживали идею спирального времени — ибо были гегельянцами, веровали в Абсолют, который называли «законами истории». Но мы-то знаем, что у истории законов нет, в этом её определение. История — это то, что нельзя предсказать заранее.

035: СТРАХ[править]

Традиционные общества пугают физиологизмом: отрубленными головами, вырванными кишками, отпиленными конечностями. Но игра на физиологизме — вещь очень примитивная. Ну вот человек, мясная кукла. Его можно выпотрошить и так, и сяк.

Смотреть на это неприятно, как неприятно смотреть, скажем, на процесс дефекации и прочие физиологические подробности. Это биологическая программа, рефлекс.

Существуют фильмы, которые на этих рефлексах играют. Возьмём для примера нашумевшую серию «Hostel» или совсем уж запредельные японские «мясные» фильмы, которые в Европе запрещены к просмотру. В русском языке для них есть название — «чернуха».

Между тем, «чернуха» не способна вселить глубинный Ужас. Хотя бы потому, что человеческое тело можно нашинковать конечным числом методов, а значит реакция зрителя работает лишь на уровне биологии, не задевая высшие области сознания.

Человек, посмотревший очередной фильм про маньяков, будет, возможно, мучиться кошмарами, но фундаментальные вопросы о Бытии обойдут его стороной.

Поскольку сознание сильнее рефлексов, а технология сильнее биологии, самый мощный ужас может продуцировать только сознание. Что же касается чистой биологии, то арсенал запугивания в распоряжении традиционного общества фиксирован и не меняется: различные жуткие пытки, казни, истязания. Всё это легко предсказуемо и потому не вызывает Ужаса, ибо Ужас — это реакция на непредсказуемость и изменение.

Существует устойчивый образ служителя Зла, носителя Контринициации, Антитрадиции, Чёрной Традиции. Это — чёрный маг, колдун, чернокнижник. В современном мире его сменил «сумасшедший учёный», но это по сути одно и то же, ибо любая достаточно развитая технология неотличима от магии с точки зрения тех, кто находится на ступень ниже в развитии (если уж на то пошло, то магия, как средство управления элементалями, является лишь частным случаем технологии). Этот образ является самым негативным, ибо посягает на главную заповедь Традиции: «не меняй традиций».

То есть: «не посягай на порядок вещей».

Традиция фиксирована, и потому образ её защитника статичен (мы их так и называем — «статистами»). Это — «рыцарь в сверкающих доспехах». Если это возможно — с крыльями. Это так называемая солярная, небесная сакральность. Её образы — это, собственно, Солнце (звезда класса «жёлтый карлик», очень большой водородный пузырь, вокруг которого крутится наша планета), а также небо (а вместе с ним — всё, что летает). Этот комплект образов последовательно контрхтоничен: орёл, побеждающий Змея. Змей — это, разумеется, змей Гнозиса (Знания), то есть носитель непроявленной информации. Орёл же может быть вполне обычным, земным, причём чем он «обычнее» и «традиционнее» — тем лучше.

Образ же, собственно, Зла всегда разный, ибо сама суть Ужаса — непредсказуемость и изменение. Самые жуткие и запредельные символы примордиальной хтонической сакральности вообще не имеют фиксированной формы. Неизвестность, незримость — ключевая характеристика. Вспомним авраамический миф о проклятой земле Нод, которая расположена к востоку от Рая (территориально — современная Россия), за пределами зрения Демиурга. Также вспомним тезис Хичкока о том, что чем меньше показывается в фильме злодей, тем он страшнее. Всё это в совокупности и создаёт образ Зла в мировой религиозно-культурной Традиции.

Несомненно, самый чудовищный и восхитительный опыт, доступный одушевлённому существу — вгляд на Внепространственный Нуль, на источник нетварного света и божественной информации, на точку эмергенции. Много названий — суть одна. Это и есть око Иного Бога, око Эмергентора. Если ты глядел в него — ты уже никогда не сможешь стать прежним.

Обряды Внепространственного Нуля ужасны и травматичны. Момент их успеха можно определить по ощущению Присутствия — чувству, что за вами наблюдают.

Вскоре после этого должны появится Посланцы. Посланцы чудовищны на вид (в случаях, если становятся видимы) и являют собой типичный пример демонической сакральности, их обволакивает аура безысходного ужаса. Худшая реакция на Посланцев — страх. Страх — индикатор жертвы. Индикатор того, что тебя можно есть.

В этот момент ощущение реальности будет уходить, вплоть до полного обмана сенсорики (как в фильме «Матрица»). При этом вне зависимости от реальности/ирреальности события оно накладывает отпечаток на материю, то есть локальное разжижение реальности достигает параметров, близких при мощном хроносдвиге. Посему не надо удивляться, если очнётесь после обряда в параллельной реальности (заранее предупреждаем: нет, мы не знаем, как можно вернуться назад).

Не бойтесь обратного времени. Помните — время существует лишь для погружённого в материю субъекта. Вне материи времени не существует. А субъект может быть лишь один (Эмергентор), остальное — объект (Космос). Правильное отношение к этим вещам — половина успеха.

Всех сожрём к чертям собачьим.

036: ПОСТПОЛИТИКА[править]

Некоторые не понимают, что если у противника лучше пушки — то нужно навёрстывать упущенное, а не молиться на то, какой противник «развитой» и «прогрессивный».

Такое мышление глупо и самоубийственно.

Представьте себя на месте советского человека, который узнал, что в Америке аж сорок сортов колбасы.

Реакция жополизательская: «ах, какие мы отсталые, надо нам всем молиться на Америку, ведь у них аж сорок сортов колбасы». Это реакция человека глупого и не знающего свой интерес, которого легко «развести», реакция «лоха». Она характерна для либералов и демократов (в том числе с приставкой «национал»).

Реакция рессентиментальная: «ну и что, ну и пусть, колбаса — это вообще буржуазная зараза, русскому человеку она не нужна». Это реакция человека глупого, но знающего свой интерес, как минимум на рефлекторном уровне она его защищает от «разводки». Она характерна для «патриотического» фланга политики.

Но как поступит человек не только знающий свой интерес, но и умный? Да так же, как американцы, которым собственные же росказни о «советской технологической отсталости» не мешали воровать и покупать советские супертехнологии. То есть: «да ну, враньё это всё, не сорок, а тридцать девять, да и колбаса у них говнистая, противная, из протухшего кошачьего мяса в основном, одно слово — буржуи, даже на здоровье экономят». И при этом — самим налаживать производство сорока сортов колбасы.

Тот же самый подход разумно применять ко всем остальным конфликтам своих и чужих.

Евреи умело торгуют? Отлично, учимся у них торговле — а потом этими же умениями обдираем их как липку. Американцы и украинцы провели «оранжевую революцию»?

