Emdrone:О 4х принципах системного паразитизма на примере ЧАВО Андерсена

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Итак, эта заметка попытается пояснить высказывания о 'системном паразитизме' на котором стоит западное общество, возникшие в посте на смерть создателя языка Си и ОС Юникс Денниса Ритчи http://emdrone.livejournal.com/220923.html на компьютерном примере примере сговора корпораций по вопросу о введении treacherous computing, то есть 'вероломного' или 'предательского использования компьютеров', как его назвал Ричард Столлман — см. ЧАВО об этом здесь: (начало) http://emdrone.livejournal.com/221012.html (окончание) http://emdrone.livejournal.com/221397.html

1. Паразитизм?[править]

Чаще всего, кода речь заходит о компьютерах, приводится стандартный список мнений.

  • корпорации важны, так как создают рабочие места и платят (в нашем примере программистам) деньги.
  • Программисты создают программы, которые затем продаются, обеспечивая жизнь программистов (и других нужных в корпорации работников)
  • продажа программ идет на рынке, где конкурируют разные и выживают лучшие
  • Рынок честный, что означает, что процедуры таковы, что видны всем членам общества. Все знают правила игры и правила одни для всех
  • рынок также справедлив в смысле 'демократичен', так как отражает мнения большинства — покупатели 'голосуют ногами' (или кошельком), тем высказывая свои предпочтения. Вообще говоря, в мозгах 'демократия' тесно связана с процедурой голосования и выбора предпочтений и воли большинства.

КРОМЕ ТОГО, поскольку ниже примеры касаются копирайта:

  • копирайт необходим/справедлив, поскольку кормит авторов. Нарушать его = красть (у голодных авторов)


Вспоминающие Открытое Программирование, зажигательные речи Столлмана или авторы ЧАВО вроде приведенного выше называются леваками, экстремистами и конспирологами в шапочках из фольги для отражения психотропного излучения.

Произносящих это можно упрекнуть в инфантильности (и приводить частные примеры-опровержения, как это обычно и почти безрезультатно делают). Однако мы будем умнее, взглянем шире и скажем, что за такими представлениями скрывается внутреннее ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О НОРМЕ, которая в глазах людей связано с представлением о справедливости. 'Элиты' не могли никогда удержать массы одной силой, массы не бунтуют, посколькку удерживаются представлением о некой справедливости происходящего: каждый делает свое дело, работает и кормит себя; в обществе есть ряд механизмов, цель который — исполнение нужд населения и их благосостояние, где они конструируются из здравого смысла — то есть инженерных, технологических, мужицких представлений о том, как делать: чтобы была телега надо 4 колеса и платформа для грузов.

Эта НОРМА важна. Oбщество, где завёлся паразит можно распознать двумя очевидными способами, один из которых — рассматривая ОТКЛОНЕНИЯ от нормы. Паразит отводит для своего питания из разных частей механизма устроенного по соображениям целесообразности, и работающвго ради явно обозначенного всем известного результата.

А потому, не ругая оппонентов за наивность, решим пока что Хрюша помирился со Степашкой а усталые игрушки спят, и переключим канал туда, где идет совсем другое кино под названием 'reality show'.


2. Подрыв /Subversion/[править]

ЧАВО Росса Андерсона важно для нашей цели кучей примеров из реальной жизни, изложенных известным профессором из Кеймбриджа который шапочку из фольги не носит.

Во-первых, оно рисует нам мир тайного сговора многих ведущих корпораций. (Список активистов, членов банды и тех, кто стал применять её наработки приведен в википедии (см самый конец второго поста с ЧАВО))

Важно что:

  • это сговор, то есть настоящие цели скрываются. Настоящие цели кардинально иные, чем публично заявленные цели системы/программы.
  • цели обеспечиваются искажением, подрывом, паразитированием на а иногда и саботажем прямой заявленной цели программ/систем


Примеры из ЧАВО Андерсона:

Так, всем известно, что 'железо' ПиСи предназначено для установки на него программы Операционная Система, которая делает его применимым и полезным для человека. Паразит: уничтожить возможность установки ОС, за которые лично мне не платят денег.

