Освобождение (статья Лобанова, 1982)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «"Освобождение" (1982)»)
Перейти к: навигация, поиск

Освобождение


Автор:
Михаил Лобанов


Предмет:
Драчуны



Опубликовано:
Лобанов М.И. «Освобождение» // «Волга». — 1982. — № 10.
Дата публикации:
1982










«Освобождение» — статья Михаила Лобанова, посвящённая выходу в свет роману Михаила Алексеева Драчуны (1982), посвящённому жизни русской деревни на рубеже 20-х — 30-х годов. Стала одной из самых ярких работ по актуальному литературному процессу начала 80-х. И М. Алексеев, и М. Лобанов — выходцы из крестьян.

Была опубликована в журнале саратовских писателей «Волга» (№ 10,1982) и имела большие последствия ввиду того, что её прочитал новый генсек Ю.В. Андропов и отдал распоряжение Г. М. Маркову принять меры. Дальнейшие события были описаны Михаилом Лобановым в мемуарной статье Освобождение (2001) с включением в текст стенограмм обсуждения (точнее, осуждения) автора и журнала.

Параллельно работа критика получила широкий резонанс за рубежом, даже в Японии, как первая работа, в которой были осуждены большие жертвы в процессе коллективизации. Русскоязычные эмигранты записали «антисемита» Лобанова в «антисоветчики».

Исторический пласт содержания статьи[править]

М. Лобанов в начале статьи озвучил встревоживший партийных функционеров тезис: «Сам исторический опыт, пережитый нашим народом в ХХ веке, опыт ни с чем не сравнимый по испытаниям и потерям, перевернул многие предшествующие представления о ценностях, в том числе и о литературе»,- тезис, звучавший диссонансом на фоне самоуспокоительной официальной пропаганды. Размышляя о судьбах крестьянства, ставших предметом рассмотрения в романе М. Алексеева, Лобанов рассуждает о переломе в жизни русской деревне рубежа 20-х — 30-х годов и подчёркивает особый смысл сюжетной канвы романа — два друга детства поссорились, и в этот конфликт втянулась вся деревня…

Взрывом бомбы оказались страницы об «обжигающей правде народной жизни» — голоде 1933 года, трагедии, перед которой меркнут, по словам критика, самые мрачные описания историков. В печати тему уничтожения крестьянства не поднимали, а М.Алексеев самим описанием косящей крестьян голодной смерти обозначил необходимость «нравственного суда» над этими страницами истории.

Литературно-критическая составляющая содержания статьи[править]

Отмечая, что книга М. Алексеева уступает автобиографическим повестям С. Аксакова и др. в эстетической цельности, в выпуклости характеров, в самой языковой одушевлённости, критик отмечает искренность произведения, тонкость в передаче детской психологии, динамизм повествования (отражающего разрушение вековых основ крестьянской жизни,- это не прописано в статье, но вытекает из пересказа).

«Литература призвана передать, пусть отчасти, исторический эквивалент бытия своего народа», — заявил Лобанов в начале статьи и самим ходом анализа дал понять, что этот роман Алексеева, в отличие от его же «Вишнёвого омута» или произведений С. Залыгина, выполняет эту задачу.

Культурно-философский подтекст и контекст[править]

В статье 1982 года многие полукрамольные для того времени имена — С. М. Соловьёв, В. О. Ключевский, А. Камю, Г. Гарсиа Маркес — соседствуют с упоминаниями М. Шолохова, В. Белова, В. Распутина, М. Горького, ссылками на множество произведений. Всё подчинено стремлению М. Лобанова подчеркнуть важность настоящего реализма, без замалчивания трагических явлений и острых тем, причём в жизни НАРОДА, а не в жизни индивидуума. Трагедия народа, а не самокопание личности — действительно экзистенциальная тема.

Процитировано в «Освобождении» и письмо Ленина Зиновьеву после убийства Володарского, цитата завершается словами: «Надо поощрять энергию и массовидность террора против контрреволюционеров, и особенно в Питере, пример которого решает». Сопоставляя смысл этого фрагмента с картинами массовой голодной смерти в «Драчунах», сведущий читатель того времени не мог не воспринять истинный пафос статьи М. Лобанова. В обсуждениях этот фрагмент статьи все обошли стороной.

Смысл названия[править]

Статья написана простым языком, но сложна по содержанию. Её название напрямую не вытекает ни из содержания романа Алексеева. ни из содержания статьи и оставляет простор для мыслей и ассоциаций читателя.

Реакция[править]

Руководители СП СССР и СП РСФСР в соответствии с указаниями генсека провели судилища над автором и редколлегией журнала. Дирижёром был С. Михалков. Осудили статью А. Алексин, А. Кешоков и многие другие. Призывов к репрессиям не звучало, но чувствовалась общая позиция «правящего класса», не потерпевшего критики коллективизации. «Славянофилы» В.В. Кожинов,А.П. Ланщиков,Ю.И. Селезнёв поддержали автора «Освобождения». Главный редактор «Волги» Николай Егорович Палькин был уволен.

Материалы можно прочесть в статье Лобанова Освобождение (2001) и в книге Юрия Павлова Критика ХХ - ХХl века (http://www.rummuseum.ru/lib_p/pavlovum03.php).

Где прочитать[править]

С небольшими сокращениями вошла в сборник, составленный М. Н. Любомудровым, «За алтари и очаги».