Белый парашютист

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Кроме привидений, «прописанных» в старых зáмках или квартирах, существуют и кочующие привидения, профессионально привязанные к той или иной сфере человеческой деятельности.

Есть множество рассказов о странном парашютисте, который непостижимым образом спасает людей в воздухе — за белую одежду за ним закрепилось название «белый парашютист». Есть и другие названия — так, в Рязанском институте воздушно-десантных войск его называют «Летучий рязанец», но речь идёт об одном и том же персонаже, и там также расскажут немало историй о чудодейственном вмешательстве небесного инструктора в гибельные ситуации.

Журналист Николай Черкашин в газете «Красная звезда» так описал рассказ о привидении-парашютисте, услышанный от старого полковника-десантника:

Aquote1.png Прыгали мы с ИЛа-76 в четыре потока, я покинул машину одним из последних, когда бóльшая часть моих людей ужé гасила купола на земле. Лечу — всё в порядке, настроение великолепное. Вдруг слышу из-за спины крик: «Уходи вправо!» Не раздумывая, натянул стропы и пошёл вправо. И тут же мимо меня пролетел боец с полураскрытым парашютом. Промедли я секунду — и он угодил бы в мой купол. Правда, солдат успел открыть запаску, и всё обошлось. Я обернулся, чтобы крикнуть «Спасибо» своему спасителю. Метрах в ста увидел парашютиста в белом комбинезоне. Он медленно… поднимался вверх! Такое редко, но бывает, когда человек попадает в мощный восходящий поток. Нас быстро разносило по высоте. Я даже не успел рассмотреть его лицо, как он скрылся в вышине… Aquote2.png

Спортсмен парашютист Василий Максимович Краснов имел свой опыт встречи с «белым парашютистом»:

Aquote1.png Мы ночью прыгали на Памир, самое главное в горах — найти более-менее удобную площадку для приземления. А меня понесло в такие дебри, что в прямом смысле слова костей не соберёшь. И ничего не могу поделать — потерял ориентировку. Нутром чую: вот-вот гробанусь. Вдруг вижу — впереди меня кто-то летит. И так хорошо видно его — белый да ещё при свете луны. «Давай за мной!» — кричит. Я стропы натянул — и за ним. Думал, кто-то из наших площадку заметил. И вот выводит он меня на крохотный «пятачок» между каменистых клыков с одной стороны и пропастью — с другой. Сажусь, как муха на блюдечко! И купол так удачно каменистый клык накрыл, что и гасить не пришлось, и на ногах устоял. А мой проводник спланировал в пропасть. Только и увидел белый верх его парашюта. Все наши приземлились удачно — неподалёку. Вот и гадай, кто это был?.. Aquote2.png

Ещё одну подобную историю рассказал в Киеве заслуженный мастер спорта СССР Виталий Чередниченко:

Aquote1.png Я шёл на побитие рекорда по затяжному прыжку. За километр до точки раскрытия парашюта услышал истошный вопль: «Рви кольцо!» Рванул машинально, невольно подчиняясь команде и инстинкту самосохранения. Рекорд, конечно, не побил, но спас себе жизнь, потому что автомат высоты оказался неисправным. Кто же кричал? А вот это самое непонятное. В небе, кроме меня, никого не было. Точнее, не должно было быть. Но откуда-то вынесло парашютиста во всём белом. Я успел его заметить, когда поднял голову, чтобы осмотреть свой купол. С земли его никто не видел. И мне просто не поверили, когда я доложил о том, что произошло в воздухе… Aquote2.png

В Царском Селе, в стенах бывших гвардейских казарм, а ныне Военно-морского инженерного института, курсанты-моряки поведали Н. Черкашину давнюю училищную легенду про то, как глухими ночами можно увидеть на плацу белую фигуру, которая, расстелив на асфальте парашютный шёлк, вяжет стропы «бесконечной петлёй». Откуда взялся призрак таинственного парашютиста в стенах военно-морского института? В 1930-е годы в этих старинных жёлтых корпусах на Кадетском бульваре формировалась одна из первых в СССР воздушно-десантных бригад. Десантники жили в тогдашнем Пушкине, а прыжки совершали в районе Гатчинского аэродрома. Был среди них бесстрашный и дерзкий Иван Волкорез, славился он своими затяжными прыжками — дольше всех летел к земле камнем, не раскрывая парашюта, и только за несколько секунд до, казалось бы, неминуемого удара рвал кольцо — и, конечно же, приземлялся самым первым, что в войсках весьма ценилось. У тех, кто наблюдал за его прыжками на полигоне, дух захватывало от ужаса. Но Иван был везуч. На краю учебного поля стояла заброшенная церковь, на колокольне которой размещался командно-наблюдательный пункт, и вот однажды Иван Волкорез поспорил с друзьями, что раскроет парашют на высоте этой колокольни: «Как только мои сапоги с крестом на макушке поравняются, так купол и развернётся. Засекайте!» А поскольку Иван Волкорез не верил, как подобает комсомольцу, ни в Бога, ни в чёрта, то поклялся при этом: «Чтоб мне на землю больше никогда не ступить!» Так оно и вышло. Все ахнули, когда на высоте креста полыхнул белый купол и… пошёл вверх, вознося дерзеца подальше от земли. Только его и видели!

Вообще-то потом его видели. Но только те, кто терпел бедствие в небе. Многим тот «белый парашютист» жизни спас: кого предупредит об опасности, кому крикнет, что делать… Говорят ещё, что Волкореза можно увидеть в московском метро на станции «Площадь революции». Там среди скульптур стоит отлитый в бронзе парашютист, и вроде бы позировал для неё десантник стахановец Иван Волкорез…