Александр Машин:Железодефицитная анемия

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Железодефицитная анемия



Автор:
Александр Машин



Опубликовано:
Дата публикации:
30 июля  2011






Предмет:
Кровавый навет


Представьте себе эллинистический город примерно второго века до нашей эры. Он населён греками и эллинизированными туземцами, например, сирийцами. Имеется многочисленная еврейская община, также сильно эллинизированная.

Note Внимание! Нижеследующее — литературный вымысел. Всякое совпадение с действительными лицами или обстоятельствами случайно.

Некий раввин, заботящийся о своём народе, замечает, что эллины цветут, а более богатые евреи бледны, хилы и нередко падают в обморок. Он считает себя чуждым предрассудков и обращается за советом к приятелю, греческому врачу.

Врач — практик, и в стихии или гуморы не верит.

Малокровие, — говорит он.
— Но почему именно у бедных евреев? — спрашивает раввин.
— Человеческое совершенство есть гармония тела и духа. Вы пренебрегаете первым ради второго. Эллины не только слушают риторов и философов, но и упражняются в палестре. Вы же днями и ночами сидите над своими священными книгами.
— Нынешняя молодёжь не та, — горько замечает раввин. — Они не вылезают из театров и гимнасий, а в синагоге не бывают, а когда бывают, их нельзя вызвать для чтения писаний, так как они не знают древнееврейского. Какие уж тут священные книги!
— Странно. Как бы там ни было, сам язык подсказывает нам действенное средство против малокровия — кровь (врач — аллопат — А.М.). В Лакедемоне едят похлёбку из бобов и бычьей крови, и кто-нибудь видел анемичного спартанца? Спартанская похлёбка для цивилизованного человека несъедобна, но можно есть кровавые бифштексы, кровяную колбасу, да просто приходить каждый день на бойню и выпивать по кружке свежей крови. Это за осень ставит на ноги даже умирающего.
— Кровь! — восклицает раввин. — Она в любом виде запрещена нам религией.
— Странных вещей требуют от вас ваши боги. Но это объясняет еврейскую анемию. Не знаю, чем я ещё могу помочь.

После разговора с врачом раввин долго мрачно размышляет: неужели Богу угодно, чтобы евреи были нездоровы?

Тут он вспоминает, что зван на обрезание, и его осеняет: ведь во время обрезания моэль будет отсасывать кровь из раны. «Значит, не всякая кровь запретна. Человеческая может быть разрешена. Найдётся другой раввин, который возразит, что кровь разрешена только моэлю при обрезании, но это уже будет его мнение против моего, а не непреложный авторитет Пятикнижия. Да и не будет никакой дискуссии» — соображает раввин.

«Итак, для поддержания здоровья мы нуждаемся в крови; и только человеческая нам не запрещена. Еврейская кровь не годится хотя бы потому, что анемию не излечить кровью анемика, как выразился бы эллинский врач» — с мрачной усмешкой думает раввин. «Нужно купить и хорошенько откормить раба… Нет, эллины возмутятся. Надо к Пасхе, когда малокровие особенно тяжело (слова „гиповитаминоз“ раввин не знает), тайно поймать упитанного эллина и выпустить всю его кровь, но не позволить пыли впитать её, а собрать в чаши, как в Иерусалимском Храме при жертвоприношении. А что дальше? Звать больных её пить? Разболтают. Пропитаем ею льняную ткань, высушим и сожжём. Пепел, под видом освящённой соли, будем раздавать евреям, чтобы они добавляли её в пищу по праздникам. Думаю, что жизненной силы кровь от этого не утратит (и правда, железо от этого никуда из крови не пропадёт — А.М.). Тайна будет храниться в семьях надёжнейших раввинов. Так гои будут питать собою избранный народ, по обетованию» — планирует раввин.

Рецепт может быть физиологически ошибочен, но древнему раввину этого не обнаружить.

Какая из этого мораль? Запрещая некое деяние, можно спровоцировать его в наиболее преступной форме.

Другой пример того же — запрет смертной казни. Из-за него военные убивают людей, которых потом объявляют боевиками или террористами, вместо того, чтобы задерживать и судить.