Бамбергская программа

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Бамбергская программа — штрассеровская программа НСДАП составленная Отто Штрассером к Бамбергской партийной конференции февраля 1926 г.

История появления[править]

Программа Национал-социалистической рабочей партии Германии составленная в 1925 г. Гитлером и Готфридом Федером не устраивала деятелей социалистического крыла НСДАП, сгруппировавшегося вокруг Грегора Штрассера.

Едва вступив в НСДАП, брат Грегора Отто Штрассер сразу же занялся составлением ее новой программы (взамен старой, состоявшей из 25 пунктов) и к превращению северо- и западногерманских организаций в проводников содержащихся в ней требований.

В ноябре 1925 года состоялась конференция «Рабочего содружества», где одиннадцать гауляйтеров, среди которых были будущие нацистские министры и рейхслейтеры (руководители главных управлений НСДАП) Б.Руст, Й.Тербовен, Р.Лей, дискутировали проект новой партийной программы Отто Штрассера. «25 пунктов» дополнялись экспроприацией и раздачей помещичьих земель и промышленного капитала, с передачей 30 % акций предприятий рабочим. Партийная фронда, на этот раз с участием одного из основателей НСДАП и соавтора программы Федера, продолжилась на очередной конференции в начале следующего года в Ганновере. Там Б.Руст заявил, что Гитлер северо-западным партийным организациям «не указ», а Ф.Гильдебрандт воскликнул: «Долой мюнхенских реакционеров! Долой прислужников князей!». Но на разрыв с Мюнхеном оппозиционеры тогда еще не решились.

Внешняя политика[править]

В составленной Отто Штрассером «Бамбергской программе» «национальный социализм» рассматривается прежде всего в контексте «внешнеполитической проблемы», решение которой предусматривает

  • «…органическое соединение и могущественное объединение германской нации на расовой основе в Великогерманский рейх;
  • такой Великогерманский рейх должен стать стержнем для „Срединноевропейского таможенного союза“ и сердцевиной Соединенных Штатов Европы».

Закрепить это требование в программе НСДАП Гитлер не соглашался уже потому, что «Объединенная Европа» подразумевала взаимопонимание с Францией, а это оттолкнуло бы от него ту фракцию тяжелой индустрии, которая стремилась к войне и аннексии французской территории, а также ограничение отношений с народами Восточной и Юго-Восточной Европы, живущими за пределами намечаемого «Великогерманского рейха», лишь таможенным союзом с ними.

Внутренняя политика[править]

Главные штарссеровские высказывания по «внутриполитическим вопросам» таковы: «Предпосылкой осуществления национального социализма… является национальная диктатура», а также «порожденная судьбой причинная связь экономического освобождения всех работающих по найму рабочих и служащих с политическим освобождением немецкого народа».

Сословная система[править]

Центральным пунктом штрассеровской программы была ликвидация «сконструированного парламентаризма» путем «введения органической сословной системы». Детали государственной организации таковы:

  • «Рейхспрезидент», избираемый на 7 лет (1-й рейхспрезидент — диктатор) с широкими полномочиями";
  • «Национальный совет», состоящий из (12‒14) президентов земель" (именуемых «ландшафтами») и «президиума имперской сословной палаты»;
  • «Имперская сословная палата», состоящая из представителей отдельных имперских профессиональных палат… в нее входят также 10 назначенных рейхспрезидентом членов (представители университетов, христианских вероисповеданий и прочие выдающиеся личности" и т. п.).

Это — иная концепция диктатуры, нежели та, которую имел в виду Гитлер. Ее источник — концепция «солидаристов».

Аграрная политика[править]

В аграрной части формулируется принцип: «Земля — собственность нации!». Одновременно вопреки этому констатируется «сочетание права общества с коренящимся в самой природе человека личным эгоизмом… посредством осуществления идеи наследственных дворов».

