Александр Борисович Чаковский

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Александр Борисович Чаковский (13(26).8.1913, Петербург — 17.2.1994, Москва) - видный советский писатель, литературный функционер, автор ряда типично советских романов, в том числе посвящённых историко-политической проблематике. Занимал множество влиятельных постов, сочетая партийную, редакторскую и литературную работу. Роль Чаковского в литературной политике тех времён остается спорной.

Член партии с 1941 года. Кандидат в члены ЦК КПСС в 1971—1986. Член ЦК КПСС (1986—1990). Член СП СССР с 1941 года. Депутат ВС СССР 7—9 созывов (1966—1989).

Член Союза писателей СССР с 1941 года.Секретарь правления СП СССР (1962—1991).

Член партии с 1941 года. Кандидат в члены ЦК КПСС в 1971—1986. Член ЦК КПСС (1986—1990).

Лауреат Сталинской (1950), Ленинской (1978) и Государственной премий СССР (1983), Государственной премии РСФСР (1980), кавалер многих орденов и медалей.

Еврей по происхождению и по документам. Факт его происхождения от широкого читателя намеренно скрывался: в монографии И.Т.Козлова к семидесятилетию писателя (М, "Современник", 1983) сказано только о том, что, что будущий писатель родился "в семье врача". Учился на вечернем отделении юридического института, окончил Литературный институт им. Горького (1938) и аспирантуру Московского института философии и литературы. В период учёбы работал в литературно-художественном журнале «Октябрь». Дебютировал как критик в 1937 году, позже публиковался как прозаик и драматург.

Главный редактор журнала «Иностранная литература» (1955—1963), «Литературной газеты» (1962—1988). Проводя линию партии, он подспудно подыгрывал сионистам. Отражён в воспоминаниях как ортодоксальный коммунист; в зарубежных писательских поездках выступал против империализма и сионизма, будучи своего рода официальным примером советского еврея-интернационалиста.

Дочь П.Маркиша сообщает: "Я пришла к главному редактору «Литературной газеты» Александру Чаковскому , еврею- антисемиту, за жирную похлебку продавшему свое национальное достоинство и гражданскую совесть.

– Я хочу предложить вам напечатать главу из романа Маркиша.

– Почему именно в «Литературной газете»? – досадливо спросил Чаковский . – У национальных писателей есть свой орган – журнал «Дружба народов»… (этот журнал кстати сказать, возглавлял в то время один из самых ярых, патологических российских антисемитов – Василий Смирнов, утверждавший, что Солженицын «такой плохой», потому что он еврей и настоящая его фамилия – Солженицер).

– А почему же в «Литературной газете» печатаются национальные писатели Расул Гамзатов, Чингиз Айтматов и многие другие? – спросила я.

– Я вам откровенно скажу, – сказал тогда Чаковский . – Я не люблю евреев…

– И я вам скажу откровенно, – сказала я. – Евреи вас тоже не любят." (Эстер Маркиш «Столь долгое возвращение…», Тель-Авив, 1989, http://tayni.info/10919/)

Автор ряда произведений о жизни в советское время. Славу и официальное признание принесли романы "Блокада" (5 книг, 1967-75, Ленинская премия; 113 авторских листов - возможно, самое большое литературное произведение советского периода), "Победа" (3 книги, Гос.премия СССР), "Неоконченный портрет" (роман о Ф.Рузвельте, 1984), "Нюрнбергские призраки" (2 книги, 1988 - 89). Популярные в своё время, легко читающиеся, ныне они спросом не пользуются.

Кожевникова Н.В., Незавещанное наследство: Пастернак, Мравинский, Ефремов, М., «Время», 2007 г.,с. 29: " Чаковский , я не раз слышала, на своё окружение давил, сотрудники перед ними трепетали, боялись до дрожи в коленях. Я только однажды оказалась в его редакционном кабинете на Костяковском, в здании, похожем на дворец, которое он выбил, находясь на вершине своей влиятельности. И хотя явилась скорее по частному вопросу (он был председателем комиссии по литературному наследию отца), ощущение, что этот человек, которого знаю с детства - вершитель судеб, способный и казнить, и миловать, неприятно задело. Несмотря на его, Чаковского , ко мне благосклонность, тот визит показался томительно долгим. Каково же было тем, кто работал с ним. Хотя всё же следует понимать: он - да, давил, но и на него ещё как давили. Диагноз себе самому поставил цитатой, которую я получила из его уст тогда, когда пришла брать интервью: «Вначале ты берёшь власть, потом власть берёт тебя»