Баба-яга

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Баба Яга»)
Перейти к: навигация, поиск
Баба Яга. Иван Билибин.

Баба-Яга (Яга-Ягинишна, Ягибиха, Ягишна) — многоликий коварный древнейший персонаж русских сказок и славянской мифологии в виде старой ведьмы.

(Пример: «Баба-яга, костяная нога: в ступе едет, пестом погоняет,[1] помелом след заметает.»)

Описание[править]

Первоначально это было божество смерти: женщина со змеиным хвостом, которая стерегла вход в подземный мир и провожала души почивших в царство мертвых. (Этим она несколько напоминает древнегреческую деву-змею Ехидну. Согласно античным мифам, от брака с Гераклом Ехидна родила скифов, а скифы считаются древнейшими предками славян.) В более поздних представлениях-хозяйка зверей. Не зря во всех сказках Баба-Яга играет очень важную роль, к ней порою прибегают герои как к последней надежде, последней помощнице — это бесспорные следы матриархата.

По другому поверью, Смерть передает усопших Бабе-Яге, вместе с которой она разъезжает по белу свету. При этом Баба-Яга и подвластные ей ведьмы питаются душами покойников и оттого делаются легкими, как сами души.

Раньше верили, что Баба-Яга может жить в любой деревне, маскируясь под обычную женщину: ухаживать за скотом, стряпать, воспитывать детей. В этом представления о ней сближаются с представлениями об обычных ведьмах.

Но все-таки Баба-Яга — существо более опасное, обладающее куда большей силою, чем какая-то ведьма. Чаще всего она обитает в дремучем лесу, который издавна вселял страх в людей, поскольку воспринимался как граница между миром мертвых и живых. Не зря же её избушка обнесена частоколом из человеческих костей и черепов, и во многих сказках Баба-Яга питается человечиной, да и сама зовется «костяная нога».

Так же, как и Кощей Бессмертный (кощь — кость), она принадлежит сразу двум мирам: миру живых и миру мертвых. Отсюда её почти безграничные возможности.

В волшебных сказках она действует в трех воплощениях. Яга-богатырша обладает мечом— кладенцом и на равных бьется с богатырями. Яга-похитительница крадет детей, иногда бросая их, уже мертвых, на крышу родного дома, но чаще всего унося в свою избушку на курьих ножках, или в чистое поле, или под землю. Из этой диковинной избы дети, да и взрослые, спасаются, перехитрив Ягибишну. И, наконец, Яга-дарительница приветливо встречает героя или героиню, вкусно угощает, парит в баньке, дает полезные советы, вручает коня или богатые дары, например, волшебный клубок, ведущий к чудесной цели, и т. д.

Баба Яга в ступе.

Эта старая колдунья не ходит пешком, а разъезжает по белу свету в железной ступе (то есть самокатной колеснице), и когда прогуливается, то понуждает ступу бежать скорее, ударяя железной же палицей или пестом. А чтобы, для известных ей причин, не видно было следов, заметаются они за нею особенными, к ступе приделанными метлою и помелом. Служат ей лягушки, черные коты, в их числе Кот Баюн, вороны и змеи: все существа, в которых уживается и угроза, и мудрость.

Даже когда Баба-Яга предстает в самом неприглядном виде и отличается лютостью натуры, она ведает будущее, обладает несметными сокровищами, тайными знаниями.

Почитание всех её свойств отразилось не только в сказках, но и в загадках. В одной из них говорится так: «Баба-Яга, вилами нога, весь мир кормит, себя голодом морит». Речь идет о сохе-кормилице, самом важном в крестьянском обиходе орудии труда.

Такую же огромную роль в жизни сказочного героя играет и загадочная, мудрая, страшная Баба-Яга.

Историческая справка[править]

Известно, что в 1200 году одного из новго­родских посадников прозывали «ягиницей», — за склочный и сварливый характер. Однако, в широко-публикуемой литературе слово начало упоминаться лишь с публикации в 1820 году древней русской сказки о бабе-яге, записанной фольклористом-любителем М. Н. Макаровым.

Описание из словаря В. Даля[править]

ЯГА ж. сиб. оренб. яргак, ергак (Акад. Сл. ошибочно ерчак), род охабня шерстью наружу, из жеребячьих шкур или из неблюя, а дорогие яги из гагарьих шеек (Columbus septentrionalis); шуба, тулуп, халатного покрою, в тоб. с откидным воротом, в Оренб. без; подбивают его тканью, либо легким мехом; ягу или яргак носят все, особенно в дороге и на охоте. Ягушка тоб. женская яга, с узким воротом; для дороги. | см. ягня. ЯГА или яга-баба, баба-яга, ягая и ягавая или ягишна и ягинична, род ведьмы, злой дух, под личиною безобразной старухи. Стоит яга, во лбу рога (печной столб с воронцами)? Баба-яга, костяная нога, в ступе едет, пестом упирает, помелом след заметает. Кости у неё местами выходят наружу из-под тела; сосцы висят ниже пояса; она ездит за человечьим мясом, похищает детей, ступа её железная, везут её черти; под поездом этим страшная буря, все стонет, скот ревет, бывает мор и падеж; кто видит ягу, становится нем. Ягишною зовут злую, бранчивую бабу.