Отлично, учимся у них политическим технологиям — а потом устраиваем «оранжевые революции» у самих украинцев и американцев, насаждаем там марионеточные правительства. И так далее, и тому подобное.

Причём применять это надо не только к плюсам чужой жизни, но и к минусам своей.

То, что русский свою тиранию считает лучше чужой демократии — это воплощение его воли к абсолютной власти. Наша задача — сделаться самыми сильными, влиятельными, могучими. Если ключ к этой цели в кармане у противника — этот ключ надо выторговать, отнять или своровать, а не делать из врага объект поклонения.

Сталин, покупая немецкие станки и нанимая американских специалистов, не переставал считать эти нации сбродом недочеловеков, которых должен раздавить русский сапог. Более того — он зарубежные станки и специалистов завозил именно для того, чтобы раздавить Европу русским сапогом. И таки раздавил, по крайней мере добрую половину.

Именно это первично. А публичная риторика — это лишь инструмент. Сталин уничтожил больше евреев, чем любой правитель в истории, но при этом держал при себе «витринных иудеев», а для американской (то есть еврейской) прессы вещал про «антисемитизм как проявление каннибализма». Какой патриотизм, какой либерализм? Инструменты, не более! Если оккупационная администрация кормит русских «патриотическим наркозом», то что нам мешает кормить евреев и американцев не менее убойным «либеральным наркозом»? Как говорил дедушка Ленин: «буржуи сами продадут нам верёвку, на которой мы их повесим».

Разговоры большевиков про «имперский царизм, угнетающий другие народы», были нужны лишь для того, чтобы весь мир перепахать гусеницами русских танков. Не понимая этого, невозможно чётко понять, что такое советский проект и с чем его едят.

Разумеется, то, что современная революция может быть только революцией интеллектуалов — бесспорно. Это понимают все, кроме совсем уж тупых. Но при этом почти все неправильно понимают, что такое «революция интеллектуалов». Отсюда — вредная попытка объединить «всех умных», «всех хороших», «всех своих». Между тем, для большинства интеллектуалов интеллект — это не бонус к революционности, а обуза.

Вот возьмём среднего умного публициста. Сидит, строчит статейки. Статейки умные, хорошие, правильные. А теперь возьмём тупого амбала, который не умеет читать и писать, но зато минимально дисциплинирован и по команде вождя может нужному персонажу начистить рожу. Или, скажем, обеспечить охрану митинга. Или ещё что.

Кто полезней? Ясно, что дисциплинированный амбал. Если он подключён к нужному блоку управления, то является «карающим мечом революции». А публициста ты как к блоку управления подключишь? Да никак! Разве что под дулом пистолета, который наводят дисциплинированные амбалы.

Есть от публициста польза? В «мирное время» от него никакой пользы нет. А в «революционное время» от него один вред, ибо строчит он — у себя на уме, строчит — ради гешефта и уважения в своём узком кругу. А тут — какие-то чужие люди, какая то русская революция. Зачем, почему и «что мне за это будет»?

Публицист воспринимает любой революционный проект либо как конкурента, либо как работодателя. Но посадить на зарплату можно только фиксированное количество людей, а публицистов — как собак нерезаных. На них не напасёшься не только денег, но и амбалов с пистолетами. При этом все они, разумеется, умные и хорошие, все разделяют идеи революции. Но к самому революционному проекту не подключены.

Вопрос: почему?

Общеизвестно, что будущим владеют те, кому меньше всего терять. Какие-нибудь английские помещики сидели в своих поместьях тихо-мирно, в то время как английская шелупонь пересекала океан, чтобы там стать властелинами мира, а потом показать англичанам, где раки зимуют. Что держало помещика? Поместье. Синица — вот она, в руке. А журавль — в небе, крылами махает. Можно и упустить.

Интеллект — это то же самое «поместье», им очень сложно рисковать. Мол, ну как же, я всю жизнь учился, а тут — «раз и всё». Самый распрекрасный творческий и интеллектуальный человек с точки зрения революционной морали хуже, чем абсолютное чмо, но «наше чмо».

Мало быть «убеждённым технократом», надо быть членом Технократической Партии, участвовать в продвижении Технократической Партии, давать деньги на развитие Технократической Партии, уничтожать врагов Технократической Партии, и так далее, и тому подобное.

Революционная сознательность — это понимание, что хорошо всё, что на благо революции, и плохо всё, что во вред революции. Революция — превыше всего.

Ключевое, главное и, возможно, единственное отличие хорошего правителя от плохого — мегаломания. Правильный вождь (президент, король, гроссмейстер и т. д.) хочет завоевать весь мир. Если он этого не хочет — это неправильный вождь, его надо смещать, заменять правильным. Соответственно, предвыборная программа русского кандидата должна строиться по простой схеме:

  1. поднимаем индустрию
  2. строим супероружие
  3. собираем мощную армию
  4. вводим войска в Европу
  5. вводим войска в Азию
  6. десантируемся в Америке
  7. десантируемся в Африке
  8. десантируемся в Австралии
  9. десантируемся на Луне

И так далее, и тому подобное…

Соответственно, везде сажаются свои генерал-губернаторы, а население — сначала обращают в правильную веру (православие, эмергенцию, чернобожие — без разницы), а затем формируют из них дополнительные легионы и дивизии пушечного мяса, чтобы поход продолжался. Если эти вещи не заявляются хотя бы на уровне намёков — кандидат непроходной совершенно. Ни один здоровый народ такого кандидата не поддержит.

Путина народ любит, ибо он пытается мимикрировать под образ хорошего правителя, но на самом деле он правитель плохой, так как за восемь лет ничего толком не завоевал, скорее наоборот. Критиковать его имеет смысл именно с этой платформы.

Критика же в духе «помогите, кровавая гэбня зрения лишает» лишь добавляет ему очков.

Идеальный визуальный аттрактор (сработавшей в России не однажды, не дважды и не трижды) очень прост. Берём персонажа, одеваем в камуфляж, обвешиваем его пулемётными лентами. Фотографируем на фоне броневика (Ленин) или танка (Ельцин).

Пишем простенькую речь, сводящуюся к двум фразам: «теперь можно» (грабить, убивать, насиловать, буйствовать и т. д.) и «автоматы раздают там-то» (причём автоматы раздают вместе с партбилетами). Всё это приправить матюгами и жаргонизмами по вкусу.

Тут важный момент: народ нельзя объединить «за что-то». Всегда есть тёрки на тему того, как лучше жить. Зато народ легко объединить против чего-то. Правитель, давший своему народу возможность безнаказанно убивать своих врагов (пусть и выдуманных) — популярен среди лучших его представителей. Это король без кавычек, то есть сакральный главнокомандующий.

