Беспоповцы

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Беспоповцы — одно из двух наиболее крупных направлений (наряду с поповцами) в старообрядчестве, возникшее в кон. XVII в.

Основы воззрения[править]

Основные положения беспоповцев утверждены на старообрядческих соборах 1692 и 1694 в Новгороде. Беспоповцы считали, что после реформы Никона Русская Православная Церковь отступила от «истинной», «старой» веры, отрицали православную церковную иерархию; отказались от священников (отсюда название), заменив их выборными наставниками и начетчиками; отстаивали принцип всеобщего священства, поскольку «благодать священства взята на небо», «каждый мирянин есть священник»; признавали необходимость только трех религиозных обрядов (таинств):

крещения,
исповеди и
причастия (понималось как духовное приобщение к Богу).

Утверждали, что в «мире» воцарился Антихрист — или духовный (под которым понималась «никонианская» церковь), или личный (воплощающийся в конкретных лицах, как правило — в монархах); не признавали царя и царской власти (поскольку она покровительствует Православной Церкви и подвергает преследованиям староверов). Все живущие за пределами беспоповских общин считались «мирскими», принадлежащими к «миру Антихриста»; чтобы избежать «Антихристовой скверны» и спасти свою душу, беспоповцы должны были избегать контактов с «мирскими», не допуская общения с ними «ни в еде, ни в питье, ни в молитве». Всех переходивших к ним православных (в том числе старообрядцев-поповцев) принимали только через повторное крещение.

Возникновение и распространение[править]

Беспоповщина зародилась на Севере и Северо-Западе России (Поморье), а затем распространилась в Поволжье, на Урале и в Сибири среди государственных и оброчных крестьян, а также ремесленников и купцов. Определенная религиозная отчужденность существовала в отношениях между представителями различных беспоповских толков. В 1-й пол. XVIII в. наибольшим влиянием среди них пользовались поморцы (появились в 1694 в лесах по р. Выг). Под руководством А. Денисова они обратились к широкой торгово-промышленной деятельности.

В нач. XVIII в. от поморцев отделились филипповцы, известные религиозным фанатизмом и самосожжениями. Впоследствии одним из руководителей филипповцев стал угличский купец И. Выжилов, известный своей благотворительностью.

В кон. XVII в. на Псковских и Новгородских землях сформировались федосеевцы, которые выделялись своим учением о всеобщем безбрачии и проповедью аскетизма. В 1771 федосеевцы основали в Москве на Преображенском кладбище так называемую Преображенскую общину, которая стала в XIX в. крупным центром всех беспоповцев.

Федосеевская община[править]

С общиной были связаны и помощью ее пользовались многие видные предприниматели, вышедшие из крестьян. Крупные московские фабриканты Гучковы и известный ивановский промышленник Ефим Грачев непосредственно управляли делами московской организации в нач. XIX в. Членами общины беспоповцев являлись также фабриканты Прохоровы, Е. Морозов, И. Ковылин, Л. Осипов и др.

Федосеевские организации существовали в городах, где имелись условия для высокой деловой активности: в Петербурге, Иванове, Костроме, Ярославле, ряде других городов. Они постоянно сообщались между собой и взаимно поддерживали друг друга, нередко предоставляли убежище беглому люду. Тесно связанные с московской Преображенской общиной федосеевские организации существовали почти в 70-ти населенных пунктах. Сами Гучковы (Федор и его сын Ефим) не только принимали беглых крестьян, но и устраивали их на жительство в принадлежавших им в Лефортовской части Москвы 38 домах. Старообрядцы, составлявшие большинство рабочих фабрики Гучковых, обеспечивали высокую для своего времени дисциплину труда и качество работы. Это, в свою очередь, приносило фабрикантам высокие прибыли, что составляло неиссякаемый источник поступлений в старообрядческую казну.

Предпринимательская деятельность[править]

Важное место в жизни Преображенской общины занимали финансовые операции. Правила федосеевского толка формально исключали принцип наследования: единственным наследником всех своих членов являлась община. Если вступающий в нее оставлял себе полностью или частично денежные средства, то они ему по сути уже не принадлежали, поскольку капитал в конечном итоге должен был вернуться в общинную казну и обычно в увеличенном размере. Ссудодержатель становился как бы агентом общины по включению в оборот и приращению ее денежных богатств, а казна общины делалась мощным средством для накопления капитала. В варианте устава Преображенской общины (составлен после ее легализации в 1809), который был предложен группой из 100 предпринимателей, определялись правила отдачи денежных капиталов в ссуду: кредитом могли пользоваться «достойные вероятия люди» из числа федосеевцев, с одобрения «верных попечителей», и при условии выплаты «благонадежных налогов». От обычного банковского кредита такие операции отличались отсутствием ссудных процентов. Устанавливался беспроцентный, а порой и безвозвратный кредит. Федосеевцы, вносившие вклады в общинную казну, могли оставлять за собой часть капитала для дальнейшего развития собственного дела. В случае несостоятельности их родственники и потомки до седьмого колена, лишь бы они были федосеевцы, получали единовременное пособие в размере трети вклада. Возврат ссуды требовался лишь в том случае, если с оставшимся капиталом предприниматель мог успешно продолжать начатое дело. В случае невозвращения ссудодержателем полученной суммы ему давались для уплаты льготные сроки: два раза по году и один раз полугодичный. Если же должник и по прошествии льготного срока не уплачивал долга, то он ему прощался. Однако устав требовал эти пункты, «окромя выбранных попечителей, никому не разглашать, во избежание послаблений».

Роль[править]

При отсутствии в России до последней четверти XIX в. предпринимательских союзов, старообрядческие объединения становились важной формой развития частных деловых отношений. В нач. XIX в. в федосеевщине наметился раскол между купечеством и более многочисленной частью общинников. С 1816 предприниматели начали выходить из общины Преображенского кладбища в другую беспоповскую общину — поморскую. Последняя заметно отличалась своим строением и направлением деятельности. Она не требовала от своих членов безбрачия, давая тем самым возможность накапливать капиталы из поколения в поколение; поморская община не обязывала своих членов так непримиримо относиться к властям и официальной церкви, как того требовали федосеевцы. В конце века поморцы стали наиболее влиятельным беспоповским толком, руководители которого (Л. Ф. Пичугин и др.) стремились к объединению всех представителей этой ветви старообрядчества.


В нач. XX в. в беспоповских общинах обозначился процесс смягчения разногласий между отдельными толками и согласиями. В 1906 на 1-м Всероссийском соборе в Москве были определены точки сближения всех беспоповцев. С этого времени их влияние на общественную и политическую жизнь России все более усиливалось (в том числе и через участие в деятельности «Союза 17 октября»).


По данным Всероссийской переписи, на 1 января 1912 в стране насчитывалось 1 211 246 беспоповцев. В Москве имелось 8 храмов федосеевцев, 3 — поморцев, 2 — филипповцев. В 1912 на 2-м Всероссийском соборе в Москве был решен вопрос об открытии учебного заведения для подготовки наставников. С началом первой мировой войны процесс объединения беспоповцев приостановился.[1]

Ссылки[править]

  1. М. Н. Барышников. Деловой мир России. Издательство «Искусство—СПБ», 1998 г. ISBN 5-210-01503-3