Емельян Михайлович Ярославский

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к навигации Перейти к поиску
Емельян Михайлович Ярославский
Yaroslavkiy E.jpg
Дата рождения: 3 марта 1878
Место рождения: Чита, Забайкальская область, Российская Империя
Дата смерти: 4 декабря 1943
Место смерти: Москва, РСФСР, СССР
Этническая принадлежность: еврей
Гражданство: Российская Империя / СССР
В запросе есть пустое условие.

Емельян Михайлович Яросла́вский (настоящие имя и фамилия Мине́й Изра́илевич Губельма́н; 19 февраля [3 марта1878, Чита, Забайкальская область, Российская Империя — 4 декабря 1943, Москва, РСФСР, СССР) — российский революционер, советский партийный деятель, идеолог и руководитель антирелигиозной политики в СССР. Председатель «Союза воинствующих безбожников».

Академик АН СССР (28 января 1939). Лауреат Сталинской премии первой степени (1943). Член РСДРП с 1898 года.

Предположительный автор формулы об истории как политике, опрокинутой в прошлое (которую он ложно приписал М. Н. Покровскому).[1]

Биография[править]

Родился в семье ссыльнопоселенца.

С 1898 года стал социал-демократом.

В 18991901 годах служил рядовым стрелкового пехотного полка.

В 1902 году был арестован после обыска в квартире его матери и попал под надзор полиции.

В 1903 году уехал в Санкт-Петербург, где включился в революционную борьбу под именем Владимира Семёновича Лапина.

4 апреля 1904 года вторично был арестован полицией и заключён в тюрьму «Кресты», где пробыл до 13 декабря того же года.

Участвовал в демонстрации 9 января 1905 года.

В феврале 1905 года был арестован на одном из собраний рабочих в Одессе, но был выпущен из тюрьмы за недостатком улик.

12—17 (25—30) декабря 1905 года участвовал в работе Первой Всероссийской конференции РСДРП (Таммерфорс, Финляндия) и впервые встретился с В. И. Лениным.

Е. Ярославский, 1906

27 марта 1906 года был арестован во время проведения конференции военных организаций и заключён в Сущёвский полицейский дом, откуда сумел 2 апреля сбежать вместе со «смертниками».

От ярославской партийной организации был делегирован на IV (Объединительный) съезд РСДРП, который проходил в апреле 1906 года.

Весной 1907 года был выбран делегатом от военной организации Петербурга и Кронштадта на V съезд РДСРП, проходивший в Лондоне. 25 мая (7 июня) 1907 года вернулся со съезда в Петербург и около Финляндского вокзала был арестован, будучи выдан полиции провокатором. 13 (25) ноября на суде был признан виновным, лишён «всех прав состояния» и приговорён к каторжным работам.

С 7 июня 1907 по 11 ноября 1910 года находился в петербургских тюрьмах, а затем был отправлен в московскую Бутырскую тюрьму с особенно тяжёлым каторжным режимом.

В 1912 году был переведён в горно-зерентуйский каторжный острог, где отбыл каторгу до конца срока. Из Горного Зерентуя был сослан через Читу на поселение в Якутск, где пробыл с 14 июня 1913 по 23 мая 1917 года.

С середины 1917 года — в Москве. Накануне Октябрьского вооружённого восстания вошёл в руководящую семёрку Московского военно-революционного комитета.

25 сентября 1919 года был ранен при взрыве в Леонтьевском переулке.[2]

С марта 1920 по март 1921 года работал в Омске членом Сиббюро ЦК РКП(б), редактором газеты «Советская Сибирь», заведующим агитпропотделом и отделом нацменьшинств.

С марта по август 1921 года — секретарь ЦК РКП(б), а с августа 1921 по мая 1922 года — член Сиббюро ЦК РКП(б) в Ново-Николаевске.

В начале 1920-х годов выступал со статьями по военной истории.[3]

В декабре 1922 года в газете «Безбожник» начал печатать серию статей, которая составила книгу «Библия для верующих и неверующих».

12 сентября 1923 года на заседании Антирелигиозной комиссии предложил создать кружки безбожников.

На XVII съезде партии был избран членом Комитета партийного контроля, на XVIII съезде — членом ЦК ВКП(б).

С 1938 по 1941 год редактировал журнал «Историк-марксист», а с 1941 по 1943 год — «Исторический журнал».

В 1939 году был избран действительным членом АН СССР.

2 сентября 1941 года подготовил для печати статью «Почему религиозные люди против Гитлера», подписав её экзотическим псевдонимом «Каций Адамиани».

