Алексей Погребной-Александров:Быть или не быть… жить иль творить

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Возможно или невозможно? Всё можно, если осторожно…

  1. Невозможно, — если ничего не делать.
  2. Невозможно, — если ждать, что кто-то сделает.
  3. Невозможно, — не начав.
  4. Невозможно, — ожидая дотаций от государства.
  5. Невозможно, — если разглагольствовать в демагогии и искать причины со следствиями.
  6. Невозможно, — спать на потолке: одеяло спадает.
  7. Невозможно, — если, вместо того чтобы творить (не отвлекая других пустыми размышлениями и спорами), писать здесь всякую ерунду про невозможности.
  8. Невозможно, — если постоянно спрашивать «зачем» и «для чего это надо», вместо того, чтобы прежде всего хорошо подумать самому, а не задавать глупых детских вопросов.
  9. … можно ещё добавить много чего, на рабское слово — «невозможно»: когда-то ведь невозможно было и на Луну слетать; почему-то на Западе всё (или почти всё) возможно, и, по крайней мере — есть и было у них к этому стремление, а соответственно (со временем, терпением и в настойчивости беженцев от упёртого и традиционного «невозможно» построить на болоте город и дороги) появлялись и возможности — которыми теперь пользуемся и мы с вами. Невозможно было сделать микроскоп для кого-то, — да и мысли такой даже не возникало (не упоминая о компьютерах, планшетах, беспроводных телефонах, камерах, спутниках, транспортных средств и т. д.)

Не отдельным чиновникам решать что выгодно, а что нет. Принимают или отвергают — потребители, однако — мы не общаемся на иноземных языках в родной стране рождения, взросления, учёбы и проживания (если она не захвачена врагами в какой-то период истории). России, — как русскому государству, — не может быть что-то выгодно или невыгодно, так как это абстрактное понятие и именование территории. Выгодно или нет, — как раз, чиновникам и народу, или — каждому здравомыслящему человеку в отдельности. Русскоязычным небезразлично сохранять родной язык общения, от чего зависит взаимопонимание. Кроме того, специальная терминология не искажает лексику, а дополняет её, так как в русском языке появляются слова, фразы и термины, которые отражают новую действительность и, зачастую, не имеют национально-исторических аналогов (как то же слово — компьютер или синхрофазотрон). Но! клетка, — есть — клетка. А «биологическая клетка» — не совсем «клетка в биологии». Трудно править и менять что-то на бумаге (если только всё разом сжечь, как в Китае — во времена Культурной революции, или — в нацисткой Германии) не упоминая наскальных рисунков, черт и резов на бересте и камне. Виртуальность и новые технологии могут помочь в осуществлении «невероятного» и «невозможного» фантастически быстро и качественно. Было бы желание и видение идеи в целом и с условно конечным результатом. Народ наш тоже кратко и «техниЧс-ки» выражается (матом), понимая друг друга, но это не делает словесность беднее и не упрощает словарного состава печатной продукции. Краткость — не всегда сестра таланта, так как может привести к недопонимаю, ошибкам и неточности не только в высказываниях. Слово печатное, — не есть слово сказанное и переспрошенное. Сказать и пояснить можно множественно и в различных вариантах, — пока не поймут, а вот записать или напечатать желательно один раз, — чтобы понятно было ВСЕМ владеющим словесностью, а не только мальцу с подворотни в специально-жаргонном разговоре, что зачастую и напоминает разговор так называемого «узкого специалиста в алхимии» со своими краткостями и тайными терминами в недоговаривании и глотании частей слов. А словарно-энциклопедические издания для того и существуют, чтобы пояснять каждое слово, словосочетание или термин, и — даже специализированную (безграмотную и привычную для многих) краткость, как в осуждаемом слове «клетка», вместо — «клетка биологическая» или «биологическая клетка». Я не предлагаю МЕНЯТЬ что-то. Я печатаю и утверждаю об уточнениях и точности терминологий (в том числе и научной). Общаются же с иностранцами не на русском языке и в русской словесности, а на английском (немецком, французском, и, даже — латыни). Но Мы, — почему-то, — ведём спор именно о русском. Не надо ничего «мешать» в их общении, НО надо пояснять в подобных проектах и изданиях, — как здешний, — каждое слово и термин: применяя ТОЧНУЮ и не двусмысленную формулировку: — не «бесхвостые», «безногие», «хвостатые» и т. д. а ИМЕННО с добавлением конкретного прилагательного «КТО» (или, — что) — земноводные. То же самое и со словом «клетка». Люди, — о которых упоминаете вы, — не общаются (совместно работая) на разных языках! Они общаются на каком-то одном (зачастую, — не русском), но — это не означают, что они владеют ими обоими (и даже более, возможно) в полной мере. Соответственно, если ребёнок не владея словесностью и не имеет словарного запаса, мы не упрощаем словарный запас наш — до уровня младенца. А русский язык, — как раз, — не «самый богатый» в мире. Вспоминая вновь о «клетке» и специфичных прилагательных — вопрос, условно, лишь один: ваше желание, лень или трудолюбие, аккуратность или похуизм и, конечно же — знание языка общения и перевода, в совершенстве (что не всегда возможно, но стремиться к этому желательно и можно).

Кстати, когда затевается разговор в той или иной теме, то — ОБЯЗАТЕЛЬНО! указывается, концентрируется внимание и/или констатируется и конкретизируется то или иное пояснение используемого термина вначале разговора, а уж потом говорится о нём в краткой форме, и — если мы, будем обсуждать информационную систему «Кольцо», то обязательно заметим об этом в разговоре, а не будем с первой фразы вопроса или предложения — побеседовать, начинать с многозначности в слове. А посему, если мы печатаем именно об «информационной системе», то и статья должна именоваться не просто «кольцо», а информационная система «Кольцо». А есть ещё и «компьютерная информационная система».