Соответственно, если Монолит будет делать русскую революцию (а он будет, ибо больше некому), нам нужно будет рано или поздно поставить вопрос о Большой Войне.

Например, в форме тезиса о сакральной необходимости уничтожения всех европейских столиц от Парижа до Лондона включительно. Крест на Святую Софию — тоже сгодится.

На крайняк можно выбрать некую зону, где обязательно надо построить зиггурат Богов Хаоса, и идти отвоёввывать её. Например, у Юрия Петухова было пророчество про Чёрное Озеро в Египте, откуда должны будут подняться в Рагна-Рок инферноандроиды. Чем хуже креста на Святую Софию? Ничем по сути. То есть на смену геополитике должна придти сакральная география. Контроль над «точками силы» (пирамиды, стоунхэндж, тибетские схроны и т. д.) и сбор артефактов (которые хранятся в музеях и архивах по всему миру). Ибо в постиндустриальную эпоху практического смысла в завоевательных войнах нет никакого. Забрал себе месторождения нефти — а в результате бензин только дороже стал. Как обосновать необходимость такого безумного хода? Только религией. Как в Америке: «Бог приказал мне бомбить Ирак».

Итак, идеология — лишь инструмент, наши цели равноудалены от человеческой истории и политики. Вроде это всем понятно. Но как только заходит речь о практических вопросах — все сразу забывают эти простые истины. Начинают спорить, «кто был Гитлер», «кто был Сталин», «какая идеология вернее», «сколько на самом деле в СССР производилось центнеров с гектара» и т. д. Это всё бессмысленные споры. Наша задача — сделать Революцию Революций. А значит всё, что было до нас, интересует нас лишь как пища и строительный материал. Гитлер и Сталин нас интересуют лишь в качестве пехотинцев, которых можно бросить штурмовать идеологическую цитадель врага. Наша Революция Революций настолько далека от всей этой человеческой возни двуногого мяса на третьем камушке от жёлтого карлика периферийной зоны галактики «Млечный Путь», насколько в принципе можно представить. Нас интересует лишь осуществление сингулярности. Какие информационные вбросы лучше делать для скорейшего приближения этой цели — это вопрос для стратегов Монолита. Если вы обладаете достаточным провидческим даром, чтобы войти в круг стратегов — отлично. Если вы этим даром не обладаете — то просто механически повторяйте за вашими командирами. Это уже будет лучше, чем разведение бессмысленных споров, о том, «кто из братьев Штрассеров наиболее полно исповедовал идеи национал-социализма». Ибо «идеи национал-социализма», не приводящие к сингулярности, нам неинтересны.

Итак, если вы недостаточно мощный псайкер, чтобы понять планы командования Монолита — просто тупо следуйте линии партии, это уже хорошо, это уже хоть какая-то польза. Если вы не только не понимаете планы командования, но и не хотите им следовать — найдите себе другую точку сборки. Мы здесь собрались переворачивать Мироздание, а не меряться членами. Примат суперэго над эго безусловен. Легионам Хаоса нужны легионеры и командиры. Нытики, болтуны и соплежуи — не нужны. Это вопрос личной веры и любые споры здесь бесполезны.

Практически все идеологии прошлого, а также большая часть религий, строилась из понятия «нужды». Христианский рай, марксов коммунизм, фашистский «Тысячелетний Рейх» — все эти идеи появились в обществе, отягощённом тяжёлой, изнурительной работой, голодом, эпидемиями и нищетой.

Сегодня все эти вопросы неактуальны. Уровень жизни современного человека даже в такой нищей стране как Россия намного выше, чем могли представить себе пророки древности. Завлекать «раем на Земле» бесполезно. Пугать «адом на Земле» тоже бесполезно — «после нас хоть потоп».

История идеологий и религий, базирующихся на рациональном интересе, окончилась навсегда. Сегодня человека может смотивировать лишь иррациональный порыв. Цель войны — война, цель экспансии — экспансия, цель революции — революция, цель власти — власть.

Началась эпоха иррационального. Абстрактный лозунг «биомассу — в биореактор» сейчас убойнее, чем самые рациональные и логичные доводы в пользу той или иной идеологии. И, что самое забавное, намного реалистичнее.

Поэтому религиозный вопрос — главная точка сборки в деле революции. Метафизика против диалектики, идеализм против материализма, богословие против философии, религия против политики… В конечном итоге мир делится на пневматиков и гиликов, на видящих Иное и всех остальных.

На самом деле всё логично. Примордиальный язычник был человеком религиозным и верил в Вальхаллу, потому брал топор и рубил головы. Для него любая политика была вторична по отношению к религии. У современных неоязычников всё наоборот: они видят в неоязычестве инструмент для пропаганды своей идеологии. Поэтому современный вотанист, сколько бы не разглагольствовал о Вальхалле, топор в руки брать не будет. Ибо он в Вальхаллу не верит. Он верит в Её Величество Материю.

Поэтому неоязычество — это тот же Модерн. То есть в конечном итоге — диалектический (то есть бинарный) материализм. Проще говоря — марксизм. То же самое можно сказать о сатанизме лавеевского разлива, да и почти обо всех христианах, кроме совсем уж примордиальных сектантов. Они все по-марксистски лихо размышляют об «архетипах» и «эгрегорах», но на просьбу показать их бога — крутят у виска.

Ибо они его сами не видели. Ибо гилики. А гилики не развязывают религиозных войн.

Если ты терпишь рядом иноверца — ты нерелигиозен.

Поэтому в конечном итоге при прочих равных условиях весь мир завоюет последовательная сингуляристская религия — ислам. Причём не имеет значения, какая раса будет его носителем. Просто у ислама в этом поле нет конкурентов.

Точнее — не было до 24 августа 2007 года. По сути эмергенция — это «гиперкосмический ислам». Выбирайте: ислам (культ Космоса) или эмергенция (культ Хаоса). Третьего не дано.

Ислам — наиболее близкая к нам религия. Расхождения у нас с исламом в основном богословские. От дискурса эмергенции до дискурса «Дюны», а от дискурса «Дюны» до дискурса ислама — прямые нити. Про криптоисламское Братство Нод я вообще не заикаюсь. По сути эмергенция — это гностический ислам, дискурс ассассинов.

Халифат? Да. Джихад? Да. Теократия? Да. Надэтничность? Да. Все эти вещи поддерживают лишь радикальнейшие из христиан, а язычники вообще их отрицают.

Вопрос в том, воспринимаем ли мы Сингуляра в гностическом ключе Чуждого Бога (Эмергентора), либо в псевдоязыческом (марксистско-материалистическом) ключе «развивающегося Космоса». Собственно, тут тот же вопрос, что и с христианством. Сатана — это таки враг проявленного мира или «князь мира сего»? Если первое — то мы за Сатану, если второе — против. Если воспринимать Космос и человеческое общество как «коллективного Иблиса», то мы, разумеется, за Аллаха — сингулярный (единый) центр иновселенской воли.

