Автоагрессия

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Что такое автоагрессия?[править]

Начну с цитаты. Вот что пишет Конрад Лоренц об инстинктивной реакции на чуждые этносы:

Способ, которым в культурно-исторических процессах более крупная и старая группа разделяется на более мелкие и молодые, аналогична способу возникновения подвидов, видов, родов и т.д. в филогенезе в настолько многих деталях, что Эриксон справедливо говорил о "Pseudo-Speciation", или псевдо-видообразовании. Примитивные люди рассматривают только членов собственной культурной группы в качестве настоящих людей, для многих т.н. примитивных племён, слово, которое обозначает собственное племя, является синонимом слова "человек". Также для высококультурных древних греков человек, язык которого не понимали, был нечеловеком; слово "Barbaros" возникло в качестве ономатопоетического обозначения бормотания. Вследствие того, что членов другой культурной группы относят к нелюдям, возникает нарушение равновесия между агрессией и торможением агрессии; по отношению к людям чуждой группы возникает ненависть такой силы, какую можно чувствовать только к сородичам и никогда к животным, будь то самые опасные хищники. Однако, тормозящие агрессию факторы устраняются убеждением, что объект атаки вовсе не является человеком. С этой точки зрения не каннибализм то, что после массового избиения поедаются остатки соседнего племени. [1]

Замечу, что Эрик Эриксон на самом деле ввёл термин "псевдо-вид", а псевдо-видообразование, таким образом, ввёл сам Лоренц.

Приведенные Лоренцом выводы из многих наблюдений над животным и людьми имеют широчайшую область приложения. Речь идет об инстинктах, которые присущи всем без исключения людям. В качестве примера того, что т.н. примитивные племена действительно не считают даже своих соседей за людей, я приведу то, что на языке одного из таких племен соседи называются также, как называется дичь, на которую это племя обычно охотится и которой питается. На основе этих обобщений можно сделать дальнейшие выводы.

Куда разряжается эта, возникающая у русских, как и всех других, ненависть огромной силы от контакта с чуждыми и зачастую некомплиментарными этносами? Хорошо, если в написание стихов. В большинстве случаев, я утверждаю, она обращается в автоагрессию. Это понятие включает не только агрессию по отношению к индивидам своего народа, но и к самому себе. Это и есть основной этнокультурный источник саморазрушения у русских.

Определение: автоагрессия — это перенаправленный на самого индивида или, шире, на сам этнос, импульс агрессии, пусковым механизмом которого служит контакт с чуждыми этносами.

Механизмы перенаправления включают в себя комплекс бесконечной вины и медийные методы информационной войны.

Связь агрессии, направленной вовне и автоагрессии[править]

Возьмём группу без лидера (такие бывают) или такую, где он не пользуется авторитетом (таких более чем достаточно). К этому добавим, что у группы отсутствует образ врага. Что будет происходить с такой группой? Группа будет разрыхляться и её начнёт разъедать нарастающий потенциал автоагрессии. Это происходит вследствие того, что сама энергия агрессии нарастает, как давление в паровом котле. Её можно стравить по мелочам, но полностью нейтрализовать её разрушительное действие можно только двумя взаимосвязными путями: в группе должна быть иерархия и лидер, и у любой группы должен быть внешний враг, иначе она нежизнеспособна в длительной перспективе.

Тут можно возразить: а какой же враг, например, у студентов одного курса? И кто лидер? Пять лет эта общность существует и ничего, не разваливается. Во-первых, тут нужно отметить, что на курсе на самом деле существует иерархия и лидер или лидеры в ней. Другое дело, что у человека иерархии могут создаваться в разных плоскостях. Это человек первый в учебе, этот больше всего нравится девушкам, а третий превзошёл всех в физической силе. (Впрочем, такие иерархии есть не только у человека, но и у приматов.) Это не говоря об авторитете преподавателей. Сложнее обстоит дело с врагом. Нельзя сказать, что он присутствует у такой группы в явном виде. Преподаватели часто пытаются подсунуть его суррогат: "боремся с ленью", "побеждаем отставание по сопромату" и т.п., но на самом деле студенты только отчасти идентифицируют себя с курсом. Как правило, гораздо сильнее идентификация с семьёй и народом, а у этих общностей есть вполне конкретные враги. Можно сказать, что студенты держатся вместе в том числе и потому, что "обгоняют Америку в знаниях" или "обходят соседского мальчика Колю в карьере". Так что и в этом случае закон выполняется: лидер и внешний враг — это универсальные атрибуты групп.

Среди многих серьёзнейших выводов, которые следуют из этого, одним из первых приходит на ум то, что т.н. либеральные демократии по своим принципам устройства должны необходимо деградировать. Это, кстати, стало понятно американской политической элите после распада Советского Союза. Она настойчиво ищет внешнего врага и навязывает плебсу всё более жесткое лидерство, чтобы остановить стремительную деградацию, охватившую американцев в однополярном мире.

Дай закурить! Убей пенса![править]

г. Ангарск, Сибирь 2006 г.

Примечания[править]

  1. Die Art und Weise, in der sich im Laufe der Kulturgeschichte eine groessere and aeltere Gruppe in kleinere and juengere aufteilt, ist der Entstehungsweise von Unterarten, Arten, Gattungen usw. in der Phylogenese in so vielen Einzelheiten analog, dass Erikson min Recht von einer "Pseudo-Speciation*", von Schein-Artenbildung gesprochen hat. Naive Menschen betrachten nur Mitglieder der eigenen Kulturgruppe als wirkliche Mitmenschen, bei vielen sog. Primitiven ist das Wort, das den eigenen Stamm bezeichnet, synonym mit "Mensch". Auch fuer die hochkultivierten alten Giechen war ein Mann, dessen Sprache man nich verstand, ein Unmensch; das Wort Barbaros ist von der onomatopoetischen Bezeichnunung fuer unverstaendliches Gemurmel abgeleitet. Dadurch, dass die Mitglieder einer anderen Kulturgruppe zu Nicht-Menschen gestempelt werden, entsteht eine Gleichgewichtsstoerung zwischen Aggression und Aggressionshemmung; man empfindet gegen dir gruppenfremden Menschen einen so intensiven Hass, wie man ihn nur gegen Artgenossen und niemals gegen ein Tier, und sei es das gefaehrlichste Raubtier, fuehlen kann. Die aggressionshemmenden Faktoren aber sind durch die Ueberzeugung beseitigt, dass das Objekt des Angriffes gar kein Mensch sei. Von diesem Standpunkt ist es kein Kannibalismus, wenn man nach dem Massaker die Gefallenen des Nachbarstammes aufisst.
    Konrad Lorenz 1967, Die instintiven Grundlagen menschlicher Kultur, Die Naturwissenschaften 54 1967 Heft15/16 August