Программа-проигрыватель должна проигрывать музыку и/или видео. Паразит: она должна отказать в музыке, за которую лично мне не заплачено денег. Более того, она должна облегчить мне преследование несогласных, то есть как мы сегодня знаем де-факто мой шантаж — плати мне отступные, или я по суду навешу на тебя полмиллиона фиктивных своих 'потерь' (см практику копираст-юристов при музыкальных корпорациях). Она это сделает прямым доносом. Более того, она должна внесудебно наказать отступника — она сотрет, заблокирует все файлы из источника внесенного в черный список.

Программа-редактор должна позволить писать документы с красивым оформлением. Паразит: программа должна уничтожать документы, которые в моей судебной практике мне пришлось обнародовать, я хочу это впредь устранить навсегда (emails Майкрософта во время суда — принята политика уничтожения всех emails через 6 месяцев), Далее идея развивается в духе Орвелла и до вселенских масштабов.

Или: 'Персональный Компьютер' принадлежит персоне, частному лицу.

Паразит: компьютеры можно отключать из корпоративного центра по одностороннему желанию (по своим резонам) корпорации и тех кто за ней стоит


Или — я пишу это в ЖЖ, программе когда-то созданной чтобы друзья автора и потом друзья друзей, и т. д. — могли обмениваться мнениями и вступать в разговоры. Паразит: мы должны 'монетизировать' обмены. Для того перекупивший ЖЖ паразит врезает в программу рекламу, считает мышиные щелчки и переходы, пускает посты через сайт, который имеет коммерческий смысл (а также следит), вносит 'услуги', от которых стонут пользователи (ЖЖ-таймз), запускает через себя спам-боты, и обеспечивает возможность цензуры (скрывая, например, истинные рейтинги и популярные темы обсуждений), вплоть до полного отключения службы (что уже было).

Результатом 'навешивания' механизмов паразитизма на устроенную 'справедливо' или 'по здравому смыслу' систему станет как правило уничтожение функциональности системы до тех пределов, которые способно (или вынуждаемо) терперь большинство. Как правило паразиту сама смерть хозяина-носителя всё же противопоказана.

Таким образом мы получаем ЗАКОН ПАРАЗИТИЗМА НОМЕР 1. Паразит не умеет поддерживать жизнь сам по себе; он принципиально живет вгрызаясь в существующие экономические и социальные механизмы, а делая это он всегда работает, подрывая механизм, созданный из соображений здравого смысла — инженерных, или соображений 'мужицкого взгляда на хозяйство' или соображений общинной пользы, которые понятны всем и кажутся справедливыми/приемлемыми большинству. Подрыв (subversion) есть главный механизм ежедневного существования паразита.

Однако пойдем дальше.


3. Системная необходимость лжи[править]

  • в силу предыдущего, ложь становится абсолютно системно необходима. Управление прямым принуждением уступает место (вне чрезвычайных ситуаций) управлению ложью.


Поскольку паразит не может вслух объявлять о своих реальных целях, он по необходимости начинает разговаривать предлогами. ЧАВО Андерсона опять даёт нам документированные примеры:

Пункт 1 ЧАВО: «Проект Группы ДИК известен под множеством имён… Многие обозреватели полагают, что этот бардак преднамерен — те, кто продвигает план желают отвлечь внимание от того, что ДИК делает на самом деле»

Пункт 24 ЧАВО: о создании терминов новоречи, которые кажутся публике понятными (ибо часто используют общеупотребительные слова), но на самом деле придают словам внутренний смысл 'для своих'


На самом деле 'новоречь' есть абсолютно всеобщий механизм в обществе победившего паразита. Этот пункт можно кардинально расширить и выйти за пределы мира компьютеров — например, у политических партий в США существуют специальные люди, выдумывающие термины новоречи ('война с террором' то есть с абстрактным существительным, где можно назначать любых противников и никогда не добиться победы, так как не над кем; 'программа здоровый лес' для вырубок в заповедниках и т. д. вниз до языка на котором разговаривают менеджеры низкого звена ученные по специально составленным методичкам).

Из-за заведомо иной цели паразита, которую он не может объявить большинству, которое тогда сплотилось бы против него, вся публичная жизнь, философия, идеология, газетные мнения в странах Запада, делается обиняками и 'кодовыми словами', смысл которых различен для населения и посвященных.