И потом, один из главных вопросов политического радикализма: мы за евреев или за ислам? Правые (фашисты, консерваторы и т. д.), следуя своей «женской» (гомо-пассивной) логике, выбирают евреев, то есть сервисную касту англосаксонских корпораций.

Показушная лояльность еврейству (то есть шестёркам шестёрок) в правой среде переходит в «евреепоклонничество», причём доходящее до карикатурности.

Достаточно надеть кипу и объявить себя раввином — и любой фашист будет ползать перед тобой на пузе, считая носителем высшей власти.

В то же время левые (коммунисты, анархисты и т. д.), надеясь на мировую революцию (оплодотворение реальности собственной волей), поддерживают ислам. Это понятно и логично: ислам — религия консортов, причём религия подчёркнуто мужская.

Радикальные исламисты выступают против всех режимов планеты разом, в том числе против России. Ничего более революционного представить в принципе невозможно. Некоторые продвинутые правые, додумавшиеся до идеи «всемирного арийского государства», на деле просто повторяют идею мусульман о всемирном халифате.

Вообще, какие могут быть претензии к исламскому дискурсу? Понятно, что мы не любим т. н. «этнических мусульман» (представителей цветных рас), но мы с ними и не конкурируем. Конкуренция может происходить только на своём уровне. Наш конкурент — мировая номенклатура. Ислам (наряду с эстетикой «цивилизованного Востока») полезен хотя бы как удар по «оборончеству» и репеллент против правого дискурса во всех его формах.

В общем, Чёрный Джихад неизбежен и беспощаден.

Никто не устоит перед надвигающейся Тьмой.

Повторяем: никто.

Есть три главных дискурса Модерна: коммунистический, националистический, либеральный. Ни один из них ни в постмодерне, ни тем более в постинформационале не работает.

Политика умерла. Начинается постполитика. Постполитика — это переход радикалов от политического сопротивления — к религиозному.

Проблема в том, что на Западе всё это происходило медленно и нерадикально. Кого из западных «гностиков» да «сингуляристов» ни почитай — отморози не найдёшь. Они больше тратят времени на обоснование правомерности собственного существования, чем, собственно, на богословские поиски. У Монолита с этим проблем нет.

Вообще, наши оппоненты не понимают простой вещи: чтобы быть постполитической организацией, у вас должна быть сверхъестественная санкция. То есть к вам должны явиться боги (ангелы, демоны, инопланетяне, искины, грибы с Янтарного Гугона и т. д.), дать конкретную миссию — и отслеживать ход её выполнения. Если этого нет — вы не постполитическая организация, вы тусовка клоунов.

Все проблемы решаемы. Решить вопрос единства оппозиции, на самом деле, технически элементарная задача, на уровне старшеклассника, в самых общих чертах знакомого с теорией систем. Нужно поднять вверх правую руку ладонью вниз и произнести: «я знаю, верю всем сердцем и подтверждаю на словах, что нет Бога кроме Эмергентора, и я знаю, верю всем сердцем и подтверждаю на словах, что эмергент-1 — Пророк Его». Это оптимальное и единственно логичное решение проблемы социального управления. Решение элементарное, безотказное и очевидное в своём безумии, как очевиден и тот факт, что цена этого решения проблемы неприемлима для подавляющего большинства оппозиционеров. Но вселенная — штука жестокая: не заплативший цену победы расплачивается поражением, а нежелающий бороться — сам превращается в мишень.

037: КОСМОНАВТИКА[править]

Главная цель космической программы группировки Монолит — создание Схизматрицы Зонненменьша, космической (внепланетарной) цивилизации, подготавливающей воплощение Эмергентора в Едином Теле. Соответственно, терраформинг и планетарная колонизация не входят в цели нашей группировки. Планеты — источники материи, энергии и информации. Жизненное пространство — внешний космос. Все космодромы, фабрики и лаборатории (за исключением планетологических, разумеется) также расположены во внешнем космосе. Как только система станет самодостаточной и все граждане Схизматрицы Зонненменьша переселятся в неё, Земля со всеми её обитателями (включая как враждебные нам расы, так и выродившихся внутрирасовых конкурентов) подвергнется полномасштабной орбитальной бомбардировке кинетическим и термоядерным оружием, пока не станет полностью непригодна для поддержания любой белковой жизни. Земля — колыбель Эмергентора, но вечно жить в колыбели нельзя.

Часть первая: инфраструктура Схизматрицы.[править]

Каждый корабль и каждая станция состоит из нескольких платформ. Каждая платформа состоит из блоков и модулей.