Выдвигается требование о разделе поместий площадью свыше 1000 моргенов [Мера земли, равная 27,6 ара. — Прим. ред.] «на крестьянские хозяйства размером от 50 до 200 моргенов», которые государство может «сдавать в аренду только как наследственные крестьянские владения». Собственники поместий площадью до 1000 моргенов должны оставаться «наследственными арендаторами до тех пор, пока в семье имеется потомок мужского пола».

Такова суть реформ в сельском хозяйстве. В ее основе лежит идея «наследственных дворов», подхваченная впоследствии гитлеровским министром земледелия Дарре.

У этих реформ была своя предыстория. Достаточно вспомнить требования о заселении остэльбских юнкерских имений, ставших бременем для государства, выдвигавшиеся на протяжении многих лет представителями новых отраслей промышленности, а также кругами вермахта, группировавшимися вокруг Грёнера. Планы такого заселения предусматривали перемещение небольшого, прочно связанного с землей числа людей в малонаселенные восточные области Германии, где их хозяйства выполняли бы функцию «военных крестьянских дворов» и служили форпостами дальнейшей германизации. Эта старая «поселенческая» идея полностью соответствовала аграрной части «штарссеровской программы». Эту идею, направленную против экономической базы власти прусской юнкерской аристократии и традиционных союзников пангерманских кругов — рурских магнатов, пытались реализовать также при Брюнинге и Шлейхере.

Вторым основным предметом споров был актуальный тогда вопрос об отношении НСДАП к референдуму о конфискации собственности князей. Сторонники Штрассера, исходя из требования передачи земли государству, выступили в поддержку референдума. Гитлер и «мюнхенское крыло» видели в этой позиции пагубное соскальзывание к единству действий с марксистами, угрозу принципу частной собственности. Поэтому они выступали против участия НСДАП в референдуме.

Экономическая политика[править]

В этой части программы содержалось требование «крупномасштабной передачи средств производства в собственность общества… при сохранении частного предпринимательства и щадящего отношения к чувству собственности». Как же мыслилось осуществить это? Все промышленные коллективы, насчитывавшие свыше 20 рабочих, подлежали превращению в акционерные общества. Те из них, которые представляли «жизненно важные отрасли промышленности», следовало на 51 % передать в «общественную» собственность в таком долевом соотношении: "рейху — 30 %, занятым в них рабочим и служащим — 10 %, землям — 6 %, общинам — 5 %. Для «не жизненно важных» отраслей доля общественного участия должна была составить 49 % (то есть с перевесом в 1 % в пользу частных владельцев). Это также характеризовалось как передача в «общественную собственность».

Что это означало? Участие 10 % рабочих и служащих при 49 % или 51 % участия предпринимателей и более чем 30%-ной доле акций государства ставило цель привязать рабочих и служащих к предприятиям и пробудить у них «личный интерес» к достижениям частного предпринимательства. В те годы это рекомендовали созданные по инициативе промышленников институты «психотехники». Лучшим методом повышения степени эксплуатации они считали, в частности, пробуждение у рабочих и служащих «чувства производственной общности», «гордости своим предприятием» и «радости труда».

При этом государственное участие мыслилось в тесной связи с установлением «национальной диктатуры», а в землях и общинах — с унификацией политического мышления. Поскольку само государство рассматривалось прежде всего как средство военной организации общества в интересах монополистического капитала и инструмент ведения войны, предполагалось, что его интересы будут совпадать с частнособственническими интересами рвущихся к захватнической войне крупных монополистических компаний. Наоборот, с точки зрения этих интересов активное участие государства в управлении предприятиями было желанным для частных монополий, поскольку оно могло выступать в качестве регулирующей и координирующей инстанции, деятельность которой была особенно необходима в тех отраслях, где сохранялось множество средних и мелких предприятий.[1]

Ссылки[править]

  1. Рейнхард Опитц. Фашизм и неофашизм. Прогресс, 1988. ISBN 5010010097. 279 c.