2 декабря 1943 года опубликовал в «Правде» свою последнюю статью, а ранним утром 4 декабря умер.

Похоронен на Красной площади Москвы.

Личная жизнь и родственные связи[править]

Жена — революционерка-большевичка Клавдия Ивановна Кирсанова.[4]

До того невестой Губельмана, по некоторым сведениям, была революционерка Ольга Генкина, убитая черносотенцами.[5]

Зять Ярославского советский дипломат М. И. Розенберг имел такое же отчество, как и тесть.

Некоторые опусы[править]

Брошюры Ярославского

Цитаты[править]

  • «В деревнях даже взятки дают, чтобы не трогали иконы: за икону Христа 25 рублей, за Богородицу меньше…» (конец 1918)
  • «Нам придётся ещё долго и упорно бороться с религией. …Работа предстоит длительная, работа должна быть рассчитана на года и десятилетия… Это должна быть кропотливая работа и нужно запастись терпением, нужно выработать правильный подход к каждой группе населения» (середина 1920-х)
  • «Революция ослабила половое чувство, половые стремления, как у мужчин, так и у женщин» (1925)
  • «Я помню, как накануне 9 января Гапон говорил рабочим на одном собрании: вы не берите с собой оружия, берите с собой булок, потому что, может быть, придётся ждать, и вы проголодаетесь. Я выступил после Гапона и сказал рабочим: не булки надо брать с собой, а хороший револьвер, если есть у кого гранаты, возьмите гранаты, потому что вас кормить не булками будут, а свинцом, и нужно, чтобы было чем ответить» (1926)
  • «У некоторых наших товарищей создаётся впечатление, что мы врага — религию и религиозные организации уже разбили окончательно, что этот враг уже не существует и поэтому можно успокоиться и можно перестать заниматься такими вещами, как антирелигиозная пропаганда. Это очень вредная успокоенность, потому что она позволяет врагу перейти в наступление, потому что она очищает поле деятельности врагу» (9 июня 1935)
  • «В 1812 году русский народ разгромил величайшего из полководцев — Наполеона, заставив его бежать с жалкими остатками разбитой армии из России. Весь народ тогда поднялся против врага. Крестьяне и крестьянки вооружились, чтобы изгнать поработителей. И армия, которая прошла через всю Европу, утверждала своё господство в Сирии, в Египте, на Средиземном море, — эта армия была разбита в боях славными русскими полководцами Кутузовым, Багратионом и другими. Она была разбита в отечественной войне, в которой принимали участие миллионы крестьян» (23 июня 1941)[6]
  • «Я узнал, что шахта имени [Е. М.] Ярославского треста „Ленинскуголь“ государству задолжала, а это значит, прежде всего, что она задолжала фронту с начала 1942 г. десятки тысяч тонн угля… Надо серьёзно взяться за нарушителей дисциплины, которые сейчас спят в завале, когда другие стараются дать возможно больше угля. За лодырей надо взяться как следует, за дезорганизаторов трудовой дисциплины. Надо покончить с авариями, которые происходят от плохого технического досмотра. Надо лучше работать с новыми кадрами по их производственному обучению и воспитанию» (сентябрь 1942)[7]

Курьёзы[править]

Выступая на XXII Ленинградской губернской конференции ВКП(б) в декабре 1925 года, Ярославский говорил, что самоубийцами могут быть лишь личности «слабонервные, слабохарактерные, изверившиеся в мощь и силу партии».[8]

Примечания[править]

  1. Иванов Ю. И. К истории одной фальсификации // Вопросы истории. — 1990. — № 10. — С. 186‒187.
  2. Беленкин Б. И., Леонтьев Я. В. «Черная тень революции» (атаманша Маруся Никифорова) // Отечественная история. — 2002. — № 4. — С. 176‒177.
  3. Бориснев С. В. Организация и состояние военно-исторических исследований в СССР // Вопросы истории. — 2004. — № 11. — С. 157.
  4. Агломератчиков, 13: Дом для революционерки. Памятник истории. Разваливающийся барак
  5. Как в Иванове снимали фильм про Фрунзе
  6. Цит. по: Будницкий О. В. Изобретая Отечество: история войны с Наполеоном в советской пропаганде 1941‒1945 годов // Российская история. — 2012. — № 6. — С. 158.
  7. Цит. по: Карпенко З. Г. Шахтеры Кузбасса в годы войны (1941‒1945 гг.) // Вопросы истории. — 1986. — № 10. — С. 96.
  8. Цит. по: Лебина Н. Б. Теневые стороны жизни советского города 20‒30-х годов // Вопросы истории. — 1994. — № 2. — С. 36.

Литература[править]