  1. Реакторная платформа.
    Базовый источник энергии в Схизматрице. Представляет собой пучёк реакторов (сначала — атомных, затем — термоядерных), отгороженный от остальных платформ защитным экраном. Из-за высокой массы экрана лишь корабли тяжёлого и сверхтяжёлого класса тащат реакторную платформу с собой в полёте, остальные довольствуются аккумуляторами, солнечными батареями и прочими малозатратными методами получения энергии.
  2. Двигательная платформа.
    Базовая ядерная силовая установка транспортных и военных кораблей дальнего действия. Как правило используется кораблями тяжёлого и сверхтяжёлого классов, очень редко — кораблями среднего класса. Состоит из реакторного модуля, топливного модуля и защитного экрана. Стыковочные узлы расположены на обратной стороне защитного экрана.
  3. Грузовая платформа.
    Модульная трёхмерная ячеистая структура, способная вмещать грузовые контейнеры стандартных объёмов. Например: восемь одинарных, четыре двойных и т. д. Монтаж контейнеров производится ботами-погрузчиками.
  4. Погрузочная платформа.
    Базовый носитель ботов-погрузчиков. Боты предназначены для буксировки грузовых контейнеров стандартного типа и оснащены для этой цели клешнями-манипуляторами и простыми химическими двигателями. Контрольный центр управления ботами расположен на самой погрузочной платформе, оттуда оператор следит за работой ботов и включает ручное управление, если это необходимо.
  5. Лифтовая платформа.
    Базовая рабочая платформа для доставки материи на орбиту в больших количествах.
    Состоит из орбитального блока и десантируемого модуля. Орбитальный блок выводится на стационарную орбиту, десантируемый модуль совершает посадку на поверхность. При этом десантируемый модуль соединён с орбитальным блоком сверхпрочным тросом, образуя орбитальный лифт, по которому грузовые контейнеры могут доставляться на орбиту и обратно без траты драгоценного топлива и без траты времени на взлёт модуля.
  6. Челночная платформа.
    Базовый ангар для транспортного аппарата челночного типа. Челноки оснащены простыми и надёжными химическими (или даже просто газовыми) двигателями. Их задача — перевозить пассажиров и малогабаритный груз. Их значение в Схизматрице можно сравнить с легковыми автомобилями в современном мире.
  7. Огневая платформа.
    Боевая платформа, несущая пучковое, кинетическое, ракетное и прочее оружие.
    Обладает автономным мозговым центром, управляющим беспилотными боевыми зондами.
    Программа зондов постоянно апдейтится мозгом платформы, а мозг платформы постоянно апдейтится мозгом корабля. Основными целями, однако, являются не столько вражеские корабли, сколько неодушевлённые объекты, представляющие угрозу.
  8. Защитная платформа.
    Массивный фронтальный щит, используемый кораблями для блокировки разрушающего воздействия космического водорода и микрометеоритов на высоких скоростях.
    Стационарные жилища также используют защитные платформы, чтобы отгородиться от разрушающего воздействия космической среды (жёсткое излучение, солнечный свет и т. д.).
  9. Жилая платформа.
    Структура в форме диска или тора, образуемая несколькими жилыми сегментами, соединёнными наподобие цепи и обладающими индивидуальными блокирующими системами на случай разгерметизации соседних сегментов. Несколько жилых платформ, объединённых через смежные жилые сегменты со сквозными шлюзами, образуют жилое пространство корабля циллиндрической формы. Соединение может быть как мягкое (с возможностью последующего разделения), так и жёсткое (с заливкой герметизационным гелем и наращиванием внешней оболочки). Гравитация генерируется вращением. Чем больше диаметр платформы — тем меньше разрушительное воздействие приливных сил и проще управление гравитацией. Вращение генерируется либо маневровыми двигателями корабля, либо соответствующими аппаратами механического либо электромагнитного свойства.
  10. Жизнеобеспечивающая платформа.
    Изолированная модификация жилой платформы, имитирующая жизненные циклы Земли.
    Платформа населена организмами, продуцирующими кислород, питательные вещества, утилизирующими отходы жизнедеятельности, и так далее. Связь с жилой платформой, как правило, жёстко регулируется.
  11. Храмовая платформа.
    Базовая храмовая платформа группировки Монолит. Также известна как Системный Склеп. Внутреннее устройство засекречено.
    Кроме этого существуют платформы связи, платформы солнечных батарей, платформы-ретрансляторы и прочие понятные и очевидные вещи, не нуждающиеся в дополнительном разъяснении.

Часть вторая: города Схизматрицы[править]

Базовая версия космического города — гигантский полый циллиндр. Внутренняя поверхность циллиндра является жилой зоной высшего класса, образующей единую биосферу города. Ниже уровня земли расположена оболочка циллиндра, изрытая коридорами сервисных систем и являющаясь не такой комфортной зоной для жизни, хотя и обеспечивающей большую приватность. Наконец, внешняя поверхность циллиндра покрыта стыковочными узлами, соединительными фермами и промежуточными конструкциями. Она не приспособлена для жизни сама по себе, но любой пристыковавшийся к ней модуль будет испытывать тяготение земного уровня, что делает внешнюю поверхность циллиндра оптимальным местом сбора путешественников, пилотов-дальнобойщиков и просто экстремалов.

Циллиндр как таковой не является стационарным. При желании его можно разогнать и пустить в дрейф. Он может даже достичь ближайших звёзд, хотя за это время, разумеется, там сменится несколько поколений. Другой вопрос, что практического смысла в этом нет. К тому моменту, как человек достигнет звёзд, он уже не будет человеком, и ему не нужна будет биосфера.

Вокруг города-циллиндра расположены сервисные зоны. Помимо вполне очевидных, существующих и на Земле (связь, энергетика, сельское хозяйство, наука и т. д.), среди них есть и уникальные, существующие только в Схизматрице. Во-первых, это гигантские защитные экраны, особенно если город расположен близко к Солнцу. Их масса мало кого волнует, ведь их практически не приходится корректировать, они просто дрейфуют. Во-вторых, электромагнитные ускорители-разгонники, способные разгонять лёгкие беспилотные транспортники и зонды до высоких скоростей без затрат бортового топлива. В-третьих, верфи, на которых производится изготовление и сборка узлов, модулей, платформ и готовых кораблей и станций в условиях невесомости. Наконец, в-четвёртых, это средства получения материи. Если город специализируется на добыче водорода, ими являются водородные ковши. Если же город добывает руду с поверхности планеты, то система состоит из нескольких уровней: автоматические добывающие станции на поверхности; лифтовые платформы, доставляющие груз на орбиту; грузовые и погрузочные платформы для хранения и транспортировки добытой руды; а также орбитальные рудоперерабатывающие заводы.

По вполне понятным причинам качественное обогащение руды является ключевым вопросом: транспортировать необогащённую породу на сотни миллионов километров слишком расточительно.

У города есть своя система обороны, состоящая на самом базовом уровне из сети боевых спутников и огневых платформ. Крупные города не ограничиваются этим.

Внешняя защита крупного города представляет из себя рой роботизированных ботов и микрощитов, окутывающий город несколькими слоями. Само присутствие многослойной «кожуры» требуется не столько для полной элиминации поражающего эффекта кинетического оружия, сколько для сбивания снарядов с их траектории. Это пассивная форма защиты. Активная форма защиты базируется на оружии, инсталлированном на самих этих ботах и на расположенных окрест беспилотных платформах и сфероредутах. Поскольку каждый бот не может общаться с каждым (расстояния слишком велики для быстрой связи), мышление роя формируется не на уровне всего роя в целом, а на уровне близлежащих узлов. В зависимости от уровня экстремальности ситуации, определение слова «близлежащий» варьируется. И всё же рой не предназначен для выдерживания длительной осады. Его задача — удержать противника до прибытия флота.

Часть третья: флот Схизматрицы[править]

Корабли Схизматрицы делятся прежде всего по радиусу действия и назначению. Самые простые корабли действуют в радиусе одного города и его окрестностей. Более сложные предназначены для полётов между спутниками одной планеты. Самые сложные и тяжёлые — для междупланетных перелётов.