ЯГАТЬ вологодск. перм. сиб. яжить яросл. моск. кричать, шуметь, бушевать, браниться, вздорить, ругаться. Ягайла м. горлан, бранчивый нахал, ругатель. Ягарма ж. такая ж женщина, наглая, бранчивая баба.

Синонимы[править]

В сказках народов Мира имеются подобные героини, с именами и названиями — Шамус-баба, Лаума, Сюоятар, или просто — бабица.

Баба Йога. Йогиня-матушка[править]

Славянская Богиня — Вечнопрекрасная, Любящая, добросердечная Богиня-Покровительница детей-сирот и детей вообще. Она странствовала по Земле то на огненной Небесной колеснице, то верхом на коне по всем землям, на коих жили Роды Славяно-Ариев и потомки Рода Небесного, собирая безпризорных детей-сирот по градам и весям.

В каждой Славяно-Арийской Веси, Богиню узнавали по излучающейся доброте, нежности, кротости, любви и нарядным сапожкам и показывали ей где живут дети-сироты.

Детей-сирот Йогиня доставляла в свой предгорный Скит, который находился в чаще леса, у подножья Алтайских гор. Всё это Она делала для того, чтобы спасти от неминуемой гибели этих последних представителей из древнейших Славянских и Арийских Родов.

В предгорном Скиту, где Йогиня-Матушка проводила детей-сирот через Огненный обряд посвящения Древним Вышним Богам, имелось Капище Рода, высеченное внутри горы.

Рядом с Капищем Рода, в скале имелось специальное углубление, которое Жрецы Рода называли — Пещь Ра. Из него выдвигался каменный помост, разделенный выступом на два равных углубления, называемый лапата'.

В одно углубление, которое было ближе к Пещи Ра, Йогиня-Матушка укладывала спящих детей-сирот в белых одеждах. Во второе углубление накладывался сухой хворост, после чего лапата задвигалась обратно в Пещь Ра, и Йогиня поджигала хворост.

Для всех присутствующих на Огненном обряде это означало, что дети-сироты были посвященны Вышним Богам и в мирской жизни Родов их никто более не увидит. Чужестранцы, которые иногда присутствовали на Огненных обрядах, очень красочно рассказывали потом, что своими глазами наблюдали, как маленьких детей принесли в жертву Древним Богам, бросив их живыми в Огненную печь, и сотворяла сие Баба Йога.

Чужестранцам было неведомо, что когда задвигался помост-лапата в Пещь Ра, специальный механизм опускал каменную плиту на выступ лапаты, и отделял углубление с детьми от Огня.

Когда загорался Огонь в Пещи Ра,Жрецы Рода переносили детей-сирот из углубления на лапате в помещение Капища Рода. Впоследствии из детей воспитывали Жрецов и Жриц, а когда они становились взрослыми, юноши и девушки создавали семьи и продолжали свой Род.

Но ничего из этого чужеземцы не ведали и продолжали распространять сказки о том, что дикие Жрецы Славян, а в особенности кровожадная Баба Йога, детей-сирот в жертву Богам приносят. Эти глупые чужеземные сказки повлияли на Образ Йогини-Матушки, особенно после христианизации Руси. Когда Образ красивой молодой Богини подменили образом древней злой и горбатой старухи со спутанными волосами, которая крадёт маленьких детей, жарит их в печи в лесной избе и затем поедает их.

Даже имя Богини Йоги исказили, стали называть её «Баба Яга» и стали пугать Богиней всех детей.[2]

Литература[править]

  • Мифология древнего мира. — М.: Белфакс, 2002.
  • Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. — М.: Русское слово, 1997.
  • Калашников В. Боги древних славян. — М.: Белый город, 2003.
  • Гаврилов Д., Наговицын А. Боги славян. Язычество. Традиция. — М.: Рефл-Бук, 2002.

См. также[править]

Примечания и сноски[править]

  1. В различных вариантах и диалектах упоминается слово упирает, наравне со словом погоняет, что отражено и в словаре В. И. Даля: «Толковый словарь живаго Великорускаго языка» (первое издание — 1867 г.).
  2. «Славяно-Арийские Веды», кн. 3, стр. 61‒62