Например, весь прогрессивный Запад против смертной казни — идеология запущена сверху, так как паразит знает, что жестоко обманывает и убивает. Как следствие, он знает, что его представители могут по написанным как бы внешне из общечеловеческих и исторических положений законы (там, где они остались — 'не укради', 'не убий' — и вопреки практике правоприменения судей, обслуживающих паразита) иногда попасть в тюрьмы. Паразиту надо недопустить наказаний в принципе необратимых. Отсюда подавляющее большинство населения США, еще с детства и объяснений в школах, против смертной казни по 'моральным' причинам, 'потому что нельзя из правосудию заказывать контракты на сведение счетов' (отсылка к контрактным убйствам мафией), потому что 'всегда могут быть судебные ошибки' — по любым причинам, которые могут противоречить друг другу и меняться со временем — но эта алогичность и шизофрения не важны, потому что суть всегда скрывается Паразитом, она принципиально непроизносима публично под страхом единения против него страшных 99 %, а потому остаётся разговор на новоречи и надуманными обиняками. Вот откуда происходит у непонимающих (например, недавних иммигрантов) представление об особой 'образованной, сложной и утонченной' речи публичных ораторов 'цивилизованных стран' в противовес откровенной грубости в традиционных обществах из которых они 'в цивилизацию' приехали.


То есть в обществе паразита невозможно 'начать осваивать целину' (и это может даже совершенно искренне считаться страшным принуждением для западного жителя) — но можно поднять какие-нибудь налоги или проценты по выплатам за жилище так, чтобы дети из бедных семей продавали себя по контракту в армию. Или 'спасать' людей во время Великой Депрессии каторжным трудом за оплату, из которой отбиралось процентов 80-90 и т. д.

Итак, ЗАКОН ПАРАЗИТИЗМА НОМЕР 2. Практика управления прямым принуждением по необходимости — из-за невозможности контролировать негодование подавляющего большинства при объявлении своих истинных целей — сменяется в обществе паразитизма на управление обманом где это возможно

Но и это не всё. Двинемся к следующему пункту нашей попытки выделить принципы функционирования Общества Системного Паразитизма.


4. Принцип отсутствия демократии в обществе демократии[править]

Из разделения глиста и хозяина-носителя вытекает непосредственно и с необходимостью еще одно следствие. Воля и желания паразита не ограничиваются желаниями хозяина: это два разных существа с разными целями. Внешне в странах с режимами победившего паразитизма установлена 'демократия', которая сильно в головах прпагандой связывается с идеей 'голосования', выбора предпочтений путём учёта желаний управляемых. Даже не останавливаясь на механизмах обмана в голосовании — от подтасовок до логического устройства систем так, чтобы они решали 'что надо' — мы можем отметить более общую вещь.

Паразит при 'демократическом' обсуждении его желаний (а истинные желания его скрыты — см, предыдущий пункт о системной лжи) всегда соглашается с любым 'да', по самым хлипким причинам, и никогда не принимает 'нет'.

ЧАВО Андерсена опять даёт яркий фактический пример из мира Ай-Ти. Инициатива ДИК была якобы 'остановлена' в 2003—2004 из-за публичного недовольства. Майкрософтовская Виста, первая попытка сделать платформу с механизмами тотального контроля, была отвергнута публикой (сильно 'тормозила' и мешала работать на ПиСи), и МС почти тут же выпустил Windows 7, откатив оДИКчавшую ОС Виста. Однако сегодня, осенью 2011, 'вдруг' появились встревоженные голоса на Интернете о том, что МС вводя новые стандарты для Windows 8, хочет такую форму процедуры загрузки (уничтожив BIOS), которая ставит вне закона альтернативные ОС либо вынудит их где-то там приобретать одобренные ключи, возможно у самих МС.

Перевод: инициатива ДИК никак не останавливалась. Встретив противодействие, она, в типичном для корпораций виде, была разбита на части, переименована и т. д. — и втихую вводится по частям.

Пример нарисованный с тех же лекал являет госинициатива в США, названная 'Total Infomation Awareness Program'. В ней — почуяв, что технологические возможности на подходе — запускали военную/государственную программу тотального сбора информации со всех электронных устройств. Она была зарублена Конгрессом — разбита на части и продолжает воплощаться. Например, сегодня мы имеем сотовые телефоны, которые следят за владельцем, слежку через Гугл (тут много разных пунктов), 'внезапную' популярность хранилок данных в спец-компаниях на Интернете, принтеры, которые помечают отпечатанные страницы так что всегда можно сказать, где они были напечатаны (и отказываются печатать некоторые изображения) и т. д. и т. д.