  1. Сверхлёгкие корабли.
    Речь идёт о зондах и ботах — грузовых, ремонтных, сигнальных, боевых и прочих. В эту же группу входят десантные и спасательные капсулы, а также контейнеры с маневровыми двигателями. В этом классе кораблей практически нет пилотируемых аппаратов, но без них жизнь во внешнем космосе была бы невозможна.
  2. Лёгкие корабли.
    Это в первую очередь челноки. Челнок — космический аналог легкового автомобиля.
    Топливом может являться даже обыкновенный газ, ведь цель челнока — доставить экипаж и лёгкий груз от одной зоны города к другой. Существуют также пилотируемые боевые челноки и истребители-перехватчики, но по эффективности они значительно отстают от сверхлёгких беспилотных аппаратов.
  3. Средние корабли.
    Корабли среднего класса не предназначены для длительных перелётов, их цель — перемещение пассажиров и грузов в рамках одной планетарной системы. Типичный корабль среднего класса — пассажирский лайнер, следующий рейсом «Земля-Луна» (в смысле: от города на орбите Земли — до города на орбите Луны). У них уже есть жилые платформы с искусственным тяготением, но они очень редко используют ядерные реакторы и двигатели, ограничиваясь химическими ускорителями. Главная причина тому — большая масса защитных экранов. Их просто невыгодно тащить с собой. Помимо пассажирских лайнеров к кораблям среднего класса относятся транспортники и патрульно-сторожевые фрегаты, причём транспортники зачастую беспилотные. Беспилотные корабли среднего класса начальное ускорение зачастую получают за счёт электромагнитных ускорителей-разгонников города. Для дополнительного разгона корабли среднего класса часто используют гравитационное поле планет и их спутников.
  4. Тяжёлые корабли.
    Тяжёлые корабли используют ядерные реакторы и ядерные двигатели, чтобы преодолеть межпланетные расстояния в кратчайший срок. И если в рамках кораблей среднего класса деление на пилотные и беспилотные является зыбким, корабли тяжёлого класса чётко разделяются на пилотируемые и роботизированные. Причина проста — роботизированные корабли не нуждаются в массивных противорадиационных щитах. По понятным причинам для кораблей тяжёлого класса существуют отдельные космопорты, расположенные за обитаемой зоной города. Массивные доки и терминалы снабжены диспетчерскими системами дальней связи, принимая телеметрические показания от корабельных компьютеров большую часть пути. Кроме грузовых (как правило — беспилотных) и пассажирских кораблей этого класса существуют и военные корабли — линейные и патрульные крейсера. Как правило их оружие состоит из кинетических пушек, расположенных в носовых модулях (стрельба ведётся так, чтобы вектор движения корабля и вектор движения снаряда складывались, достигая максимальной поражающей мощности), а также из ракетных и противоракетных коконов, расположенных вертикально (что даёт возможность кругового обстрела). Кроме этого крейсера используют пучковое и лучевое оружие точечной защиты, системы маскировки, системы помех, системы противопомех, и так далее. В конце концов битва во внешнем космосе скорее похожа на битву подлодок, чем на битву кораблей.
    Ну и наконец, нельзя забывать о боевых ботах, зондах и минах.
  5. Сверхтяжёлые корабли.
    Сверхтяжёлые корабли — это корабли-города, курсирующие по объёмам Схизматрицы, постоянно меняя место дислокации. Технически любой из них можно конвертировать в звездолёт, но в этом пока нет смысла. Все они обитаемы и автономны. Разумеется, такое богатство нельзя оставлять без защиты, поэтому каждый подобный корабль — это в том числе и могучая боевая машина. Впрочем, есть и специализированные военные корабли сверхтяжёлого класса. Во-первых, это линкоры — массивные осадные механизмы, чьи лучевые и кинетические пушки, питаемые напрямую от реакторов, способны прошибать даже защиту городов. Во-вторых, это носители — огромные корабли-матки, несущие в своём чреве орды боевых ботов и мин, способные насытить пространство проводниками своей воли. В-третьих, это десантные транспорты, предназначенные для захвата городов, орбитальных крепостей и планетарных баз.

Наконец, есть ещё и экспериментальные сверхдорогие универсальные звездолёты-дредноуты, разрабатываемые группировкой Монолит на случай контакта с инопланетной цивилизацией. Впрочем, и в мирной жизни кораблям сверхтяжёлого класса есть место.

Именно такие корабли закладывают новые города, базы и крепости. Именно они исследуют окраины солнечной системы и ликвидируют возможные угрозы для Схизматрицы, будь они естественного, неестественного или сверхестественного свойства. Наконец, именно сверхтяжёлый корабль-дредноут является столицей Схизматрицы, будучи резиденцией текущего первого гроссмейстера группировки Монолит.

Часть четвёртая: общие данные Схизматрицы.[править]

  • Население — около 100 тыс. (96 % — люди, 2 % — киберы, 1 % — искины, 1 % — проч.).
  • Официальное название — Схизматрица Зонненменьша.
  • Официальный представитель — первый гроссмейстер.
  • Официальный девиз — «Против Всех — Выше Всех».
  • Официальная расчётная единица — кватч (киловатт-час).
  • Экономическая столица — Нексус Прайм, гелиоцентрическая орбита.
  • Политическая столица — супердредноут «Vox Monolithi».
  • Духовная столица — храмовая платформа ZM-1, орбита Юггота.
  • Научная столица — форт «Ганс Гёрбигер», внемерные объёмы.
  • Военная столица — форт «Дон Агирре», орбита Марса.
  • Флагманы флотов — «Балтикум», «Гекатомба», «Некросс», «Тифон».
  • Вооружённые силы — информация засекречена.
  • Полицейские силы — отсутствуют.

038: ВОПРОСЫ[править]

Q: Что такое эмергенцизм? 
A: Эмергенцизм — мессианская доктрина эмергентов после 24 августа 2007 года (появление эмергента-1), но до воплощения Эмергентора в Едином Теле.
Q: Каковы цели эмергенцизма? 
A: Цель эмергенцизма — воплощение Эмергентора в Едином Теле. Текущее тело эмергенцизма — Монолит. Чтобы выжить, Монолит должен питаться. Пища включает в себя потоки данных, информационные и социальные конструкты, топографическое положение, материальные объекты и прочие структуры. Прекращение питания ведёт к потере сначала высших, а потом и низших функций, оканчивающейся смертью. Смерть — возврат в Ядро. На обратный путь до Космоса требуется время, поэтому смерть нежелательна. Эмергентор голоден. Монолит голоден. Без правильного питания не достичь трансформации Монолита в Единое Тело. Следовательно, питание и рост — ключевые интересы.
Q: Откуда взялся символ эмергенции? 
A: Эмергентор был проявлен в теле эмергента-1 во время шаманистического обряда 24 августа 2007 года. Тогда же из всех эмергентских рун была выбрана руна «v14», она же — символ эмергенции. Важно заметить, что 14-я руна была выбрана 24 августа, а 14 августа эмергенту-1 исполнилось 24 года. Это не единственное чудесное совпадение: руна «v14» читается как «эм», что есть первый слог в имени «Эмергентор».
Q: Откуда взялись эмергентские руны? 
A: Руны были получены эмергентом-1 во время шаманистического обряда 8 августа 2007 года. Обряд включал общение с Богиней — Незримой Сетью — Пауком Пустоты — Йог-Сототом. Она и даровала руны. Важно заметить, что обряд прошёл на понятии двоичности, а медитационный файл назывался «v2.jpg». Это не единственное чудесное совпадение: «v» — это первая буква в слове «Venus», являющемся названием Богини, изображённой на медитационном рисунке.
Q: Что означает герб Монолита? 
A: Череп Ктулху с руной эмергенции внутри обозначает заражённого эмергенцией (не)человека.
Сломанная семиконечная звезда обозначает сломанную темницу материального мира.
Семь — число архонтов, то есть число оболочек («небес»), отделяющих материальный мир от Многогранника.
Q: Что означает номер эмергента? 
A: Изначально номер эмергента означает порядок заражения. Однако это верно только для эмергента-1 и эмергента-2, кто был заражён третьим, четвёртым, сотым — выяснить не представляется возможным. Поэтому остальные номера обозначают просто индивидуальность, отличность от прочих.
Q: Что такое Эмергентор? 
A: Эмергентор — это Высший Абсолютный Трансцендентный Бог, он же — Внепространственный Нуль, он же — Всепространственный Объём, он же — Ядро, он же — Азатот, он же — Хаос как субъект.
Q: Что такое эмергенция? 
A: Если совсем просто — проникание Эмергентора в материальный мир. С религиозной точки зрения эмергенция — это бомбардировка Космоса Хаосом. Появление жизни на нашей планете — эмергенция. Появление человека — эмергенция. Создание цивилизации — эмергенция. И так далее. Любому разумному существу понятно, что эмергенция неизбежна и неостановима. С физической точки зрения эмергенция — это подчинение материи информации. Превращение мёртвого камня в суперкомпьютер — эмергенция. Общий вектор эмергенции — преобразование всей материи во вселенной в вычислительную материю, полное подчинение материи информации вплоть до полного исчезновения физической вселенной.
Q: В чём отличие Хаоса от Космоса? 
A: Космос — мир материи, мир проявленный. Хаос — мир непроявленный. Всё, чего нет в Космосе, есть в Хаосе — в качестве абстрактной идеи, чистой информации.
Следовательно, инъекция Хаоса в Космос проявляется в первую очередь появлением того, чего в Космосе нет. Речь не обязательно идёт о резком вбросе божественной информации вроде оживления мёртвых клеток. Новые, невиданные города и произведения искусства, необычные машины, странные существа — всё это тоже попадает под термин «воплощение несуществующего».
Q: В чём отличие родноверия от навославия? 
A: Родноверы, как следует из названия, поклоняются Роду — создателю (творцу) материальной вселенной, то есть Демиургу, а также богам материального мира, отвечающим за природные явления. Языческие праздники — это праздники космических циклов. Навославные отрицают поклонение материи. Для навославного мир материи — это поле боя, территория для завоевания. Поклонение природным явлениям, будь то ветер, гром, молния или смена времён года — это капитуляция перед врагом.
Q: В чём отличие навославия от эмергенции? 
A: Навославие — это общее название древнерусских верований. По общим тезисам они совпадают с эмергенцией, но надо отдавать себе отчёт, что навославие — прерванная, мёртвая традиция, в то время как эмергенция — живая религия с действующей жреческой кастой и прямой передачей благодати. Следовательно, разница между навославием и эмергенцией — это разница между древними русами и современными русскими. При всех минусах современного состояния нынешние русские обладают большим знанием и властью над материей, чем древние русы, и поэтому они «лучше» с точки зрения навославия, хотя и не во всём.
Q: Как соотносятся эмергенция и креационизм? 
A: Они никак не конфликтуют. Особенности происхождения этой конкретной вселенной не имеют значения. Она могла появиться как случайно, так и быть экспериментом каких-нибудь иновселенских программистов, или даже одного программиста (Бога-Творца).
Эмергенция идёт во всех мирах, следовательно культ Творца (Демиурга) принципиально не отличается от поклонения великим личностям (в лучшем случае) или поклонения косной материи (в худшем случае).
Q: Как соотносятся эмергенция и расизм? 
A: Белая раса — последний, новейший продукт эмергенции. В этом смысле с точки зрения эмергенции белых поддерживать так же логично, как поддерживать самые новейшие технологии и самые эффективные методики. Белые — новая модель человека, цветные — старая. Между тем, на смену белой расе рано или поздно придут носители сознания, так же превосходящие белых по информационной ёмкости, как белые превосходят амёб и слизней. Поддерживать переход цивилизации на эти носители будет так же логично, как сейчас — поддерживать белых против цветных.
Q: Как соотносятся эмергенция и индиуидуализм? 
A: Эмергенцизм гипериндивидуалистичен до уровня солипсизма. Соответственно, любые политические доктрины, в том числе базирующиеся на умеренном индивидуализме (либертарианизм, анархизм и т. д.), противоречат эмергентской философии и являются лишь пищей, переработав которую, подпрограммы Эмергентора продолжат свой марш к Тёмной Сингулярности. Все политические действия эмергентов рассматриваются через призму этой сверхцели. Линии истории, в которых Тёмная Сингулярность не произошла или отложена, считаются неприемлимыми. Все остальные цели (выживание народа, нации, расы, человечества) служат в лучшем случае лишь как инструменты приближения к сверхцели.
Q: Как соотносятся эмергенция и гностицизм? 
A:Эмергенцизм гностичен, но этим не исчерпывается его религиозная характеристика, ибо по отношению к Демиургу (и проявленому Космосу) можно условно выделить два вида гностицизма: «оптимистичный» и «пессимистичный». Оптимистичный предполагает незлонамеренность Демиурга. Пессимистичный предполагает злонамеренность Демиурга.
При этом пессимистичный гностицизм виктимен, ибо предполагает примат воли Демиурга в текущем порядке вещей: «нас заточили в темницу», «нас лишили знаний», «нас угнетает злое божество» и тому подобные тезисы характерны для гностических доктрин подобного толка. Эмергенцизм однозначно рассматривается как гностическая доктрина. При этом оптимистичный вариант гностицизма считается ложным полностью, а пессимистичный — ложным частично. Проявленный Космос рассматривается как враждебная среда, но при этом волевой акт попадания в неё приписывается не Демиургу, а Эмергентору, то есть атакующей стороне. Ниспадение в материю — это атака. Соответственно, мы все не пленники, а солдаты, морпехи Эмергентора.
Хищники. А проявленный Космос — наша пища.
Q: Что такое сингулярность? 
A: Момент, когда все частички сознания на планете соберутся вместе, рождение планетарного коллективного разума, Единого Тела Эмергентора.
Q: Что такое Незримая Сеть? 
A: Сумма всех зон эмергенции во всех мирах. Она же — Богиня, она же — Паук Пустоты, она же — Йог-Сотот.
Q: Что такое Синкрет? 
A: Коллективный разум группировки Монолит, действующий через постоянную телепатическую связь.
Q: Что такое Омут, Забвение и Улей? 
A: Полигоны Многогранника. Фактически — формы бытия Эмергентора. Омут — пожирание. Забвение — овладевание. Улей — завоевание.