Или, вне мира компьютеров — если надо создать 'Конституцию Европейского Союза', объявляют референдум. Он проваливается в ряде стран — но паразит никогда не принимает 'нет'. Меняются процедуры, предлоги и обоснования — пока нельзя станет ухватиться за какое-нибудь 'да'. Сама идея, что нужно спросить, и получив ответ его принять, уничтожена.

Паразит всегда, вечно и перманентно находится в состоянии войны — тайной войны — с большинством, которое желает в целом 'просто жить мирной жизнью'.

Итак, ЗАКОН ПАРАЗИТИЗМА НОМЕР 3. При внешней декларации зависимости от желаний большинства, паразит (почти) никогда не принимает 'нет' и всегда узаконивает любое 'да' своим тайным желаниям по любым самых хлипким предлогам. То есть в обществе системного паразитизма ('демократии') по самому принципу власти не может быть демократии (подчинения желаниям управляемого большинства) и эта война никогда не прекращается


5. Любое удавшееся преступление становится закономза[править]

Если копаться в истории того, как паразит шел к власти в Западных обществах, обнаружится интереснейшее явление. Когда при жизни одного поколения происходила успешная ломка, подрыв традиций и представлений о том, 'как делается', то для следующих поколений то, что было преступлениями, становится законом. Поскольку люди биологически/социально поразительно приспосабливаемы, а историческая память ограничена, то так и происходил набор паразитом, когда-то существовавшим в отдельных и частных нишах, силы и обретение им сегодня тотальной власти.

Как всегда мир Ай-Ти и цифровых media даёт нам внятные примеры.

Совсем недавно, еще в 90е, можно было читать о (реально действующей) доктрине «fair use» в копирайт-законодательстве. Сегодня любые самые короткие цитаты даже для академических целей необходимо согласовывать со 'владельцами копирайта'.

Возможно, лучшим примером будет принятый в США закон и DRM, Digital Rights Management. Если вчера подразумевалось, что купленное — 'твоё', и ты вправе делать с ним что хочешь, сегодня изменена идеология и как 'законная' принимается судьями практика запретов на reverse engineering или шантажа через юридические органы (плати нам 30,000 отступных или подав в суд мы повесим на тебя 500,000 наших 'потерь' посчитанных из воздуха но вполне принимаемых лицемерящими судьями за 'реальность').

Или — вчера казалось очевидным, что помещенное в музеях принадлежит всем, по крайней мере любой может делать фото открытых для всего мира произведений искусства. Сегодня отпочковавшаяся от Майкрософта корпорация обладает 'исключительными правами' на изображения произведений из музеев, с которыми у неё заключены соглашения. Другой пример подобного захвата общинного — оцифровка и 'копирайт' на фото времен 19 или начала 20 века, куда казалось бы никакие законы о копирайте не распространяются.

Или — публикация открытых текстов, например книжной классики с копирайтом 'на оформление книги', что дает якобы право преследовать тех, кто ими попытается обменятся как 'пиратов', и в недавней истории АйТи был случай, когда электронная программа-читалка выдавала запрет на эти тексты.


Собственно, вся тема ЧАВО Андерсена тесно связана с войной копирастов против людей — и завтра, когда описанные технические механизмы ДИК будут внедрены, практика превратится в 'закон'.

Более точно превращение вчерашних преступлений в сегодняшние законы для будущих поколений описано в книгах профессоров-юристов. Этот процесс породил в обществе паразита совершенно новое отношение к закону как таковому. Если в традиционном обществе Закон грубо говоря не меняется, потому что его 'нам завещали еще отцы', или, больше того, он идет 'от Бога', то в сегодняшних Западных обществах

(а) законы перманентно создаются. Именно этим повседневным закреплением вчерашних преступлений в роли новых правил заняты заседания Конгресса. (И для этой цели в метрополии паразита, США, создан механизм 'легального подкупа' — названный эвфемизмом 'лоббирование', а также особые процедуры 'присоединения' нужных кому-то пунктов к законопроектам по совершенно иным вопросам)

(б) как следствие отсутствуют «понятия», или общие представления о морали, что хорошо и что плохо, как надо толковать законы и смотреть на ситуации. 'Законно' то, что формально записано, даже если оно насилует любой здравый смысл. Противоречия 'законов' друг с другом нельзя решать не только по понятиям здравого смысла, но даже опираясь на логику — как поясняет профессор Шубер в своей книге, тогда логика стала бы мета-законом, а этого допустить нельзя. Вместо того он в посвященном такому разрешению юридических парадоксов труде вводит кучу иных процедур, декларируя, что главный критерий — как бы 'практика', то, что делали сами юристы до сих пор и т. д.