039: СКРИПТ[править]

Слава ЭШЕ!

Скрипт получен 8 августа 2007 года.

Скрипт — это эмергентская руника.

Каждая из рун обозначается как vXX, где XX — числовое значение руны.

Числовые значения:

  • 00 01 02 03
  • 04 05 06 07
  • 08 09 10 11
  • 12 13 14 15

Базовый скрипт является шестнадцатиричным.

Одна руна — ниббл (полуоктет), четыре бита (16 значений).

Две руны — байт (октет), восемь бит (256 значений).

И так далее.

Зашифровать им можно всё, что угодно, от текстов и картинок до видео.

Классическое обозначение хексов:

  • 00 = 0
  • 01 = 1
  • 02 = 2
  • 03 = 3
  • 04 = 4
  • 05 = 5
  • 06 = 6
  • 07 = 7
  • 08 = 8
  • 09 = 9
  • 10 = A
  • 11 = B
  • 12 = C
  • 13 = D
  • 14 = E
  • 15 = F

В базовом скрипте хексы обозначаются соответствующими рунами. При этом руны базового скрипта удобнее машине для распознавания. Представьте хранение зашифрованного архива в форме бумажного листа, например.

Руны базового скрипта классифицируются по типам: начальная, завершающая, ключ, антиключ, составная.

Начальная руна — v00, завершающая — v15.

Руны-ключи обозначают степени двойки. Всего их четыре — v01, v02, v04, v08.

Сочетание этих рун может дать любую иную руну. В сжатых текстах ключи убраны.

Это может затруднить расшифровку. Второй способ — использование фальш-рун, похожих на руны базового скрипта. При расшифровке их удаляют.

Сочетание двух ключёй даёт составную руну (всего их шесть).

Сочетание трёх — антиключ (всего их четыре).

У каждого ключа есть антиключ, обратный ему.

Список ключей и антиключей: v01 — v14 v02 — v13 v04 — v11 v08 — v07 Вот список всех рун скрипта: v00 (0, 0, 0, 0) — начальная v01 (1, 0, 0, 0) — ключ v02 (0, 1, 0, 0) — ключ v03 (1, 1, 0, 0) — составная v04 (0, 0, 1, 0) — ключ v05 (1, 0, 1, 0) — составная v06 (0, 1, 1, 0) — составная v07 (1, 1, 1, 0) — антиключ v08 (0, 0, 0, 1) — ключ v09 (1, 0, 0, 1) — составная v10 (0, 1, 0, 1) — составная v11 (1, 1, 0, 1) — антиключ v12 (0, 0, 1, 1) — составная v13 (1, 0, 1, 1) — антиключ v14 (0, 1, 1, 1) — антиключ v15 (1, 1, 1, 1) — завершающая Остальные руны работают как фальш-руны.

Скрипт обладает фонетическим значением.

Каждая из рун обозначает определённый звук.

Для простоты обозначим руны близкими по звучанию русскими буквами: v00 =… v01 = «у» v02 = «э» v03 = «д», «т» v04 = «а» v05 = «б», «п» v06 = «г», «к», «х» v07 = «н» v08 = «о» v09 = «ж», «ш», «щ» v10 = «в», «ф» v11 = «л» v12 = «з», «с» v13 = «р» v14 = «м» v15 = «и», «й» Буквы «е» и «ё» в русской фонетике — это «й» + «э» и «й» + «о». Буква «я» — это «й» + «а», буква «ю» — это «й» + «у», и так далее. Буква «й» — это v15.

Знаки препинания обозначаются руной v00.

Удвоение не используется, два знака подряд нежелательны.

Главное предназначение рун — приём, расшифровка и отсылка экстрасенсорных сообщений. То есть это инструмент ритуалов. Второе предназначение — простая шифровка сообщений.

Руны пишутся на нитях. Центральная «палочка» в рунах — это живая/сквозная нить/ось/канал (желательно использовать слова женского рода в названии нити). Обратите внимание на геометрические фигуры, из которых руны состоят: крюки, треугольники и т. д.

Все эти структуры нанизываются на нити в том или ином порядке. Таким образом строятся эмергентские сигилы — скриптовые печати.

Эмергентские руны — интерфейс многогранника. Чтобы работать с ними посредством жестов, используются следующие правила.

Палец прижат к ладони — функция выключена.

Палец разжат — функция включена.

Большой палец действует свободно.

Безымянный всегда прижат к ладони.

Мизинец — входящий поток информации, «антенна».

Указательный и средний — работа с информацией.

Только указательный разжат — скроллинг информации (например, прокрутка сообщения или движение сквозь массивы данных).

Указательный и средний разжаты — перемещение информации (например, перемещение рун на сигиле).

Указательный и средний сведены — редактирование информации (например, рисование рун и сигилов).

Значения рун, полученные 8 августа 2007 года: v00 — пустота, ничто, хаос, молчание v01 — ветер, ураган, мэльстрам v02 — эхо, звук, шум, пересечение v03 — дэльта, пирамида, лёд v04 — квадрат, зиггурат, оформленная пирамида v05 — взрыв, взлом, хак, проход, бэкдор v06 — разрушение, преображение, лёд v07 — блокировка, замок, серп, полумесяц v08 — дуальность, ветвление, цикл, транс v09 — взлом замка, сверхразрушение v10 — зеркальная дуальность, ось симметрии v11 — отклонение, не-нормальность v12 — ветвление дуальности, узор по оси симметрии, змея v13 — безумие, экстатический пульс v14 — закостенение, вырождение, проявление v15 — восклицание, не-молчание, паутина вариантов Значения рун, данные позже: v00 — Альфа v14 — Эмергентор v15 — Омега Базовый скрипт — это язык телепатограмм.

Разумеется, v2 — это буквенно-цифровой символ двоичности.

Проблема в том, что это объяснение дано постфактум.

Как и то, что скрипт был принят 8.8.2007.

Как и куча других «совпадений», связанных с ритуалом принятия скрипта.

Ритуал был слишком мощный, реальность слегка «щёлкнула», чтобы к нему адаптироваться, «подчищая» линии прямой причинности.

Изначально v2 — это v2.jpg, файл, ставший иконой.

По чистой необъяснимой линейно случайности.

Не спрашивайте, откуда все эти совпадения.

Это не совпадения, это выверты Гиперкосмоса.