Главное место в труде профессора отведено способам обойти запрет Конституции на собственное изменение (что он иллюстрирует 'парадоксом всесильности' — 'может ли Бог создать камень, который не в силах поднять' — и успешно преодолевает так, что для у русского читателя с некастрированными понятиями о добре и зле волосы встают дыбом).

Другими словами, вместо игры в подкидного дурака по правилам которые знала еще моя прабабка, применение законов в обществе паразита становится похожей на игру, где нового козыря назначают на каждый ход голосованием, причем сила голоса каждого игрока равна количеству уже выигранных им взяток. Начали вроде на равных, потом сильного можно еще остановить договорившись вдвоём, а затем любые 'законные' предпочтения диктует выигрывающий.


Никакого постоянного закона не осталось, и с этим одновременно не осталось морали, вместо которой декларируется схоластика, основанная на 'прошлой практике' манипуляций.

Итак, ЗАКОН ПАРАЗИТИЗМА НОМЕР 4. Успешное преступление паразита сегодня как правило превращается в обществе системного паразитизма в писаный закон для будущих поколений. Это закреплено в практике создания законов и в самом отношении к Закону в этих обществах


6. Ну и наконец —[править]

не возводя это в ранг «принципа», заметим, что для паразита важны и существуют исключительно достижения в паразитизме. Достижения в реальном 'хозяйстве' важны для паразита лишь постольку, поскольку они позволяют ему открыть новое место для сосания, или выдумать новую, приспособленную к новой реальности, схему.

Дабы пояснить примером из мира Ай-Ти, скажем: Это замечание позволяет нам, сделав круг, вернуться к теме заметки о публичной реакции на смерть Ритчи и сравнение её с реакцией на смерть Стива Джобса. Оно этот контраст полностью объясняет.



Замечания 1. Я в этой заметке приводил примеры из мира технологий, но они действуют и в общем. Поэтому опущена самая главная, порождающая всю систему область паразитизма — особым образом сконструированные финансы.

2. Далее, здесь мы рассмотрели паразитизм 'синхронно', как он есть сейчас. Чтобы понять полностью, надо его рассмотреть исторически.

(а) Поразительно, что когда режим паразитизма начинал складываться в Европейских обществах в средние века, произошло именно хрестоматийное разрушение порядка, устроенного на основе 'здравого смысла' и традиций, чему есть сотни документов (приведенных в книге Зомбарта)

(б) Главным механизмом существования паразита стала корпорация, сегодня вся экономика организована вокруг корпораций, как в реальном секторе, так и в торговле воздухом (и люди не представляют, что можно иначе). История корпораций есть в книге 'Банды Америки', свободно на Интернете, потрясающее свидетельство.

3. Надо понимать, что эти закономерности — подрыв, ложь, неприятие 'нет' и вечная война за личное 'да' и закрепление преступлений в законах — не частности или отклонения, или географические особенности некой страны, где 'все через зад', но закономерности возникающие из самого факта укоренения паразитизма в обществе.

4. Вот как я полагаю следовало бы описывать 'капитализм' (термин, от которого необходимо отказаться), или 'демократию', или (вставить сюда еще полдюжины терминов по вкусу). Паразитизм — универсальный взгляд на устройство общества, объясняющий суть гораздо лучше и — тогда как например 'капитализм' тащит за собой положительные ассоциации (прогресс, индустрия, наука) — самим термином подсказывающий, что режим отвратителен, и что организм может и должен жить без паразита.

А чтобы вывести глиста, надо, выделив механизмы и принципы его существования, подумать как и чем блокировать эти механизмы


И в заключение — новость-комментарий на тему о системном паразитизме http://emdrone.livejournal.com/222008.html